Волонтеры без закона

|

Никто еще не видел подготовленного в Совете Федерации законопроекта о волонтерах, но бурная полемика уже началась. Члены Общественной палаты уже высказали недовольство, мол, почему без них писали… И в Интернете граждане беспокоятся, ведь забюрократизируют все… Конечно, качество законопроектов, и соответственно, самих законов у нас низкое. Это мягко сказано, иной раз настолько низкое, что слов нет, одни буквы, и все непечатные.

Но сейчас-то многие возмущены не законопроектом, а самой идеей регулирования благих порывов. Однако регулирование совершенно необходимо.

Начнем с волонтерства. Кстати, добровольчество, по-моему, звучит лучше, хорошее русское слово.

Так вот. Однажды по долгу службы довелось мне видеть, как прихожане одного столичного прихода во главе со своим настоятелем мыли полы в больнице. Самое настоящее добровольчество.

Но вообще-то в больнице есть определенный режим, санитарные нормы. И пускать в нее первого встречного, желающего мыть полы, туда не должны. Понятно, что настоятель договорился, тем более, не простой был настоятель, а архиерей. Однако у приходящих убираться в медучреждение, дом престарелых или детский дом все-таки должны быть хотя бы медицинские книжки. А если еще и пациентам помочь, с сиротами погулять-поиграть – тем более. Это очевидно и не требует доказательств.

Ухаживать за беспомощными людьми надо уметь. И руководители подобных учреждений, даже если не числить их бездушными бюрократами, должны быть уверены, что лежачему больному не вывихнут руки-ноги, а непоседливого ребенка успеют подхватить до того, как он провалится в яму, упадет с дерева, сунет пальцы в розетку и тому подобное. Стало быть, добровольцев надо готовить и выдавать документ, подтверждающий все эти умения. А еще законодательство требует допускать к несовершеннолетним лиц, не имеющих судимостей за насильственные преступления. И это должно быть в справке из полиции. Ведь окажись среди добровольцев неумеха, у которого подопечный сломает конечности, пуще того – «оборотень», интернет-общественность взвоет от возмущения: «Куда смотрели?! Кого пустили?!». И СМИ тоже.

Регулировать надо и доступ добровольцев к персональным данным.

Закон необходим не только для защиты от негодных добровольцев. Чиновники должны знать, при соблюдении определенных условий и правил, они имеют право доверить нештатным помощникам определенные виды работ. Без специального закона помощь добровольцев будет осуществляться и дальше исключительно на основе договоренностей конкретных руководителей, скажем, широко известных или просто авторитетных глав общественных организаций и начальников на местах. А завтра сменился начальник и все кончилось. Напомню, что именно так, причем справедливо, аргументировалась необходимость законодательного закрепления возможности присутствия священнослужителей в армии. Добровольчество – сфера не менее важная.

Есть и ряд других проблем, требующих законодательного решения.

У нас то и дело появляются граждане, желающие поучаствовать в защите правопорядка в свободное от основной работы время. А федерального закона о добровольных дружинах нет. Региональные же законы не дают дружинникам никаких полномочий. Даже проверить документы дружинник самостоятельно не может, только «оказать содействие сотруднику правоохранительных органов».

Хорошо известно, что добровольцы активно участвовали в ликвидации лесных пожаров. При этом столкнулись с трудностями. Не вижу ничего плохого в том, что был принят закон о добровольной пожарной охране, который предусматривает обучение добровольцев, порядок их участия в тушении пожаров, страхование и в том числе и создание реестра, которым нынче всех пугают.

Но кроме пожаров, есть и другие чрезвычайные ситуации. Наводнения. Экологические катастрофы, техногенные аварии. А федеральный закон « О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» предусматривает ограничение доступа в такие места граждан и транспортных средств. Закон «О чрезвычайном положении», которое может быть введено в случае катастроф и стихийных бедствий, и вовсе предусматривает введение пропускного режима. Вопрос: кто и на каком основании разрешит добровольцам работать в таких зонах? Как они туда попадут без пропусков? А как определить, что имярек таки доброволец, а не мародер или ищущий приключений «сталкер»? Возможно, в таких обстоятельствах реестр и будет полезен.

Вы не забыли еще, как собранная пострадавшим от пожаров помощь, оказалась на свалках. Вполне допускаю, что такое не раз повторится. Потому что никаких выводов сделано не было. Только проклятия на голову одной несчастной чиновницы, освободившей столь грубым образом помещение, которое вовсе не предназначалось под склад ненужных вещей. До сих пор нет закона, регламентирующего взаимодействие добровольцев и органов местной власти в распределении помощи, ее хранении и порядка утилизации.

Для помощи ближнему в экстремальных обстоятельствах требуется не только душевный порыв, но и профессионализм.

Однажды я сопровождал груз гуманитарной помощи погорельцам. Спустя неделю после пожара им везли минеральную воду, консервы, средства гигиены, одежду, постельное белье. Разочарованы были все. Журналисты, сопровождавшие колонну, надеялись снять «картинки», привычные по кадрам зарубежных новостей из далекой, голодающей Африки: толпы умирающих от жажды и голода осаждают грузовики, а крепкие парни сбрасывают с них ящики с минеральной водой и тушенкой. Да и те, кто везли все, что тогда было с любовью собрано людьми, надеялись увидеть нечто подобное. Но Россия, к счастью, не Сомали. И спустя неделю после пожара минералка и тушенка были не нужны. Люди не жили в палатках, они уже переехали к родственникам и друзьям, были сыты, нормально одеты. Постельное белье и зимние вещи им были еще не нужны, их попросту негде было бы хранить. Но они, конечно острейшим образом нуждались в помощи – в восстановлении жилья. Но мы не привезли ни кирпича, ни цемента, ни прочих стройматериалов, ни рабочих.

А предметы первой необходимости нужны в первые часы после катастрофы. Чтобы их доставить на место, все необходимое должно быть уже на складах, заранее, и должна быть отработана транспортная цепочка – от бригад грузчиков до грузовых самолетов, вертолетов, автомобилей. Мелким самодеятельным группам это, разумеется, не под силу. Нужны крупные, мощные благотворительные организации, отлаженные машины! Понятно, что создать их на «кружечные» сборы, мелкие пожертвования невозможно. Давно уже, еще в 2006, году принят закон о целевом капитале. Его могут формировать НКО, передав в управление специализированной организации. А вот доходы от целевого капитала должны тратиться на социальную помощь. Но не слышно пока ничего о том, чтобы российские НКО воспользовались этим законом. Так и сидят по своим мелким норам, время от времени призывая делать взносы, заседая в различных палатах и общественных советах

Тем временем, недавний декабрьский соцопрос Левада-центра показал, что существующие благотворительные структуры явно не пользуются доверием граждан. Только 12 проц. опрошенных считают эффективным распределение помощи через благотворительные фонды. Даже распределение через государственные органы соцзащиты эффективным считают 17 проц.!

За 6 лет с 17 до 9 проц. упало число тех, кто жертвовал вещи, а 76 проц. заявили, что за последние 5 лет и вовсе не оказывали никакой благотворительной помощи. Добровольцев социологи насчитали лишь 3 проц.

Поэтому, прежде чем пугаться неведомого законопроекта, стоит уяснить – и без него дела в этой сфере идут довольно скверно. Но надежда есть. 21 проц. опрошенных утверждают, что занялись бы помощью окружающим, если бы были уверены, что она дойдет до окружающих.

Борис Клин, специальный корреспондент ИТАР-ТАСС для сайта “Православие и мир”

Волонтёры vs государство

Закон о волонтерстве разрабатывался без участия рабочей группы — директор Союза волонтерских организаций

Елизавета Глинка: Волонтеры помогают, не предъявляя паспорт

Елена Альшанская: Мы видим попытку причесать волонтерство и сделать его государственным

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Когда мы начнем уважать себя?

Чтобы люди сами себя уважали, надо их уважать. Если власти заинтересованы в энергичном, инициативном, обладающем достоинством…

Законопроект о волонтерстве: чиновники – за, Церковь и волонтеры – против

Очень ярко прозвучала реплика, что якобы мотив закона - поддержка и развитие волонтерских организаций, но этой…

Епископ Пантелеимон (Шатов) направил в Госдуму критический отзыв на законопроект о волонтерстве

Резюмируя, епископ Пантелеимон отметил, что необходимости в этом законопроекте нет, он практически не содержит никаких новых…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: