“Вечностию неразрушимое содружество”

|
Страницы русского старчества XIX века: преподобный Зосима (Верховский) и его духовная семья в 1818–1825 гг.

Русское старчество — руководство опытным иноком новоначальных на пути спасения — уже почти двести лет прочно связывается с именем возродителя старчества преподобного Паисия Величковского и с именами его учеников — прежде всего старцев Оптиной пустыни. И это справедливо. Оптина и ее наставники еще в XIX веке приобрели всероссийскую известность, стали символом старчества и его воспитательной миссии в религиозной жизни народа. Однако широкая известность Оптиной, как мощное увеличительное стекло, в известной степени исказила историческую картину. С одной стороны, она заслонила множество других светочей, не столь ярких, как оптинский, но не менее чистых; сформировала взгляд на русское допаисиевское монашество как на совершенную духовную пустыню. С другой — особенности Оптиной наложили отпечаток и на восприятие старчества как такового: забылось, что изначально старчество — прежде всего монашеская дисциплина и только потом — служение мирянам и миру.

Не умаляя великий подвиг преподобных Паисия Величковского, Льва и других старцев Оптинских, вдохнувших в отечественное подвижничество новую жизнь и открывших его красоту нашему образованному обществу, а с ним — и всему миру, нужно сказать, что русские иноки знали и чтили множество великих и малых наставников — своих отцов и матерей1. Преподобный старец Зосима занимает среди них почетное место. Он начал подвиг старчества за десять лет до того, как основатель старчества в Оптиной преподобный Лев прибыл в эту обитель. Ученик старца Василиска, отец Зосима никак не связан с традицией преподобного Паисия и представляет собой яркий пример самостоятельного, автохтонного русского старчества. Основатель знаменитой обители, отец Зосима хотя и имел учеников и почитателей из мирян, но был прежде всего наставником своих учениц-инокинь; к ним обращены его поучения.

Преподобный Зосима (Верховский)

Преподобный Зосима (Верховский)

Публикуемые документы бережно хранились насельницами основанной преподобным Зосимой Троице-Одигитриевой пустыни. После ее закрытия в 1920-х гг. игумения и сестры обратились за духовным руководством к старцу московского Высоко-Пет­ровского монастыря архимандриту Агафону (в схиме — Игнатию (Лебедеву); †1938)2. Ему они передали и материалы из своего архива3. В последующие годы эти документы находились в духовной семье отца Игнатия. Последний их хранитель монахиня Игнатия и предоставила их для публикации.

Заветные” письма

В начале 1818 г.4 отец Зосима принял на себя руководство душами первых сестер. Двадцатилетний период пустынножительства подошел к концу. Пустынника, одаренного многими духовными дарами, ждало новое поприще. В феврале 1819 г. им и его ученицами было составлено первое, а через год второе “заветное” письмо. Эти документы без преувеличения можно назвать уникальными в истории русского и всего православного старчества. Неизвестно, чтобы когда-либо до или после этого старец и послушницы письменно пообещали друг другу хранить верность и любовь друг ко другу и связали бы свое вечное спасение с судьбой каждого из членов братства. Очевидно, для преподобного Зосимы составление документов имело педагогическое значение. Сестры, вступающие на новый для них путь духовной жизни, должны были вполне ощутить перемену своего положения, отнестись к ней сознательно и ответственно. Для вольных сибирских жителей (из четырех духовных дочерей старца, подписавших документы, две происходили из чиновничих семей и две других — из мещанской и купеческой), более, чем жители европейской России, привыкших к коммерческим сделкам, духовный “договор” или “завет”, как назван этот документ в нем самом, тем более — заверенный местной духовной властью в лице епископа, должен был стать наглядным символом их принципиально нового состояния. Кроме того, вторым “заветным” письмом — “завещанием о имении” старец утверждал в своем братстве основы общежительного монашества5.

Первое “заветное” письмо состоит из пяти частей. 1. Уверение старца Зосимы в истинности его пастырских намерений. 2. Обещание первых сестер, Анисии Конюховой, Натальи Васильевой и Евдокии Романовой пребывать в послушании у старца и братской любви друг ко другу. 3. Совместная молитва старца и его учениц о даровании благодатной помощи исполнить их обещание и о совместном спасении. 4. Пространные “своеруч­ные” подписи участников “завета” с кратким повторением обещаний. 5. Приписка епископа Иркутского Михаила, которому это письмо было послано.

Богословие “заветных” писем перекликается с другим произведением преподобного Зосимы — сборником “Поучение о послушании”, который составили 45 “слов” старца, обращенных к сестрам6. Новой, по сравнению с “Поучением”, оказывается центральная идея первого письма — идея связи судьбы старца и ученика в вечности7. Здесь эта мысль, пожалуй, так ярко выражена впервые в русской аскетической литературе. Она восполняет идею о необходимости обоюдной преданности отца и ученика даже до смерти, выраженной в 13 Слове “Поучения” — “О порабощении Отца и ученика друг другу”: “Якоже ты долженствуеши повиноватися Отцу твоему и учителю до смерти, то есть аще бы заповедуемо было тебе сотворити таковое что-либо, в чемже угрожал тебе и страх смерти. Не достоит тебе и от таковаго отметатися, подражая Господу, Иже бе послушлив Отцу Своему даже до смерти крестныя. Таковое же равное подражание Самому Господу подлежит и Отцу твоему; то есть да послужит потребам души и тела твоего: и аще бы предлежало умрети за тя, то да не отречется. Якоже Господь Собою образ подаде, умы ноги учеником, и пострада и умре за них! Сице кийждо начальник долженствует не токмо послужити своим учеником, сиречь потрудитися потребе их ради, но и живот свой за души их положити” (Л. 50–50 об.). Связь наставника и ученика в вечности — венец, награда за их преданность друг другу и одновременно — раскрытие, осуществление подлинной глубины их отношений.

Оба “заветных” письма написаны на листе бумаги в4° (в полдесть) (17×22 см), синего (первое) и белого с синеватым оттенком (второе8) цвета коричневыми чернилами. В первом письме уверение старца, его пространная подпись и дата написаны им самим, остальные разделы — Натальей Васильевой; подписи сестер — автографы. Почерк первого письма как более высокого по содержанию — имитация книжного полуустава. Второе письмо, кроме обращения к преподобному Зосиме и подписей-автографов, написано старцем. Его почерк скоропись XVIII в. с множеством выносных букв и характерным написанием я и ж.

При публикации первого “заветного” письма — уникального памятника аскетической письменности начала XIX века — мы сочли необходимым передать особенности этого текста, сохранив вышедшие из употребления буквы русского алфавита. Надстрочные знаки, бессистемно употребляемые в оригинале, опущены. Написание предлогов, которые в этих текстах часто пишутся слитно, приведено в соответствие с современными нормами. Там, где это было необходимо по смыслу, точка заменена запятой. Сокращения под титлами раскрываются в квадратных скобках. Выносные буквы вносятся в строку. В остальном мы сохранили графику и особенности написания первого, орфографию и пунктуацию первого и второго письма. Во втором письме явные ошибки и описки исправлены, частично сохранены особенности графики. В обоих письмах в угловых скобках помещены реконструкции публикатора. Знаком // обозначен конец страницы.

 

1.

Во имП О[т]ца, и С[ы]на, и С[вя]таго Д[у]ха Аминь.

Азъ грншной старецъ Зосима, имннуемой Захарїи.

СвиднтелствгП М себе пред cамим Б[о]гом, написахъ своергчно во увнренїе вамъ, моим д[у]ховным сестрам, Онисїи, Наталїи, и Евдокїи.

 

Аще не В всего с[е]рдца и д[у]ши моеП М Б[о]зн к вам усердствгю дотолико, что даже и в царствїе Б[о]жїе не хощг без васъ внити, то да лишенъ будг онаго во внки.

Второе, аще порочною, то есть нецеломгдрен<н>ою, и нечистосердечною люблю васъ любовїю, то да бгдг самъ возненавиденъ В Б[о]га.

Третїе, аще недорожг ваше спасенїе с моим наравнн, то да бгдетъ низвндена во адъ д[у]ша моП.

Четвертое, аще без благословныП вины восхощгМставити васъ, или нестаратисП М потребном и нгжном длП васъ, то В Б[о]га сам Мставленъ да бгдг9.

 

Первое “заветное” письмо

Первое “заветное” письмо

Сицн равно и мы нижеподписавшїПсП твои дгховныП дщери, во утвержденїе нашего вечностїю свПзаннаго дгховнаго дргжелюбїП съ тобою, и междг собою, такМ г[лаго]лемъ предъ самимъ Б[о]гомъ. Аще котораП изъ насъ таковыхъ усерднолюбител<ь>ныхъ чгвствъ, дотолико к тебе дгховномг нашемг о[т]цг, или к сестрамъ не имнетъ, что даже ниже царствїП Б[о]жїП желати наследити единой без дрггихъ. Или котораП из насъ, аще неВкровенна во всемъ бгдетъ тебе, или не восхощетъ всегда в повиновенїи быти у тебе, и творити во всемъ по повелннїю и советг твоемг. Или восхощетъ оставити тебе, или В сестръ разлгчитисПбез твоего согласїП, тогда таковаП пко неистинствгющаП, и ВпадшаП, и поправшаП сей заветъ нашъ пред Богомъ соднланной, да бгдетъ изглаждена из него, и лишена нашего съ нею согза.Ипрочее да не числитсП междг // нами в нашемъ единодгшномъ, вечномъ неразторжномъ о Хр[и]сте содргжестве, въ томъ и подписгемсП. ОнисїП Конюхово. НаталїП Васильева. ЕвдокїП Раманава.

 

Сего ради вообще о нашемъ завещанїи, ко Г[оспо]дг Б[о]гг, возвещаемъ взывающе сицн:

Б[о]же и Го[спо]ди всехъ, всПкаго дыханїП и д[у]ши имый власть! Веси пко со гпованїемъ на ТП, и съ намеренїемъ во благоггожденїе Тебе, такМ сложилисП во единодгшное и вечностїю неразргшимое содргжество. Сего ради единодгшно молимъ тП: не посрами насъ Б[о]же! такМ дргжелюбне о имени Твоемъ сложившихсП, но даждь нам въ сходство завета нашего и по смерти нашей неразлгчными быти единъ В дрггаго. Понеже уповаП на Твою благостыню, милгющгю насъ, свПзахомъ самих себП таковымъ завещанїемъ и обещанїемъ. Дондеже не узримъ всехъ насъ четырехъ Твоею благостїю и милосердїем прощенныхъ и помилованныхъ, то единомг без дрггихъ не желати наследити вечное небесное блаженство, ниже внити во оное покоище, пже Ты Г[оспо]ди уготовалъ еси любПщимъ <Тя>, и послгжившимъ Тебе.

Во утвержденїе же сего нашего о Б[о]зе дгховнаго завета, и о непреложности нашей, и посмерти таковыми обрестисП дрггъ ко дрггг, своергчно подписгемсП:

азъ грншной старнцъ и дрггъ вашъ д[у]ховной паче же недостойной рабъ вашъ именем Захарїи зовомой Зосима тако пред Самим Б[о]гом безначалным О[т]цем, и собезначалным Его Единородным С[ы]ном, и прес[вя]тым и животворПщым Д[у]хом завнщаю самаго себе и МбнщаюсП В д[у]ши моеП. Аще вы таковыми пкоже нынн со мною и мнждг собою в дргжелюбїи имеетесП и такожде какъ нынн покорны и послгшны мнн бгдете всегда и во всем чистосердечно в точности Вкро­внн<н>ы, то аще // сицн пребгдите во всю вашг жизнь, то ежели В Б[о]га помилованъ бгдг, и сподоблюсП участи угодившыхъ Б[о]гг, тогда, ежели Б[о]гъ бла<го>волит, непременно по сему завнщанїю постгплю и выполню. То есть: молити бгдг Б[о]га, да первне васъ сподобитъ вечнаго блаженства, а потомъ да причтетъ и мене к вамъ.

Такожде и П дочь твоП д[у]ховнаП ОнисїП, таковое обнщ<а>нїе даю пред Б[о]гомъ. Если ты о[т]че, и сестры, с таковымъ д[у]ховнымъ о Хр[и]сте дргжелюбїемъ, пкоже здн изображено пребгдите ко мне, и междг собою навсегда; то аще В Б[о]га помилована бгдг, и сподобаюсП причтена быти ко с[вя]тымъ угодившы<м>ъ Б[о]гг, тогда аще благоволитъ Б[о]гъ, то не иначе, но тако, пкоже ты о[т]че М себе изъПвилъ, сицн и П поступлю и выполню

равно и П дочь твоП дгховнаП НаталїП предъ Б[о]гомъ обещаюсП въ точности такМ выполнити пкоже сестра выше изъПвила

тоже и П дочь твоП дгховнаП ЕвдокїП не инако но в точности тако пкоже и сестры написали обещаюсП пред Б[о]гомъ постгпити и выполнити

 

1819 года февралП 2 днП. //

 

Несмотря10 на строгое запрещение Спасителя нашего (смотри Матф. гл. 5я ст. 34, 35, 36, 37 и 38й) о неупотреблении клятв, не могу не удивляться сему клятвенному обету О<тца> Зосимы с сестрами; ибо вижу в оном истинную Христианскую любовь и ревность, подобную Павловой, о которой пишется к Рим<лянам,> гл. 9я ст. 3. Михаил, Епископ Иркутский.

2. Апреля 1819 года.

 

Приписка епископа Михаила (Бурдукова) к первому “заветному” письму

Приписка епископа Михаила (Бурдукова)
к первому “заветному” письму

 

2.

Во имя О[т]ца, и С[ы]на, и С[вя]таго Д[у]ха, аминь.

Завещание о имении11.

Возлюбленной наш о Бозе о[те]ц духовной Зосима!

собственно именующийся Захарий12!

Якоже мы самих себе предали Б[о]га ради в повиновение и вверили тебе пещыся о спасении душ наших, равно и о всех потребах для жития нашего. Тако и все наше имение, и всякое нами приобретаемое, и нас ради приходящее тебе вверяем. Которое отныне не признаем собственным нашим, но да имееши оное яко Б[о]гу посвященное. То есть: да почитается всех нас общее и нераздел<ь>ное вкупе и с теми, кои впред будут с нами жити в согласии дружелюбно. С которым ты поступай яко от Б[о]га вверенным тебе в снабдение нашему спасению, во благоугождение Б[о]жие. В том и подписуемся.

сестра твоя духовная Настасия Василиева

дочь твоя духовная Онисия Конюхова

дочь твоя духовная Наталия Васильева

дочь твоя духовная Евдокия Романова13

 

Такоже и аз д[у]ховной ваш старец, Зосима<,> именуемой Захарий Верховской, все что моим именуется, отныне к тому уже собствен<н>ым моим не признаю, но общее ваше и мое, вкупе и старец мой14 да соучаствует во оном. По смерти же моей да почитается ваше трех моих духовных дщерей, с сестрою духовною Настасию // и с соживушими с вами в согласии, и в вашем повиновении, не оставляя и старца моего, и которую сестру общым судом изберете, та оным и да управляет по наставлению вас четырех<,> духовных триех моих дщерей, и сестры Настасии, во всяких же разномнител<ь>ных и недоумен<н>ых вещех15 и приключениях и потребах, да склон<н>о и соделано будет по онему мнению, на яковое из вас четырех двум дщерем будет угодно<,> по кончине же триех, четвертая оставшаяся, и аще не будет при ней о Б[о]зе сестр соживуших, то да потщится все оставл<ь>шее имущество сама раздати бедным и требуюшим на вспоможение.

“Завещание о имении”

“Завещание о имении”

Такожде по сем обще заповедуем, с намерением во угождение Б[о]гу, да по кончине коегождо нас, никтоже из родствен<н>иков наших да не касается к нашему имению, ниже кто нагло от<ъ>яти и присвоити себе восхощет. Понеже Го[спо]ду Б[о]гу есть посвящено, обещанием в раздаяние бедным<,> в том и подписуемся духовной ваш старец Зосима<,> именуемой Захар Верховской

сестра твоя духовная Настасия Василиева

дочь твоя духовная Онисия Конюхова

дочь твоя духовная Наталия Васильева

дочь твоя духовная Евдокия Романова16

Письма епископа Михаила

Заветное” письмо преподобный Зосима представил на рассмотрение епархиальному архиерею Иркутска — епископу (с 1826 г. — архиепископу) Михаилу (Бурдукову; †1830), в чьей епархии находилось село Сидорово, где тогда жили сестры. Преподобный Зосима высоко чтил авторитет епископа — предстоятеля местной епархии. К епископу Михаилу, находясь в его епархии, он неоднократно обращался за советом духовного и практического характера, интересовался мнением Владыки о своих сочинениях. Переписка продолжалась до самой кончины архипастыря17. Позже, перебравшись в Туринский монастырь, находившийся в соседней Тобольской епархии, отец Зосима так же обращался и к местному архиерею18.

Владыка Михаил, как мы видели по его надписанию, благосклонно отнесся к начинанию старца Зосимы. Он продолжал его поддерживать и в последующие годы, о чем свидетельствуют шесть его сохранившихся писем19. Отметим, что при епископе Михаиле началось апостольское служение другого светильника Русской Церкви — будущего митрополита Московского и Коломенского, просветителя Америки равноапостольного Иннокентия (Вениаминова; *1797–†1879). Именно епископ Михаил в 1823 г. благословил молодого священника отправиться для проповеди Евангелия алеутам на остров Уналашку20.

 

1.

Преподобный Отец Зосима,

Любезный о Христе Брат!

Еще не успел я ответствовать на писание Ваше от 27 Июля, как получил от Вас и другое сего Октября 17 дня. То и другое содержат в себе такие известия, кои приятны не только слуху моему, но и сердцу. Да поможет Вам Пастырь и Поспешитель душ наших, Иисус Христос довести до спасения всех, предавшихся и предающихся Духовно-Братственному Вашему водительству! — Хотя же в первом письме Вы требовали от меня некоторых советов касательно монашества: но по всему вижу, что оные Вам не нужны. Дух, виденный в Вашей книге, дух разума и благочестия, утвержденных навыком и опытностию, сей дух един доволен Вам к разрешению всех недоумений и сомнений. // Сочинение сие Ваше, хотя недовольно много мною читанное, показалось мнестоль совершенным в своем роде, что я не усомнился бы подать свой голос о напечатании его. С прискорбием духа расстаюсь с оным, и посылаю его при сем по желанию Вашему. Но буду с радостию ожидать присылки другого Вашего сочинения, мне обещанного, так как и благосклонного известия о всем, случающемся с Вами21. Всесильный да сохранит Вас и братию Вашу от всех навет вражиих, сего всеискренне желает Вам Михаил, Епископ Иркутский.

23. Окт<ября>. 1818 года.

Иркутск.

 

2.

Преподобный Отче Зосимо!

На любезное мне писание Ваше от 23 д<ня> Февраля не могу по настоящим великим дням много писать Вам в ответ, разветолько следующее: — 1е Что я мыслю о Вашем Духовном Завете с сестрами, о том кратко написал на оном мнение мое, не для охуждения оного (Боже сохрани меня от сего зла!), но для уверения Вас в искренности моих чувствований в рассуждении Вас. — 2е Согрешил я, признаюсь, противу Вашей заповеди о непоказывании никому вышепомянутого завета. Ибо я давал оное для прочтения вместес Вашим письмом здешней Игумении Нимфодоре; бывшей Капитанше Кругловой. Плод от сего чтения ее вышел тот один, что обеих сестр Ваших, Наталию и Евдокию она по догадкам считает себе родственницами. — 3е Чем лечить болящую Сестру Вашу Евдокию, о том с совету Врачей конечно можно бы было дать наставление: но, судя по вере ее и полному упованию на промысл Божий, мню лучше оставить // ее на волю оного: пусть, по Апостолу, внешний ее человек тлеет, лишь бы внутренний обновлялся по вся дни (ср. 2 Кор 4:16). — 4е О будущем, преднамереваемом Вами переезде в здешнюю страну, или о временной только поездке Вашей сюда, Сам Бог подаст Вам случай. — 5е Ответы Ваши в Барнаул благоразумны: но я люблю при всяком подобном случае напоминать Христовы словеса: бдите и молитеся, да не внидете в напасть (Мф 26:41; Мк 14:38)22.

Наконец, при наступлении прерадостного дня Воскресения Христова, желая Вам с Братиею встретить и препроводить оный в духовной радости, имею пребыть с братскою к Вам любовию вседоброжелательнейшим, Михаил,

Епископ Иркутский.

2. Апреля 1819 г.

Иркутск.

 

3.

Христос воскресе!

Не могу не сорадоваться Вам, Преподобный Отец Зосима! в радости о благодатном обращении к Вам сестр, удалявшихся от Вас на страну далече23. Будем ежеминутно благодарить Господа Бога, что Он по дару Христа Своего не оставляет нас в путях жизни нашей и спасения Своего. Сердечно желаю Вам с любезными о Христе сестрами подвизаться в добре начатых Христианских подвигах до конца, во всяком мире, единомыслии и братской любви. — За присланный образ Божией Матери, трудов Сестры Наталии, усерднейше Вас благодарю. Он так прекрасен, что счел за приличное подарить его здешней монахине Иларие. — На вопросы Ваши о разрешении и вязании братних грехопадений простцу24, также о целовании сестр на святую Пасху не нахожу дальней25 нужды ответствовать, зная, что Вы довольны сведущи в Божественных писаниях и имеете в себе Дух Христов. Они научат Вас и без меня всякой истине и правде (ср. Ин 16:13).

Прося святых Ваших о мне молитв, и призывая на Вас с сестрами благословение Божие, имею долг пребыть к Вам с Христианскою любовию и братскою всеусердным слугою Михаил, Епископ Иркутский.

7. Апреля 1820 г.

Иркутск. //26

 

Во имя О[т]ца и С[ы]на и Святаго Духа аминь.

Возлюбленнейший наш о Христе духовный отец!

и владыка святый Михаил!

Если Богу тако изволися, да ваше святител<ь>ское благоволение со именем вашим, паче же самих вас подписанием вашим обдержим посредственником и свидетелем нашего о Господе дружелюбного неразлучного вечного Завещания, то уже яко о[т]ца духовного вас имуще между себе, с истинною нашею от всего сердца усердною приверженностию к вам просим вас: да всегда будете о нас ходатай ко Господу Богу, еже бы даровал нам Своею благостию Ему благоугодно послужити. — И нам до гроба нашего и по смерти нашей таковыми друг ко другу обрестися, якоже со упованием вознадеявшеся на милосердие Божие, самих себя духовным нашим Заветом связахом, его же святительская ваша рука Засвидетельствовала пред всевидящим оком Божиим. И ныне просим оною святеишею своею десницею благословить нас усердным духом к вам пламенеющих ваших чад духовных и всепреданнеиших

грешной недостойной Зосима, именуемой Захар Верховской

Настасия Васильева Онисия Конюхова

Наталья Васильева Евдокия Романова

 

 

4.

Преподобнейший Отец Зосима!

На святое послание Ваше ко мне от 6. Августа, извините, ответствую так поздно за немощию моею. Она и теперь продолжается, и потому могу только сказать Вам в ответ несколько слов. — Я молю благодать Господа Нашего Иисуса Христа, да даст Вам помощь Свою получить в Ваше Управление Туринский Монастырь. Тогда все оскорбляющие Вас ныне,всевысокоумные и вспылчивые27, смирятся под крепкую руку Божию, яко агницы незлобивые28. Ибо я уверен, что Ваше намерение и предприятие о устроении Девичьего Монастыря не могло быть без воли Божией. Оно и благословится от Бога.

О сем моляся, имею честь, с истинным почтением и братскою любовию пребыть

Вашего Преподобия

покорнейший слуга

Михаил, Епископ Иркутский.

10. Сентября 1821 г.

Иркутск.

Четвертое письмо епископа Михаила

Четвертое письмо епископа Михаила

 

5.

Преподобнейший Отче Зосимо!

На Боголюбезное Послание Ваше от 3го дня Декабря спешу ответствовать Вашему Преподобию; но не иначе, как кратко, по моему обыкновению и по тому еще, что истинно боюсь вмешиваться в Ваше дело особенного рода и требующее высшего, нежели мой, ума. Особливо же видя из приложенной при оном копии с прошения Вашего в С<вятейший> П<равитель­ст­ву­ю­щий> Синод29 безвинную Вашу скорбь и надежду получить от него довольное решение оного и для Вас самих утешение желанное, считаю излишним давать советы совещавающемуся с источником совета и разума, по Боге непосредственным. Однако ж чтоб не оставить Вас без утешения и с моей стороны; то, в ожидании утешения от Первенствующих Святых, скажу в ответ на главный Ваш вопрос следующее: ежели Тобольский Владыка разрешил Ваших Духовных детей, Васильевых от повиновения Вам, как их Отцу; то совершенно // Вы свободны от отве<т>ственности пред Богом, лишь бы не перестали молиться Его Благости о обращении их на путь правый30. Верьте, что они или обратятся на оный путь, или сам Бог покажет явное знамение к наказанию неправых и к прославлению действующих к славе Его.

Душевно я рад, что Вы соединены ныне с родными своими по плоти в Духовном Вашем общежитии. Писавшая Ваше послание способна бы была сама быть Секретарем, но презревшая с сестрою своею Секретарство и все мирское, конечно утешат Вашу душу радостию препрославленною. Чего желая Вам, прошу засвидетельствовать, чем от меня приискреннее желание мое им от И<исуса> Христа31, Подвигоположника пренебесных благ за добрые их подвиги. Призывая на Вас благословение Божие, имею честь с христианскою любовию пребыть Вам вседоброжелательным

Михаил, Епископ Иркутский.

22. Декабря 1823 г.

Иркутск.

 

6.

Высокопреподобный Отец Зосимо,

Почтенный о И<исусе> Христе Брат!

Писание Ваше от 11 д<ня>. Апреля я получил с удивлением, горестию и смущением. Все сии чувствия конечно произошли во мне от обыкновенной слабости, сродной человечеству. Ибо я бренный при сем случае рассуждал: можно ли было думать, чтобы доброе основание Богоугодного дела, с чистейшим расположением к распространению славы Божией предпринятого, не восприяло доброго успеха и не достигло доброго конца? Как суетна надежда наша на князи и на сыны человеческие (ср. Пс 145:3), из коих и малые и великие, и хранители и исполнители правосудия самый закон святейший превращают в орудие зла и притеснений себе подобного32? Кто, кроме Всесильного Бога, может подкрепить бедного человека, когда он изнемогает под бременем креста и непредвиденных искушений? — Сии и подобные мысли, тяготившие меня при чтении Вашего письма, и теперь бродят в моей голове. Но перечитывая // его, и находя, что все случившееся с Вами, и неприятное и несправедливое и жестокое Вы имеете дух переносить с терпением, стыжусь моей слабости, и благодарю Спасителя Бога, что пример Ваш убеждает и меня к терпению. Буди слава Ему единому и за добро, которое иногда соделываем мы при благодати Его, и за зло, которое переносим по воле Его. То и другое да руководствует к Богоподобному совершенству и к достижению вечного блаженства, вот чего единого желаю Вам и себе! Больше сего в утешение Ваше и свое не могу теперь сказать ни слова.

Благодарю Ваших племянниц за чистописание, которое слабым моим очам помогло легко прочитать Ваши мысли, а паче за соучастие их в страданиях и искушениях Ваших. Вы меня снова одолжите, если при случае уведомите, куда Вы с ними обратитесь для жительства и пр.

Дай Бог дождаться Вам нового Пастыря в Тобольске. Только не меня. Я уже стар для сего града, в котором гонят и святых. //

В Бозе почившего Брата Нашего Василиска, я должен поминать в моих молитвах, а Вас прошу иногда помолиться о недавно умершем рабе Божии Алексее, ближайшем моем родственнике.

Наконец призывая на Вас со всеми святыми женами, сущими при Вас, благословение Божие, имею честь с Христианскою любовию пребыть

Вашего Высокопреподобия

Почтенного о И<исусе> Христе Брата

всеусердный слуга

Михаил, Епископ Иркутский.

2. Маия 1825 г.

Иркутск.

Письма сестер

В 1821 г., по благословению архиепископа Тобольского Амвросия (Келембета; †1825; на кафедре — в 1806–1822 гг.) преподобный Зосима предпринимает свое первое по выходе из пустыни путешествие в Петербург. Его целью было добиться в Святейшем Синоде указа о возобновлении Туринского монастыря33. С собой он вез письмо сестер, написанное “на уверение Святейшего Синода” в их твердом желании быть под руководством старца и иметь его попечителем организуемой обители34. В марте следующего 1822 г. отец Зосима находился в Петербурге, где встречался с членами Синода и министром Духовных дел князем А. Н. Голицыным35. Двое из членов Синода послали сестрам свое письменное благословение36.

Ко времени этой поездки относятся второе письмо сестер37, письмо первой ученицы старца Анисьи Конюховой38 и первое письмо Евдокии Романовой39. Очевидно, они были написаны в ответ на неизвестное нам послание отца Зосимы, в котором он еще раз спрашивал сестер, уверены ли они в своем решении жить в монастыре под его попечением.

На следующий год преподобный Зосима предпринял новое путешествие в европейскую Россию. Нужно было посетить Петербург, где предстояло представить в Синод устав новой обители, испросить возвращения монастырю ранее принадлежавших ему земель, а также собрать средства на восстановление монастыря. Кроме того, старец предполагал посетить Смоленскую губернию, свою родину и увидеться с родными, связь с которыми была прервана в течение примерно 30 лет40. Ко времени этого путешествия относится второе письмо Евдокии Романовой, третьей ученицы старца41.

1.

Во имя О[т]ца и С[ы]на и С[вя]таго Д[у]ха. Аминь!

От духовных дочерей старцу Зосиме, именуемому Захарию.

Сие еще тебе, о[т]цу нашему аки вновь написахом и вручихом на уверение Святеищаго Синода, святителем Христовым; что мы не отмещемся от тебе, но желаем пребыти к тебе таковыми и поступати тако, якоже в прежнем нашем завещании изъявлено пред Господем Богом42, а посему никоторой начал<ь>нице дондеже ты в живых в полное повиновение отдатися мы не склонны, и никакой монастырь, ниже иное какое место может нас умиротворить, лишася твоего духовного наставления и попечения, яковое ты обещался пред Богом <оказы-вать> и ныне являеши нам, разве точию святителие Святеищаго Синода рекут, яко есть богопротивно таковое наше к тебе, а твое к нам обязател<ь>ство о Христе и еже бы нам твоим наставлением спасатися; но тогда будем мы неповинны, ибо они Богу отвещают, аще по их повелению разлучася с тобою последует потеря нашему спасению, ибо ныне, ради нашего пре-//дания и послушания к тебе, по глаголу святого Иоанна Лествичника, ты бы был судим за наше спасение43. Сестра твоя духовная

Настасья Васильева

предавшиеся тебе в повиновение дочери твои д[у]ховные

Наталья Васильева

Евдокия Романова

Онисия Конюхова

и мы новоначал<ь>ные дочери твои духовные

Елена Кораблева

Зиновия Шебалина

Настасия Костромина

Собранным о Господе Сестрам и Богомолицам посылаю благословение Господне, и прошу о незабвении в молитвах.

Смиренный и грешный Иона АрхиЕпи[с]коп

Тверский44

Марта 13.

1822. //

благословение мое посылаю.

Варлаам Митрополит45.

Подписи архиепископа Ионы и сестер на первом письме

Подписи архиепископа Ионы и сестер на первом письме

Старец Зосима. Рисунок неустановленной сестры. Карандаш. Акварель

Старец Зосима.
Рисунок неустановленной сестры.
Карандаш. Акварель

2.

Во имя Отца и С[ы]на и С[вя]таго Д[у]ха. Аминь.

Чеснейший о[т]че Зосимо бл[а]гослови!

Поверьгаем мы себя с помощию Б[о]жиею, со упованием на общею помощницу Царицу Н[е]б[е]сную совершить начинаемое нами46. Во-первых, за любовь сладчайшего нашего Ии[су]са; во-вторых, за бесчисленные <соделанные> нами согрешения лежим у чесных и многотружденных отеческих ног. Приими нас в свое наставление и отеческое распоряжение; мы просим и заклинаем самой Матерью Б[о]жиею, чтоб не совершалася ни единая наша воля, яже зла есть и непотребна стена и предградие самому Создателю; поступай с нами, как требуется от совершен<н>ых послушниц, ни в чем не щади нас, истребляй, искореняй все страсти смердящие, которые отлучают нас от любви сладчайшего Ии[су]са, ради Которого мы оставили всю радость мира сего, а больше всего родных своих, умерли миру, желаем умереть и воле своей, желаем и скорбим, какими бы судьбами пожить во угодность пресладчайшему Ии[су]су, но три года живучи47, ни единой добродетели не совершилися, прогневляли Создавшего, оскорбляли огорчали каждый час и минуту твою с[вя]т[ы]ню; чем будем платить, чеснейший о[т]че, твоему незлобию, терпению, не знаем, просим истин<н>ого прощения, проклинаем и заклинаем свою волю и свое пагубное // рассуждение, с сего времени желаем и просим и молим Его Верховное Существо, что приимать из уст твоих, как от Самого Г[оспо]да, чтоб больше сих слов тебе от нас скаредных не слышать, как то: прости, бл[а]гослови и не знаем; желаем быть такими до гроба нашего.

Гнуснейшая всех тварей и грешнейшая, недостойная раба и, если не отвергнешь, дочь твоя духовная Анисия.

Гнуснейшая самих бесов, недостойная быть и рабою твоею! Наталия48.

Мерская и гнусная Евдокия,

не смею дочерью нарещися;

ежели по своему отеческому милосердию

не отринешь, повергаюся под ножие

на веки.

 

3.

Во имя О[т]ца и С[ы]на и С[вя]таго Д[у]ха. Аминь.

Б<о>голюбезнейший и Б[о]гом избран<н>ый, преподобный честный о[те]ц Зосима, благослови. Припадаю к твоей благостыне и к честным стопам твоим, прошу приятного твоего отеческого благословения и во всем моим согрешениям прощения и не забуди меня грешную во с[вя]тых молитвах, и от всея души моея тебе земно кланяюсь. Спаси тебя Г[оспо]ди и помилуй, б[о]голюбезнейший и дражайший о[т]че с[вя]тый, за твою б[о]гоприятную ко мне отеческую любовь и милосердие и за усердное твое старание и труды и попечение о спасении о душах наших грешных. За все тебя, Г[оспо]ди, вознагради в будущем. Любезнейшей о[т]че с[вя]тый, ты спрашиваешь о истин<н>ом к тебе о Б[о]зе усердии49; прости Г[оспо]да ради, я тебе не умею грешная изъяснить мое к тебе о Б[о]зе усердие и любовь; за Б[о]жию помощию люблю и почитаю наипаче рождшего о<т>ца, Г[оспо]дь видит, что мне не нужна и обит<е>ль без тебя; я за Б[о]жию помощию желаю быть под твоим покровительством до гроба моего со упованием на Божию помощь твоими с[вя]тыми молитвами в нерассудном послушании за любовь Б[о]жию. Г[оспо]дь сказал: не творю волю Свою, но волю пославшего Мя О[т]ца (ср. Ин 6:38). Прости Б[о]га ради, о[т]че с[вя]тый, меня грешную и недостойную, благослови, моли Б[о]га о мне грешной. Цалую о Г[оспо]де следы твои. Дочь твоя духовная и раба и послушница усердная Анисия Конюхова.

Сестра Настасия50 тебе земна и усердна кланяется и просит благословения и с[вя]тых твоих молитв. За Б[о]жию помощию, твоими молитвами, желает быть на всю жизнь твоей дочерию духовною и послушницею усердною, она тебя любит и почитает, паче рождшего о[т]ца и матери.

 

4.

Во имя О[т]ца и С[ы]на и С[вя]таго Д[у]ха. Аминь.

Чеснейший б[о]голюбезнейший о[т]че Зосима, припадаю к многотрудным стопам твоим, благослови. Сам ты знаешь, дражайший о[т]че, что я многократно, яко о[т]цу рождшему и о<т>целюбивому, о Хр[и]сте тебе предалася и уповаю на твою жаласлевейшую душу, искоренишь и спотребишь мои послушнические недостатки, а своими с[вя]тыми молитвами неи<с>­чер­паемую глубину милосердия Б[о]жия умилостивишь, меня недостойную вчинить <среди> истинных послушниц, а я окаян<н>ейшая желаю и молю, положить начало благое во угождение сладчайшему Ии[су]су послужить, и твою успокоить многокрушительную д[у]шу. Впрочем, прости меня, препочтен<н>ей­ший о[т]че, не стараюся много оказывать искренности на бумаге, а желаю и молю сколько сил моих есть Споручницу нашу, Царицу Н[е]бесную, совершить подвиг искрен<н>ой послушницы. С сим желанием лежу у ног твоих чесных, благослови, огради своими заочными молитвами. Остаюся много-премно­гогрешная, ежели не выключишь за недостоинство мое, дочь твоя д[у]ховная

Åâäîêия Романова.

Записка преподобного Зосимы, обращенная к сестрам

Записка преподобного Зосимы,
обращенная к сестрам

5.

Во имя О[т]ца и С[ы]на и С[вя]таго Д[у]ха. Аминь.

Чеснейший о[т]че Зосимо, благослови!

Припадаю к чесным стопам твоим, открываю искренность сердца моего пред всевидящим оком, пред сладчайшим Ии[су]­сом. По истине, чеснейший о[т]че, о Б[о]зе я тебя люблю и желаю о имени сладчайшего Ии[су]са моего и впредь тебя любить всем моим сердцем, всею моею душею, и я желала бы сим <будущим> време<не>м вознаградить все то время, когда я тебя огорчала, воз<наг>радить те злополучные дни, когда я окаянная по нерассуждению своему тебя прогневляла. Почто все дни моей жизни не были таковы, как ныне! Непрестанно существовала бы в небе и в продолжении всей моей жизни. Сим единым словом прошу Создателя моего: о, Б[о]же мой, я желаю любить того тоюже любовию, какою Ты его любишь, за то самое, что он к Тебе меня окаянную привлекает и поочряет на Твои с[вя]тые заповеди. За сие самое не знаю, как нарещи тебя — по д[у]ху о[т]цем и наставником? Больше сего чувствую в сердце моем. По плоти ро<ж>дшим о[т]цем? Сего еще большее чувствую в сердце моем. Не могу изъяснить, только представляю себе обладателя по Бозе всей моей жизни и будущего блаженства, в твоих руках полагаю смерть и живот. О, несказанное <море> щедрот и глубина милосердия Б[о]жия! В мерзкое и скаредное мое сердце <проник> такой луч д[у]ховной о Б[о]зе любви! Дражайший // о[т]че, к тебе коснулася в теперешних мыслях. <Аще> паки Создатель мой от меня не отступится, и до веку желаю быть таковая сим усердием, явись бы какое злострадание или злоключение не было, только быть с тобою в одном месте, и наслаждаться от тебя д[у]ховной беседой и принимать твои гл[а]голы, как от Самого Спасителя мира. Я сие понимаю и благодарю Создателя моего. О, Б[о]же мой, Спаситель мой, верховный Бл[а]годетель мой: все побудительные причины обязывают меня ко с[вя]тому пребыванию, к истинному послушанию; сими словами молю Его бл[а]гостыню: просвети меня в моих начатых предприятих, Ты ущедри меня великими Твоими милосердиями. Я, с моей стороны, ничего так не желаю, как привергнуться к Тебе навеки, и употребить к тому все средства, которые зависеть будут от меня, от моей верности, от моих попечений, от моих неусыпных стараний. Вот каковые я наипаче вознамеряюся принять и посвятить должной моей к Тебе бл[а]годарности. Просвети меня в моих предприятиях, подкрепи меня в моих решениях. А тебе, чеснейший о[т]че, еще осмеливаюсь открыть, тебе, ро<ж>дшему о[т]цу и попечителю моего спасения, как тебе за благо окажется и как в тебе С[вя]тый Д[у]х приcуд­ствовать51 будет, а я свои чувства открываю тебе. Желаю выключена быть из числа старших, недостойна сего звания быть себя вменяю, со упованием на Б[о]жию // помощь да на твои с[вя]­тые молитвы, желаю быть последнейшей всех во с[вя]той сей обители, а определена в числе работниц монастырских, а что заключается до нашего вечного завета, он, кажется, сим не нарушится. Ежели пресладчайший мой Ии[су]се не отвратит лица Своего от меня мерзкой, то из сего завету не изгладит меня за сие и от тебя, ст[арц]а моего за твои с[вя]тые м[о]литвы да по милоcердию Своему не отлучит в будущем меня от тебя <за то>, что я была работницею монастырскою. А я себя, по своему окаянству и пренаполненною всеми ядовитыми страстями, не имевши смирения, может сим не смирюся ли и не приведу ли себя во смирение. Да и оказал нам преподобный Исидор: сначала не с любовию нес сей подвиг, но потом получил истинное смирение52. Хотя я червь и пепел супреть сего угодника Б[о]жия, но только не знаю, чем получить смирения и пожить во угождении создавшему нас. Хотя я немочнейшая и слабейшая, а желаю быть таковая. С сим желанием прости меня, всечеснейший о[т]че, что я предлагаю сие. Не подумай, что<бы это> было из какой-нибудь фальши, но самою порукою поставляю Царицу Н[е]б[е]сную, что истинно желаю сего, с сим желанием отдаюся в полную с[вя]тую волю твою, чеснейший о[т]че.

Что касается <до бывшего> по разлучении тебе от нас, не могу исчислить согрешений моих, приношу раскаяние, прошу во всех <согрешениях> прощения. Еще истинного прощения прошу за сие: без тебя, путеводителя моего, много вольничала, сама себе посты и поклоны определяла. Искренно прошу за сие прощения, лежу у ног с[вя]тых твоих, помоги мне своими с[вя]тыми молитвами исполнить мою обязанность въсхотства53 с[вя]таго Ев[ан]гелия к твоему преподобию. Ежели не отринешь, дочь твоя д<у>ховная многогрешная Евдокия. //

Чеснейший о[т]че, еще повторяю, открываю все мое тревожащее<ся> и нетвердое сердце в рассуждении теперешнего моего спокойного д[у]ху, но чтоб впредь быть непоколебимой, сими словами подкрепляю и подтверждаю сама себе. Вкорени во мне, о Б[о]же мой, о Б[о]же с[вя]тый, спасительный страх, восприими, о душе моя, восприими ныне достохвальное и твердое намерение быть столько попечительною, сколько была ты нерадивою и к чеснейшему о[т]цу моему неуважительною, будь же уважительнейшею, ополчись бодростию против твоей боязливости, против гласов твоего самолюбия быть истинной и совершенной послушницею, не иметь ни в чем своей воли и желания, подражай сим великим душам, которые ревностно уловляют все случай к преуспеянию в путях Б[о]жиих. Сими словами прошу, Б[о]же мой, Спаситель мой и О[те]ц мой, я отдаю себя во всем в Твою волю, то есть в недро преизящной Твоей бл[а]гости. Я знаю, что Ты бесконечно премудр, и Тебе известно все, что на пользу, бесконечно бл[а]г и желаешь только доброго. Утверди меня к дражай<ше>му о[т]цу моему быть совершенною ев[а]нгельскою во всем послушницею!

Припадаю к стопам твоим, чеснейший о[т]че, прошу прощения, что я окаянная не могу выполнять твоей данной <мне> заповеди питатися уставом с[вя]того Каллиста, но всегда побеждаюся чревом. По сему окаянству моему, хотя мало вкушу сладостных брашен, не могу воздержатися от них. Сие способнейше для меня окаянейшей есть один хлеб один раз в сутки54. Какую меру сам назначишь, за Б[о]жиею помощию той буду довольна, желаю за любовь сладчайшего Ии[су]са сим питатися, как тебе, чеснейший о[т]че, за бл[а]го будет, так и определи меня. Я, как от самого Спасителя, прииму сие. С сим желанием лежу у ног твоих, прошу навеки благословения многогрешная Евдокия. 

 

Письмо Евдокии Романовой. Последняя страница

Письмо Евдокии Романовой.
Последняя страница

Еще55, чеснейший о[т]че, с великою с горестию сие открываю: в праздничные дни со сладостию все вкушаю, а больше всего за сие обливаюся горькими слезами, что Создателя моего прогневляю и тебя, дражайший о[т]че, огорчаю, услаждаюся какой нинаес<т>ь травой вареной. Помолися, чеснейший о[т]че, о мне, когда бы могла, подражать тебе сим, что бы не вкушать никогда сие, не услаждаться в сем свете ничем.

Сибирский период жизни преподобного Зосимы:
основные события

Можно думать, жизнь в Сибири была особенно памятна преподобному Зосиме. Здесь он в полной мере отдался отшельнической жизни, познал ее неизреченные радости и великие искушения. Здесь он вышел на подвиг руководства душами, вкусил радость духовного отцовства и горький оцет, поданый отступившими чадами. В этот период он сформировался как муж великой духовной силы и доверил свой опыт бумаге.

Основной источник сведений о преподобном Зосиме — жизнеописание старца, написанное его племянницами. В их труде не все события жизни Преподобного имеют однозначную хронологическую привязку; в частности, не датировано такое важное событие, как конец пустынного жития и начало общежития сестер. Это вполне объяснимо тем, что сестры Верховские присоединились к общине преподобного Зосимы в 1823 г. Рассказ о предшествующих годах ведется в общих чертах, содержит немногие опорные даты, по всей вероятности, почерпнутые из воспоминаний самого старца, а также относительные датировки. Например, жизнеописатель утверждает, что преподобные Зосима и Василиск прожили в пустыне 24 года или 25 лет56. Скорее всего, эта дата условна и указывает не точный срок пустынножительства, а его порядок, тем более что это указание расходится с другими датами, приведенными в жизнеописании57. Опубликованные документы освещают самый ранний и малоизвестный период существования общины преподобного Зосимы: 1818–1825 гг. Они дополняют биографию старца, позволяют уточнить датировки многих событий.

Согласно жизнеописанию, первые три ученицы старца пришли к нему одна за другой через непродолжительные промежутки времени, и произошло это незадолго до 1820 г.58. Уточнить дату встречи преподобного Зосимы с его первой ученицей Анисьей Конюховой59 помогает письмо епископа Михаила от 23 октября 1818 г. В нем Владыка упоминает два письма старца, в которых тот рассказывал архипастырю о “предавшихся и предающихся” его “духовно-братственному водительству”. Первое из этих писем было написано 27 июля, а второе — 17 октября. Таким образом, в июне — июле и в сентябре — октябре 1818 г. духовная семья преподобного Зосимы пополнилась двумя новыми членами. В начале следующего 1819 г., как это следует из первого “заветного” письма, она состояла из трех человек: Анисьи Конюховой, Натальи Васильевой и Евдокии Романовой. О ком же из них писал преподобный Зосима епископу Михаилу? Множественное число в высказывании епископа Михаила наводит на мысль, что в июле у старца была уже не одна ученица60, следовательно, в письме Преподобного от 27 июля речь шла о второй его ученице, Наталье Васильевой. Думается, мы не ошибемся, если датируем встречу Анисьи Конюховой с преподобным Зосимой и, следовательно, начало его старчества первой половиной 1818 г. Вероятно, что в июле — октябре 1818 г. преподобный Зосима задумал “Поучение о послушании” и начал работать над ним61.

Богато событияìè было и начало 1820 г., когда, согласно жизнеописанию, в Сидоровке был построен келейный корпус62. Дело в том, что имя советницы Васильевой отсутствует среди подписавших “заветное” письмо, но появляется под “завеща­нием об имуществе” и под общим письмом епископу Михаилу, датированным старцем 1 марта 1820 г. Следовательно, смерть советника должна была наступить раньше этой даты, но в том же году, так как строительство келейного корпуса, которое он финансировал, приурочено жизнеописанием к 1820 г.

Остальные события легко датируются через сопоставление различных источников. Не вполне ясна лишь продолжительность пребывания старца в Тобольске после смерти архиепископа Амвросия, поскольку нам не удалось установить точную дату приезда на место службы губернатора Д. Н. Бантыш-Ка­менского (*1788–†1850)63. Таким образом, мы получили следующую хронологию.

1797, весна — преподобные Василиск и Зосима покидают остров Коневец64
1798, осень — начало пустынножительства в Сибири65
1799, весна — приключения в сибирском лесу66
1799, осень — начало пустынножительства между Кузнецком и деревней Сидоровкой67
1818, январь–июль — Анисья Ивановна Конюхова начинает окормляться у преподобного Зосимы; переселение ее из Кузнецка в Сидоровку
1818, июль — присоединение к вдове Анисье Натальи Матвеевны Васильевой
1818, сентябрь–октябрь — купеческая сирота Евдокия Романова присоединяется к первым ученицам
1818, июль–октябрь — 1823, октябрь — работа над “Поуче-нием о послушании”
1819, 2 февраля — “завет” с Анисьей Конюховой, Натальей Васильевой и Евдокией Романовой
1819, 2 апреля — “завет” утвержден епископом Михаилом
1820, январь — строительство келейного корпуса в Сидоровке
1820, январь–февраль — смерть коллежского советника Васильева и присоединение его вдовы Анастасии Николаевны Васильевой к общине отца Зосимы; составление “завещания о имении”
1820, февраль — первое смущение с Васильевыми68
1821, весна–начало лета — встреча с архиепископом Тобольским Амвросием (Келембетом)69
1821, сентябрь–октябрь — 1822, сентябрь–октябрь — поездка в Петербург по делу о возобновлении Туринского монастыря70
1822, осень–начало зимы — переселение в Туринск
1823 второе путешествие в европейскую Россию и воссоединение с племянницами; постриг их в московском Симоновом монастыре71
1823, октябрь — донос Васильевых, обнаружение его и их отъезд в Тобольск72
1823, ноябрь — возвращение Васильевых, нестроения в обители; прошение преподобного Зосимы об увольнении от должности попечителя (отослано, вероятно, в январе следующего года)73
1824 назначение следствия и комиссии по этому делу; удаление старца из монастыря74
1824, ноябрь — переезд преподобного Зосимы с племянницами в Тюмень75
1824, 29 декабря — кончина преподобного Василиска76
1825, 3 января — возвращение старца Зосимы в Туринск
1825, 4 января — погребение старца Василиска77
1825, вторая половина января — приезд в Тобольск и свидание с архиепископом Амвросием (Рождест­вен­­ским)78
1825, 14 февраля — кончина архиепископа Амвросия; новая волна притеснений79
1825, осень (?) — отъезд преподобного Зосимы из Тобольска в Москву80. Конец сибирского периода его жизни
1825, конец ноября–начало декабря — отъезд из Туринска преданных преподобному Зосиме сестер81.

 

1Замечательным примером этого служит книга: Монахиня Игнатия. Старчество на Руси. М., 1999.

2Ныне — преподобномученик. Включен в Собор новомучеников и исповедников Российских в декабре 2000 г. О нем см. Монахиня Игнатия (Петровская). Высоко-Петровский монастырь в 20–30 годы // Альфа и Омега. 1996. № 1(8). С. 114–135; Схиархимандрит Игнатий (Лебедев). Письма из заключения старца Зосимовой пустыни и Высоко-Петровского монастыря // Альфа и Омега. 1997. № 1(12). С. 90–133; За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь. 1917–1956. Биографический справочник. Книга первая. А–К. М., 1997. С. 485–486; По воспоминаниям мон<ахини> Игнатии П. Монашество последних времен. Жизнеописание схиархимандрита Игнатия (Лебедева). М., 1998 (неавторизованный (!) печатный вариант воспоминаний 1945 г.); Монахиня Игнатия. Старчество на Руси. С. 69–79, 165–171, 214–315; Монахиня Игнатия. Старчество в годы гонений. Преподобномученик Игнатий (Лебедев) и его духовная семья. М., 2001; Патерик новоканонизированных святых // Альфа и Омега. 2001. № 1(27). С. 254–257.

3Монахиня Игнатия. Старчество на Руси. С. 104–105. На некоторых письмах сохранились пометы, сделанные преподобномучеником Игнатием.

4См. последний раздел данной статьи “Сибирский период… основные события”.

5Очевидно, непосредственным поводом для его составления стало получение наследства одной из духовных дочерей старца, Натальей Васильевой. См.: Житие и подвиги в Бозе почившего блаженной памяти старца схимонаха Зосимы, его изречения и извлечения из его сочинений. В 2-х частях. Ч. 1. М., 1889. С. 107. Ср. “Сибирский период… основные события”.

6Эти наставления посвящены основам иноческой жизни: нестяжанию, братолюбию, более всего — должным отношениям с духовным отцом и послушанию. Представляется, что они писались старцем Зосимой специально для чтения в собрании сестер. На это указывает, например, Слово 43: “К спящим на чтении поучения”. Ср.: “После утренних молитв <…> до прихода священника иногда отец Зосима читал вслух какое-либо поучение св<ятых> Отцев: и все около него сидели на помосте церковном и слушали <…> Мысль старца была та, чтобы души всех были приготовлены к утреннему славословию или молитвою, или слушанием духовного поучения”. — Житие и подвиги… Ч. 1. С. 133. Преподобный Зосима в своих поучениях откликается на события внутренней жизни братства. Нетрудно увидеть в Словах “О иноцех, подобящихся диаволу” (6-е), “К развращенному послушнику” (9-е), “О лгущих противу своего спасения” (30-е) и др. отражение тех скорбей, которыми омрачалась жизнь его паствы в Сибири. Вместе с тем это позволяет нам видеть в “Поучении о послушании” своего рода хронику духовной жизни общежития старца Зосимы, а также довольно точно датировать многие фрагменты “Поучения”. Так, Слово 22 “К престарелым побуждение к подвигам иноческим” наверняка обращено к А. Н. Васильевой, вдове советника Васильева и должно быть датировано началом 1820 г. Последнее, 45 Слово “О оставлении иночества, духовного Отца и братства”, очевидно, соотносится с отъездом матери и дочери Васильевых в Тобольск в октябре 1823 г. (см. “Сибирский период… основные события”). Таким образом, “Поучение о послушании” писалось в 1818–1823 гг. (О начале работы над ним см. прим. к первому письму епископа Михаила). Фрагменты из “Поуче­ния о послушании” были напечатаны в жизнеописании старца: Житие и подвиги… Ч. 2. С. 43–85. Полностью оно будет опубликовано нынешним летописцем Троице-Одигитриевой пустыни Л. А. Верховской по списку Троице-Сер­гие­вой Лавры (Отдел рукописей РГБ. Ф. 304 II. Д. 231. Л. 1–124 об.). Выражаем нашу признательность Л. А. Верховской за возможность пользоваться ее копией с этого списка, которую она нам любезно предоставила.

7Следующая фраза из 30 Слова “Поучения”:Да не отлучит его <ученика> в вечности от единодушных братий <…>” (Л. 82 об.), — представляет собой аллюзию на текст первого “заветного” письма. Это Слово, по нашему мнению (см. предыдущее примечание), написано после 1820 г.

8На сгибе листа просматривается филигрань: НВ . Направление литер — вдоль сгиба сверху вниз. В левой части листа вверху в том же направлении — знак, напоминающий цифру 6.

9До этого места — рукой старца. Далее — рукой Натальи Васильевой.

10Приписка епископа Михаила публикуется по современным грамматическим нормам с сохранением графических особенностей оригинала.

11Первые две строки — рукой старца, имитация книжного полуустава. Далее весь текст, кроме подписей, — рукой старца. Вторая страница, как и первая, начинается крестиком.

12Две строки обращения — рукой Натальи Васильевой, скоропись.

13Подписи — автографы сестер.

14То есть преподобный Василиск.

15Сомнительное чтение.

16Подписи — автографы сестер. На четвертой странице листа надписи коричневыми чернилами: рукой преп. Зосимы скорописью — Завет от иркутского архиерея и Рахили. Рядом рукой Анастасии Васильевой: и письма и племянниц. Рахиль — имя в рясофоре Натальи Васильевой. См.: Житие и подвиги… Ч. 1. С. 150.

17Житие и подвиги… Ч. 1. С. 114.

18Там же. С. 111, 126, 138–139.

19Письма епископа Михаила написаны на листах белой, № 5 — бледно-синей бумаги в 4° (19×23 и 20×25 (№ 4 и № 6) см) коричневыми чернилами. На бумаге писем № 4 и № 6 верже почти не просматриваются. По правому краю письма № 3 — нижняя часть нечитаемой литерной филиграни. Письма публикуются впервые по современным грамматическим нормам с сохранением графических особенностей оригинала и некоторых индивидуальных написаний. Подчеркивания оригинала и адреса цитат из Священного Писания, восполненные нами, отмечены курсивом. Условные обозначения — те же, что и в “заветных” письмах.

20Смолич И. К. История Русской Церкви. 1700–1917. Ч. 2. М., 1997. С. 252.

21Перу преподобного Зосимы принадлежат четыре известных нам труда: “Сказание” о действиях молитвы Иисусовой, “Поучение о послушании”, “Житие… старца Василиска” и “Записки о жизни… Петра Алексеевича Мичурина”. “Сказание” и “Житие” были написаны после смерти старца Василиска (†1824). Следовательно, первым из упомянутых епископом Михаилом сочинений могли быть “Записки” или какая-то часть “Поучения о послушании”. (Так, Слово 1 “О вступлении в иночество и о нестяжании”, самое пространное в “По­уче­нии”, занимает Л. 6–21 об. и вполне могло быть названо книгой). Под вторым сочинением возможно подразумевалось “Поучение” или его продолжение.

В XIX–начале XX вв. “Сказание” довольно широко было известно в списках, но опубликовано по одному из них лишь в последние годы: Сказание о дивных случаях, монаха Василиска, при прохождении внутренной Иисусовой молитвы, писанных в оное время учеником его — монахом Зосимою // Лабынцев Ю. А., Щавинская Л. Л. Белорусско-украинско-русская православная книжность межвоенной Польши: Исследования и публикации по материалам экспедиции 1996 г. М., 1999. С. 114–139. Список “Сказания”, принадлежавший Оптиной пустыни, хранится в Отделе Рукописей РГБ. “Записки” и “Житие” опубликованы Оптиной пустынью: Записки о жизни и подвигах Петра Алексеевича Мичурина, монаха Василиска и юродивого Ионы. М., 1849; Житие монаха и пустынножителя Василиска, писанное учеником его Зосимою Верховским. М., 1849.

22Неизвестны обстоятельства переписки отца Зосимы с Барнаулом.

23Ср.: Житие и подвиги… Ч. 1. С. 107–108.

24То есть человеку, не имеющему священного сана, каким был преподобный Зосима.

25Сомнительное чтение.

26Верх листа, на котором написано это письмо, оторван. На обороте было письмо преподобного Зосимы, от которого сохранилась подпись и дата: 1820 марта 1. числа, а также — письмо сестер — рукой Натальи Васильевой, скорописью, подписи — автографы сестер.

27В оригинале вм. ч написано п.

28Неясно, о ком и о каких нестроениях идет речь. Возможно, у молодого братства отца Зосимы непросто складывались отношения с местными жителями. Ср.: “Через несколько времени и старцы и сестры увидели много неудобств завести и устроить общежитие в этой деревне, ибо и церковь была далеко, и земля, на коей они поселились, принадлежала казенным крестьянам”. — Житие и подвиги… Ч. 1. С. 109. Однако выражение епископа Михаила скорее наводит на мысль о нестроениях внутри самой общины, возможно, вновь связанных с матерью и дочерью Васильевыми.

29Осенью 1823 г. мать и дочь Васильевы составили тайный донос Тобольскому архиерею, в котором содержались необоснованные обвинения преподобного Зосимы, требование удалить его из монастыря и поставить игумению (имелось в виду — Анастасию Васильеву). По обнаружении этого поступка Васильевы продолжали упорствовать, угрожали старцу и стали причиной многих нестроений в обители. “Тогда отец Зосима написал два прошения почти одинакового содержания: одно к Тобольскому преосвященному, другое в Святейший Синод. В том и другом он просил увольнения от должности попечителя и свободы возвратиться в пустыню. Если же не соизволят на его увольнение, то просил удалить из обители возмущающих спокойствие оной и препятствующих завести образ жизни по общежительным правилам Василия Великого”. — Житие и подвиги… Ч. 1. С. 136–140.

30После того, как козни Васильевых были обнаружены, они уехали в Тобольск и добились у местного архиерея пострига в рясофор. Преподобному Зосиме они привезли “письмо от владыки, в коем владыка приказывает старцу-попечителю принять их благосклонно, дать им <…> свободу жизни и всякое спокойствие. Отец Зосима со смирением все исполнил, но скорбел душею, что так предупредили они против него архипастыря”. — Житие и подвиги… Ч. 1. С. 138–139.

31Так это неясное место выглядит в оригинале.

32После кончины в феврале 1825 г. архиепископа Тобольского Амвросия (Рождественского) старец Зосима, находившийся в то время в Тобольске в ожидании решения Синода по своему делу, снова подвергся притеснениям со стороны своих недоброжелателей: старшего члена Консистории, местного прокурора и др. Гонение прекратилось только после вмешательства светских властей. См.: Житие и подвиги… Ч. 1. С. 165–169.

33Житие и подвиги… Ч. 1. С. 110–114.

34Подобное письмо ранее старец представил архиепископу Амвросию. См.: Житие блаженного старца Василиска, писанное учеником его Зосимою Верховским. М., 1998. С. 87 (переиздание публикации 1849 г.).

35Там же. С. 87–88.

36Письмо написано на листе синей бумаги в 4° коричневыми чернилами; рукой Натальи Васильевой, скорописью. Филиграни: на правой стороне листа 18. На левой стороне листа — СФ. Начертание С похоже на полумесяц типа Лихачев (Лихачев Н. П. Палеографическое значение бумажных водяных знаков. Ч. I–III. СПб., 1899) 3724; начертание Ф — на крест типа Лихачев 2824, правый и левый конец “срезаны” как у “мальтийского”. Подписи сестер и приписки архиереев — автографы. Вторая страница, как и первая, начинается крестиком.

37Письмо написано на листе синей бумаги в 4° черными чернилами, рукой Евдокии Романовой; почерк — имитация полуустава. Филиграни: правая сторона — два кольца, верхняя дуга шире, чем нижняя (или 00). Левая сторона изнутри: натянутый лук треугольной формы, стрела — острием вправо, без перьев (ср. Лихачев 274–278); далее — 20. Знаки средней величины. Подписи сестер — автографы. Сохранился черновик этого письма. На нем отчетливо видны водяные пятна (текст обходит одно из них). По предположению монахини Игнатии, — это слезы сестер. См. Монахиня Игнатия. Старчество на Руси. С. 105. На первой странице чистовика в верхнем левом углу синим карандашом — помета преподобномученика Игнатия (Лебедева): обещание завета сестер.

38Письмо написано на листе синей бумаги в 4° (левая сторона листа отсутствует) черными чернилами; почерк — имитация полуустава. Филиграни: неопределенная фигура, лежащая на верхней горизонтальной линии; в центре — 8, внизу — крюк, повернутый в сторону 8. Центральный знак малой величины, остальные — средней.

39Письмо написано на обрезанном листе синей бумаги размером 15Ч16,3 см коричневыми чернилами; почерк — имитация полуустава.

40Житие и подвиги… Ч. 1. С. 115–117.

41В этом письме упоминается “святая обитель”, в которой находится автор, то есть оно не могло быть написано до переселения в Туринский монастырь осенью 1822 г. При этом нет никаких намеков на нестроения и скорбные обстоятельства, следовательно, письмо написано не в период вынужденного удаления старца из монастыря в 1824 г. Не могло оно быть написано и позже: бумага сходна с той, на которой написаны первое “заветное” письмо и первое письмо сестер, что указывает скорее на Сибирский период жизни преподобного Зосимы.

Письмо написано на листе синей бумаги в 4° черными чернилами; почерк — имитация полуустава. Поля отчерчены карандашом: внутреннее поле 1,2–1,5 см от сгиба, внешнее — 2,5 см. Филиграни: правая сторона — СМС. Левая сторона: натянутый лук треугольной формы, стрела — острием вправо, без перьев (ср. Лихачев 274–278); далее — 20 (ср. Лихачев 3597). Ср. 2-е письмо сестер. Знаки средней величины. Письма публикуются впервые. В первом письме написания приближены к современным нормам, в остальных — за исключением оговоренных случаев полностью исправлены в соответствии с ними. Явные ошибки и описки исправлены. Условные обозначения — те же, что и во втором “заветном” письме.

42То есть в первом “заветном” письме.

43Ср. “Кто в повиновении отцу своему приобрел совершенно чистую совесть, тот уже не боится смерти, но ожидает ее ежедневно как сна, или лучше сказать как жизни, достоверно зная, что во время исхода души не от него, но от наставника потребуется ответ”. — Цит. по: Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы, Лествица, в русском переводе. Слово 4, 50. Сергиев Посад, 1908. С. 40. Преподобный Зосима и его ученицы читали “Лествицу” в славянском переводе, возможно, в издании: Лествица. Варшава, 1785. Л. 64 об.

44Архиепископ Иона (Павинский; †1828) занимал Тверскую кафедру в 1821–1826 гг.

45Митрополит Варлаам (Эристов; †1830), бывший митрополит Мцхетский, Тифлисский и Карталинский, экзарх Грузии в 1817 г. был уволен от управления и введен в Святейший Синод.

46Имеется в виду, очевидно, — начало монастырской жизни, которое должно было произойти по возвращении преподобного Зосимы.

47Начало общежития преподобного Зосимы мы относим ко второй половине 1818 г. (см. “Сибирский период… основные события”). Следовательно это письмо было написано не ранее осени 1821 г. Однако особенности бумаги сближают его с письмом Евдокии Романовой 1823 г. (см. ниже) и, напротив, существенно отличают от первого письма сестер. Это означает, что первое и второе письма сестер не были написаны одновременно. Скорее всего, автор второго письма отсчитывал начало общежития с момента заключения “завета”. Таким образом, оно было написано в начале 1822 г., когда преподобный Зосима был уже в Петербурге.

48В черновике отсутствует подпись Анисьи Конюховой и есть (по правому полю) вторая подпись Натальи Васильевой: Гнуснейшая самих бесов, недостойная быть и рабою твоею, честнеиший о[те]ц Зосима! с помощию Б[о]жиею желающая подражать с[вя]тым сестрам в их начинании; много-окаянная, Наталия.

49Это место позволяет предполагать, что второе и третье письма сестер были ответом на неизвестное нам послание преподобного Зосимы.

50Вероятно, имеется в виду Анастасия Николаевна Васильева, мать Натальи Васильевой.

51Так в оригинале. Очевидно, автор производил это слово от корня суд.

52Имеется в виду подвижник, упомянутый в “Лествице” (Слово 4, 23–24). Происходя “из князей города Александрии”, при вступлении в обитель он был “весьма коварен, суров, зол и горд”. Игумен поручил Исидору стоять “у ворот обители и всякому входящему и исходящему” кланяться “до земли, говоря: помолись обо мне <…> я одержим злым духом”. В этом подвиге он пребывал семь лет, по прошествии которых скончался. “В начале, говорил он, я помышлял, что продал сам себя в рабство за грехи мои, и потому со всякою горестию, самонасилием и кровавым понуждением делал поклоны. По прошествии же года сердце мое не ощущало скорби, ожидая <…> награды за терпение. Когда минул еще один год, я уже в чувстве сердца стал считать себя недостойным и пребывания в обители <…> и поникши очами долу, а мыслию еще ниже, уже искренно просил входящих и исходящих помолиться обо мне”. — Лествица, в русском переводе. С. 28–29; Лествица [слав.]. Л. 52 об.–53 об.

53Так в оригинале. Вероятно, это слово произведено от восхотеть; тогда значение фразы может быть следующим: …исполнить мою обязанность евангельского въсхотства (=желания, стремления) к твоему преподобию. Ср. ниже “Утверди меня к дражай<ше>му о[т]цу моему быть совершенною ев[а]нгельскою во всем послушницею!”.

54“Иноков Каллиста и Игнатия Ксанфопулов наставление безмолвствующим, в сотне глав” проповедует “царский путь” умеренного поста. Оно предписывает в постные дни вкушать “сухие снеди” один раз в день и “варево” дважды в день в остальные дни. См.: Добротолюбие в русском переводе, дополненное. Т. 5. М., 1900. С. 346–355. Преподобный Зосима и его ученицы читали “настав­ление” в славянском переводе преподобного Паисия Величковского: Добротолюбие или словеса и главизны священного трезвения, собранные от писаний святых и богодухновенных отец. Ч. 2. М., 1793. Л. 70–73 об.

Ср. “<Великим Постом> каждая из сестер одна перед другою рвалась на большие подвиги и, как дети простосердечные, не зазирая друг друга, испрашивали у него благословения иная на пятидневное неядение, иная на трехдневное”. — Житие и подвиги… Ч. 1. С. 134.

55Последний абзац — приписка по левому полю.

56Житие и подвиги… Ч. 1. С. 104, 110.

57Ср. Там же. С. 77, 107.

58Там же. С. 105–107.

59Там же. С. 104–105.

60К тому же вызывает сомнение, что в 2–2,5 месяца между приходом к старцу А. Конюховой, если речь в июльском письме шла о ней, и Н. Васильевой могло произойти столько событий: переселение А. Конюховой из Кузнецка в деревню Сидоровка, встреча отца Зосимы с советником Матвеем Васильевым, присоединение его дочери к вдове Анисье; при этом А. Конюхова некоторое время жила в Сидоровке уединенно. — Житие и подвиги… Ч. 1. С. 104–107.

61См. прим. к первому письму епископа Михаила.

62Житие и подвиги… Ч. 1. С. 107.

63Там же. С. 169. Старец Зосима покинул Тобольск не раньше конца мая: он получил шестое письмо епископа Михаила, написанное 2 мая, а почта из Иркутска в Тобольск шла не менее трех недель.

64Житие и подвиги… Ч. 1. С. 77.

65Там же. С. 81.

66Там же. С. 81–91.

67Там же. С. 91. Ср. Троице-Одигитриева пустынь / Составила кн. Елена Горчакова. М., 1903. С. 7.

68Житие и подвиги… Ч. 1. С. 107–108; третье письмо епископа Михаила. Вероятно, поводом для смущения стало требование старцем от своих послушниц нестяжательной жизни. Как раз тогда Наталья Васильева после смерти отца получила значительное наследство, которое старец благословил обратить на пользу начинающегося общежития. Ср. прим. к “заветным” письмам.

69Там же. С. 110–111.

70Там же. С. 111–113; четвертое письмо епископа Михаила; первое письмо сестер.

71Житие и подвиги… Ч. 1. С. 115–127; пятое письмо епископа Михаила.

72Житие и подвиги… Ч. 1. С. 136–138.

73Там же. С. 139–140; пятое письмо епископа Михаила. Это письмо было ответом на послание преподобного Зосимы с проектом прошения в Синод, написаное 3 декабря. Следовательно Васильевы, прожив в Тобольске месяц (Житие и подвиги… Ч. 1. С. 138), возвратились оттуда в середине или в конце ноября.

74Житие и подвиги… Ч. 1. С. 140–157.

75Там же. С. 158.

76Житие блаженного старца Василиска… С. 91.

77Житие и подвиги… Ч. 1. С. 162–163.

78Там же. С. 165.

79Смолич И. К. История Русской Церкви… Ч. 1. С. 761; Житие и подвиги… Ч. 1. С. 166–167; шестое письмо епископа Михаила.

80Житие и подвиги… Ч. 1. С. 169–172.

81Ср. Там же. С. 175–176.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: