Валерий Панюшкин vs о.Сергий Круглов: Бытовые подробности, или Плохая ли примета – встретить попа?

Журналист Валерий Панюшкин продолжает задавать вопросы, а о.Сергий Круглов— размышлять над ними — вместе с читателями будут искать ответ. Сегодня речь пойдет о том, каково быть священником в быту.

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин. Фото: Валерий Лукьянов

Забавный эпизод, рассказанный Вами, батюшка, (про то, как некая женщина, встретив Вас на лестнице, перепугалась, что в доме, стало быть, кто-то умер, раз пришел поп), заставил меня вспомнить еще пару забавных эпизодов с участием священников и спросить Вас, каково это — быть священником в быту.

Было такое время (до того еще как Москва и Подмосковье стали непроезжими из-за пробок), когда семья моя жила постоянно на даче. Каждый день я ездил с дачи на работу в город и каждый вечер возвращался.

И вот однажды возвращался поздно. Шоссе было пустое. Почти уж доехав до дома, я увидал вдруг на обочине сельского нашего батюшку отца Александра. Он копался что-то под капотом старенькой своей «Оки». Очевидно было, что машина безнадежно сломалась, не доехав всего пару километров до церкви и домика приходского священника.

На секунду у меня в голове мелькнула мысль, что странно как-то — пожилой и грузный священник не «голосовал», не просил о помощи проезжавших по дороге водителей, а копался в моторе сам, на холоде и в темноте без фонаря. Ну, подумал я, наверное нету никого на шоссе об эту пору. Остановился, поздоровался, предложил помощь, и помощь была с благодарностью принята. Я подцепил батюшкину «Оку» тросом к своей машине и доволок до церкви. А там, прощаясь, отец Александр вдруг сказал мне:

— Молодец, остановился, не побоялся.

Я не понял:

— Чего не побоялся?

— Ну, — улыбнулся батюшка. — Попа встретить на дороге — это ж ведь плохая примета считается.

В другой раз я вез оптинского иконописца батюшку Илариона в Оптину. Напросился посмотреть, как они работают.

Путь долгий. Я вел машину и, что греха таить, превышал скорость. Разумеется, был остановлен гаишниками и, разумеется, должен был быть оштрафован. Инспектор повел было меня в свою машину составлять протокол, но тут отец Иларион вышел из моей машины размять ноги.

— Так вы батюшку везете, Валерий Валерьевич? — прошептал инспектор уважительно. — Что ж сразу не сказали? Я ж не заметил. Поезжайте. Поосторожнее.

Отдал мне права и не оштрафовал. А я подумал, что поп в машине — это, оказывается, что-то вроде мигалки. Без попа в машине, стало быть, правила нарушать нельзя, а с попом в машине правила нарушать можно.

Третий забавный случай произошел в загородном доме моих приятелей на праздновании дня рождения их сына. Дом, надо понимать, богатый. Дело было летом. Гостей пришло много — весь «элитный» детский садик, в который ходит мальчик. Дети играли с какими-то клоунами-аниматорами, а мамаши, привезшие своих чад на детский праздник, разбрелись с бокалами шампанского по лужайке.

И тут вошел священник. Никакого богослужения не предполагалось. Просто приятельствует с отцом ребенка, просто зашел поздравить мальчика.

При появлении священника все гости, все эти дамы в коктейльных платьях побросали свои бокалы и бросились к попу за благословением. Я, батюшка, не монах, я ничего не имею против голоногих женщин на каблуках-стилетах. Но когда дюжина их, словно вокруг поп-звезды, толпится вокруг священника, громко обсуждая, как именно следует складывать для благословения руки — это, по-моему, перебор. Во всяком случае, священник выглядел смущенным.

И пока он смущается, я повторяю вопрос: каково это быть священником в быту? Как к Вам относятся? И как бы Вы хотели, чтобы к Вам относились?

Я — священник из Спасского собора!..

Священник Сергий Круглов

Священник Сергий Круглов

Помню, много лет назад, шел я после ночной Рождественской службы по Минусинску домой. Ночь, люди гуляют по улицам, но уже не по-новогоднему, устали, видимо, и пьяных не видно… Тихо, снежок идет… Навстречу мне — стайка девчонок лет 15 — 17 примерно. «Как вас зовут?!» — кричат. Гадают, сиречь: какое имя первое услышат, так и парня («суженого» —как-то старомодно звучит) звать будут…

А я тогда был еще новоначален и строг, ко всем гадающим относился одинаково, как к врагам Божиим, подлежащим истреблению. И ответствую: «Я — священник из Спасского собора!..» Эх, и перепугались они, несчастные. Как ветром сдуло…

…Священник я безлошадный, езжу на общественном транспорте или на своих двоих. Если по делам службы ехать надо в рясе — весьма неудобно по маршруткам-автобусам, и я пользуюсь иногда способом, который применяют многие братья-сослужители: полы рясы подворачиваю вверх, за пояс, сверху — куртку, на бегу не мешает. Вот так подхожу однажды к храму (в большом городе, где никто меня не знает) , дело — зимой. Расстегиваю у входа куртку, вытаскиваю из-за пояса полы рясы («легким движением руки брюки превращаются…») , поправляю крест…

