Важнейшие вехи жизни Святителя Макария

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 26, 2000
Важнейшие вехи жизни Святителя Макария

После непродолжительного, трехлетнего настоятельства в Лужецком монастыре[1] Господь призвал архимандрита Макария к святительскому служению в Русской Церкви на старейшей кафедре Великого Новгорода и Пскова. С сообщения об архиерейской хиротонии его имя начинает встречаться в летописях. В зависимости от летописи характер данной записи различен. Так, в Холмогорской летописи под 1526 годом очень кратко говорится: “Того же лета поставлен владыка Новгородцкой Макарей”[2]. Воскресенская летопись, современная описываемому событию, более подробно говорит о хиротонии, называя предшествующее место служения Святителя: “7034. Тое же зимы, марта 4, преосвященный Даниил Митрополит поставил Макария архимандрита из Лужков архиепископом Великому Новугороду и Пьскову”[3]. В Новгородских летописях дополняется, что хиротония состоялась “при благоверном Великом князи Васильи Ивановичи” в день памяти “преподобного отца нашего Ерасима иже на Иордани”, на третьей недели Великого Поста[4]. В 4-й Новгородской летописи по списку Н. Никольского называется также и дата архиерейского наречения Святителя: “Того же лета, месяца февраля 26, на память святаго отца Перфириа епископа Газска, нарекоша на Москве в Новъгород владыкои архимандрита Макариа из Мужаиска из Лушков, на второй недели Поста, в понеделник. Того же же лета, марта в 4 день, в 3-ю неделю Поста, при благоверном Великом князе Васильи Ивановиче и при Митрополите Даниле поставиша в Новгород владыку Макариа”[5]. Другой список летописи уточняет, что это было в день памяти преподобного Герасима, “иже на Иордане”[6]. По свидетельству иностранцев, посещавших нашу страну в то время, кандидаты в архиереи “избираются по жребию из достойнейших кандидатов”[7].

Эти скупые сведения могут дополнить литургические данные о поставлении епископов в Древней Руси. В начале собравшиеся святители, совершив краткий молебен, называют имена возможных кандидатов, список которых затем приносился Митрополиту. Последний, “вшед в обычное место, идеже молитву деет”, полагал свиток пред иконою Спасителя или Богородицы и становился на молитву. Помолившись “доволне, паче же и с слезами, затворився сам един”, Митрополит распечатывал свиток, рассматривал “написанная имена три” и избирал из них одно, “яже аще хочет”[8]. К сожалению, не известны имена двух других кандидатов в Новгородские владыки. Этот так называемый “Устав како достоит избирать епископа” должен был состояться до 26 февраля, то есть до наречения святителя Макария, а, следовательно, архимандрит Макарий должен был еще раньше прибыть в Москву. Можно предполагать, что одно из наиболее значительных последних Богослужений и Чинопоследований в Лужецком монастыре, совершенных архимандритом Макарием, был Чин прощения перед началом Великого Поста 11 марта, который, вероятно, носил прощальный характер в более широком смысле.

В день наречения, то есть 26 февраля, которое литургические памятники называют также “благовестием”, или в один из ближайших дней был совершен Чин целования, когда новоизбранный “представлялся Митрополиту и епископам избирателям”[9]. Наконец, 4 марта в третью неделю Великого Поста, то есть Крестопоклонную, в Успенском Кремлевском соборе была совершена святительская хиротония.

image001

Святитель Макарий Митрополит Московский.

Гобелен. 2000 г.

Божественной Литургии предшествовал Чин малого знамения, главная часть которого представляет Исповедание православной веры новопоставляемым[10]. Во время Литургии на Трисвятом был рукоположен новый иерарх Русской Церкви. Отличительной особенностью Новгородского владыки в то время был белый клобук, который был возложен на него. Несомненно, что из всех ставленников-архиереев Митрополита Даниила святитель Макарий был наиболее известен в истории[11].

Летописи не называют архиереев-участников хиротонии, но возглавил ее Всероссийский Митрополит Даниил, возведший за три года до этого святителя Макария во все духовные степени, начиная со чтеца и до архимандрита. Все это характеризует и личные взаимоотношения этих двух иерархов, а также тесные связи монастырей преподобных Пафнутия Боровского и Иосифа Волоцкого. На основании справочного труда П. Строева можно говорить, что участниками хиротонии могли быть епископ Рязанский и Муромский Иона (1522–1547; поставлен в 1522 году из архимандритов Новгородского Юрьева монастыря), епископ Тверской и Кашинский Акакий (1522–1567), епископ Смоленский Иосиф (1515–1532), епископ Суздальский и Тарусский Геннадий (1517–1531), епископ Вологодский Алексий (1525–1543), епископ Коломенский Вассиан (Топорков; 1525–1542), епископ Сарский и Подонский Досифей (Забела; 1508–1544)[12]. Но вероятно, что съехались в Москву не все и неприехавшие иерархи прислали свои повольные грамоты.

В древности особо чтилось празднование дня, в который совершилось какое-либо знаменательное событие[13]. Знаменательно, что из Макарьевской иконописной мастерской сохранилась икона “Герасим, иже на Иордане со лвом”[14], в день памяти которого была совершена архиерейская хиротония Святителя.

Псковский летописец говорит о большой роли Великого князя Василия III в решении вопроса о поставлении святителя Макария Новгородским архиепископом. Еще ранее старец псковского Спасского Елеазарова монастыря Филофей, известный своими высказываниями о Москве как третьем Риме, писал Великому князю Василию III: “…да исполниши святыя соборныя церкви епископы, да не вдовьствует святая Божиа церкви при твоем царствии”[15]. Возможно, были и другие обращения к князю. Бывший в 1526 году в Москве посол австрийского императора Сигизмунд Герберштейн отметил: “Наконец, после усиленных просьб граждан и подданных не лишать их епископа навсегда, он (Василий III — а. М.) в нашу бытность там назначил нового”[16].

Е. Голубинский объясняет выбор кандидатуры святителя Макария тем, что в Можайске был знаменитый образ святителя Николая, “на поклонение которому имели обычай ездить государи: во время своих поездок в Можайск и мог познакомиться Василий Иванович с Макарием, как с первым лицом в местном городском духовенстве, каков был архимандрит Лужецкий”[17]. Кроме того, можно высказать предположение, что Великий князь мог познакомиться с ним еще в 1523 году при поставлении боровского инока в лужецкие настоятели[18].

Как отмечает Е. Голубинский, святитель “Макарий прибыл в Новгород спустя пять месяцев после посвящения”[19]. В посланной ранее известительной грамоте новохиротонисанный владыка писал к своей пастве о нуждах Великокняжеской семьи: “…и присла архиепископ с Москвы в Великий Новгород и Псков, а велел в октеньях молити Бога и Пречистой Его Матере, и чудотворцев о государе нашем Великом кнази Василье Ивановиче и его благоверной княгине Елене, чтобы Господь Бог дал им плод чрева их”. И далее летописец продолжает: “Князь Великий любляше его зело и проси благословенна от Святителя, и вей церковнии людие и весь народ поклонишася ему да помолитца за них к Богу; он же рече: молю Бога, царю, яко да сотворит Бог душеполезная тебе и всем людем”[20]. Данные наблюдения псковского очевидца (думается, были таковые в Москве как из Новгорода, так и из Пскова) дополняют описания долгожданной хиротонии. “Таким образом, — пишет Н. Лебедев, — Макарий получал в глубоко верующем великокняжеском доме то же значение, какое имел преподобный Пафнутий”[21].

Летописи называют еще одну последовавшую вскоре архиерейскую хиротонию. Постниковский летописец называет ее точную дату — неделю спустя после хиротонии святителя Макария, а, следовательно, он принимал в ней участие. “Того же месяца в 11 день в неделю 4-ю Поста поставлен в Ростов и в Ярославль архимандрит Кирилл, из Суздаля из Ефимьева монастыря архимандрит”[22]. Нужно думать, что праздники Пасхи, Святой Троицы, апостолов Петра и Павла прошли для Святителя в Москве. За это время он мог посетить с прощальным визитом Лужецкую обитель в Можайске.

Наконец, “по малех днех призвав его Митрополит Данило всея Русии к себе побеседовати к нему, еже о спасении, и отпусти его в Великий Новгород; архиепископ же Макарей поклонився к нему глаголя: Молю тя, отче святый, да Бога молиши о мне, да негли мощно мя творить скончати все, о нем же ся обещал; отвещав Митрополит рече к нему: иди, чадо, с миром. Господь добре строить путь твой, моли Бога за ны; и руку возложив благословив. И князь Великий отпусти его с великою честию”[23]. При этом Великий князь дал святителю Макарию “всю казну старых архиепископов (Новгородских — а. М.), и бояр ему своих дал”. Последнее Е. Голубинский рассматривает как знак благоволения ко Святителю со стороны Великого князя[24]. В одной из книг Владыка Макарий сделал такую памятную запись: “Правило Софейския старыя, дал их князь Великий Василеи Иванович всея Руси архиепископу Макарию, как его с Москвы в Новгород отпустили, а велел их князь Великий в Софеи положити по сторине в лета 7034”[25].

Отъезду Святителя несомненно предшествовал молебен в Успенском соборе. Наконец, Новгородский владыка отправился к месту своего архипастырского служения, где архиерейская кафедра долго была вдовствующей. В летописи читаем о его прибытии на кафедру: “Месяца июля 29, в неделю, на память святаго мученика Калинника, приеха боголюбивыи архиепископ Макарей с Москвы в Великий Новгород, и изыдоша во сретение ему собор святей Богородици с кресты, и вей священници Великого Новагорода, и вей христоимениты сановницы государя Великого князя, и весь народ Великого Новагорода, от мала и до велика, с женами и з детми, во Славенскои конец; и 1-е возложи на себе архиепископ весь сан святительский во церкви во славном пророце Ильи”[26]. Так кратко описывает летописец Чин “вступления на паству нового архиерея”, святителя Макария[27]. Псковский летописец отмечает проникновенную проповедь прибывшего владыки, которую он произнес в софийском кафедральном соборе: “Он же просветився силою Божиею, нача беседовати к народу повестьми многими, и вей чюдящеся, яко от Бога дана ему бысть мудрость в Божественном Писании просто всем разумети. Сед же святый на архиеписьском столе, и бысть людем радость велиа, не токмо в Великом Новегороде, но и во Пскове и повсюде”. И далее летописец радостно замечает: “и бысть хлеб дешов, и монастырем легче, и людем заступление велие, и сиротам кормитель бысть”[28]. Вторит ему и новгородский летописец: “Бысть при сем архиепископе владыце Макарии, во всей архиепископии его, послал Господь Бог милость Свою на люди Своя, молитвами его, времена тиха и прохладна, и обилие велие изобилованна бысть”[29].

Предшествующее время для Новгородской иерархии было очень сложным. Последним Святителем, скончавшимся на кафедре, был архиепископ Иона (†1470; пам. 5 нояб.). Последним иерархом, избранным самими новгородцами, был его преемник — архиепископ Феофил, который вскоре после покорения Новгорода в 1478 году был “отослан в Чудов монастырь”[30]. Первый избранный и поставленный в Москве владыка Сергий пробыл менее года на кафедре (1483–1484) и вернулся назад в Троице-Сергиеву обитель. Святитель Геннадий после двадцати лет архиерейства (1484–1504) был сведен Великим князем с престола и скончался на покое в Чудовом монастыре (†1505; пам. 4 дек.). Следующий архиепископ Серапион (1506–1509) провел последние годы своей жизни в Троице-Сергиевом монастыре (†1516; пам. 16 мая). И вот спустя 17 лет вдовства архиерейской кафедры новгородцы встречали своего нового владыку.

Несомненно, Святитель прибыл в Великий Новгород не один, однако состав многочисленной (можно полагать) свиты архиепископа Макария почти неизвестен. В нее мог входить, например, дьяк А. Квашнин, о котором С. Б. Веселовский пишет: “Великий князь Василий Иванович приставил к Новгородскому архиепископу Макарию Андрея Квашнина”[31]. Среди различных позднейших актов упоминается прибывший с Владыкой некий житничный ключник, пожалованный затем Святителем в псковские подьячие[32].

Так началась для архиепископа Макария архипастырская деятельность в обширной древнерусской епархии, богатой духовными и культурными традициями. Профессор МДА И. Н. Шабатин говорит о дате архиерейской хиротонии Святителя: «День 4 марта 1526 г. открывает высокоплодотворнейший шестнадцатилетний период деятельности Святителя в Новгороде. Именно — не “новгородской деятельности”, а деятельности в Новгороде. Глубокое принципиальное значение такой формулировки состоит в том, что в годы своего епархиального архиерейства Макарий не ограничивался окормлением своей непосредственной паствы, а жил и творил для всей Русской Церкви, всему русскому народу, его государству, его культуре, его столице — Москве»[33].

Его служение было весьма успешным и плодотворным. Летописец говорит: “Бысть при сем архиепископе владыце Макарии, во всей архиепископии его послал Господь Бог милость Свою на люди Своя, молитвами его, времена тиха и прохладна, и обилие велие изобилованна бысть: коробью, убо, жита купили по семи ноугородок”[34]. Поистине, как говорит Священное Писание, “благословением праведных возвышается город” (Притч 11:11). Впервые в истории Новгородский владыка стал Главой Русской Церкви[35].

Прошло время — и Промыслом Божиим Святитель был призван к высшему служению в Церкви в сане Митрополита. “И бысть Макарий архиепископом в Великом Новегороде 16 лет, и взяша его на Митрополию в царствующий град Москву, в лето 7050 марта в 2 день”[36]. Пискаревский летописец дополнительно сообщает, что приехал владыка из Новгорода 9 марта в четверг “к Великому князю”[37]. Со времени приезда будущего Первосвятителя в Москву и до его избрания в Митрополиты прошла целая неделя. Текст прощальной грамоты, которую святитель Макарий написал перед своей кончиной в 1563 году, позволяет судить о событиях тех важных для него дней: “…не вем, — писал он, — которыми судбами Божиими избран и понужен бых аз, смиренный, не токмо всем Собором Руския Митрополия, но и самим благочестивым и Христолюбивым царем и Великим князем Иваном Васильевичем, всеа Русии самодержцем, мне же смиренному на мнозе отрицающуся по свидетелству Божестенных Писаний, и не возмогох преслушатись, но понужен бых и поставлен на превеликий престол Руския Митрополия преосвященным архиепископом Досифеем Ростовским и Ярославским, и всеми иже с ним епископы Руския Митрополия, и всем иже о них священным Собором”[38]. Прощальная грамота Митрополита Макария дополняется свидетельствами летописей.

Наиболее полное известие о его первосвятительской интронизации содержится в Никоновской летописи: “По благодати Святаго Духа избранием святительскым и изволением Великаго князя Ивана Васильевича всея Русии наречен на Митрополию Макарий, архиепископ Великого Новаграда и Пскова; марта 16, в четверток 4 недели святаго Поста, въведен на двор митрополичь, а поставлен на высокый престол Первосвятительства Великиа Росиа на Митрополию того же месяца 19, в неделю 4 святаго Поста. А на поставлении его бяше архиепископ Досифей Ростовьскый, и епископ Суздальскый Ферапонт, и Смоленьский Гурий, Иона Рязаньскый, Акакий Тферьскый, Васиан Коломеньскый, Досифий Сарьскый, Алексий Вологотский”[39]. Таким образом, возглавил первосвятительскую интронизацию старейший архиерей, Ростовский архиепископ Досифей, о котором в Ростовском летописце говорится: “…бывый на поставлении Макария Митрополита Московского”[40]. О подробностях посвящения святителя Макария в Митрополиты можно судить на основании сохранившегося Чина поставления его предшественника — Митрополита Иоасафа[41].

Святитель Макарий был поставлен на Митрополичий престол из архиереев. Предшествующее подобное поставление в Русской Церкви было в 1473 году, когда Коломенский епископ Геронтий был посвящен во Всероссийские Митрополиты. Последующие Митрополиты — Зосима (1490–1494), Симон (1495–1511), Варлаам (1511–1521), Даниил (1522–1539) и Иоасаф (1539–1542) — были избраны из настоятелей монастырей. Первым Митрополитом Московской Руси, поставленным из архиереев, был первый автокефальный Митрополит, святитель Иона (1448–1461; пам. 31 марта). Затем из Ростовских архиепископов был поставлен Митрополит Феодосий (1461–1464), из Суздальских епископов — Митрополит Филипп (1464–1473) и, наконец, Митрополит Геронтий. В толковании на 14-е Апостольское правило, составленном при Митрополите Макарии и вклеенном в Кормчую книгу, говорится о нем: “…поставлен бысть пятый Митрополит своими архиепископы и епископы на Москве в соборной церкви Успения Пречистыя Богородица”[42]. Об этом же говорится и в Житии преподобного Даниила Переславского: “…возведен быс[ть] на превеликий престол Росийския Митрополия пресвященнейший архиепископ Великаг[о] Новаграда, Божий человек, дивный Макарий многым молением благочестиваго царя”[43].

Благочестие, авторитет, начитанность, просвещенность, образованность, известность, но прежде всего Промысл Божий, возвели святителя Макария на первосвятительский престол Русской Церкви. Между тем некоторые историки видели в поставлении святителя Макария в Митрополиты проявление его связей с Шуйскими, чему в свое время дал убедительную критику церковный историк Е. Е. Голубинский[44]. Сложность судьбы Митрополитов Варлаама, Даниила и Иоасафа подтверждают доводы Е. Е. Голубинского[45]. Святитель Макарий — единственный Митрополит, первосвятительское служение которого началось при двух его живых предшественниках, находившихся на покое в монастырях. Непростым было ранее для архиепископа Макария его начало в Великом Новгороде; аналогичная ситуация сложилась и при его вступлении на митрополичью кафедру. Однако его мудрая деятельность, как в Новгороде, так и в Москве послужила благу Русской Церкви и Русского государства, была плодотворной, весьма успешной, и его имя неизгладимо вписано на скрижали отечественной истории. Ко времени первосвятительской интронизации Митрополиту Макарию было около 60 лет. В этом возрасте он был призван возглавить Русскую Церковь. В Москве он продолжил и развил свои труды, начатые в Великом Новгороде: собирает книги, благословляет начало книгопечатания, созывает Соборы, совершает канонизацию святых, заботится об исправлении недостатков, борется с ересью. Подобно святителю Алексию (†1378; пам. 12 февр.), бывшему воспитателем малолетнего Димитрия Донского, Митрополит Макарий заботится об Иоанне Грозном[46], венчав его, первого Московского государя, царским венцом. Время Митрополита Макария — это целая эпоха в Русской Церкви, время духовного подъема и расцвета Православия. Архиерейская хиротония Святителя, как и его Митрополичья интронизация — важные вехи в личной жизни архипастыря и одновременно — важные события в жизни Церкви.

Список сокращений

ААЭ Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею Императорской Академии наук. СПб., 1836.
АИ Акты исторические, собранные и изданные Археографическою Комиссиею. СПб., 1841, 1842. 5 Т.
БТ Богословские труды.
ГПНТБ Государственная публичная научно-техническая библиотека.
ЖМНП Журнал Министерства народного просвещения.
ЖМП Журнал Московской Патриархии.
НГМ Новгородский государственный музей.
ПСРЛ Полное собрание русских летописей.
РГАДА Российский государственный архив древних актов.
РГБ Российская государственная библиотека.
ТОДРЛ Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом).

[1] ПСРЛ (список сокращений см. в конце статьи). Т. 33: Холмогорская летопись. Двинский летописец. Л., 1977. С. 136.

[2] См. АрхимандритМакарий (Веретенников). Можайский период Всероссийского Митрополита Макария // Альфа и Омега. 1997. № 3(14). С. 173–182. Он же. Можайский период жизни Всероссийского Митрополита Макария // Источниковедение и краеведение в культуре России. Сборник к 50-летию служения Сигурда Оттовича Шмидта Историко-архивному институту. М., 2000. С. 71–76.

[3] ПСРЛ. Т. 8: Продолжение летописи по Воскресенскому списку. СПб., 1859. С. 271. См. также: ПСРЛ. Т. 13: Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. Ч. 1. СПб., 1904. С. 45; То же. Т. 20. Ч. 1: Львовская летопись. СПб., 1910. С. 403–404; То же. Т. 26: Вологодско-Перм­ская летопись. М.–Л., 1959. С. 313; То же. Т. 6: Софийские летописи. СПб., 1853. С. 264–265.

[4] ПСРЛ. Т. 3: Новгородские летописи. СПб., 1841. С. 148, 185; То же. Т. 30: Владимирский летописец. Новгородская вторая (архивская) летопись. М., 1965. С. 176.

[5] ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1: Новгородская четвертая летопись. Вып. 3. Л., 1929. С. 613.

[6] Там же. С. 547.

[7] Алмазов А. Сообщения западных иностранцев XVI–XVII вв. о совершении Таинств в Русской Церкви. Казань, 1900. С. 46.

[8] Неселовский А. Чины хиротесий и хиротоний (Опыт историко-археологи­ческого исследования). Каменец-Подольск, 1906. С. 277. См. также Дмитриевский А. Богослужение в Русской Церкви в XVI веке. Ч. 1: Службы круга седмичного и годичного и чинопоследования Таинства. Историко-археологическое исследование. Казань, 1884. С. 369.

[9] Неселовский А. Указ. соч. С. 278; Дмитриевский А. Указ. соч. С. 370.

[10] Неселовский А. Указ. соч. Приложение. № 22. С. XVI–XXI.

[11] См. Жмакин В. Митрополит Даниил и его сочинения. М., 1881. С. 145.

[12] Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877. Стб. 414, 442, 590, 655, 730, 1030, 1034.

[13] См. ИгуменМакарий. Берестяные грамоты, как источник русской церковнойистории (К постановке вопроса)// БТ. Сб. 24. М., 1983. С. 314.

[14] Антонова В., Мнева Н. Каталог древнерусской живописи. Т. 2. М., 1963. С. 126–127. № 518; Диакон П. Веретенников. Святитель Макарий, архиепископ Великого Новгорода и Пскова (1526–1542) // ЖМП. 1978. № 8. С. 75. Прим. 6.

[15] Памятники литературы Древней Руси. Конец XV — первая половина XVI века. М., 1984. С. 438. Из Жития преподобного Варлаама Хутынского, которого особо почитал Великий князь, известно о видении ему Святого, повелевшего назначить настоятелей в новгородские монастыри — Хутынский, Юрьев и Антониев (Дмитриев Л. А. Житийные Повести Русского Севера как памятники литературы XIII–XVII вв. Эволюция жанра легендарно-биографических сказаний. Л., 1973. С. 68).

[16] Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988. С. 148.

[17] Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. Т. 2. Ч. 1. М., 1997. С. 746–747. См. также: Заусцинский К. Макарий Митрополит всея Росии // ЖМНП. 1881. № 10. С. 213.

[18] Хиротония святителя Макария была первой после вступления Московского князя во второй брак с Еленой Глинской. В связи с этим некоторые высказывают предположение, что повествование о монашеском пострижении первой супруги князя, Соломонии Сабуровой, могло попасть в Пафнутиево-Боровский монастырь при посредстве архиепископа Макария (см. Казакова Н. А. Очерки по истории русской общественной мысли. Первая треть XVI века. Л., 1970. С. 212; Бегунов Ю. К. Повесть о втором браке Василия III //ТОДРЛ. Т. 25. М.–Л., 1970. С. 106; Насонов А. Н. История русского летописания XI–XVIII века. Очерки и исследования. М., 1969. С. 390).

[19] Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. Т. 2. Ч. 1. С. 749. Прим. 3.

[20] Насонов А. Псковские летописи. М.–Л., 1941. С. 103.

[21] Лебедев Н. Макарий, Митрополит Всероссийский. М., 1877. С. 27.

[22] ПСРЛ. Т. 34. М., 1979. С. 15. В позднем источнике дата поставления Ростовского иерарха указана 4 марта, а не 11-го: “Кирилл из Суждаля из Спасского монастыря архимандрит поставлен Ростову архиепископ от Митрополита Даниила в лето 7034 марта в 4 день” (ГПНТБ. Тих. Собр. № 15. Л. 13 об.).

[23] Насонов А. Псковские летописи. Вып. 1. С. 103–104.

[24] Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. Т. 2. Ч. 1. С. 748–749.

[25] Попов Н. Автографы Митрополита Макария, собирателя Великих Миней. СПб., 1913. С. 6; Протасьева Т. Описание рукописей Синодального собрания. М., 1970. Ч. 1. С. 95–96; Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР. XI–XIII вв. М., 1984. С. 208; Черепнин Л. В. Русская палеография. М., 1956. С. 203–204, 205. Табл. 46.

[26] ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. Вып. 3. С. 542. Это было, можно сказать, традиционным местом встречи высшего духовенства в Новгороде (см. Никитский А.Очерк внутренней истории Церкви в Великом Новгороде. СПб., 1879. С. 103–104).

[27] См. Протоиерей К. Никольский. О службах Русской Церкви, бывших в прежних печатных богослужебных книгах. СПб., 1885. С. 37–38. См. также Красносельцев Н. К истории православного Богослужения. По поводу некоторых церковных служб и обрядов ныне не употребляющихся: Материалы и исследования по рукописям Соловецкой библиотеки. Казань, 1889. С. 12–19; Неселовский А. Указ. соч. С. LV–LVII.

[28] Насонов А. Псковские летописи. Вып. 1. С. 104. Подобные мысли встречаются и по отношению к Новгородскому святителю Ионе (†1470, пам. 5 нояб.): “Бысть же при его святительстве мир со всеми землями и тишина и гобзование плодом и ныне его молитвами помилуй нас” (Описание славянских рукописей Московской синодальной библиотеки. Ч. 2. Отд. 3: Книги Богослужебные. М., 1917. С. 223).

[29] ПСРЛ. Т. 3. С. 148.

[30] Строев П. Указ. соч. Стб. 35.

[31] Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969. С. 250.

[32] РГБ. Ф. 256. № 9. Л. 1 об.–2. Присутствие москвичей в это время заметно в Новгороде. В 1529 году там была переписана Цветная Триодь “рукою многогрешнаго раба Божия Якова Москвитина” (НГМ. №10857. Триодь цветная XVI в. Л. 278).

[33] Волнянский Н. (Псевдоним). Митрополит Макарий — светоч русской культуры XVI века // ЖМП. 1947. № 6. С. 27.

[34] ПСРЛ. Т. 3. С. 148; см. также примеч. 3 на с. 157.

[35] Следующий такой случай имел место в XVII веке, когда Всероссийским Патриархом стал Новгородский митрополит Никон. Об их взаимоотношениях см. Архимандрит Макарий. Всероссийский Митрополит Макарий и Святейший Патриарх Никон // Макарьевские чтения. Монастыри России: Материалы VII Российской научной конференции, посвященной памяти святителя Макария. Можайск, 2000. С. 28–33.

[36] ПСРЛ. Т. 3. С. 248.

[37] ПСРЛ. Т. 34. С. 179.

[38] АИ. Т. 1. СПб., 1841. С. 329.

[39] ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 142.

[40] ГПНТБ. Собр. М. Н. Тихомирова. № 15. Летописец о Ростовских архиереях. XVIII в. Л. 13 об.

[41] РГАДА. Ф. 201. Собр. К. М. Оболенского. № 161. Минея четья. XVI в. Л. 617 и сл.; ААЭ. Т. 1. С. 158–162: Георгиевский Г. Праздничные службы и церковные торжества в старой Москве. СПб., 1899. С. 227–238.

[42] Успенский Б. А. Царь и Патриарх. Харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление). М., 1998. С. 519; Синицына Н. В. Автокефалия Русской Церкви и учреждение Московского Патриархата (1448–1589) // Церковь, общество и государство в феодальной России. Сб. статей. М., 1990. С. 146.

[43] Житие преподобного Даниила, Переяславского Чудотворца. Повесть о обретении мощей и чудеса его / Изд. проф. С. И. Смирнова. М., 1908. С. 66.

[44] См. Голубинский Е. Е. Указ. соч. С. 761– 763.

[45] Митрополит Варлаам скончался в 1533 году в Спасо-Каменном монастыре Вологодской епархии. Митрополит Даниил скончался в 1547 году в Иосифо-Волоколамском монастыре. Митрополит Иоасаф скончался в 1555 году в Троице-Сергиевом монастыре.

[46] Можно сказать, что события русской истории XIV и XVI веков перекликаются. В 1353 году скончался князь Симеон Гордый, после него княжат Иоанн Красный (1353–1359), затем — малолетний князь Димитрий Донской, родившийся в 1350 году. Большую роль при малолетнем князе играет Митрополит Алексий. Нечто аналогичное было в XVI веке. В 1533 году скончался Василий III, после которого была его супруга Елена Глинская (†1538). Затем началось правление Иоанна IV, родившегося в 1530 году. В результате происшедшего ослабления государевой власти и начавшихся нестроений среди бояр был сведен в 1539 году с престола Митрополит Даниил, а в 1542 году — Митрополит Иоасаф. Поставленный затем Митрополит Макарий, подобно святителю Алексию, своими первосвятительскими усилиями и молитвенными подвигами умирил боярские нестроения.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: