Великий Четверг. Тайная вечеря. Что поется в этот день в храме.

http://pravoslavnyi.narod.ru/Triodion/PassionWeek/g_thursday_3.htm

Во Святый и Великий Четверток вечера,

во светильничное, клеплет во 8 час (во 2-м часу дня), и благословившу архиерею, или священнику, начинаем Вечерню: Приидите поклонимся: и предначинательный псалом. Бывает ектениа от священника. Таже, Господи воззвах, на глас 2, поставляем стихов 10. Священник же изменяяй священническую одежду, исходит, и кадит, и по еже возвратитися, творит проскомидию. Мы же поем стихиры самогласны дне, глас 2, повторяюще я.

Стекается прочее соборище иудейское, да Содетеля и Зиждителя всяческих Пилату предаст: о беззаконных, о неверных! Яко грядущаго судити живым и мертвым, на суд готовят: исцеляющаго страсти, ко страстем уготовляют. Господи долготерпеливе, велия Твоя милость, слава Тебе.

Иуда беззаконный, Господи, омочивый на Вечери руку в солиле с Тобою, простре к беззаконным руце прияти сребреники, и мира умысливый цену, Тебе Безценнаго не убояся продати: нозе прострый во еже умыти, Владыку облобыза льстивно, во еже предати беззаконным: лика же апостольскаго отвергся, и тридесять поверг сребреники, Твоего тридневнаго воскресения не веде, имже помилуй нас.

Иуда предатель льстив сый, льстивным лобзанием предаде Спаса Господа, и Владыку всех, яко раба продаде иудеом: яко овча на заколение, тако последоваше Агнец Божий, Сын Отчий, един Многомилостивый.

Иуда раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол от дел явися: последоваше бо Учителю, и на Него поучашеся преданию, глаголаше в себе: предам Того, и приобрящу собранная имения, искаше же и миру продану быти, и Иисуса лестию яти. Отдаде целование, предаде Христа: и яко овча на заколение, сице последоваше един Благоутробный и Человеколюбец.

Егоже проповеда Агнца Исаиа, грядет на заколение вольное, и плещи дает на раны, ланиты на заушения, лица же не отврати от срамоты заплеваний, смертию же безобразною осуждается. Вся Безгрешный волею приемлет, да всем дарует из мертвых воскресение.

Слава, и ныне, глас 6:

Рождение ехиднов воистинну Иуда, ядших манну в пустыни, и ропщущих на Питателя: еще бо брашну сущу во устех их, клеветаху на Бога неблагодарнии: и сей злочестивый Небесный Хлеб во устех носяй, на Спаса предательство содела. О нрава несытнаго, и дерзости безчеловечныя! Питающаго продает, и Егоже любляше Владыку, предаяше на смерть: воистинну онех сын беззаконный, и с ними пагубу наследова. Но пощади Господи, души наша от таковаго безчеловечества, Едине в долготерпении неизреченный.

Вход со Евангелием. Свете тихий:

Прокимен, глас 1: Изми мя Господи, от человека лукава, от мужа неправедна избави мя. Стих: Иже помыслиша неправду в сердце весь день.

Исхода чтение. [Глава 19, ст. 10 – 19]

Рече Господь Моисею: сошед засвидетельствуй людем, и очисти я днесь и утре: и да исперут ризы. И да будут готовы в день третий: в третий бо день снидет Господь на гору Синайскую, пред всеми людьми. И устроиши люди окрест, глаголя: внемлите себе не восходити на гору, и ничимже коснутися ея: всяк прикоснувыйся горе, смертию умрет. Не коснется ей рука, камением бо побиется, или стрелою устрелится, аще скот, аще человек, не будет жив: егда же гласи и трубы и облак отыдет от горы, сии взыдут на гору. Сниде же Моисей с горы к людем, и освяти я: и испраша ризы своя. И рече людем: будите готови, три дни не входите к женам. Бысть же в третий день бывшу ко утру, и быша гласи и молния, и облак мрачен на горе Синайстей, глас трубный глашаше зело: и убояшася вси людие иже в полце. Изведе же Моисей люди во сретение Богу из полка, и сташа под горою. Гора же Синайская дымяшеся вся, схождения ради Божия на ню во огни: и восхождаше дым, яко дым пещный: и ужасошася вси людие зело. Быша же гласи трубнии происходяще крепцы зело. Моисей глаголаше, Бог же отвещаваше ему гласом.

Прокимен, глас 7: Изми мя от враг моих Боже, и от востающих на мя избави мя. Стих: Избави мя от делающих беззаконие.

Иова чтение. [Глава 38, ст. 1 – 23: гл. 42, ст. 1 – 5]

Рече Господь Иову сквозе бурю и облаки: Кто сей скрываяй от Мене совет, содержай же глаголы в сердце, Мене же ли мнится утаити? Препояши яко муж чресла твоя: вопрошу же тя, ты же Ми отвещай. Где был еси егда основах землю? Возвести Ми, аще веси разум? Кто положи меры ея, аще веси? Или кто наведый вервь на ню? На чемже столпи ея утверждени суть? Кто же есть положивый камень краеугольный на ней? Егда [сотворены] быша звезды, восхвалиша Мя гласом велиим вси ангели Мои. Заградих же море враты, егда изливашеся из чрева матере своея исходящее. Положих же ему облак во одеяние, мглою же пових е: И положих ему пределы, обложив затворы и врата. Рех же ему: до сего дойдеши и не прейдеши, но в тебе сокрушатся волны твоя. Или при тебе составих свет утренний? Денница же весть чин свой, ятися крил земли, оттрясти нечестивыя от нея. Или ты брение взем от земли, создал еси животно, и глаголиваго сего посадил еси на земли? Отъял же ли еси от нечестивых свет? Мышцу же гордых сокрушил ли еси? Пришел же ли еси на источники моря? В следах же бездны ходил ли еси? Отверзаются же ли тебе страхом врата смертная? Вратницы же адовы видевше тя убояшася ли? Навыкл же ли еси широты поднебесныя, повеждь убо Ми, колика есть, В коей же земли вселяется свет? Тьме же кое есть место? Аще убо введеши Мя в пределы их, аще же ли и веси стези их? Вем убо яко тогда рожден еси, число же лет твоих много. Пришел же ли еси в сокровища снежная, и сокровища градная видел ли еси? Подлежат же ли тебе в час врагов в день браней и рати? Отвещав же Иов, рече ко Господу: Вем яко вся можеши, невозможно же Тебе ничтоже. Кто есть таяй от Тебе совет? Щадяй же словеса, и от Тебе мнится утаити? Кто же возвестит ми, ихже не ведех, велия и дивная, ихже не знах? Послушай же мене Господи, да и аз возглаголю: вопрошу же Тя, Ты же мя научи. Слухом убо уха слышах Тя первее, ныне же око мое виде Тя.

Пророчества Исаиина чтение. [Глава 8, ст. 4 – 11]

Господь дает мне язык научения, еже разумети, егда подобает рещи слово: положи мя утро утро, приложи ми ухо, еже слышати. И наказание Господне отверзает уши мои, аз же не противлюся, ни противоглаголю. Плещи мои вдах на раны, и ланите мои на заушения, лица же моего не отвратих от студа заплеваний. И Господь Господь помощник ми бысть: сего ради не усрамихся, но положих лице свое аки твердый камень, и разумех, яко не постыждуся. Зане приближается оправдавый мя: кто пряйся со мною? да сопротивостанет мне купно: и кто судяйся со мною: да приближится ко мне. Се Господь Господь поможет ми: кто озлобит мя? се вси вы, яко риза обетшаете, и яко молие изъяст вы. Кто в вас бояйся Господа? да послушает гласа отрока Его: ходящии во тьме, и несть им света, надейтеся на имя Господне, и утвердитеся о Бозе. Се вси вы огнь раждизаете, и укрепляете пламень: ходите светом огня вашего, и пламенем, егоже разжегосте: мене ради быша сия вам, в печали успнете.

Таже, ектениа малая. Трисвятое.

Прокимен Апостола, глас 7: Князи людстии собрашася вкупе на Господа и на Христа Его. Стих: Вскую шаташася языцы, и людие поучишася тщетным.

Апостол к Коринфяном, зачало 149. [1 Кор. 11, 23 – 32.]

Братие, аз приях от Господа, еже и предах вам, яко Господь Иисус в нощь, в нюже предан бываше, приемь хлеб,

Братья, я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб

И благодарив преломи, и рече: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое: сие творите в Мое воспоминание.

И, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание.

Такожде и чашу по вечери, глаголя: сия чаша новый завет есть в Моей Крови: сие творите, елижды аще пиете, в Мое воспоминание.

Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание.

Елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, дондеже приидет.

Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.

Темже иже аще яст хлеб сей или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет Телу и Крови Господни.

Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней.

Да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет.

Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей.

Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня.

Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем.

Сего ради в вас мнози немощни и недужливи, и спят (усыпают) доволни.

Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает.

Аще бо быхом себе разсуждали, не быхом осуждени были.

Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы.

Судими же, от Господа наказуемся, да не с миром осудимся.

Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром.

Аллилуиа, глас 6: Блажен разумеваяй на нища и убога, в день лют избавит его Господь. Стих: Врази мои реша мне злая: когда умрет и погибнет имя его? Стих: Ядый хлебы Моя, возвеличи на Мя запинание.

Евангелие от Матфеа, зачало 107 [Мф. 26, 1 – 20]; от Иоанна, зачало 44 [Ин. 13, 3 – 17]; от Матфеа, зачало 108 от полу [Мф. 26, 21 – 39]; от Луки, зачало 109 [Лк. 22, 43 – 45]; от Матфеа, зачало 108 [Мф. 26, 40 – 27, 2].

Рече Господь Своим учеником:

Сказал Господь ученикам Своим:

Весте, яко по двою дню Пасха будет, и Сын Человеческий предан будет на пропятие.

Вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие.

Тогда собрашася архиерее и книжницы и старцы людстии во двор архиереов, глаголемаго Каиафы,

Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы,

И совещаша, да Иисуса лестию имут и убиют:

И положили в совете взять Иисуса хитростью и убить;

Глаголаху же: но не в праздник, да не молва будет в людех.

Но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе.

Иисусу же бывшу в Вифании, в дому Симона прокаженнаго,

Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного,

Приступи к Нему жена, сткляницу мира имущи многоценнаго, и возливаше на главу Его возлежаща.

Приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову.

Видевше же ученицы его негодоваша, глаголюще: чесо ради гибель сия (бысть)?

Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата?

Можаше бо сие миро продано быти на мнозе и датися нищим.

Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим.

Разумев же Иисус рече им: что труждаете жену? дело бо добро содела о Мне:

Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня:

Всегда бо нищия имате с собою, Мене же не всегда имате:

Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете;

Возлиявши бо сия миро сие на тело Мое, на погребение Мя сотвори:

Возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению;

Аминь глаголю вам: идеже аще проповедано будет Евангелие сие во всем мире, речется и еже сотвори сия, в память ея.

Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала.

Тогда шед един от oбоюнадесяте, глаголемый Иуда Искариотский, ко архиереом,

Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам

Рече: что ми хощете дати, и аз вам предам Его? Oни же поставиша ему тридесять сребреник:

И сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников;

И оттоле искаше удобна времене, да Его предаст.

И с того времени он искал удобного случая предать Его.

В первый же день опресночный приступиша ученицы ко Иисусу, глаголюще Ему: где хощеши уготоваем Ти ясти пасху?

В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?

Oн же рече: идите во град ко oнсице, и рцыте ему: Учитель глаголет: время Мое близ есть: у тебе сотворю пасху со ученики Моими.

Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими.

И сотвориша ученицы, якоже повеле им Иисус, и уготоваша пасху.

Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.

Вечеру же бывшу, возлежаше со oбеманадесяте ученикома.

Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками.

Ведый Иисус, яко вся даде Ему Oтец в руце, и яко от Бога изыде и к Богу грядет:

Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит,

Воста от вечери, и положи ризы, и прием лентион, препоясася:

Встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался.

Потом влия воду во умывальницу, и начат умывати ноги учеником и отирати лентием, имже бе препоясан.

Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан.

Прииде же к Симону Петру, и глагола Ему той: Господи, Ты ли мои умыеши нозе?

Подходит к Симону Петру, и тот говорит Ему: Господи! Тебе ли умывать мои ноги?

Отвеща Иисус и рече ему: еже Аз творю, ты не веси ныне, уразумееши же по сих.

Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после.

Глагола Ему Петр: не умыеши ногу моею во веки. Отвеща ему Иисус: аще не умыю тебе, не имаши части со Мною.

Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною.

Глагола Ему Симон Петр: Господи, не нозе мои токмо, но и руце и главу.

Симон Петр говорит Ему: Господи! не только ноги мои, но и руки и голову.

Глагола ему Иисус: измовенный не требует, токмо нозе умыти, есть бо весь чист: и вы чисти есте, но не вси.

Иисус говорит ему: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь; и вы чисты, но не все.

Ведяше бо предающаго Его: сего ради рече, яко не вси чисти есте.

Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты.

Егда же умы ноги их, прият ризы Своя, возлег паки, рече им: весте ли, что сотворих вам?

Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам?

Вы глашаете Мя Учителя и Господа: и добре глаголете, есмь бо.

Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то.

Аще убо Аз умых ваши нозе, Господь и Учитель, и вы должни есте друг другу умывати нозе:

Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу.

Образ бо дах вам, да, якоже Аз сотворих вам, и вы творите.

Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам.

Аминь, аминь глаголю вам: несть раб болий господа своего, ни посланник болий пославшаго его.

Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его.

Аще сия весте, блажени есте, аще творите я.

Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете.

И ядущим им, рече: аминь глаголю вам, яко един от вас предаст Мя.

И когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

И скорбяще зело, начаша глаголати Ему един кийждо их: еда аз есмь, Господи?

Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?

Oн же отвещав рече: омочивый со Мною в солило руку, той Мя предаст:

Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;

Сын убо Человеческий идет, якоже есть писано о Нем: горе же человеку тому, имже Сын Человеческий предастся: добро бы было ему, аще не бы родился человек той.

Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.

Отвещав же Иуда предаяй Его, рече: еда аз есмь, Равви? Глагола ему: ты рекл еси.

При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

Ядущим же им, прием Иисус хлеб и благословив преломи, и даяше учеником, и рече: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

И прием чашу и хвалу воздав, даде им, глаголя: пийте от нея вси:

И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,

Сия бо есть Кровь Моя, Новаго Завета, яже за многия изливаема во оставление грехов.

Ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.

Глаголю же вам, яко не имам пити отныне от сего плода лознаго, до дне того, егда е пию с вами ново во Царствии Oтца Моего.

Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

И воспевше изыдоша в гору Елеонску.

И, воспев, пошли на гору Елеонскую.

Тогда глагола им Иисус: вси вы соблазнитеся о Мне в нощь сию: писано бо есть: поражу пастыря, и разыдутся oвцы стада:

Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада;

По воскресении же Моем варяю вы в Галилеи.

По воскресении же Моем предварю вас в Галилее.

Отвещав же Петр рече Ему: аще и вси соблазнятся о Тебе, аз никогдаже соблажнюся.

Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь.

Рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, яко в сию нощь, прежде даже алектор не возгласит, трикраты отвержешися Мене.

Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня.

Глагола Ему Петр: аще ми есть и умрети с Тобою, не отвергуся Тебе. Такожде и вси ученицы реша.

Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики.

Тогда прииде с ними Иисус в весь, нарицаемую Гефсиманиа, и глагола учеником: седите ту, дондеже шед помолюся тамо.

Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там.

И поем Петра и oба сына Зеведеова, начат скорбети и тужити.

И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать.

Тогда глагола им Иисус: прискорбна есть душа Моя до смерти: пождите зде и бдите со Мною.

Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною.

И прешед мало, паде на лицы Своем, моляся и глаголя: Oтче Мой, аще возможно есть, да мимоидет от Мене чаша сия: oбаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты.

И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты.

Явися же Ему Ангел с небесе, укрепляя Его.

Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его.

И быв в подвизе, прилежнее моляшеся: бысть же пот Его яко капли крове каплющия на землю.

И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю.

И востав от молитвы, и пришед ко учеником, обрете их спящих от печали

Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали

И глагола Петрови: тако ли не возмогосте единаго часа побдети со Мною?

И говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?

Бдите и молитеся, да не внидете в напасть: дух убо бодр, плоть же немощна.

Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.

Паки вторицею шед помолися, глаголя: Oтче мой, аще не может сия чаша мимоити от Мене, аще не пию ея, буди воля Твоя.

Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя.

И пришед обрете их паки спящих: беста бо им oчи отяготене.

И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели.

И оставль их, шед паки, помолися третицею, тожде слово рек.

И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово.

Тогда прииде ко учеником Своим и глагола им: спите прочее и почивайте: се, приближися час, и Сын Человеческий предается в руки грешников:

Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: вы всё еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников;

Востаните, идем: се, приближися предаяй Мя.

Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня.

И еще Ему глаголющу, се, Иуда, един от обоюнадесяте, прииде, и с ним народ мног со oружием и дрекольми, от архиерей и старец людских.

И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.

Предаяй же Его даде им знамение, глаголя: Егоже аще лобжу, Той есть: имите Его.

Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его.

И абие приступль ко Иисусови, рече: радуйся, Равви. И облобыза Его.

И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.

Иисус же рече ему: друже, (твори,) на неже еси пришел (друже, на сие ли пришел еси). Тогда приступльше возложиша руце на Иисуса и яша Его.

Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его.

И се, един от сущих со Иисусом, простер руку, извлече нож свой, и удари раба архиереова, и уреза ему ухо.

И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо.

Тогда глагола ему Иисус: возврати нож твой в место его: вси бо приемшии нож ножем погибнут:

Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут;

Или мнится ти, яко не могу ныне умолити Oтца Моего, и представит Ми вящше неже дванадесяте легеона Ангел?

или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?

Како убо сбудутся писания, яко тако подобает быти?

как же сбудутся Писания, что так должно быть?

В той час рече Иисус народом: яко на разбойника ли изыдосте со оружием и дрекольми яти Мя? по вся дни при вас седех уча в церкви, и не ясте Мене.

В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня.

Се же все бысть, да сбудутся писания пророческая. Тогда ученицы вси оставльше Его бежаша.

Сие же всё было, да сбудутся писания пророков. Тогда все ученики, оставив Его, бежали.

(Воини) же емше Иисуса ведоша к Каиафе архиереови, идеже книжницы и старцы собрашася.

А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины.

Петр же идяше по Нем издалеча до двора архиереова: и вшед внутрь, седяше со слугами, видети кончину.

Петр же следовал за Ним издали, до двора первосвященникова; и, войдя внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец.

Архиерее же и старцы и сонм весь искаху лжесвидетелства на Иисуса, яко да убиют Его,

Первосвященники и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти,

И не обретаху: и многим лжесвидетелем приступльшим, не обретоша. Послежде же приступивша два лжесвидетеля,

И не находили; и, хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля

Реста: Сей рече: могу разорити церковь Божию и треми денми создати ю.

И сказали: Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его.

И востав архиерей рече Ему: ничесоже ли отвещаваеши, что сии на Тя свидетелствуют?

И, встав, первосвященник сказал Ему: что же ничего не отвечаешь? что они против Тебя свидетельствуют?

Иисус же молчаше. И отвещав архиерей рече Ему: заклинаю Тя Богом живым, да речеши нам, аще Ты еси Христос, Сын Божий?

Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?

Глагола ему Иисус: ты рекл еси: oбаче глаголю вам: отселе узрите Сына Человеческаго седяща одесную силы и грядуща на облацех небесных.

Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных.

Тогда архиерей растерза ризы своя, глаголя, яко хулу глагола: что еще требуем свидетелей? се, ныне слышасте хулу Его:

Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его!

Что вам мнится? Oни же отвещавше реша: повинен есть смерти.

Как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти.

Тогда заплеваша лице Его и пакости Ему деяху (и по ланитома бияху его): oвии же за ланиту удариша (заушаху его),

Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам

Глаголюще: прорцы нам, Христе, кто есть ударей Тя?

И говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?

Петр же вне седяше во дворе. И приступи к нему едина рабыня, глаголющи: и ты был еси со Иисусом Галилейским.

Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином.

Oн же отвержеся пред всеми, глаголя: не вем, что глаголеши.

Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь.

Изшедшу же ему ко вратом, узре его другая, и глагола сущим тамо: и сей бе со Иисусом Назореом.

Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем.

И паки отвержеся с клятвою, яко не знаю Человека.

И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека.

Помале же приступивше стоящии, реша Петрови: воистинну и ты от них еси, ибо беседа твоя яве тя творит.

Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя.

Тогда начат ротитися и клятися, яко не знаю Человека. И абие петель возгласи.

Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух.

И помяну Петр глагол Иисусов, реченный ему, яко прежде даже петель не возгласит, трикраты отвержешися Мене. И изшед вон плакася горько.

И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.

Утру же бывшу, совет сотвориша вси архиерее и старцы людстии на Иисуса, яко убити Его:

Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти;

И связавше Его ведоша и предаша Его Понтийскому Пилату игемону.

И, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.

И по чину Божественная Литургиа Великаго Василиа.

Вместо же херувимския песни поем тропарь сей, на глас 6, трижды.

Вечери Твоея Тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя Господи во Царствии Твоем.

Тойже и причастен, и вместо, Да исполнятся уста наша тойже поем множицею, дондеже причастятся братия Божественных Таин. По заамвонной же молитве бывает умовение, и его последование, якоже являет Устав. Таже дается антидор, и отпуст. На трапезе же причащаемся вина и елеа.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: