Вечность в камне, или почему разрушают Москву

И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные. И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его.

Быт 28,22

Мы договорились с протоиереем Александром Салтыковым об этой беседе еще во время последних Кадашевских чтений, в декабре 2009 года, конференции, одной из задач которой является привлечение внимание «вечно спешащих москвичей»  к угрозе уничтожения нашего города и исторического комплекса храма Воскресения Христова в Кадашах комплексом Пять столиц. Но из-за болезни отца Александра, настоятеля храма, (он в прошлом году перенес четыре операции, которые чуть не стоили ему жизни) и, несмотря на это, его занятости, беседа состоялась только недавно. Предлагаем вашему вниманию рассказ отца Александра о его храме, а также его взгляды на то, что и почему происходит сегодня в духовной жизни москвичей и в грабительском разрушении исторических памятников в Москве.

Протоиерей Александр Салтыков, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах, декан факультета Церковных художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета.

Прошлое, настоящее и будущее в Кадашах

– Расскажите последние новости в громкой истории попыток строительства офисного комплекса «Пять столиц» в Кадашах?

– Стройку пока удалось остановить, но документов, запрещающих ее, все еще нет. Остановить стройку удалось благодаря тому, что начала пробуждаться общественная активность. Мы устраивали пикеты, сбор подписей. Все это привело к тому, что капиталисты вынуждены были поумерить свою незаконную деятельность. Но если общественность перестанет нас поддерживать они смогут   ее возобновить. Пресса  также проявила интерес к нашей истории, за что ей отдельная благодарность. Несмотря на постановление Прокуратуры, московское правительство до сих пор не отозвало свое постановление от 29 октября 2002 г. No. 889, на основании которого и ведется незаконное строительство комплекса «Пять столиц».

– Насколько реальна угроза разрушения храма в Кадашах, если начнется строительство комплекса «Пять столиц»?

– Согласно имеющимся у нас исследованиям, угроза разрушения храма существует, поскольку рытье глубоких котлованов изменит направление движения грунтовых вод и, соответственно, нарушит стабильность грунтов, на которых стоит храм.

Кто сегодня ведет строительство на территории памятника храма в Кадашах и кто стоит за этим строительством?

– Строительство ведут две фирмы: Москапстрой и Торгпродуктсервис. Кто стоит за ними реально, мы не знаем, потому что эти люди почему-то прячутся и не выходят с нами на прямой контакт, хотя мы открыты к диалогу.

Могу сказать только одно. Строительство несет выраженную антикультурную направленность, в основе которой лежит близорукий расчет наживы. Что будет в будущем, этих людей совершенно не интересует. Это позиция людей, которые ничего не видят, кроме своего богатства, хотя они прикрывают свои действия разговорами о какой-то пользе, которую якобы принесет эта стройка городу.

Это знак нашего времени – стремление к обогащению. Оно разрушительно, потому что это слепая сила. Они же строят комплекс не в лесу, а создается впечатление, как будто они строят на пустом месте. Но здесь не лес, а центр города с большой, многовековой культурной и религиозной традицией, и странно, что этого никто из руководителей городской администрации якобы «не замечает».

Здесь есть большое заблуждение. Я вполне допускаю, что есть люди, которые искренне не понимают, что эти маленькие, и с их точки зрения «невзрачные» домики имеют ценность гораздо большую, чем огромные здания, которые они собираются здесь построить. Как выразительно сказал один чиновник в аналогичной ситуации: «Убрать этот сундук с клопами!» И «сундук» был убран – снесен (приходской дом церкви св. Сергия в Рогожской). Они думают, что в Кадашах сидят какие-то «нехорошие люди», которые просто мешают им выполнять их обычную работу. Но на самом деле сама историческая застройка, которая законом обозначена как «охранная зона Московского Кремля» является национальной  ценностью. Это не просто полоса земли, а застройка, которая в течении веков сложилась вокруг этого храма,   восходит ко времени его строительства,   стоит на фундаментах зданий XVII века, или более ранних, и фиксирует городскую планировку того времени. Таким образом, она составляет единое целое с храмовым комплексом. Хотя эти здания строили совершенно неизвестные нам архитекторы или простые строители, но значение храма не может быть по настоящему выявлено без его исторической среды, поэтому разрушение  охранной зоны (ведь не бессмысленно само это именование) есть разрушение самого уникального храма в Кадашах, его исторического лица и духовного облика. Ведь храм строился в этой среде, для этих людей. Храм строили не среди небоскребов, а среди двух – трех этажных домов, в которых жили наши предки. Храм был построен не для нас. Он был построен для людей, которые здесь жили 400 лет назад. Мы, будучи благодарными потомками, если мы являемся таковыми, должны хранить и храм, и историческую среду, в которой он вырос.

Как это ни странно на первый взгляд, но средняя городская застройка   и есть та среда, из которой вырос храм, она является питательной средой этой изумительно красивой московской архитектуры, которую так тщательно уничтожает московское руководство. Дивная красота этой архитектуры выросла из этих маленьких домиков, потому уничтожение их равносильно тому, как если бы мы выкопали храм из родной почвы и перенесли бы его в какую-то чужую страну. Храм тогда превращается в занятную безделушку, которая существует на удивление туристам.

Подозреваю, что некоторые представители московского руководства так и смотрят на памятники: для них они занятные безделушки: у северо-американских индейцев есть вигвам, у чукчей – чумы, на востоке – пагоды… В ряду этих занятных вещей они видят и христианский храм. Но для нас это совершенно не так. Для нас это выдающийся памятник архитектуры (который ценит весь культурный мир), являющийся религиозной святыней и памятью о наших предках. Народный дух, который создал эти домики, создал и этот храм.

Не только капиталисты обладают таким непониманием историзма культуры, но, в огромной степени, к глубокому сожалению, и  культурное московское общество. Ведь люди, обладающие высокими учеными степенями, частенько говорят тоже самое: «Да, да, это старье, которое надо сносить и заменять новыми, современными домами». Это же самое, к глубокому сожалению, нередко относится и к священнослужителям. Не надо думать, что священный сан, сам по себе, гарантирует высокий культурный уровень человека, его носящего. Иногда священнослужители, которые имеют даже университетское образование, говорят: «Это старье, которое дорого содержать и неудобно эксплуатировать. Его надо снести и заменить хорошими, новыми домами». Эти люди не понимают культурной основы, из которой они сами выросли. Часто это очень хорошие люди, просвещенные в своей области. Недостаток общей культуры, когда люди считают возможным уничтожение исторической среды, из которой выросла современность, отличает современного российского интеллигента от среднего европейца, который знает простую истину, что все выросло из прошлого и что без прошлого нет будущего. Для этого и нужно с детства учить историю родины и историю культуры. У нас же к истории культуры относятся с пренебрежением, а слово культурология произносится с усмешкой. Это связано и с тем, что написано много плохих книг по этому предмету, которые пишут те же самые малокультурные люди.

Сейчас храмы не уничтожают, даже, слава Богу, строят новые. Но обстройка драгоценных старинных храмов высотными зданиями ведет к тому, что эти храмы спрятаны от глаз. В советское время был термин: моральное убийство памятника. Именно такое моральное убийство храмов и происходит вокруг нас и никто этого как бы не замечает.

Сами жители Москвы уже не знают Москвы, не представляют, какой необыкновенной красоты был этот город. Это знают только специалисты, которые теперь изучают его уже по фотографиям и архивным материалам. Специалисты в ужасе, когда доламывают остатки исторического города, а непросвещенный интеллигент (это именно так, хотя звучит очень странно), пребывает в полной уверенности, что ходит по своей исторической земле и что так всегда и было, и даже стало гораздо лучше: мы теперь мостовые не булыжником мостим, а заливаем асфальтом. Также и старые дома сломали, а построили из стекла и алюминия: «это гораздо лучше». Они воистину «не ведают, что творят» и что говорят.

– Это правда, что в Кадашах обнаружены следы неолитической стоянки?

– Есть предположения об этом, но исследования до сих пор не удалось провести и возможно, в течение последних 10 лет она была утрачена.

Какая сегодня ситуация с сохранением храма и исторических изданий в Кадашах? Государство должно охранять Кадаши? Оно как-то помогает Кадашам?

– Государство по закону должно охранять памятники, в том числе, храм Воскресения Христова в Кадашах. Тем более что это памятник федерального значения и находится в собственности государства. Оно должно его реставрировать не только, как народное достояние, но и как свою собственность.

Но, как настоятель храма, могу заявить, что на сегодня государство никак не помогает Кадашам. Оно только закрывает глаза на последовательное  уничтожение всего исторического комплекса. По закону выделяются деньги на восстановление памятников архитектуры, говорят, что эту сумму уменьшают каждый год, но нам это безразлично, потому что Кадашам из этих денег ничего не выделяется.

Какие планы у прихода?

– Ну, мы не строим каких-то особых планов, кроме спасения человеческой души от греха. Вообще в разного рода планированиях обычно много мечтательного, гордого. В целом, вероятно, в наше время каждый приход должен быть культурно-просветительным центром. Это я думаю, соответствует взгляду Патриарха  Кирилла, который постоянно ориентирует всех нас на активную просветительскую работу. В нашем приходе есть Детский центр, есть музей. Задачей музея   является в рамках музейной педагогики объяснять и показывать взрослым  и детям ценность нашего религиозно-христианского и культурно-исторического прошлого. Именно потому, что люди не понимают этой ценности, они считают, что можно строить новые громадные сооружения вокруг исторического памятника, ломая историческую застройку. Мы должны рассказывать людям, как многообразна  православная культура, в чем она  состоит и из чего она складывается. Для этого нужно поддержка общества и государства.

В такой  просветительской деятельности наше общество крайне нуждается, ведь только у образованных народов есть будущее. У нашего народа не будет будущего, если он не будет образован. В наше время можно говорить о всемирной конкуренции государств, которая в том числе является и конкуренцией народов. Она очень жестка, как любая конкуренция. В этой борьбе есть  лидеры, есть аутсайдеры. Главное богатство сегодня, или, если хотите, оружие, это знания. Чтобы выжить в конкуренции, нужно быть всесторонне подготовленным. Для этого нам нужно не только иметь сильную армию, чтобы защитить границы, но в первую очередь, нужно защитить сознание. Защитить сознание означает защитить свое историческое прошлое. Если мы не защищаем свою историю, то мы не защищаем народное сознание, и оно начинает наполняться привнесенными чуждыми ценностями. Борьба за сохранение исторического сознания  – это актуальная для России борьба за выживание народа. Если мы не озаботимся по-настоящему сохранением своего исторического  сознания, оно будет постепенно и незаметно подменено другими ценностями, лишенными глубокой связи с нашими традициями. Если оно будет переориентировано на заимствованные ценности, не укорененные в родной почве, наше общество станет частью иной общности. Это приведет к тому, что наше общество потеряет самоидентификацию. Наше общество будет захвачено тем обществом, которое переориентирует наше сознание внедренными ценностями.

Все это связано с конкуренцией разных духовных сил. Конкуренция государств очевидна и в этой ситуации наша Церковь должна высоко нести непререкаемые духовные ценности. Христианское свидетельство ни с чем не сопоставимо и его нужно нести высоко, чтобы все люди его видели и могли к нему обратиться, чтобы стать сильными Духом Христовым и полноценными личностями.

Памятники сохраняют память

Теперь заключим союз я и ты, и это будет свидетельством между мною и тобою. При этом Иаков сказал ему: вот, с нами нет никого; смотри, Бог свидетель между мною и тобою. И взял Иаков камень и поставил его памятником.

Быт 31,43-48

Какое значение памятникам придает Библия?

– замечательно, что Библейские тексты говорят о памятниках. Язычники тоже придавали им большое значение. Человечество всегда ставило памятники, отмечало места, связанные с какими-то воспоминаниями. Когда человек ставит памятник важному событию, то он через какое-то время возвращается к нему, он заново переживает это событие. Такое место может быть  избрано Богом по вере народа. Событие, которое должно остаться в памяти поколений, стараются увековечить. Кто-то сказал, что в памятнике событие становится Временем в камне. Памятник есть некий иероглиф, несущий в себе информацию  для будущих поколений. Памятники сохраняют память. От поколения к поколению происходит накопление и приращение внешнего знания, накопление внутреннего опыта. В каждом поколении есть какие-то ценные знания, идеи, религиозные откровения. Это огромное богатство, особенно когда оно связано с опытом богообщения. Так развивается общечеловеческое сознание, всемирная культура и мировые религии. Эти знания являются основанием самоосмысления народа и обеспечивают его существование в будущем. Поэтому памятники нельзя разрушать, если только мы не имеем дело с антикультурой. Но приходят варвары, злодеи, которые злодействуют, и «злодействуют злодеи злодейски».

Природа разрушения Москвы

– Москву разрушают потому, что, по словам Рустама Рахматуллина, ее ненавидят. Как можно привить москвичам любовь к Москве, чтобы они сохраняли, а не разрушали ее?

– Привить москвичам любовь к Москве, можно только через образование. Отсутствие любви к своему гнезду это признак дикости. В Москве живет более десяти миллионов жителей, и я согласен, что некоторые из них ненавидят Москву. Правда, некоторые из них могут быть очень влиятельными.

– Раньше москвичи обладали высокой культурой и строили красивые храмы, а сегодня они разрушают памятники архитектуры и произведения искусства и равнодушны к их разрушению? Как это произошло?

– Это произошло, в первую очередь, «благодаря» советскому времени, когда были значительно ослаблены основные религиозные и личностные понятия. Когда люди потеряли разумные понятия о Боге и душе, то у них стала ослабевать историческая память и тяга к прекрасному.

– Кадашевский храм сейчас переживает такое же варварское отношение к себе, как в свое время пережили Храм Василия Блаженного и Храм Христа Спасителя. Можно ли провести параллели между нынешней ситуацией в Кадашевском храме и судьбами этих храмов?

– Храм Василия Блаженного, имеющий выдающееся значение, был поставлен Иваном Грозным в память о победе над Казанью. Известно, что в 30- годы храм Василия Блаженного хотели разобрать  и продать в Америку. И это грозило храму, который воспринимается всем миром как один из национальных русских символов!

Храм Христа Спасителя это памятник в честь победы над Наполеоном. Но его разрушили коммунисты и восстановленный памятник – новодел. Такие здания ЮНЕСКО не считает памятниками, потому что у них прервана связь с исторической средой. Храм в Кадашах был построен напротив Кремля и внесен специалистами в заповедную зону Кремля. Строить здесь что-то современное это разрушение заповедной зоны и есть признак «цивилизованной дикости».

Современный варвар и дикарь обладает особыми свойствами, которые отличают его от первобытных дикарей: он цивилизован, –  то есть знает иностранные языки,  умеет пользоваться компьютером, носит костюм и очень хорошо считает деньги. Но, тем не менее, это дикарь, именно потому, что взаимодействие общества и человека как личности ему не понятно. Ему не понятно, что такое история, что такое прошлое и что такое будущее. Он сосредоточен сам на себе. Это и есть цивилизованная дикость. Эти люди невежественны, они не знают истории, они не думают о прошлом, и не думают о будущем, они думают только о себе и о своих деньгах. Культура всегда исторична, а отсутствие культуры есть признак варварства. Это мы видим в тех, кто ломает старую Москву.

Разрушения памятников совершенно нет в Европе. И в Азии гораздо более привязаны к своим корням, чем мы. Это современный русский феномен – цивилизованное варварство. В течение советского времени это явление нарастало, но в конце советского периода стало легче, потому что, в противостоянии с Западом, коммунисты все больше обращались к историческим корням своей страны. Демократическая же революция 90-х снова все смешала и на поверхность вышли люди, некоторые из которых были не менее злы, чем люди, совершившие революцию 1917 года. Они точно также как и те враждебны к культуре. При этом интересно, что им нужно строить именно в историческом центре Москвы, хотя вокруг Москвы огромное количество пустующих земель – строй что хочешь и сколько хочешь.  Но нужно перестроить именно историческую часть…

Кадашевские чтения

– Ваши впечатления от последних Кадашевских чтений? Удается ли привлечь внимание к Кадашам с помощью Кадашевских чтений? Как чтения помогают Кадашам?

– У нас была уже шестая конференция. Мы постепенно получаем полезный опыт развития публичной научной деятельности. С каждым разом увеличивается количество энтузиастов и специалистов, желающих выступить на чтениях. Приходит все больше людей, интерес к Кадашевским чтениям возрастает. В целом я считаю прошедшие чтения вполне удачными.

Мы преимущественно занимаемся актуальными вопросами сохранения исторических и культурных традиций Москвы, но не только. Сюда приходят энтузиасты, которых интересует проблема сохранения исторического наследия в целом.

Сюда ходят в основном образованные люди. Вероятно, все, кто интересуется вопросами истории и сохранения старой Москвы ходят на эти чтения. Но это пока, к сожалению, горстка людей. Здесь эти люди могут встречаться, общаться, обмениваться мнениями. Молодежи, к сожалению, проблема сохранения исторической Москвы, в основном, не интересна. У современных молодых людей обычно не хватает не только развитого вкуса, но и развитого чувства времени.

Культура всегда исторична

У нас много говорят о культуре, но почти не говорят о ее историзме. А культура не может быть вне истории. Уничтожение истории это уничтожение культуры, на что любят возражать: «Башни Кремля XV века, а шатры над ними XVII века, то есть и раньше в Москве перестраивали памятники». Во-первых, это было строительство, а не уничтожение, а во-вторых, в XVII веке не существовало понятия историзма, не было культурологии, а мы живем в XXI веке, где есть эти понятия.

Перестройщики начала 20 века были поглощены жаждой власти и ради этого они были готовы уничтожить историческую культуру, потому что способ преемственности власти в обществе – это тоже выражение культуры. Будь-то монархия или парламентская власть, которая существует в Европе. Если в Англии парламент существует 700 лет, то там этот опыт представляет историческую ценность, в отличие от России, где парламент не существует ни одного столетия. Так вот, им нужно было сломать историческую преемственность власти в России просто ради самой власти, поэтому они уничтожали все историческое, напоминающее о другом, прежнем  понимании властвования. Нынешняя «элита» продолжает уничтожать памятники истории скорее не ради власти, а ради денег. Но суть от этого не меняется.

Европа мыслит иначе. Мы говорим, что «стучимся в «европейский дом»». С чем мы стучимся в этот «европейский дом»? Сегодня, по словам одного специалиста, мы «забиваем в сердце Петербурга осиновый кол»! (Имеется в виду пресловутая «Башня Газпрома» на Охте). Весь мир возмущен, но нам все равно. В Москве мы ломаем исторические здания, упорно боремся за уничтожение остатков Кадашевской слободы ради неких «пяти столиц», за уничтожение остатков исторической застройки Пушкинской площади, вообще всего центра. Зато строим новое, на уровне своего понимания: так, еще совсем недавно хотели построить гигантский некий «дом-апельсин» вместо Дома художника, имеющего свою историю и являющегося культурным центром. Какая дешевка! Почему в центре города должен стоять апельсин, огурец, морковь? Что это за огород? Там, где стояли великие символы, собираются строить балаганные символы. Это ли не варварство?

– Какая глубинна природа этого явления? Вы говорите о рациональных причинах явлений антикультуры – о жажде власти и денег. Но вы священник – скажите, есть ли с христианской точки зрения какие-то религиозные, иррациональные, причины этого явления?

– Во-первых, храмы являются препятствием для людей, у которых высшая ценность – личная власть и личные интересы. Потому что власть, это не есть что-то абстрактное – это власть, прежде всего, над людьми. Чтобы укрепить власть над людьми, нужно, чтобы у человека ослабла воля к свободе, а самое главное, чтобы у людей появилась рабская психология, которая имеет следующие признаки – человек чувствует себя безвольным, свое положение воспринимает как безнадежное, говорит, что «сделать ничего нельзя», что «они все равно сделают все по-своему». Для создания этой психологии, в свою очередь, нужно сделать так, чтобы человеку не на что было опереться. Чтобы человек стал рабом, нужно, чтобы на нем были цепи, чтобы он сидел на плантации, или в галере. То есть, для жаждущих власти весь мир должен быть превращен в галеру, либо в плантацию.

Если же человек встречает какую-то опору, то он опасен для господина. Помню, как в советское время говорили, что капитал в 400 рублей уже опасен для советской власти. Сегодня эта сумма (400 рублей в советской валюте) равна примерно 400 долларам. Это копейки, но это уже пугало их. Никите Хрущеву принадлежит замечательный афоризм, который я помню с 50-х годов: «Появится бугорок – сотрем. Потому что, если мы не сотрем – нас сотрут». Таков был страх советских властей перед любым «бугорком». Таким бугорком является всякое явление, которое пробуждает самостоятельную мысль, волю, является просто светлым лучом, это, прежде всего, религия.

Сегодня у нас нет открытой борьбы с христианской религией, но есть борьба с христианской культурной традицией, потому что истинные культурные ценности это те бугорки, которые делают человека свободным. В сфере культуры человек делается свободным, потому что культура всегда есть накопление духовных ценностей, представленных в виде совокупности религиозных символов, нравственных понятий, интеллектуальных знаний, произведений искусства, философии, устойчивых обычаев, этикета. Это огромнейший самостоятельный мир, который формирует личность – пробуждает душу человека, его ум, творческие силы. Ничего этого не нужно рабам – рабы должны работать. Поэтому, чтобы у рабов, пока еще потенциальных, не было стимула к самостоятельности, чтобы они мыслили только так: «Все равно ничего не выйдет, они сделают все по-своему», любые поводы к самостоятельности должны быть стерты, как бугорок, опасный для этих варваров.

С точки зрения религиозного человека, борьба с религией и, в первую очередь, с христианством, как и борьба с культурой, в первую очередь с христианской, (потому что в Европе, и в России, вся культура основана на христианской вере), является делом дьявола. Эта борьба есть дело демоническое и имеет конечной целью убийство людей, потому что дьявол человекоубийца. Сатана стремиться разрушить все. Как говорит преподобный Серафим Саровский: «Малейший из бесов мог бы уничтожить всю землю, только ангелы им не дают этого сделать». Но по кусочкам бесы пытаются разрушать мир. Там, где они видят высокие духовные символы, они особенно свирепствуют.

Что может быть важнее храма? Храма, имеющего высокую художественную ценность и при том являющегося фактом истории, то есть обладающим историчностью, которой не обладают «новоделы»?

– Эти люди или их предшественники в советское время разрушали религиозные и культурные символы, потому что сознательно служат темным силам?

– Люди, которые служат бесам сознательно это сатанисты. Я считаю, что таких людей мало. Но большинство тех несчастных людей, которые борются с духовной культурой, с верой в Бога, находятся в глубоком заблуждении. Апостол Павел говорит, что в конце времен Бог за грехи пошлет людям духа заблуждения, и они будут верить лжи. Это с нами и происходит.

– Раньше Москва разрушалась, потому что в области архитектуры шла классовая борьба. Почему сейчас уничтожается Москва?

– Здесь две цели: с одной стороны – уничтожить связь народа с его историей, с другой стороны – заработать денег.

Почему народу важно сохранить связь с историей?

– Связь с историей важна, потому что у народа без прошлого не бывает будущего. Культура это понятие историческое, поэтому уничтожение истории означает уничтожение возможностей культурного развития населения.

– Неужели это делается специально?

– Как говорил Ленин: «Наша главная задача – борьба с религией, но не надо этого выпячивать». Думаю, что сейчас это звучит очень странно и даже дико: зачем бороться с религией? Но именно так и  было в нашей недавней истории. Так и сейчас идет борьба с христианской духовностью, (а подлинная культура несет в себе духовность). Но «не надо этого выпячивать».

– Сейчас продолжается борьба с Церковью, которая была в СССР?

– Борьба с Церковью продолжается всегда. Апостол Павел писал, что тайна беззакония уже совершается. Неграмотным народом управлять легче, поэтому не нужно развивать образование, внушать людям высокие понятия, развивать вкус к прекрасному, ценить подлинную архитектуру, нужны лишь исполнители. Но прямо этого никто не говорит. Часто люди говорят одно, думают второе, а делают третье.

 

«Человеческий фактор»

Тема выживаемости общества – важнейший вопрос современности. Опытные деятели хорошо знают, что будущее принадлежит всесторонне развитому обществу, только все понимают это по-разному. Когда мы говорим о будущем, то Церковь учит, что главное для будущего человечества – это религиозная сторона вопроса. Когда мы теряем правильное представление о религиозном сознании, мы о человеке судим, как о некоем «факторе». Это расхожее понятие означает некую слепую силу, которая сопоставляется с другими такими же силами: «природный фактор», «экономический фактор»… С высоких трибун звучат слова: «Нужно уделить внимание человеческому фактору». Это грустно: мы часто не понимаем того, что те, кто так говорят, сами себя считают людьми, а на всех остальных людей смотрят, как на «человеческий муравейник», которым они должны пользоваться. Эти люди делают нас «фактором» для осуществления своих целей. Это сознание и есть причина, рождающая тоталитарные режимы и прочие бесчеловечные явления. Помните у Пушкина:

«Двуногих тварей миллионы –

для нас орудие одно,

мы метим все в наполеоны,

нам чувство дико и смешно».

Как нужно относиться к человеку с христианской точки зрения?

– Святые отцы учат, что на человека нужно смотреть, как на всеродного Адама (всеродного – родителя всех людей – прим. ред)., как на образ Божий, который есть в каждом человеке, как на соборность, которая в своей идее богоподобна. Вся человеческая соборность богоподобна, а Церковь  – храм Божий. Церковь – это фактор!? Для тех, кто Церковь считает лишь рычагом управления, это, очевидно, так. Но не для христиан, ведь мы мыслим себя внутри Церкви.

Надо сказать, что сейчас в культурном обществе и даже в Церкви, образованность так низка, что и здесь употребляют это выражение, более того приходилось встречать словосочетание «теистический фактор» (видимо, это идет из протестантизма). То есть, как это понимать: Бог тоже всего лишь фактор? Мы полагаем, что это – на грани атеизма. Так же, как для нас неприемлемо выражение «теистический фактор», так неприемлемо и выражение «человеческий фактор», потому что в нем заключено глубочайшее неуважение к личности.

Существует рынок, на котором предлагается все, что угодно, в любой упаковке, в том числе, ценности, несущие в себе ложную духовность. Противопоставить этой распродаже ценностей мы можем только одно: свидетельство Церкви об истине и о ценности веры, которая ни с чем не сопоставима. В исторической Церкви находятся ценности любви и правды.

Только в Церкви человек становится полноценной личностью. Вместо того, чтобы быть неким «фактором», становится образом и подобием Божиим. Человек как образ Божий, а не как чей-то фактор, должен проявлять себя и реализовывать себя в соответствии с дарованиями, которые дал ему Бог. Для того чтобы это произошло, нужно и всестороннее образование. Общество, которое будет состоять из людей, которые развиваются в этом направлении, будет наиболее устойчивым. Для выживания общества нужно, чтобы рядом с высоким понятием о человеке как о личности, развивались необходимые для жизни общества институты. Религия образует культуру, как совокупную среду, потому что исходит из представления о человеке как о личности, следовательно, Церковь есть величайшая культурообразующая сила. Эту роль Церковь и должна выполнять в современном обществе. Сегодня роль Церкви в обществе должна быть велика и заметна как никогда ранее, потому что противостояние Церкви и «антицеркви» усиливается, хотя это не всегда заметно.

В отношении судеб нашего отечества еще одно замечание. В молодости я читал одну книгу, которую больше нигде не видел. Автор утверждал, что в истории  человечества народы переселялись в одном направлении –  с востока на запад, – по движению солнца, как утверждал автор. Так было почти всегда. Однако были, кажется, только два  исключения: поход Александра Македонского и Святая Русь. Но после Александра Македонского почти ничего не осталось, кроме фрагментов эллинистической культуры и нескольких Александрий на востоке. Второй пример Русь. Славяне, как известно, пошли с Карпат на восток, заняли всю Средне-Русскую возвышенность. Затем русские дошли до Урала, а потом прошли всю Сибирь и дошли до Тихого океана. Именно русские строили города в Сибири и в Центральной Азии. Но это было тогда, когда русские были православными христианами. Как только в ХХ веке они оказались от веры, они покатились назад. После перестройки их выгнали из Средней Азии. Люди уезжают с Дальнего Востока и из Сибири. Если так пойдет дальше, то Россия сократится до территории, которую она имела в средние века. Сейчас русский народ идет по границе между двумя возможностями – или сохранить веру и  тогда Бог помилует страну, либо вновь отнестись к христианской вере и  Церкви с небрежением и тогда потерять все.

 

Митрополит Петр и москвичи

Для иллюстрации этих слов хочу напомнить необычный эпизод из истории возвышения Москвы, связанный со святым митрополитом Петром и записанный в его древнем житии. Однажды митрополит Петр, во время путешествия по своей митрополии   пришел в Москву, которая была маленьким городком-крепостью, таким же, какими были Звенигород, Серпухов, Коломна и другие. Но замечательно, что в Москве он увидел нечто, отличавшее ее жителей. Он увидел, что москвичи наделены даром кротости. Это духовный дар. Святитель  был настолько этим обрадован и удивлен, что решил здесь остаться и перенести сюда митрополичью кафедру, которая до этого была во Владимире. Он произнес удивительное  пророчество, сказав великому князю Ивану Калите, что если он построит в Москве храм Пресвятой Богородицы, то Бог прославит и возвеличит Москву более всех городов русских, что он прогонит всех врагов своих, и епископы будут жить в нем, и он сам (митрополит Петр) здесь ляжет. Князь поверил слову святителя и митрополита Петра, построил храм Богородицы – Успенский собор Московского Кремля.  И Бог исполнил пророчество: Москва стала великим городом, столицей великого царства и центром великой Русской Церкви.

Обратим внимание на то, что митрополита Петра москвичи очень почитали. Он был настолько известен своими посмертными чудесами, что когда речь заходила о нем, даже не надо было называть его имя.  В летописях он иногда именуется без имени, просто – «Чудотворец». Но со времени Петра I его стали меньше почитать. Я думаю, что если мы хотим, чтобы Москва существовала, как духовный центр, мы должны много молиться святителю Петру Московскому.

Казалось бы, кротость – это нечто пассивное. Однако святитель Петр сказал, что «город будет больше всех городов» и что москвичи «наложат руки на плещи врагов своих и прогонят их». Чем же прогонят? Кротостью! Это евангельская добродетель и это свидетельство Церкви, Люди должны это видеть, а Церковь должна показывать это людям. Тогда Церковь будет возрастать во славе.

Если образуется человеческая общность, обладающая благодатными дарами, она становиться необычайно прочной. Как показывает история, такое возможно. Со времени митрополита Петра прошло 600 лет, современные москвичи коренным образом отличаются от тех кротких москвичей XIII-XIV веков, но мы сегодня живем, основываясь на духовном основании, созданном теми людьми. Эта духовная сила до сих пор не израсходована. Вот к такому действию духовных даров в обществе надо стремиться.

Будущее страны реально зависит от каждого из нас. Если  каждый пойдет в ближайшее воскресение в храм и примет участие в соборном прославлении Бога, то это и будет шагом нашего возвращения  к вере,  к накоплению и умножению духовных богатств, полученных нами от Господа и от наших предков, что и будет способствовать мирному и безболезненному житию России в некотором будущем.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.