Владимир Легойда: Церковь всегда готова проявить милость, но примирение – обоюдный процесс

|

Портал «Православие и мир» попросил председателя Синодального информационного отдела Владимира Легойду прокомментировать распостраняющееся в блогах открытое письмо Патриарху с просьбой о ходатайстве за освобождение участниц группы «Pussy Riot» из-под стражи.

– Владимир Романович, как священноначалие относится к этому письму?

Я убежден, что Церковь всегда готова проявить милость, даже к тем, кто ее оскорбляет и ранит ее. Другое дело, что примирение — обоюдный процесс. И без волеизъявления девушек, устроивших акцию в храме, это сделать сложно.

Странная ситуация получается: бурное обсуждение судьбы девушек происходит без их участия. Точнее, судя по реакции самих участниц панк-группы, даже намек на раскаяние – это не то чувство, которое они сейчас испытывают.

– Будет ли обращение православных христиан к Патриарху поддержано?

Прежде всего, возникает резонный вопрос: «Поддержано кем?». На просторах интернета уже звучат сопоставимые по количеству голоса православных христиан, аргументировано поясняющие, почему они не подпишут данное письмо.

Вопрос содержания участниц группы «Pussy Riot» под стражей находится в компетенции правоохранительных органов. И, на мой взгляд, Церкви (которой сейчас почему-то вменяют в силу и даже в обязанность вмешательство в административно-правовые вопросы) было бы негоже оказывать давление на людей, которые добросовестно выполняют свою работу. Мне хотелось бы, чтобы проблема юридической ответственности «прославившихся феминисток» за совершенное решалась именно в правовом поле. Хотя если временное освобождение девушек в рамках закона возможно, то лично я за то, чтобы их отпустили — до рассмотрения дела в суде.

– Солидарны ли лично вы с теми, кто подписал это письмо?

Как я уже упомянул, лично я — не сторонник содержания под стражей участниц протестной акции. Но я за исполнение закона.

Сейчас естественно вспомнить о «печаловании» — возникшем в Древней Руси праве особо уважаемых духовных лиц ходатайствовать перед государем за опальных либо осужденных. Но мне пока не совсем понятно: «Печалование за кого и за что?». Участницы акции были в масках, пока мы не можем даже с уверенностью назвать все их имена.

Помимо того, не совсем ясно, о чем печаловаться?

Приговор еще не вынесен. Можно просить о снисхождении к тем, чья вина квалифицирована, но просить о том, чтобы «никому ничего не было» — это, в данном случае, попытка оправдать сам поступок, для которого лично я не нахожу оправдания. Что же касается правовых последствий для совершивших поступок, как уже неоднократно говорилось, мы не поддерживаем идею реального срока заключения.

Сочувствие в обществе более чем похвально, но, на мой взгляд, подобный «крен» общественного мнения в защиту богохульниц, не взирая на «мелочные» обстоятельства — опасен. Все словно позабыли, что было совершено публичное кощунство, поругана вера людей. И что речь идет о спланированной акции, а те, кто все придумал, сейчас, видимо, довольно потирают руки. Не они, кстати, взяты под стражу.

Реакция на ситуацию вокруг «Pussy Riot» — своего рода тест для общества на «гражданскую зрелость». В последнее время мы готовы активно выражать гражданскую позицию против коррупции, за честность выборов, в поддержку того или иного кандидата в лидеры страны… А способно общество выразить протест в том числе и против надругательства над святыней, над тем, что для многих является самым сокровенным, близким, родным?

И последнее — я очень жду реакции профессионального журналистского сообщества на действия тех «коллег», кто «чисто случайно» оказался в Храме Христа Спасителя и написал материалы, и дал фото. То есть, кто принял участие в пиар-кампании панк-группы. В журналистском цеху любят говорить, что пиар и журналистика — разные профессии. Может быть, вслух скажем о том, что некоторые журналисты оказались умелыми пиарщиками?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Протодиакон Андрей Кураев: Мария Алехина умнее не стала

Страдания улучшают не всех, но только умных. Металл в огне переплавляется. А ветошь сгорает.

Мария Алехина не сожалеет о сделанном в храме Христа Спасителя

"Я горжусь тем, что я сделала", - сказала амнистированная участница "панк-молебна".

О российских тюрьмах и плохих христианах

Сидя в своем компьютерном кресле, я вчера несколько минут сочувствовал Надежде Толоконниковой, а потом закрыл страничку…