Христос нигде не обещал спокойной жизни

Иеромонах Иоанн (Гуайта), клирик храма святых бессребреников Космы и Дамиана в Шубине – об итогах уходящего года и прогнозах на год 2016.

– Какие события для вас лично стали главными в прошедшем году?

– Если вы делаете акцент на слово «лично», то, безусловно, в моей жизни в уходящем году важно то, что я потерял четыре работы. Дело в том, что я пять лет работал в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата, а как раз год назад в связи с экономическим кризисом, который переживает и страна, и Церковь, начались всякие сокращения, в том числе и в синодальных отделах. И так получилось, что я встретил заведующего отделом кадров в коридоре и случайно узнал, что со следующего дня я уже не работаю в Отделе.

Это, конечно, было грустно и абсолютно неожиданно для меня, ведь не было никакого предупреждения и, между прочим, никакой выплаты выходных пособий, которые по закону должны были быть. Я в Отделе еще работал в качестве переводчика сайта, но через какое-то время и с этого места меня сократили.

Кроме того, я работал в Общецерковной аспирантуре и докторантуре, где заведовал кафедрой иностранных языков, и, как мне сказали, также по экономическим причинам было принято решение кафедру закрыть. И хотя я был готов работать даже совершенно без оплаты и предлагал это, но всё-таки администрация решила по-другому, и кафедра была закрыта. Поэтому и эту, третью работу, я потерял.

В конце концов, после этих трех увольнений я оттуда же сам ушел и в качестве преподавателя итальянского и французского языков. Конечно, возникли чисто экономические затруднения, ведь я потерял четыре зарплаты.

Но я подумал, что сейчас это, увы, бывает очень часто с разными людьми в стране, очень многие наши прихожане также потеряли работу. И я решил, что вполне нормально, что и со мной это произошло. Кроме того, это дало мне намного больше возможностей заниматься именно пастырской деятельностью. Безусловно, для священнослужителя это должно быть на первом месте.

Хотя сначала было трудно и даже немного унизительно, но сейчас я очень рад, что могу посвящать свое время именно приходу.

Одно из радостных для меня событий этого года – то, что я начал раз в месяц служить детскую литургию. Также раз в месяц в нашем храме служим литургию, куда особенно приглашаем молодежь. Кроме того, проводится большая работа с подростками – два раза в год в деревне в Подмосковье организуется лагерь для них. И, как правило, я там тоже участвую вместе с молодежью.

В этом году мы устроили еще курс для молодых супружеских пар и молодых людей, которые собираются пожениться. Недавно Святейший Патриарх подчеркнул важность миссионерской деятельности приходов. Думаю, что в этом направлении у нас в приходе в этом году было сделано немало.

В общем, обстоятельства, которые сначала были грустные, потом обернулись таким образом, что я очень рад, что сейчас могу намного больше работать для прихода. Это то, что касается моей личной жизни.

– Какие события в вашей области вы считаете самыми важными, пугающими и радостными?

– Давайте начнем с радостных событий. Моя область, понятное дело – это Церковь. И здесь радостных событий в этом году было довольно много. Совсем недавно, несколько дней назад, было Епархиальное собрание духовенства Москвы, и сам Святейший Патриарх рассказал о работе, которая была сделана в этом году: открыто большое количество храмов; привлечено к вере очень много новых людей, которые крестятся, особенно молодежи; проведена большая миссионерская работа; сделаны просветительские труды. Всё это, безусловно, радостные события, которые касаются, как вы говорите, моей «области».

А по поводу неоднозначных, и даже пугающих событий, я бы выделил один непростой процесс. В Русской Православной Церкви, на мой взгляд, крайне необходим переход от количества к качеству, и качество проявляется в подготовке духовенства, мирян, прихожан. Церковь испытывает определенные трудности в диалоге с внешним миром, например, со светской культурой, с интеллигенцией, с образованной и мыслящей частью населения России.

Бывает, что иногда мы, духовенство, оказываемся не на высоте нашего призвания. Бывает, что иногда мы переживаем или осуществляем власть не так, как нас учил Христос. Я имею в виду не только и не столько священноначалие, епископат, сколько простых клириков, имеющих совсем незначительную власть в Церкви, занимающих невысокую должность, но которые становятся настоящими деспотами.

Кроме того, мне кажется, что наша Церковь проходит через какой-то кризис идентичности. Это лично меня пугало именно в этом году, как никогда, – то, что иногда какой-то узкий национализм заменяет христианскую веру; происходит определенный исторический ревизионизм, когда, например, Церковь не дает честные оценки прошлого.

Понимаете, я всё-таки православный клирик, но не русский и не россиянин. Мне кажется, для всех верующих должно быть очевидно, что православная вера – это гораздо больше, чем просто национальная идея. В этом году у меня было такое ощущение, что иногда эти разные понятия путаются, и это меня пугает. Мне кажется, мы переживаем трудный момент.

– Что-то хотите сказать отдельно про жизнь страны?

– Страны… Я бы сказал то же самое. Очевидно, что определенный кризис, который переживает Церковь, – это отражение и последствие тех трудностей, которые испытывает страна. Последние несколько лет, и последний год в том числе, одна серьезная трудность – это положение изоляции, в котором оказалась Россия, непростые отношения с Западом, в частности. Безусловно, я, хоть и иностранец, считаю, что в этом есть большая доля вины именно Запада, но, так или иначе, мы переживаем сложный момент, это трудное время для России.

– Что лично вы ждете от 2016 года, на что надеетесь или чего боитесь?

– Надеюсь на то, что мы выйдем из определенной изоляции – это относительно России. Относительно Церкви, я очень надеюсь на встречу Святейшего Патриарха с Папой Римским, надеюсь и молюсь об этом каждый день. В общем-то, не имея никакой информации, ни официальной, ни неофициальной, всё-таки я уверен, что это произойдет в скорейшем времени.

Чего я боюсь? Боюсь, что курс на узкий национализм, к сожалению, может и дальше развиваться. Боюсь, что еще какое-то время будет трудно, может, даже труднее.

– А в целом больше всего что волнует, беспокоит? И в итоге, что всё-таки не дает опустить руки?

– Меня как христианина волнует и беспокоит зло. Прежде всего, это то зло, которое во мне, это абсолютно на первом месте. Потом то зло, которое вокруг меня, в том числе и в Церкви, ведь мы все обычные люди, в том числе и церковные люди. Безусловно, волнует и беспокоит то зло, которое рядом со мной, но также то зло, которое далеко географически, – терроризм в международном плане, причем такой терроризм, который прикрывается якобы религиозной мотивацией.

Но это же и не дает опустить руки, потому что всё-таки жизнь христианина всегда была и есть борьбой добра и зла. Христос нигде не обещал Своим ученикам спокойную жизнь, наоборот, Он говорит о сложностях, даже о преследованиях. Но христианин знает, что последнее изречение воскресшего Христа в Евангелии от Матфея – это: «Я с вами во все дни до скончания века». Вот это не дает опустить руки.

Подготовила Тамара Амелина


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Если хочешь Царства Небесного, нужно возвращаться в Россию – история жизни протоиерея Михаила Резина

Я на случай обыска дал священнику, которому доверял, на сохранение бывшие у меня книги русских религиозных…

Для чего умер Христос

«И запомните: всё, что вы делаете, вы делаете неправильно»

Итоги 2015 года: хорошее, плохое, разное

Итоги года – 2015 от священников, деятелей культуры и общественных деятелей