Вертеп как часть жизни

|
В русской традиции вертеп – особое театральное представление, со своими традициями и правилами. Как играли вертеп, как делали кукол, чем отличается русский вертеп от европейского, как в русской пасхальной традиции встречали праздник Рождества – в разговоре с Анной Тепловой, искусствоведом и фольклористом.

Анна Теплова. В 1988 г. окончила исторический факультет МГУ, отделение истории искусств, специализировалась по народному костюму. Кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования. Тема научных интересов (и всей жизни) – русская традиционная культура. Музыкант, искусствовед, фольклорист-практик, педагог.

Вертеп – это часть моей жизни. Я начала им заниматься с 80-х годов прошлого века, когда его начали восстанавливать как театральное явление. На тот момент ни о каком религиозном подтексте мы не говорили, время было другое. Возрождали вертеп два искусствоведа: Ирина Павловна Уварова и Виктор Исаевич Новацкий. Саму идею восстановить вертеп подал Дмитрий Викторович Покровский, который руководил ансамблем, где я работала еще маленькой девочкой. Поэтому восстановление вертепа происходило буквально у меня на глазах.

IMG_4691

О вертепе существовала память, были упоминания у Куприна, сначала нашли тексты и воспоминания, как играли вертеп, потом тексты собственно самого представления. Сохранились подлинники вертепов, сами коробки, которые вертепщик носил на спине. И вот с этого мертвого наследия все воссоздалось.

Как это театральное действо играли? Есть коробка, есть разрозненные куклы, есть картинки, есть текст, есть воспоминания… Как этот текст заживет, как это все соединится в мистерию Рождества? Мистерия – западное слово, а по-русски – Таинство. Чтобы понять, как разговаривают куклы в вертепном театре, как они двигаются, Виктор Исаевич Новацкий организовывал этнографические экспедиции. Мы ездили в Юго-западную Россию, на Западную Украину, туда, где еще играли вертепы, пели колядки.

IMG_4432

Русская христианская традиция – это пасхальная традиция. В нашей культуре главный праздник – это Воскресение Христово. А на Западе традиция другая, там культурная традиция Рождества намного сильнее. Мы можем наблюдать, как праздник Рождества «раскручивается» буквально у нас на глазах. Он всегда, естественно, был, и значимость его была велика для русских. Но именно в контексте общей пасхальной культурной традиции.

Если мы подумаем о смысле Рождества, то что мы, русские, празднуем? Вот Бог пришел к людям и стал таким же, как мы. Дальше он рос, проповедовал, был предан, распят и воскрес в третий день по Писанию. И в Рождество мы празднуем не Бога, ставшего человеком. Мы празднуем рождение Бога, ставшего человеком и принявшего смерть, чтобы человек стал как Бог, чтобы освободить человека.

Для нас, для нашей культуры, Рождество – это начало нашего Спасения. Это самый большой подарок, который Бог мог подарить людям.

IMG_4378

Вертеп, пришедший с Запада, очень красиво обрусел. Принял очертания, соответствующие нашей пасхальной культуре. На Западе вертеп – это никакая не мистерия, а инсталляция.  Традиция вертепа стала приобретать наши национальные черты, нашу национальную конструкцию. Куколки оделись в национальные костюмы и постепенно заговорили о своем. И статичный вертеп стал театральным явлением.

В чем это выражается?

Во-первых, конструкция. Очевидно, что она не похожа на те вертепы, которые мы видим в любом магазине, храме, на улице в Европе, там, где эта традиция до сих пор жива, и где она зародилась. Там вертеп горизонтален, и часто представлен только тем, что происходит в русском вертепе на верхнем этаже. У нас же есть особый мир Небесный, где находятся Святое Семейство и те, кто пришел поклониться Младенцу Христу. Этот мир расположен на верхнем этаже вертепа.

Сюда приходит ангел, чтобы сказать:

«Дева днесь Пресущественного рождает, 
И земля вертеп Неприступному приносит; 
Ангели с пастырьми славословят, 
Волсви же со звездою путешествуют; 
Нас бо ради родился 
Отроча младо – Превечный Бог» .

IMG_4607

Второй этаж – это мир земных страстей, дворец Ирода, где убивают младенцев, где плачет Рахиль. И где в итоге нечистый утаскивает Ирода в преисподнюю, которая еще ниже. То есть, там даже три яруса.

Когда мы делали реконструкцию своего вертепа, мы взяли за основу псковский вертеп, который находится в театре Образцова. Мы брали оттуда украшение сцены, куклы наши – копии тех кукол.

Во-вторых, вертеп – это профессиональное действо. Вертепщик носит на себе вертеп, который был поменьше нашего и был единой конструкцией, с ним ходит его жена и дети, которые помогают ему во время представления. Жена и дети поют во время действия в верхнем этаже, а вертепщик говорит во время действия в нижнем ярусе.

В этом месте у нас было много вопросов: как ходят куклы в стержневом вертепном театре, как произносится текст? Оказывается, текст действия, происходящего в верхнем этаже, произносится без интонации, монотонно.

IMG_4498

Это еще одно отличие. В русской традиции невозможно передать слова Ирода, Ангела с интонациями, невозможна профанация. Невозможна и материализация священного. Например, у русских не было игрушек-ангелов. Потому что нельзя взять ангела в руку – что ты с ним потом сделаешь? Ты прижмешь его к себе? Научным языком это называется профанация сакрального. Так же у нас не делали игрушек-леших, домовых, которые сейчас в каждом магазине продаются.

Наша культура убирала и священное, и злое из быта. Поэтому и вертепщики старались не изображать Святое семейство.

С куклами Младенца или куклой Богоматери невозможно было играть (а такие куклы есть в западных вертепах). Вместо Девы Марии была или икона Рождества, или какая-то картинка из календаря, изображающая Рождество. По возможности старались не использовать изображений священных, это у нас так получилось, что икона Богородицы с младенцем. А вообще в театре это было недопустимо.

То же самое с игрушками. Какая игрушка в верхнем этаже может изобразить Христа? Какая кукла может изобразить Марию? Какое у нее может быть лицо? А вот баба Рахиль, которая не может утешиться после смерти младенца, одета в русскую поневу. Потому что каждый народ слышит весть о Рождестве и принимает ее для себя.

Верхняя часть вертепа – очень строгая, там даже не разговаривает никто. Действие происходит под песнопения канонические и церковные. Вся жизнь и все разговоры появятся внизу, во дворце Ирода. Потому что здесь – страсти и катастрофы.

Таким образом, русский вертеп – это такая модель мироздания: мир верхний, мир земной и сама преисподняя. 

IMG_4663

Итальянский вертеп «презепе», – безумно красив, в отличие от наших. Там – целые огромные города, раскинувшиеся широко; в городах идет жизнь, люди живут, ругаются, милуются. Иногда это бывают огромные композиции из необыкновенно красивых фигурок, изящных домов, деревьев, деталей, и ты ищешь, – где же, где ясли с Младенцем? А они оказываются где-то в гуще этой жизни, будничные и незаметные для остальных. Мало того, презепе очень горизонтально. Вся жизнь – она здесь и сейчас.

На мой взгляд, идея всего этого заключается в «Христос такой же как мы». Та самая рождественская культура, в которой Господь стал человеком, и Он вместе с людьми. Поэтому действо происходит в одной плоскости. Иногда там какая-то машинерия происходит, летают ангелы, овечки двигают головами и так далее.

Русский вертеп – всегда вертикаль, увенчанная крестом. Это стремление вверх – характерная черта русской культуры.

Кроме того, русский вертеп всегда стремится закрыться. В нем есть занавесы, которые то открываются, то закрываются. В этот таинственный ящик зрителя приглашают заглянуть, приблизиться, вертеп невозможно смотреть из зала. Он очень личный, интимный. Русский вертеп – для нового переживания того события, которое происходит – вновь – днесь, сегодня, с каждым из нас.

IMG_4367

Помимо вертепа, есть и другие признаки у традиционного для русских празднования  Рождества. Елка пришла к нам из лютеранской традиции и довольно долго оставалась элементом дворянской культуры. Потому что елка у русских всегда считалась деревом, связанным со смертью. Когда рождественская елка все же укрепилась в традиции, то ее украшали фонариками из соломы, из мертвой травы. Солому стелили и под скатерть на рождественский стол, кидали на пол. Солома – не только символ яслей, но и символ Ветхого завета, который уже ушел. Отсюда появляется и еще один символ – зерно, которым посыпали родных, друзей, соседей: «Сею, вею, посыпаю, с Новым годом поздравляю! Сколько зернышек – столько детушек…».

Зерно, чтобы вырасти, должно быть похоронено в землю. И это опять же символ будущей пасхальной радости, часть пасхальной культуры. В частности, кутью ели на рождественский сочельник, и только ее можно было есть до первой звезды. Кутья – поминальная еда, как мы знаем. И это тоже связано с умиранием-воскресанием. Подарки – как дары волхвов. Пряники, которые давали детям только после отгаданной загадки, а загадки были очень образные, они готовили детей к будущим испытаниям, ведь мы же помним тех 14 тысяч невинно убиенных Иродом младенцев.

IMG_4379

Утром после службы христославы ходят  по домам, потом колядовщики, и начинаются Святки до Крещения. И – в прорубь все, особенно те, кто в масках ряженые ходили о Святках.

Поэтому я считаю, что нынешняя мода на вертепы из куколок или изображений – привнесенная с Запада после падения железного занавеса. И поэтому у нас толком нет понимания, что с этим делать, со  знаками и символами, которые были перемешаны и спутаны при советской власти. Русскую национальную рождественскую традицию практически уничтожили. Но она изначально была довольно слабой.

Вот обходы дворов остались – у нас было принято праздновать общиной, разделять радость праздника с близкими и дальними, каждому нужно было прийти и сказать: «Христос родился и воплотился!». И на Пасху так же ходили, и на Троицу. Коляду в дом не пускали, ей давали подношение в окошко, и напоминали колядовщики скорее о календарном событии, чем о религиозном. О сакральном пели христославы и клир, которые ходили по домам, по дворам со звездой и пели кондаки. Это то, что было принято именно между людьми, а вертеп показывал человек не из общины, профессионал. 

Мы в своей семье каждый год делаем вертеп, дети с детства знают текст, пытаются проигрывать действо, они живут в этой традиции. Обязательно поем христославия, посыпаем зерном гостей.

IMG_4377

Однажды мы играли вертеп в одной «элитной» гимназии. Они остались очень довольны, благодарили. Когда через год мы предложили им повторить, они страшно удивились, что, оказывается, вертепное представление будет то же самое: «Мы это уже видели!». Я поразилась: тридцать лет я занимаюсь вертепом, каждый раз расстраиваюсь, если играю и не могу сама посмотреть. Ведь я расту и прихожу сюда через год уже другим человеком, и Рождество этому новому человеку иначе открывается.

На одном из наших домашних праздников у меня было такого рода открытие, даже откровение. К нам на Рождество пришли дружочки, которые держали на руках спеленутого новорожденного младенца.

Я играла вертеп, и вдруг увидела, какая это была жертва Бога – оказаться таким беспомощным, беззащитным, зависимым от всего. Я никогда об этом не думала, при том, что у меня самой уже пятеро детей было.

Но вдруг этот младенец привел меня к Тому Младенцу, с абсолютно реалистичным проживанием его младенчества. Величие Бога, повесившего солнце и звезды, вместилось в маленький сверточек.

Праздник Рождества – это возвращение, возможность еще раз прожить, прочувствовать то, что происходило две тысячи лет назад. Прийти с волхвами и пастушками поклониться Христу, рыдать с Рахилью и проводить Ирода проклятого в преисподнюю.

IMG_4475

IMG_4401

IMG_4515

IMG_4594

IMG_4483

IMG_4639

IMG_4521

IMG_4672

IMG_4569

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Вертепы Европы

Вертепы в Европе есть в каждом храме, между многими соборами даже проходят конкурсы - у кого…

Вертеп: народная драма

Вертеп — кукольный театр, где каждый год играется рождественская история мира. О вертепе и его тайне…