Вертеп: народная драма

|

Вертеп — кукольный театр, где каждый год играется рождественская история мира. Все как и в любом театре. Но «от вас самих зависит, будет это спектакль или мистерия», сказано в одной пьесе Серебряного века. Таинство то есть. В вертепе это однажды получилось — не у артистов, а у детей, которые в годы, когда Бог был под запретом, ходили и славили Христа; а потом часть рождественской истории — избиение младенцев — продолжилась в их жизни: детей выслеживали и пытали.

О вертепе и его тайне рассказывает театральный художник, теоретик театра кукол Ирина УВАРОВА. 

Vertep_500

Как во времена Рима

Впервые вертеп я увидела в 1963 году на Львовщине, в селе Городжив. Вечер сочельника мы провели в большом крестьянском доме. В селе было холодно и тихо, в эту ночь в память о вифлеемском хлеве в сени взяли корову. А рано утром у порога запел мальчик о том, что чистая Дева родила Сына: «В ясли положила, сеном притрусила Божьего Сына». В руках он держал вещественное доказательство того, что говорит чистую правду.

Доказательство имело вид маленькой конуры с передней стеклянной стенкой. Внутри тлел одутловатый огарок. Лежал бурый мох, и в него воткнута была плоская кукла, упрятанная в красную тряпицу. Тут же лежал Младенец-сверток, его полотняное личико было помечено тремя точками, крепко поставленными измусоленным химическим карандашом. Тут стояли и бумажные овцы, и тот же карандаш изобразил на них прямую, как щетина, шерсть. А в самой глубине была наклеена старая открытка с пышногрудой нимфой. Ее нагие икры, кокетливо показанные из вьющихся одежд, и пышные волосы выдавали причастность к польскому сецессиону.

Это и был вертеп. Ящик этот, седьмая вода на киселе гордым и пышным сооружениям, вертепам о двух этажах, при нарядных куклах с крупными печальными лицами, вырезанными из дерева знающими мастерами, — этот городживский ящик растерял абсолютно все, но помнил главное: Христос родился.

«Христос родился — солнце сияет!» — пели мальчики. Теперь их было трое; один со звездой на шесте, другой с колокольчиком, сделанным из консервной банки. Оба при торбах, в которые благодарные хозяева бросали хлеб, орехи, яблоки, сало и городские конфеты «Ласточка».

Три мальчика пришли в простоте душевной к другому Мальчику на день рождения, чтобы поздравить. Они уже были школьниками, а Он — Младенцем, и Ему шел Первый день. Их вертеп был воспоминанием о настоящем кукольном вертепе, замутненным обрубком исторической памяти, они — трое юных волхвов — хранителями исчезнувших воспоминаний.

Мой приятель, который привез меня сюда, сказал: «Только бы хлопцев не поймали». А их на самом деле отлавливали, как христиан во времена Рима. С любопытством разглядывал Рим свою дальнюю провинцию Иудею, откуда шла ересь. А правитель Иудеи Ирод-царь, охотясь за Младенцем и не найдя его, велел истребить всех младенцев — так сообщается в сюжете вертепной народной драмы. В селе Городжив рассказывали, как спецбригада рыскала по следу мальчиков, что ходили с вертепом. Дети убегали. Один убежал в лес и замерз до смерти. Другого пытал школьный учитель, входивший в бригаду охотников за детьми: скажи, кто сообщники, вы ведь по трое ходите, да и сунул пальчики преступника в дверную щель, так орехи кололи… Пальцы детские в чернилах школьной науки не могу забыть. Это они, ухватив огрызок химического карандаша, тщились изобразить свечку, что на младенца изо всех сил дышала, когда он родился. А еще тогда подумала: ведь это матери надо было отпустить своего ребенка — идти с вертепом ради Христа.

Вернувшись в Москву, написала про праздник в селе Городжив, про детский самодельный вертеп. Только никто печатать это не решился — ни «Театр», ни «Вопросы театра», вообще никто.

«Что вы хотите, — риторически спрашивал мой друг Аркадий Белинков. — Мне вот заказали статью в Детскую энциклопедию на букву «Б» — «Библия». Только нельзя, говорят, употреблять слова: во-первых, «Бог», во-вторых, «евреи». А вы — Рождество…»

Я и сейчас вижу перед собой этот короб, сохранивший, как мог, как сумел, традицию вертепа, и мох вместо соломы, и открыточную нимфу, простодушно заместившую Деву Марию — она и на кукольном театре образ нерукотворный.

 

Божия повесть

Родина рождественского вертепа — Западная Украина. Вертеп вышел из бурсы: семинаристы во время каникул на святках играли вертеп, правильно это называлось — ходили с вертепом, пели колядки; а за это им несли колбасу, хлеб, сладости. Вертеп — это, во-первых, кукольный домик, как правило двухэтажный и с мезонином. Передней стенки нет, зато есть маленькие занавески на каждом этаже. Во-вторых, вертеп — механический театр, хотя никакого особого механизма в нем нет; кукловод, скрытый за домиком, водит кукол, посаженных на штыри, снизу, по специальным прорезям в полу каждого этажа. Столь же наивная механизация имеется и при самих куклах: солдат Ирода копьем подцепляет младенца Рахили, вытаскивает из материнских объятий, роняет с копья на пол вертепа. Смерть косой сносит голову Ироду, черт утаскивает обезглавленное тело за кулисы.

У вертепа есть своя драматургия; в основе ее — сведения о Рождении Христа, взятые из текстов двух евангелистов: Луки и Матфея. Далее развитие сюжета происходит так, как обычно в апокрифах: апокриф берет какой-либо текст какого-либо пророка и осваивает его, толкуя.

Верхний этаж отведен для Божией повести: рождество Младенца, поклонение пастухов и волхвов. Набор кукол в обоих этажах вертепа стандартен. Верхний этаж: Святое семейство, ангел, пастухи, волхвы, осел, бык. Куклы Марии и Иосифа статичны. В яслях — сверток с Младенцем; ясли (ящичек) заменяют иногда колыбелью или корзинкой. Колыбель можно качать (тогда еще одно механическое движение). В целом же Святое семейство подается в статике, в чем свой смысл: Младенец — центр мироздания. Мир приходит в движение, к нему устремляясь.

Были и попытки выполнить куклу-Младенца в виде пупса. Но — странное дело — верхний этаж вертепа этих новаций органически не принимает. Они возникают и исчезают, не приживаясь.

Слева пастухи. Справа Волхвы. Появляются, приближаются к центру со своими подарками, сохраняя дистанцию. Подарки: ягненок, пастушьи торбы, должно быть с сыром и хлебом. У волхвов в руках что-нибудь соответствующее их царскому положению. И главное: и пастухи, и волхвы продвигаются по своим прорезям плавно и очень медленно, в ритме замедленной съемки. С паузами. Паузы заполнены безмолвием.

Вертепы нового поколения, возникшие уже после 1980 года, не могут обойтись без дополнительных эффектов. Так, мне известен вертеп в одном театре кукол в Украине, где в ясли вместо свертка, символизирующего Младенца поместили электрическую лампочку, на современный лад материализовав тему Света.

В нижнем этаже все происходит иначе, там уже страсти вмешиваются: разгневанный Ирод отдает свой страшный приказ — горе Рахили — Смерть пришла за Иродом — Черт утаскивает его в ад.

 Трагическое и комическое

Вторая часть вертепа — мирская. Что это значит? Если первая часть играет Божию повесть — вторая часть без всякой видимой связи с верхним играет какое угодно действие, главное, чтобы было весело. Его герои — всем известный петрушка, персонажи сказок, а также придуманные на ходу куклы-образы. Главный мотив — злободневность. В народном искусстве встречается такое склеивание сюжетов: комическое сменяет трагическое. Первая часть — это трагедия! Представьте: полутемная комната, горят свечи, и вот уже Ирод замыслил свое злодейство, младенцы убиты, Рахиль плачет, и ее трагедия сопутствует радости Рождества Христа. Почему Рождество сопровождается избиением младенцев? Потому что впереди у Младенца-Христа — Голгофа, крест. А плач Рахили о детях предваряет страдания Богородицы у креста. Но как Христос воскреснет и восторжествует, так и царь Ирод получает возмездие — появляется Смерть и уносит его. История получает завершение.

И вот дальше начинается комическая часть, которая строится как любая народная драма. Нижний этаж вертепа отражает элемент смеховой народной культуры. Это свойственно народному гулянию, и здесь нет никакого обесценивания. Герои балагурят, разговаривают естественными голосами, смеются и паясничают. Только, конечно же, вертеп нельзя путать со скоморошеством. Сюжеты нижней части, как правило, не закреплены: часто это народная импровизация: у тебя есть кукла коза — играй козой. Это история, которая сама зародилась и сама продолжает развиваться — редкий случай, когда ничего не спускали сверху, не рекомендовали, не пропагандировали.

Конечно, во времена гонений, например, в Городживе вторая часть вертепа была неактуальной. Вертеп играли, потому что — Рождество. Вместо службы: в храм пойти нельзя, он закрыт, вот мы играем вертеп и так помним Рождество. И преследовали не потому, что театр, а потому, что Бога славили.

Глубинное единство обеих частей вертепа при внешней их разности можно найти в презепе (presepe, ясли) — западном варианте вертепа. В презепе все происходит на открытой площади, причем каждый художник презепе воспроизводит свой собственный город: все заняты своими делами, вот прачка несет белье, торговец — свой товар, какие-то дикие горцы спускаются в деревню, и тут же, немного в глубине, — Дева Мария родила Младенца Христа. Так подчеркивается всемирность действия, его литургичность — общность, вневременность — в смысле несвязанности Рождества какой-либо линейной хронологией, что, кстати, подчеркивает и наш тропарь: «Дева днесь (сейчас) пресущественнаго раждает». Рождество произошло для всех людей, оно касается судеб всех людей без исключения, которые когда-либо родятся или уже родились, оно меняет ход мира коренным образом. Но вместе с тем презепе отражает и то, что не все люди поняли, что случилось. И кто-то может так и остаться увлеченным собственным делом, не заметив в самом центре своего города-мира — родившегося Спасителя.

Для тех, кто хочет увидеть настоящий вертеп 14-15 января 2011 года в Москве, в помещении театра «Бродячий вертеп» будет проходить 5-й Фестиваль школьных и семейных вертепов «Старый Новый год». Адрес: Вадковский переулок, д. 3, ЦДТ «На Вадковском». Фестиваль проводится под эгидой Союза театральных деятелей России. Будет проходить и прямая интернет-трансляция фестиваля. Информацию можно получить на сайте: booth.ru. Если вы хотите принять участие в создании вертепа или у вас уже есть семейный вертеп — обращайтесь на сайт!

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Вертеп как часть жизни

Материализация священного невозможна

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: