Владимир Легойда: Церковь всегда готова проявить милость, но примирение – обоюдный процесс

|

Портал «Православие и мир» попросил председателя Синодального информационного отдела Владимира Легойду прокомментировать распостраняющееся в блогах открытое письмо Патриарху с просьбой о ходатайстве за освобождение участниц группы «Pussy Riot» из-под стражи.

– Владимир Романович, как священноначалие относится к этому письму?

Я убежден, что Церковь всегда готова проявить милость, даже к тем, кто ее оскорбляет и ранит ее. Другое дело, что примирение — обоюдный процесс. И без волеизъявления девушек, устроивших акцию в храме, это сделать сложно.

Странная ситуация получается: бурное обсуждение судьбы девушек происходит без их участия. Точнее, судя по реакции самих участниц панк-группы, даже намек на раскаяние – это не то чувство, которое они сейчас испытывают.

– Будет ли обращение православных христиан к Патриарху поддержано?

Прежде всего, возникает резонный вопрос: «Поддержано кем?». На просторах интернета уже звучат сопоставимые по количеству голоса православных христиан, аргументировано поясняющие, почему они не подпишут данное письмо.

Вопрос содержания участниц группы «Pussy Riot» под стражей находится в компетенции правоохранительных органов. И, на мой взгляд, Церкви (которой сейчас почему-то вменяют в силу и даже в обязанность вмешательство в административно-правовые вопросы) было бы негоже оказывать давление на людей, которые добросовестно выполняют свою работу. Мне хотелось бы, чтобы проблема юридической ответственности «прославившихся феминисток» за совершенное решалась именно в правовом поле. Хотя если временное освобождение девушек в рамках закона возможно, то лично я за то, чтобы их отпустили — до рассмотрения дела в суде.

– Солидарны ли лично вы с теми, кто подписал это письмо?

Как я уже упомянул, лично я — не сторонник содержания под стражей участниц протестной акции. Но я за исполнение закона.

Сейчас естественно вспомнить о «печаловании» — возникшем в Древней Руси праве особо уважаемых духовных лиц ходатайствовать перед государем за опальных либо осужденных. Но мне пока не совсем понятно: «Печалование за кого и за что?». Участницы акции были в масках, пока мы не можем даже с уверенностью назвать все их имена.

Помимо того, не совсем ясно, о чем печаловаться?

Приговор еще не вынесен. Можно просить о снисхождении к тем, чья вина квалифицирована, но просить о том, чтобы «никому ничего не было» — это, в данном случае, попытка оправдать сам поступок, для которого лично я не нахожу оправдания. Что же касается правовых последствий для совершивших поступок, как уже неоднократно говорилось, мы не поддерживаем идею реального срока заключения.

Сочувствие в обществе более чем похвально, но, на мой взгляд, подобный «крен» общественного мнения в защиту богохульниц, не взирая на «мелочные» обстоятельства — опасен. Все словно позабыли, что было совершено публичное кощунство, поругана вера людей. И что речь идет о спланированной акции, а те, кто все придумал, сейчас, видимо, довольно потирают руки. Не они, кстати, взяты под стражу.

Реакция на ситуацию вокруг «Pussy Riot» — своего рода тест для общества на «гражданскую зрелость». В последнее время мы готовы активно выражать гражданскую позицию против коррупции, за честность выборов, в поддержку того или иного кандидата в лидеры страны… А способно общество выразить протест в том числе и против надругательства над святыней, над тем, что для многих является самым сокровенным, близким, родным?

И последнее — я очень жду реакции профессионального журналистского сообщества на действия тех «коллег», кто «чисто случайно» оказался в Храме Христа Спасителя и написал материалы, и дал фото. То есть, кто принял участие в пиар-кампании панк-группы. В журналистском цеху любят говорить, что пиар и журналистика — разные профессии. Может быть, вслух скажем о том, что некоторые журналисты оказались умелыми пиарщиками?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Протодиакон Андрей Кураев: Мария Алехина умнее не стала

Страдания улучшают не всех, но только умных. Металл в огне переплавляется. А ветошь сгорает.

Мария Алехина не сожалеет о сделанном в храме Христа Спасителя

"Я горжусь тем, что я сделала", - сказала амнистированная участница "панк-молебна".

О российских тюрьмах и плохих христианах

Сидя в своем компьютерном кресле, я вчера несколько минут сочувствовал Надежде Толоконниковой, а потом закрыл страничку…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: