Вдовы, начавшие революцию

Протоиерей Григорий Халлам, глава благочиния Антиохийской патриархии Великобритании и Ирландии, вспоминает великих женщин-христианок ранних времен.

Апостол Петр потрудился, чтобы прийти из Лидды (Лот) в Иоппию (Яффу) и там воскресить из мертвых святую Тавифу (Доркас). То, что святой Петр пришел и воскресил ее, показывает, что в раннехристианской Церкви придавали большое значение бедственному положению вдов.

Такие женщины, по иудейским законам, были крайне уязвимы, социально незащищены, и благотворительная помощь общества была для них жизненно важна. Иногда, впрочем, и неовдовевшие женщины могли попробовать извлечь выгоду из того, что общество поддерживало вдов материально.

Так, Тертуллиан во 2 веке возмущался одной 19-летней девственницей, которая попыталась вступить в орден вдов. Эта проблема была впервые упомянута в христианской традиции в Первом послании Тимофею, где такие авантюристки противопоставляются настоящим вдовам:

«Настоящая вдова, оказавшись в нужде, возлагает надежду на Бога, и пребывает в мольбах и молитвах ночью и днем» (1 Тимофею 5).

Вдовы тогда объединялись не только для того, чтобы поддерживать друг друга и делать добрые дела (как это делала более богатая, по всей видимости, Тавифа). Они к тому же организовали что-то вроде ордена, игравшего в Церкви особую роль. Они помогали в исполнении ходатайствований, осуществляли пастырское попечение и даже благословляли нуждающихся.

В «Дидаскалии» («Наставлении Апостольском»), труде, составленном в начале 3 века из более ранних источников, вдовы перечисляются наравне с рукоположенным духовенством и диакониссами.

В этом труде говорится: «Ни епископ, ни священник, ни диакон, ни вдова не должны богохульствовать, потому что «им предписано благословлять».

Положение и роль вдов, не только как тех, кто получал благотворительную помощь общества, но и занимался раздачей милостыни, молился и осуществлял пастырское попечение, представляет собой наследие иудаизма. В христианстве оно изменило социальные и межличностные отношения в греко-романском языческом мире.

И в этом контексте воскрешение святой Тавифы апостолом Петром по мольбе ее сестер-вдов – замечательное свидетельство революционной, принципиально иной силы Евангелия, воскрешающего из мертвых. Святая Тавифа была матерью всем вдовам, и святой Петр, таким образом, помог и ей, и им.

Пусть скромные, но славные истоки… Эти женщины, вместе с женщинами-миссионерами, спутницами святого Павла, включая, конечно, и орден диаконисс, развивали жизненно важный аспект каждой церкви – служение человека человеку. С развитием монашества, наиболее аскетически настроенные вдовы уходили в египетские пустыни в поисках христианского совершенствования.

В отличие от иудаизма в древности или от ислама более поздних времен, эти женщины-христианки обладали чувством собственного достоинства и свободы и не нуждались в мужчинах-родственниках, чтобы выжить. Грустно, но помнить и цитировать будут почти исключительно мужчин, а не этих женщин, и уж тем более не более пожилых женщин, гораздо сильнее зависящих от мужчин экономически.

Давайте попробуем восстановить баланс и прислушаемся к голосам тех великих женщин-христианок ранних времен. Тех, кто бежал в пустыни Египта, тех, кто были духовными дочерьми великой Тавифы (или Доркас, что переводится как «серна»).

Была и еще одна великая дева-пустынница, святая Синклитикия. Она была зачинательницей женского пустынножительства в IV веке, святой аммой. Вот что говорила она:

Преподобная Синклитикия

Преподобная Синклитикия

«Многое борение предстоит тем, кто посвящает себя Богу. Сначала их ожидает великое изнурение, но затем их охватывает неизъяснимая радость. Ведь и желающие разжечь огонь сначала окутываются дымом и лишь затем достигают таким образом желаемого. Ведь Апостол говорит: «Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12:29).

А потому нам должно возжигать в самих себе Божественный огонь, со слезами и с великим утруждением. Ибо Сам Господь говорит: «Огонь пришел Я низвести на землю» (Лк. 12:49).

«…если и обретем какое-нибудь малое богатство, то тут же возвеличиваем самих себя, тщеславясь перед людьми, и часто рассказываем о том, чего не было. Потому-то и искра добра, которая, как мы считали, находится в нашем владении, тотчас похищается врагом. Поэтому хорошо, творя благое, никому не разглашать об этом. Ибо поступающие не так будут наказаны, и «у них отнимется и то, что они думают иметь» (Лк. 8:18).

«…следует прилагать все старание для того, чтобы скрыть от чужих глаз духовную прибыль. Во всяком случае, рассказывающие о своих духовных свершениях должны пытаться одновременно говорить и о неудачах. Если же они скрывают эти неудачи, чтобы не услышать упреков от слушателей, то тем более должны остерегаться того, чтобы не совершать подобных ошибок в будущем.

Поэтому живущие подлинно добродетельной жизнью поступают наоборот: они рассказывают даже о самых малых своих промахах, прибавляя и повествование о таких ошибках, которые они не совершали. Тем самым они отвергают славу человеческую, скрывая благие дела ради безопасности души. Ведь подобно тому, как сокровище, будучи обнаруженным, уменьшается, так и добродетель, став известной и будучи обнародованной, умаляется. Как воск тает от лица огня, так и душа расслабляется и теряет силу от похвал. Впрочем, бывает и противоположное этому: если жар растопляет воск, то охлаждение делает его твердым. Также если похвала лишает душу силы, то порицание и оскорбление ведут ее к величию добродетели».

«Однако ты не принимай в уши свои пустой молвы, чтобы не сделаться вместилищем чужих пороков. Делай душу свою простой. Ведь восприняв зловонную нечистоту речей, ты запятнаешь молитву свою помыслами и возненавидишь без причины тех, кто повстречается с тобой. Наслушавшись отвратительных речей от любителей позлословить, ты будешь с подозрением взирать на всех. Поэтому должно хранить и язык, и слух, дабы не говорить и не слушать чего-либо подобного с пристрастием.

Ибо написано: «Да не приимеши слуха суетна» (Исх. 23:1) и «Оклеветающего тай искренняго своего, сего изгонях» (Пс. 100:5). Псалмопевец также говорит: «Яко да не возглаголют уста моя дел человеческих» (Пс. 16:4). А мы только и делаем, что болтаем об этих делах человеческих. Должно же и не верить сказываемому, и не осуждать говорящих, но делать и говорить согласно Божиему Писанию, глаголющему: «Аз же яко глух не слышах и яко нем не отверзаяй уст своих» (Пс. 37:14)».

Преподобная Тавифа исполнила свой долг, и как святой Лазарь до нее, она получила предчувствие своего воскрешения. Пусть христианки не становятся вдовами, пока не разделят ее честь в Церкви. Хотя такие святые, как Тавифа, никогда не были рукоположены и не искали посвящения в сан, на самом деле, они положили начало революции в межличностных и социальных отношениях, признанные святым Петром. Но сегодня все это, как ни странно, похоже, утрачивается Церковью.

Эту революцию начали вдовы-революционерки, но она не должна на них же и закончится. Сестры действительно делают это во имя Христа, не для себя. Христиане-мужчины, присоединяйтесь! 

Revolutionary Widows

Перевод Анны Барабаш


Читайте также:

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Священник Андрей Постернак: Женщина в Церкви уже давно не стоит в углу

Духовное равенство мужчины и женщины нужно воплощать на деле, а не на словах

Молчать ли женщине в Церкви?

Какое же место женщины в Церкви, и всегда ли ей нужно молчать?

Брошу институт и в монастырь!

«Это у тебя гордыня, что ты отличница! Женщине этого не надо! Это грех! Бросай свой институт!»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!