А из храма только что вышло семейство: мама, папа, девочка младшего школьного вида. Все трое — как иллюстрация к книгам Шмелева: папа с окладистой бородой, мама в теплом платке и темном чем-то до земли, дочка примерно так же одета, в русском народном стиле, только что не в кокошнике. С первого взгляда видно — крепко воцерковленное семейство. И семейство это, разинув рты, остановилось и завороженно смотрит на меня тааакими глазами!… На превращение просто человека — в попа. Сам себя этими глазами на минуту увидел — в таком замедленном движении, как в кино бывает…

… Как часто в быту мы руководствуемся своими иллюзиями, мнениями, предубеждениями, то и дело попадая из-за этого в нелепые ситуации!.. Помню одну в Минусинске даму, видную представительницу городской общественности. Умный она человек, но светский, церковных обычаев не знает — их ведь со стороны не поймешь, хоть тыщу книг про них прочти. Да и необязательно их знать, никто ж не заставляет, но коли есть нужда, так спроси — нет же!… Знакомы мы с ней были еще до моего рукоположения, и после него отношения остались добрые. Приходилось нам встречаться на разных общественных мероприятиях, где я был в рясе. И замечаю — как-то она меня сторонится…

Что за антиклерикализм, думаю, вроде и в Церкви бывает, и «не отрицает»?… А она потом сама объяснила, с изрядным смущением: «Вы простите, отец Сергий, когда вы при исполнении, я не знаю, как вас приветствовать… Вроде бы знаю, что священникам при встрече положено руки целовать, как-то по-особому приседать, а я не умею…». Смеялся я зело, грешным делом… Кое-как убедил, что при встрече со священником бить челом не обязательно, достаточно просто поздороваться, священному сану это никакого урона не причинит.

Или вот — как поп, пойдя по базару в поисках кой-какого товару, может из сего похода и проповедь сотворить — и жернов осельский, себе же на шею.

Одна прихожанка вдруг резко перестала со мной разговаривать и при встрече благословения испрашивать. Ну, всякое бывает, я особо и не задумываюсь — коли надо, всё откроется… Точно — через несколько месяцев подходит, прощения просит. «Я, говорит, вас осудила, и в искушение впала… Случайно видела вас на рынке — вы в пост куриные печенки покупали и желудки… И сразу в голове: ага, вот они попы какие, нас поучают — а сами!…». — «Так это же, говорю, нормально. Это в духовной брани классический прием врага — внушать человеку мороки и иллюзии. Одно из средств борьбы с ним — прииди и виждь. Надо было вам тут же подойти на рынке и спросить, мол, на кой тебе, отче, в пост печенка куриная? А я бы тут же и ответил: а коту варить. Ибо кот грехопадением не согрешил, потому и постить котика — надобности нет…».

…Каково быть священником в быту? Да таково же, каково и всем прочим. На улице, в троллейбусе, в очереди люди реагируют на рясу и крест — так они будут примерно так же реагировать, если космонавт пройдет по тротуару в скафандре или балерина побежит за хлебом в пачке и пуантах. Или вот вы, журналист, попробуйте встать в очередь, имея в руках микрофон, а рядом — оператора с камерой. Наверняка и внимание обратят, и вопросы будут задавать, да еще какие!…

Смех смехом, но, конечно, от священника люди ожидают чего-то особого, связанного с верой и Христом, и не только в храме, но и в житейской жизни, и ряса — не просто роба, но облачение, об этом нашему брату попу помнить надо. Есть и смешные, и досадные стереотипы у обывателя насчет священника — но многие люди все-таки всё понимают правильно и реагируют по-человечески. И таких людей в обществе — больше, внешний вид священника уже не является на улицах городов и весей такой экзотикой, какой он был, например, в советские атеистические времена.

А я — как бы я хотел, чтоб относились ко мне люди?… На мой взгляд, лучше всего и правильнее всего этот вопрос определяется старой максимой, которую озвучил в Евангелии Господь: «Как хотите, чтоб люди поступали с вами, так и вы поступайте с ними». Так что в первую очередь это я бы хотел научиться относиться к людям как следует — а остальное как-нибудь приложится…

Читайте также:

Валерий Панюшкин vs о.Сергий Круглов: Последнее причастие — значит, сдаться?

Валерий Панюшкин vs о.Сергий Круглов: Тайны ремесла

Валерий Панюшкин vs о.Сергий Круглов: Двойное вероисповедание

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Впереди не только грех, но и Христос

После Преображения для верующих есть две реальности

Протодиакон Николай Попович об атеистах в окопах, несвятом Сталине и красоте христианства (+Видео)

Раненый, чуть не умер от жажды. Уже когда стал верующим и прочитал, как Господь говорит: «Жажду»,…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!