Восьмой Вселенский. Как не превратить Собор в пародию?..

Каждый день появляется неожиданная новая информация по запланированному на 18 — 27 июня этого года Всеправославному Собору. И сейчас уже не очевидно, состоится ли он в назначенное время. А, может быть, в назначенное время и не нужно? Размышляет Алексей Лидов, историк искусства, византолог, академик РАХ, директор Научного Центра восточнохристианской культуры, зав. отделом Института мировой культуры МГУ.

Алексей Лидов. Фото Анны Гальпериной

Готовящийся Собор неслучайно многие называют Восьмым Вселенским. Напомню, что Седьмой Вселенский собор состоялся в конце VIII века, в 787 году, то есть почти 13 веков назад. И один этот факт говорит о том, что речь идет о событии историческом, имеющим огромное значение.

Но может ли в принципе иметь место Восьмой Вселенский собор, если в нем не будут участвовать несколько важнейших православных Церквей? Мы знаем, что от участия в Соборе уже категорически отказался Антиохийский Патриархат, отказалась Болгарская Православная Церковь, Грузинская Православная Церковь. У целого ряда поместных Православных Церквей — множество вопросов. И многие вполне не двусмысленно предлагают отложить Собор и доработать вопросы, которые вызывают споры и разночтения.

Насколько я понимаю, на данный момент это и позиция Русской Православной Церкви, от которой, мы должны отдавать в этом отчет, зависит многое. Очевидно, что если Русская Православная Церковь откажется принять участие в Соборе, то можно сказать, что Вселенского или Всеправославного собора не будет. А если и будет, то он станет некой пародией, что само по себе гораздо хуже, чем отсутствие любого собора. То есть, провалить этот колоссальный проект через неучастие в нем важнейших Православных Церквей — гораздо хуже, чем если бы процесс его организации вообще не начинался.

Поэтому предложение отложить Собор и объявить то, что должно произойти на острове Крит буквально через неделю, новым предсоборным совещанием для обсуждения накопившихся вопросов и острых проблем мне представляется самым правильным и компромиссным решением. Да, в этом компромиссном решении будут ущемлены некоторые личные амбиции и пострадают отдельные, скажем осторожно, политические проекты некоторых иерархов мирового православия. Но, здесь просто надо понять цену, понять, что эти амбиции и степень ущерба, который может быть нанесен, совершенно несоизмеримы.

Возникает очень простой вопрос: а куда мы торопимся, что такое происходит, из-за чего Собор нельзя отложить еще как минимум на год? А за этот год провести серьезнейшую работу и решить все, или почти все спорные вопросы, которые накопились и за последние годы, да и за многие века.

И наконец, последнее, что мне кажется, пожалуй, самым важным — вопрос, а о чем Собор? Мы все знаем из истории православия, что все семь Вселенских соборов имели какую-то главную, основополагающую тему, вокруг которой выстраивались все остальные. Например, в случае Седьмого Вселенского собора или, как его иногда еще называют, Второго Никейского, центральной темой было иконопочитание. То есть Собор отвечал на важнейшей, актуальнейший и глобальный вызов, который возник тогда перед мировым православием.

Седьмой Вселенский Собор (икона XVII века, Новодевичий монастырь)

Седьмой Вселенский Собор (икона XVII века, Новодевичий монастырь)

Я просмотрел самые разные материалы готовящегося Восьмого собора. Там есть повестка дня, есть вопросы, есть группы, которые согласовывали эти вопросы. Но все-таки главный сюжет для меня так и остался непонятным.

На мой взгляд, взгляд не церковного иерарха, а простого православного христианина, мирянина, сюжет, который мог бы стать центральным на этом Соборе — защита христианства. Имея за плечами двухтысячелетнюю историю, мы вновь оказались в ситуации, что христианство нужно защищать. Причем на всех уровнях.

Мы видим, как сегодня физически уничтожают христиан в странах Ближнего Востока: страдают копты, фактически не осталось христиан в Ираке, более половины христиан бежали из Сирии. Речь идет о миллионах наших единоверцев, пусть некоторые из них и принадлежат к другим конфессиям. Это одна часть проблемы. А другая часть — это нападения на христианские ценности со стороны, так скажем, современной цивилизации или, как иногда еще говорят, современного либерального мира, который, имея свою логику, свои аргументы, разрушает краеугольные принципы христианства и христианской Церкви, которыми большинство христиан, по крайней мере в православном мире, поступиться не готово.

Напомню, что в некоторых странах выступления против того, что христианину кажется неприемлемым, уже приравнены к уголовному преступлению. Священники в Америке, причем не только православные, но и католики, протестанты без всякого юмора говорят о том, что следующее поколение священнослужителей в Соединенных Штатах рискует оказаться в тюрьме просто за то, что они будут придерживаться своих взглядов.

Идет нападение на наши духовные ценности, на важнейшие сакральные пространства, как будто не было всех достижений Нового времени и мы возвращаемся в так называемые «темные века». Всего несколько дней назад вновь начались исламские богослужения в храме Святой Софии в Константинополе-Стамбуле, который с 1935 года стал музеем. И это было одно из самых принципиальных решений Ататюрка в его борьбе с исламским духовенством за изменение путей развития страны. Сейчас, мы видим, идет обратный процесс, богослужения, чтения Корана во время главного исламского поста — Рамадана из Святой Софии будут транслироваться на всю страну в течение месяца. Турецкие власти объявили, что это ответ Европе и, в их понимании, всему христианскому миру, на то, что парламент Германии признал факт армянского геноцида в 1915 и последующие годы. Тем самым Эрдоган и турецкое правительство посылают всему христианскому миру, и нам в том числе, недвусмысленное послание, что один из главных христианских архитектурных памятников, важнейшее христианское пространство, которое было завоевано и отнято у христиан в 1453 году, вновь возвращается под исламский контроль как напоминание о былых победах над христианством. Этот великий православный храм рискует вновь превратиться в мечеть.

То есть, мы живем в то время, когда христианская цивилизация в целом и православная, как ее одна из важнейших частей, находится в ситуации угрозы. И мне кажется, что именно Вселенский (Всеправославный) Собор должен сформулировать ясный богословский ответ на все эти вызовы, дать нам всем своего рода опору. На мой взгляд, важнее этого на сегодняшний момент ничего нет. Однако, насколько мог понять, тема защиты христианства в соборных документах даже не присутствует!

Формулировка умного и христианского по духу ответа на этот вызов — главная тема будущих обсуждений. Сейчас же, повторяю, любому человеку с элементарным здравым смыслом, очевидно, что без участия всех Православных Церквей ВСЕ-православный Собор теряет смысл. И было бы правильно в сложившейся ситуации отложить собор на какой-то срок и потратить появившееся время на решение больших и маленьких вопросов для того, чтобы выработать единую позицию. Ведь единство православия по базовым вопросам вновь стало условием выживания всей Традиции.

Подготовила Оксана Головко.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Митрополит Иларион: В намеченные сроки Всеправославный Собор может состояться только в нарушение его регламента

Собор должен созываться с согласия всех Поместных Церквей, поэтому единственным решением является перенос его сроков

Как явить миру всеправославное единство, если не все Церкви поедут на Собор?

Константинополь сегодня пытается фактически узурпировать право соборной инициативы, которое принадлежало императору

Митрополит Савватий (Антонов) о Соборе: А как же консенсус? Нет ответа

Получается, за вхождение в клуб поместных церквей для участия необходимо внести данную сумму