Владимир Бурега: Кем заменить Ленина?

|
Что означает снос памятника Ленину в Харькове? Как это событие вписывается в новейшую историю Украины? Об этом рассуждает кандидат исторических наук Владимир Бурега.

Я предлагаю несколько отстраниться от сиюминутной конъюнктуры и попытаться взглянуть на снос очередного Ильича в более широкой исторической перспективе.

Для меня совершенно очевидно, что все происходившее (и происходящее) в Украине за последний год тесно связано с нашим тяжелым советским наследием. И совсем неслучайно, что во время Евромайдана в стране начался «ленинопад» (точнее начался его новый этап). Украина мучительно пытается избавиться от своего советского прошлого. Украина пытается, наконец-то, стать несоветской. А стремление выйти из советско-вавилонского плена всегда проявлялось в том числе и в агрессии по отношению к символам советской эпохи.

Наш исход из «совка» длится уже более двадцати лет. Характерным индикатором этого процесса является отношение украинского общества к коммунистической идеологии в целом и к коммунистической партии в частности. В 1994 г. на первых парламентских выборах в независимой Украине компартия показала рекордно высокий результат. Она набрала наибольшее количество голосов из всех политических сил и по количеству полученных мандатов уступила лишь общему количеству беспартийных кандидатов, прошедших тогда в Верховную Раду. На парламентских выборах в 1998 и 2002 г. коммунисты стабильно получали свои 20 %. А в 1999 г. лидер украинских коммунистов Петр Симоненко на президентских выборах составил реальную конкуренцию Леониду Кучме. Так что в 1990-е гг. коммунисты были в Украине одной из сильнейших политических сил, и они сыграли не последнюю роль в формировании как тогдашних органов власти, так и всей политической системы в целом.

Думаю, именно поэтому после 1994 г. власть не инициировала акций по демонтажу символов советской эпохи. «Ленинопад», начавшийся в Западной Украине еще в последние годы советской власти, дойдя до Киева, фактически остановился. В самом Киеве было принято компромиссное решение: одного Ленина, который стоял на нынешнем Майдане Независимости, демонтировали, а второго (напротив Бессарабского рынка) – оставили.

Это временное равновесие было нарушено после первого Майдана (2004 г.). Коммунисты тогда стремительно теряли поддержку, и на парламентских выборах 2006 г. с трудом смогли попасть в Верховную Раду (они набрали лишь 3,66 % голосов). Тогда же проявилась и еще одна важная тенденция. В Украине стало сокращаться количество регионов, где коммунисты имели заметную поддержку. «Красный пояс» постепенно сужался, отодвигаясь все дальше и дальше на Восток страны. Это хорошо видно на диаграммах, отображающих результаты парламентских выборов по областям.

Декабрь 2013 г. стал началом второй волны «ленинопада», которая охватила Центральную и Восточную Украину. В декабре был уничтожен памятник Ленину в Киеве (тот самый, который уцелел в начале 1990-х гг.). 22 февраля 2014 г. Ленин рухнул в Днепропетровске, и вот в ночь с 28 на 29 сентября был уничтожен Ленин на одной из самых больших площадей Европы – в Харькове. Впрочем, его виртуальное уничтожение состоялось еще в 2012 г., когда в презентационных роликах об Украине, подготовленных к чемпионату Европы по футболу, памятник Ленину был стерт на кадрах, снятых над площадью Свободы в Харькове.

Вторая волна «ленинопада» свидетельствует об окончательном исчезновении «красного пояса». В Украине уже нет регионов, где коммунисты могли бы занять на выборах первое место. В 2012 г. представители компартии не смогли победить ни в одном из одномандатных округов (хотя при этом компартия в целом смогла набрать более 13 % голосов). Не исключено, что уже в скором времени электоральные шансы коммунистов не будут превышать размера статистической погрешности.

Понятно, что снос Ильича с его последующим ритуальным расчленением не решает проблем украинского общества. Эта агрессия лишь сигнализирует о наличии общественных проблем, равно как и о многолетнем нежелании властей эти проблемы решать.

Лично я считаю, что памятники Ленину давно должны были быть убраны с центральных улиц и площадей украинских городов. И это нужно было сделать централизовано. Это не значит, что памятники надо было уничтожать. В моем родном городе памятник Ленину на центральной площади демонтировали лет пятнадцать тому назад. По распоряжению городских властей его ночью тихо вывезли на окраину города, где он находится и по сей день. Думаю, так нужно было сделать и в других городах (в том числе и в Харькове).

321

Но тут нельзя не задаться и еще одним важным вопросом: кто (или что) должен занять место рухнувшего Ленина? И на этот вопрос украинское общество не может дать консолидированного ответа. Если в Галичине в начале 1990-х гг. на месте Ленина быстро выросли памятники Бандере, Шухевичу или Тарасу Шевченко (и это адекватно отражало самосознание галичан), то ни в Киеве, ни в Харькове такой однозначности не наблюдается. В Киеве на месте Ленина предлагали установить либо Крест, либо памятник святой Варваре. Но эти инициативы не вызвали какой-то заметной поддержки в обществе. В Харькове городские власти и вовсе заявили о намерении восстановить памятник Ленину.

Но давайте поставим вопрос иначе: а нужно ли нам, чтобы в центре наших городов обязательно возвышался монументальный памятник какому бы то ни было вождю? Сама по себе стилистика советских памятников – это плод тоталитарного нарратива, который в принципе неприемлем в демократическом обществе. И если сегодня в украинском общественном сознании место Ленина фактически оказалось свободным, то не означает ли это, что файл, отвечающий за поклонение тоталитарным идеологиям, наконец-то оказался стертым? Может это и хорошо, что, разрушая одного идола, мы не стремимся тут же поставить на его место нового?

В конечном счете дискуссия о сносе Ленина – это дискуссия о ценностях, об общественных ориентирах, о будущем страны. И лично мне хотелось бы видеть в этой дискуссии подлинное интеллектуальное усилие, направленное на поиск новых смыслов, которые не сводились бы к банальному воспроизведению образцов из нашего недавнего тоталитарного/авторитарного прошлого.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Большинство россиян осуждает уничтожение памятников Ленину на Украине

Против предложения сноса памятников Ленину в нашей стране высказываются три четверти россиян (77%).

О памятниках и памяти

Повесите ли вы у себя в гостиной по доброй воле портрет человека, который убил вашего отца,…

Снос Ленина – триумф большевизма

Сегодняшние толпы погромщиков мало чем отличаются от толп погромщиков образца 1917 и особенно 1918 года

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: