Великий пост – это, прежде всего, тишина

Как будто невидимый ангел повелительно взмахнул над миром крылом и все смолкло, и в этой наступившей священной тишине, как в пустыне, через глубь веков вдруг доносится протяжный голос пророка Иоанна Крестителя – “приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Его”.

И склонила покорно голову природа, услышав этот вечный зов, и в подтаявшем, синеватом, жестком снеге заискрились ручьи, заколебались почерневшие от сырости голые ветки деревьев, бессильно заплакали сосульки на крышах,  дохнул холодный, но уже влажный воздух в лицо, прогоняя прочь сонный дурман.

И распались невидимые оковы, и все вокруг ожило и зашевелилось – это лютая зима дрогнула, заколебалась и уступила, наконец, дорогу новому времени.

Оно, это новое время, еще не пришло, но оно уже неотвратимо и бесповоротно  вступило на свой путь, подобно восходящему солнцу, которое прежде чем появится из-за кромки горизонта, озаряет небосклон первым, розово-золотым, постепенно усиливающимся сиянием.

Это  наступил Великий пост, а с ним  появилась и легкость существования, быстрота движений и  поющие птицы в сердце. Тело как будто сбросило ненужный, мешающий в пути груз, как  старую одежду, и радостно подхватило подаренные ему, тайные, крылья.

Фото orthphoto.net

Великий пост – это, прежде всего, тишина. Фото orthphoto.net

И окрасились облачения и ризы в храмах в суровый, аскетический черный цвет. И вот уже длиннобородый священник, укутанный снопом пробивающихся сквозь высокие окна, утренних лучей, падает смиренно на колени, и тут же рассыпаются вокруг людские земные поклоны, соединяя в единый призыв незнакомые друг другу, голоса  –  “Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче, утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему.”

И так блаженно вечером, собравшись в храме, опять все вместе, но духовно скрыто для мира, словно первые христиане в катакомбах, сокрушенно, с трепетом, из всей глубины души снова покаянно взывать, словами царственного канона Андрея Критского…

И прятать слезы в таинственном полумраке, разбавляемом лишь мерцанием свечей и качанием лампад, и склонив голову, стоять перед закрытыми Царскими Вратами и вдыхать запах ладана глубже, чтобы потом, пронести его с собой в прогорклую от выхлопов проносящихся автомобилей, улицу, как недолгое напоминание.

А после службы устало брести домой,  теряясь среди серых высоток, зияющих горящими глазницами окон, минуя городскую суету, и утопая ногами в грязном снегу,  чувствовать, как радость надежды растворяет горечь уныния и томления греховной души.

…А дома уже вовсю пахнет жареной картошкой,  стоит квашеная капуста и соленые грибы, ждут румяные бабушкины пироги на постном тесте, с яблоком и корицей, и полыхает червонным цветом клюквенный морс в кувшине.

Но есть уже  не хочется, хочется все это отложить на потом – это воздержание освобождает душу от уз бренной плоти, и уже ищется манны Небесной, как Моисею в пустыне.

И  так радостно благодарить маму за ужин, расцеловать, подхватить розовощекого сына и обнять любимого мужа…а потом вдруг  хочется  охватить и прижать к сердцу весь мир, все живое, всех людей и животных – все такое родное и дорогое, и закричать им –  я люблю вас, люди, спасибо за все, что вы сделали для меня!

И  осознание вселенской любви вспыхивает на миг в сердце, и гаснет огоньком в глазах, так и оставшись немым признанием…

И как утешительно потом, в полуночи, задумчиво и одиноко листать свой старенький Псалтырь, со стертым орнаментом на обложке, отыскивая 50-й псалом, и храбро, дерзновенно погружаясь, как рыба в морскую бездну  – в неизведанную и очень страшную, но  такую сладкую тайну покаяния…

И, с возрастающей надеждой, ждать наступления  того дня, когда наконец, словно отражение иной, невидимой реальности, проклюнуться первые, нежные, изумрудные почки на  обнаженных, беззащитных деревьях и совершат маленькое  чудо, прорвав  крепкое, ледяное покрывало в лесах крошечные, робкие подснежники.

И закружатся потом в вихре весеннего вальса, зацветут пышным цветом яблони и заалеют тюльпаны, и постепенно вся Природа нарядится в праздничный, подвенечный убор, как Невеста на выданье.

Тогда  мир торжественно заиграет в ярком буйстве красок,  ликуя на балу Возрождения и щедро расточая всем  свои дары.  А в открытое окно мощным потоком ворвется  дурманящий запах победы, и вскружив голову, пронзит  светоносной стрелой сердце двумя словами, в которых заключена вся слава, вся радость и весь смысл бытия–Христос Воскрес!

…И тогда соединятся две незримые дороги, твоя и Его…

Вот Он уже спешит к тебе навстречу, и уже видна вдали Его уставшая  фигура, это к тебе Он идет, ради тебя несет свой тяжелый Крест, и тебе  протягивает руку, зная о тебе все – всю твою боль и пустоту, весь твой грех и беспомощность.

Подними свои глаза, не бойся, поверь своим глазам,  посмотри на Него  –  вот она, уже наступает, Радостная Встреча!

Мирослава

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Вовремя подать Христу скальпель и зажим

Стать ассистентом Бога во время Успенского поста

Успенский пост: уйти от внешнего

Очень хорошо этим постом каждый день почитать акафист Матери Божией

«Остановиться, чтобы идти»

Пост есть удивительное время, когда нужно учиться простым вопросам

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!