Вирус, убивающий доверие

|
Почему невозможно встретить статью на тему «как правильно кинуть своих партнеров по бизнесу», в то же время рекомендации, как незаметно изменить жене или мужу – не редкость? Размышляет Сергей Худиев.
Вирус, убивающий доверие
Фото: pravotnosheniya.info

Две недавние публикации в «Газете.ру» затрагивают проблему эпидемии СПИДа. В статье «Любовь, верность, СПИД» речь идет о том, что бороться с эпидемией СПИДа, побуждая людей к любви и верности, бессмысленно, а надо заниматься «сексуальным просвещением» и раздачей презервативов. Позиция Церкви представлена крайне искаженно и враждебно.

Сергей Худиев

Сергей Худиев

Другая – игривая статья «Как правильно изменять». Речь там идет о неком сериале, показывающем (отнюдь не с отвращением) супружеские измены, и автор статьи полушутливо рассуждает о том, как правильно изменять, чтобы по возможности избежать разоблачения и гнева обманутых близких. О СПИДе там речи не идет – но он явно маячит в фоне, потому что СПИД обязан своим столь широким распространением определенной культуре. Вот о ней мы и поговорим.

Со стороны – не обязательно со стороны благочестивого христианина, просто со стороны, скажем, инопланетного антрополога, изучающего наш вид, бросается в глаза странная особенность этики, отраженной в подобных материалах – как в сериалах, так и в обеих статьях.

В традиционной (христианской, но не только) этике считается, что совершать клятвопреступление и обманывать доверившихся и зависимых – плохо, с какой бы то ни было целью: чтобы получить деньги, власть, статус, славу, выпивку-и-закуску, секс, чтобы посмеяться или добиться чего угодно еще.

В этике, которую, среди прочих, разделяет колумнист «Газеты.ру», обманывать доверившихся плохо по любым причинам, кроме секса. Вот ради секса нарушать клятвы и предавать доверие можно без проблем.

Причем никаких оправданий в виде великой любви и вихря страсти, которые считались обязательными раньше – всё просто и по-деловому.

Ну в самом деле – представьте себе статью под названием «Как правильно кидать деловых партнеров» или «Как оставить своих сотрудников без зарплаты»; хотя партнерам и сотрудникам никто не клянется в вечной и любви и верности, такой заголовок довольно трудно вообразить. А вот «Как обмануть жену и детей» – это запросто.

В чем причина этой аберрации? В значительной степени она является коммерческой – сексуальность является предметом масштабной коммерческой эксплуатации, и, как давно уже писал выдающийся психолог и философ Виктор Франкл,

«дезинтеграция сексуальности, вырывание ее из контекста личностных и межличностных внесексуальных отношений означает, говоря одним словом, регресс.

Однако в таких регрессивных тенденциях находит свой единственный шанс, свой уникальный бизнес индустрия сексуальных развлечений. И начинается танец вокруг золотой свиньи. Опасным здесь с точки зрения профилактики сексуальных неврозов является принуждение к сексуальному потреблению, исходящее от индустрии “просвещения”. Мы, психиатры, постоянно видим у наших пациентов, насколько же они под давлением этой индустрии “просвещения”, манипулирующей общественным мнением, чувствуют себя прямо-таки обязанными стремиться к сексу ради него самого, развивать интерес к сексуальности в ее обезличенном и обесчеловеченном обличье».

В самом деле, ни для кого не секрет, что авторы сериалов, реклам и другой подобной продукции руководствуются именно коммерческими соображениями. За культурой, продвигающей распущенность, стоят мощные коммерческие интересы.

Разумеется, не все люди, которые поддерживают эту культуру, лично наживаются; потребители, которыми манипулируют, побуждая их принять очевидно порочную систему ценностей как само собой разумеющуюся, могут вполне искренне считать, что обман доверия – это допустимо, пока речь идет о сексе. Что это круто, современно, является признаком свободной, продвинутой и креативной личности, что так принято в кругах, куда хочется попасть, и так далее.

Но за самой культурой неверности стоит индустрия с большими оборотами.

Порнография – это индустрия; развлечения и реклама, эксплуатирующие ту «обезличенную и обесчеловеченную» сексуальность, о которой говорит Франкл – это еще более мощная индустрия. И ценности любви и верности в нее совсем не вписываются. Естественно, она отвергает христианство – но не только. Любую этику, предполагающую верность и воздержание.

Разумеется, у системы ценностей, которую предлагает эта индустрия, есть последствия. Одно из них – это, конечно же, СПИД и другие болезни, передающиеся половым путем. Очевидная реакция, которую предлагают далеко не только верующие люди – это уход от этой обезличенной и обесчеловеченной сексуальности, возвращение секса в его естественный контекст – преданных, верных и доверительных отношений между одним мужчиной и одной женщиной.

Но для культуры неверности это в принципе неприемлемо – и люди, находящиеся под ее влиянием, обычно страшно кривятся от самой мысли о любви и верности. Они предлагают нечто другое – «сексуальное просвещение», то есть усиленное воспитание людей в духе всё того же механистического, обезличенного отношения к сексуальности, и – поскольку это «просвещение» не предполагает верности – презервативы, чтобы снизить опасность заражения.

Естественно, сначала поощрять безответственное поведение, а потом пытаться как-то смягчить его последствия – это не лучший способ исправить ситуацию, и за него держатся по чисто идеологическим причинам.

Но культура неверности грозит не только СПИДом – она разрушает нечто не менее важное для общества, чем иммунитет для организма. Доверие.

О том, что обманывать доверие других людей – очень плохо, и все относятся к такому поведению с глубоким презрением, я узнал не от епископов. Я узнал это в самом раннем детстве от советских атеистов. Потому что любое человеческое общество держится на том, что мы тут договорились друг друга не предавать.

Существует такое понятие, как социальный капитал – способность людей устанавливать прочные связи, основанные на доверии, в разных областях жизни. Именно социальный капитал определяет, в наибольшей степени, процветание общества.

Культура, в которой предавать доверившихся – нормально, хотя бы, для начала, в области секса, разрушительна для общества в целом. Как можно доверять человеку, которому не может доверять его собственная семья?

Культура неверности – это вирус, разрушительный для общества. А Церковь – хотя далеко не только Церковь, все нравственно здоровые и здравомыслящие люди, верующие или нет – это иммунитет.

Не надо бояться быть на стороне иммунитета. В этом нет ничего неправильного. Неправильно быть на стороне вируса. Церковь здесь выступает на стороне здравого смысла – и множество иноверцев и неверующих ее поддержат.

Особенностью именно Церкви является Евангелие – Благая Весть о том, что грехи могут быть прощены, а разрушенные отношения с людьми и Богом – восстановлены. Никто не обязан держаться за ложную и пагубную идеологию; ее можно оставить и обратиться к истине и здравому смыслу.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
О лжи “во спасение”

Священник Ярослав Шипов – о том, почему нельзя лгать «для дела»

О долге справедливости

Если кто-то использует события того времени в своих недобрых целях — это должно быть их проблемой,…

Царь, спасибо за Орел

О культе расправ как новом религиозном движении