Война в Македонии еще не окончена

|

До сих пор непонятно, почему хорошо вооруженные албанские боевики оставили свои позиции

В ТОМ, что война окончена и террористы разгромлены, журналистам сообщили на брифинге в Министерстве обороны Македонии. Для того чтобы подтвердить эту новость, их собрали в колонну и повезли под охраной трех легких броневиков “Хаммер” на вершину возвышающейся над Тетово горы, с которой на протяжении последних двух драматических недель по городу стреляли снайперы.

Увиденное впечатляло – толпы репортеров метались по территории старинной, оставшейся еще с турецких времен крепости. Они жадно высматривали воронки от мин, удивлялись яме, оставленной двухсоткилограммовой авиационной бомбой, и фотографировали македонских спецназовцев на фоне надписей “UCK” (ОАК – Освободительная армия Косово), которыми в изобилии украшены стены бывших фортов и казематов.

Назвать эту крепость неприступной – значит не сказать про нее практически ничего. Реально взять ее силами, которыми располагала македонская армия (и это можно утверждать, исходя из опыта двух чеченских войн), невозможно. Если бы сопротивляющаяся сторона хотела, то сидеть на крутых склонах, по которым тянется змеей единственная, простреливаемая со всех сторон дорога, можно было бы по меньшей мере до начала массированного применения тяжелой артиллерии, установок “Град” и тонных авиационных бомб. Но, во-первых, такого оружия у македонцев нет, а во-вторых, оно уничтожило бы большую часть Тетова. И тогда хорошие на сегодняшний день в глазах Запада македонцы стали бы “плохими”, вроде сербов или русских. Что, кажется, не предусмотрено сценарием балканской драмы.
Террористы могли также, если бы у них хватило решимости, захватить все Тетово силами двух рот. Кроме территории немецкого гарнизона, разумеется, который, можно побиться об заклад, объявил бы о своем невмешательстве. Открыв массированный минометно-пулеметный огонь с господствующих высот, подбив в течение двух минут выстроившиеся бортами на расстоянии не более двухсот метров от их позиций броневики и уничтожив два хваленых вертолета Ми-8, которые разворачивались после залпов прямо метрах в двадцати над пулеметными точками албанцев, они группами по шесть человек просочились бы в город. Судя по отнюдь не воинственному настроению разновозрастных македонских волонтеров, приседавших от каждого пулеметного выстрела, задача по овладению населенным пунктом Тетово могла быть решена сепаратистами в ходе четырех-пяти часов боя.

За спинами оаковцев были десятки контролируемых ими сел, прекрасные дороги, ведущие в Косово, и возможность подхода подкреплений практически любой численности.

Но они ничего этого не сделали, предпочтя бегство и “Великой Албании”, и славе грозных боевиков, и просто возможности одержать победу в явно выигрышной для них ситуации. Почему?

Можно с уверенностью утверждать, что, несмотря на победоносные реляции властей Скопье и ласковое одобрение их действий верховным представителем ЕС по внешней политике и обороне Хавьером Соланой, а также умопомрачительное по своей стремительности отступление хваленой Освободительной армии Косово после первой же атаки небольших подразделений македонского войска, к этой войне как к никакой другой применим эпитет “странная”.
Наверное, смысл этой “странности” раскроется потом в кабинетах аналитиков и геополитиков, где можно будет, спокойно взвесив все “за” и “против”, разложить очередной “балканский пасьянс”.

Не доверяя официальным сообщениями и слухам, корреспондент “НГ”, три итальянских журналиста, а также американский фотограф решили самостоятельно добраться до тех албанских сел, в которые еще не вошла македонская армия и где могли бы находиться боевики.

По словам одного из итальянцев, который за три дня до наступления македонцев пытался встретиться с сепаратистами, албанцы вели себя очень странно. Обычно дружелюбные к итальянцам, оказавшим им помощь во время косовского кризиса, они не просто отказались разговаривать с журналистом, но стали требовать, чтобы он быстро ушел, и даже передернули затворы автоматов.

Накануне, сразу после отступления албанцев, корреспондент “НГ” вместе с корреспондентом итальянской “Джорнале” уже пытался пройти в дальние села. Мы договорились, что если нам попадутся солдаты, то на славянском языке с ними проще будет объясниться русскому, а если боевики – то наша судьба будет зависеть от дипломатического таланта итальянца.

Мы вышли на солдат, занявших позиции вокруг очередного дорожного поворота, и объявили (с поднятыми руками), что мы у них за спиной. Ни боевого охранения, ни сигнальных ракет вокруг выставлено не было. К нам, громко повторявшим на двух языках (английском и сербском), что мы журналисты, сразу же сбежалась половина взвода с автоматами и пулеметами в руках. Проверив наши документы и обыскав сумки, офицер, прекрасно говоривший на английском языке, сказал, что он не может пропустить нас дальше по дороге в сторону албанских сел. Он даже запросил по рации командование о такой возможности и извинился, сказав, что в другое время ему было бы очень приятно провести с нами время, но сейчас он – человек подневольный. Офицер никак не мог понять, почему мы идем вместе – итальянец и русский – и нет ли здесь подвоха. По его мнению, мы должны были быть по разную сторону балканских баррикад.

Фотографировать солдат не разрешили. Мы вернулись в Тетово к вечеру.

На следующий день наша группа вышла из Тетово в шесть утра. Часа три мы двигались по лесной тропинке вдоль очень красивой горной реки Пены, изобилующей порогами, водопадами, скалами и прочими красотами.

Корреспондент “НГ” еще раз убедился, что ущелья, захваченные две недели назад косовскими боевиками, являются абсолютно неприступными. Крепкие базальтовые скалы выдержали бы любые удары артиллерии, а пулеметчик, три снайпера и два гранатометчика могли бы тут сдерживать неделями целую дивизию.
Нашей целью было село с простым названием Сельце. Мост мы переходили с высоко поднятыми руками, по одному. Для того чтобы люди с оружием на том берегу (если они там были) поняли, что мы не собираемся с ними воевать.

Но на том берегу никого не было. Нашу группу встретило пустое село, единственными обитателями которого были домашние животные. В центре Сельце, около мечети, журналистов ждал сюрприз. Прямо на улице стояли несколько ящиков с патронами, лежали старый, еще времен Второй мировой войны, крупнокалиберный пулемет и несколько патронов для гранатомета. В траве, около каменной стенки, валялись ручные гранаты, а на каменной приступочке аккуратно стояли две солдатские каски, на одной из которых было написано черной ручкой “UCK” (ОАК).

Все это производило впечатление какой-то старой декорации. Словно актеров внезапно перевезли в другой город, не успев убрать ничего из того, что было собрано для вот-вот готового начаться спектакля.

Но тут появился человек. Это был старик, который подошел со стороны мечети. Он с явным отвращением и испугом смотрел на оружие и сначала испугался нас, а потом обрадовался, когда понял, что мы не опасны. 68-летний Хасей Алейи рассказал, что в селе остались одни старики. Боевики, которые, по его словам, пришли из Косово, убрались два дня назад. По его словам, их было около ста человек, их штаб располагался как раз у того дома, рядом с которым мы нашли оружие. С ними ушли и некоторые молодые люди из села.

Македонская армия в Сельце еще не появлялась.

В течение двух дней по селу наносились удары минометов и вертолетов. Из 400 домов повреждены примерно 50, некоторые – достаточно сильно. По словам Хасея Алейи, во время минометного обстрела были убиты три человека (не имеющие отношения к боевикам, среди которых не было потерь). Это, как говорит Алейи, вынудило покинуть Сельце женщин, детей и многих мужчин, которые под руководством местного муллы бежали куда-то в горы.

Пройдя по пустым улицам, мы нашли еще больше оружия. Крупная лохматая собака словно специально привела нас во двор, где стояли два тяжелых пулемета с боекомплектом (один даже с оптическим прицелом югославского производства), лежал гранатомет и валялись ящики патронов и гранат.

Уже уходя из Сельца, мы наткнулись на россыпь ржавых автоматов ППШ без патронных дисков, очевидно, собранных боевиками со всех окрестных гор, а потом выброшенных за ненадобностью.

Возможно, после начавшегося обстрела села община вынудила боевиков оставить его и уйти в Косово. Но зачем при этом бросать вполне пригодное легкое вооружение с большим количеством патронов, с хорошей оптикой, если реально никакого давления со стороны наступавших войск не возникало и можно было бы унести не только пулеметы, но и пушки (если бы они были)? Зачем аккуратно оставлять на видном месте каски с надписью “UCK”, словно ждущие алчущих до сенсаций журналистов?

В голову приходят четыре версии происшедшего.

Первая версия: боевики были неподготовленной группой лихих добровольцев, которые, прикупив старого оружия, решили попасть в участники “национально-освободительной” войны. Но когда начали стрелять из минометов и пускать ракеты с вертолетов, их нервы не выдержали, и албанские герои в страхе разбежались по окрестным горам и ущельям.

Вторая версия: боевики были профессионалами, действовавшими под руководством опытных и циничных политиков. Им была поставлена задача не удержать территорию, а спровоцировать армию на репрессии против мирных сел, брошенным оружием показав, что эти села полны террористов. После этого война пошла бы по косовскому сценарию.

Третья версия: все это затеяно Западом, чтобы поставить на место зарвавшихся албанцев и поддержать режим Коштуницы, позволив сербам вступить в дело (на ограниченном пространстве, разумеется), разгромить отдельные части боевиков и начать национальное возрождение в постмилошевическую эпоху. Для этого часть “плохих” (неконтролируемых) албанцев нападает на “хорошую” Македонию и на сербские полицейские силы в Прешевской долине. Сербы, разумеется (в этом не может быть сомнений), побеждают, координируя свои действия со Скопье. Народ ликует и в очередной раз приветствует Коштуницу, сумевшего хотя бы частично сделать то, с чем не справился Милошевич. Македонии реально также ничего не угрожает, поскольку ее армия одерживает блистательную победу над несопротивляющимся противником.

Четвертая версия: за спинами боевиков стоят силы, заинтересованные в постоянной дестабилизации Балкан, а стало быть, и всей Европы. Пока в Старом Свете не затихает война, европейская экономика не может в полной мере бросить вызов своим мировым оппонентам. Не секрет, что многие террористические группировки готовятся и руководятся (через посредников) спецслужбами, действующими в интересах тех или иных политических элит.

А пока, несмотря на то что боевики не вошли в македонские дома, страх уже нащупал дорожки в сердца местных жителей. Так, какой-то таксист-албанец начал рассказывать корреспонденту “НГ” про древнюю Иллирию, на которую албанцы якобы имеют такие же права, как и евреи на Израиль, а официант-македонец вещал об албанской опасности для всех православных.

P.S. Когда этот материал уже был написан, пришло сообщение о перестрелках между боевиками и македонской полицией к северу от Скопье, в районе сел Грачани и Брест. Армия начала вторую фазу наступления. Что еще раз подтверждает: война в Македонии еще не окончена.

Сельце-Тетово

НГ-Религии, 2001 Война в Македонии еще не окончена

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: