Воспоминания генерал-майора в отставке С.А.Старикова

|

Мне выпала большая честь из 44-х лет военной службы 36 лет посвятить военному оружию, из них 25 – созданию, становлению и развитию Ракетных войск стратегического назначения и непосредственно принимать участие в решении задач по организационным вопросам разработки оргштатной структуры, штатов и табелей, комплектованию частей, соединений, ВУЗов, полигонов, арсеналов, учреждений рядовым, сержантским составом и мобилизационным мероприятиям. Кроме того, в разные годы оргмобуправление выполняло задачи службы войск, мобпланирования вооружения и техники, участие в работе по уборке урожая.

За время службы в центральном аппарате с 1949 года прошел путь от капитана до генерал-майора на должностях офицера, старшего офицера, заместителя начальника, начальника отдела и более 17 лет заместителя начальника оргмобуправления ГШ РВ.

Родился 10 июня 1921 года на Украине, после семилетки учился в ФЗУ, затем окончил педагогический техникум, около года работал учителем. В сентябре 1940 года призван на Дальний Восток в 947 корпусной артполк красноармейцем – орудийным наводчиком. Перед войной направлен в Томское артучилище. В августе 1941 года досрочно получил звание младшего лейтенанта и направлен в 947 артполк 384 сд на должность командира взвода. Дивизия вступила в бой в феврале 1942 года и с этого времени воевал до конца войны на Северо-западном, Калининском, 1-ом Прибалтийском и 1-ом Белорусском фронтах в составе 947 ап 384 сд, 84 ап 55 сд, 322 ап 117 сд на должностях командира взвода, начальника боепитания дивизиона, помощника начальника артвооружения дивизии. Наиболее тяжелые бои были при окружении Демьянской группировки, под Старой Руссой, Витебском, Ковелем, Варшавой, Люблином, Лодзью, крепостью Познань, на плацдармах рек Висла, Одер, Зееловских высотах и штурме Берлина. Войну закончил под Магдебургом. В боях трижды ранен, в том числе одно тяжелое ранение.

Мне хотелось бы, чтобы эти воспоминания читателем были восприняты, как хронологический обзор пережитого, поэтому пусть простит меня читатель за некоторые фронтовые эпизоды в частности обстоятельства ранений и другие. Первое ранение я получил в конце февраля 1942 года, когда мы с ординарцем по-пластунски пробирались по вызову на КП дивизиона. Расположенного на переднем крае в боевых порядках пехоты, для получения приказа от командира дивизиона по доставке снарядов и перераспределении их по боевым позициям батарей, в том числе и на прямую наводку танкоопасного направления. В это же время из-за блиндажа КП дивизиона выскочили два немецких разведчика, чтобы взять языка. В результате стычки я был ранен в упор в левую сторону шеи, ординарец успел сразить одного немца, а второй уполз и скрылся в темноте и – кустарнике. Если бы мы напоролись на разведгруппу, то КП дивизиона могло быть уничтожено и не исключено, что кто-то был бы пленен в качестве языка.

Второе ранение осколочное, в левую сторону поясницы, я получил при доставке боеприпасов на боевую позицию к подножью высоты, которую немецкие юнкерcы бомбили с рассвета до ночи, так как она господствовала над единственной дорогой, связывающей Демьянскую группировку фашистов с их тылом. В воздухе над стометровой высотой постоянно находилось от 20 до 50 пикирующих Ю-87 и она переходила из рук в руки по несколько раз в день. Поэтому было много убитых и раненых, как немцев, так и наших. Раненых вытаскивали ночью. Это было в конце мая 1942 года, я пролежал под бомбами полдня среди убитых и раненых, некоторые раненые так и не дожили до наступления ночи и были убиты очередной бомбежкой или скончались от полученных ран.

Третье ранение получено при блокировке дотов в районе Старой Руссы, где были очень тяжелые бои, и, по данным публикаций, в этих боях Красная Армия потеряла тысячи убитых и раненых.

В это время я уже воевал в 84 артполку 55-й стрелковой дивизии. К началу марта 1943 года дивизия была измотана боями, людей в дивизии осталось несколько сот. Немцы любой ценой пытались прорвать фронт и выйти к октябрьской железной дороге, перерезать ее и левым флангом окружить вторым кольцом Ленинград, а правым – обойти Москву с востока и соединиться с танковой армией Гудериана в районе Тулы.

55 СД в числе многих других дивизий должна была стоять насмерть, но не было сил и тогда командир дивизии полковник Заюлиев (герой Халкингола) из оставшихся людей сформировал группы для ведения боевых действий и блокировки немецких дотов. По данным разведки, 2 марта 1943 года, немцы с рассвета должны были начать бой, нам, в том числе и моей группе (в ней были солдаты всех специальностей), была поставлена задача сорвать замысел немцев. В час ночи мы пошли на штурм укреплений переднего края с задачей сорвать замысел противника, блокировать его доты, имеющие 2-3 бревенчатых наката, засыпанных полуметровым слоем снега и облитые водой, чтобы невозможно было подползти и забросать гранатами амбразуры, причем каждый метр нейтральной полосы простреливался кинжальным огнем и постоянно освещался ракетами, при этом мы могли переползать только из воронки в воронку. Задание мы выполнили, но и потери были немалые. Блокировали два дота, а оставшимися группами продолжали ночные вылазки и наносили немцам ощутимые потери, не давая им опомниться.

11 марта 1943 года мне перебили левую стопу, потери были большие, эвакуировать в светлое время было трудно, невозможно было формировать санитарные эшелоны. В пути нас начали бомбить, под Бологое погибли несколько десятков раненых. Медицинские работники поезда рисковали собой, чтобы спасти раненых, невзирая на смертельную опасность. И не правда, если кто-то из молодых людей выискивает негативные примеры отношения к раненым на поле боя и в госпиталях. Я, как трижды раненый, отвергаю эти домыслы.

18 марта 1943 года прибыли в Ярославль, где нас быстро развезли по госпиталям, я попал в госпиталь, размещенный в железнодорожной школе, палаты были в классах по 20 – 30 человек. У меня началась гангрена, встал вопрос ампутировать ногу, но моя решительная просьба ее сохранить, и принятые врачами меры, спасли ногу. В конце июня снова вернулся на фронт и воевал до конца войны.

В госпитале произошло важное событие в моей личной жизни: во время концерта самодеятельности для раненых я увидел на сцене девушку, исполняющую популярную в то военной время песню «Вася – Василек» и сердце мое дрогнуло, настолько она была хороша, а когда познакомились, она оказалась очень умной и очаровательной. И мы с Ирочкой вот уже 56 лет идем вместе по жизни, разделяя все радости и невзгоды военной жизни и службы. После победы 117 СД расформировали и меня назначили начальником УОО (штаба) артарсенала ГСОВ в Германии, где мы уничтожали немецкое вооружение на Ютербогском полигоне по договору с союзниками. По причине тяжелого ранения в 1945 году меня не приняли в академию, и только в 1964 году я поступил на заочный факультет академии им. М.В. Фрунзе, которую закончил в 1969 году, в 1962 году закончил ВИАК при ВА им. А.Ф. Можайского по новым ракетным комплексам.

Очевидно, было бы правильно считать, что части и соединения реактивных минометов (батареи, дивизионы, бригады) РВГК, вооруженные боевыми машинами БМ – 13, БМ – 31 «Катюши», прошедшие всю ВОВ, являются прообразом организационно – штатной структуры первых бригад особого назначения (БОН) РВГК. Сложившаяся после войны международная обстановка потребовала ускорения разработки и производства ракетного вооружения, создания для него испытательной базы и органов эксплуатации. В связи с этим по Постановлению Правительства в мае 1946 года создается в составе ГАУ управление реактивного вооружения, формируется 4-ый ГЦП (Капустин Яр) и 4-ый НИИ под Москвой, в штат академии им. Дзержинского включен факультет реактивного вооружения. В ГСОВ в Германии направляется группа офицеров под руководством генералов Кузнецова Н.Н. и Гайдукова Л.М. и гражданских специалистов для изучения и восстановления технической документации, образцов ракет ФАУ – 2, лабораторий, оборудования, cтендов и приборов для проведения исследований и испытаний ракет.

Дорогая моя милая Ирочка!
Под конец жизни я поверил, что смерти, как таковой нет, что душа человека бессмертна и поэтому от родителей и твоих, и моих усвоил спокойное отношение к смерти. Поэтому после (когда) готовился к ней, как собирался в дальнюю поездку. Хочу, родная моя, дать тебе свое завещание (просьбу) чтобы для тебя не было неожиданностью и, тем более, лишних переживаний.

Ирочка, будь умницей, такова человеческая жизнь. Прошу тебя мою смерть перенести мужественно и спокойно, ведь все наши родители, родные, а также друзья и однополчане и многие сослуживцы уже там и, как ни странно, у меня нет такого страха идти туда, где так много дорогих нам и близких. Жизнь подходит к концу. Остается только одно горе, как ты одна будешь доживать отведенные Богом дни. Это для меня самый тяжелый страх, который не позволяет спокойно умереть мне.

Родная моя Ирочка. Моя жизнь подходит к своему концу. Прожил я с горячей любовью к тебе, которую пронес всю свою жизнь. Ты для меня была самая красивая, самая умная, самая добрая и честная из всех женщин на земле.

Если, что было не так, прости меня за все великодушно. Я ухожу и не уношу никаких обид ни на кого, даже если кто причинял мне обиды сознательно или нет. Только прошу всех, кто чем может, помогите дожить моей дорогой Ирочке. Да и, уходя в мир иной, прошу, и меня не поминайте лихом. Уходя, я знаю цену всему: и любви, и дружбе, и ненависти, и грубости, и человеческой славе, которых туда не возьмешь, а людей видел насквозь и близких, и не близких. Знал цену человеческой души, поэтому и говорил всегда напрямую всем, невзирая нравится кому, или нет. Ухожу, прощая все и всем. Прошу, помните все и всегда, что мне удалось сделать для всех хорошего.

Зачитай вышесказанное всем на поминках.
Теперь мои раздумья, как хоронить. Настойчиво требовать похоронить на Троекуровском кладбище в Кунцево, где похоронены большинство моих сослуживцев генералов-ракетчиков. Обязательно с отпеванием в храме желательно на Власихе или в Перхушково. С соблюдением всех воинских почестей: умер генерал СССР, ветеран ВОВ, инвалид II группы по ранениям и активный участник создания РВСН с 1949 по 1984 год. Из 44 лет службы, 36 лет прослужил в РВ, пройдя путь от офицера отдела, до заместителя начальника ОМУ, в последний должности имеет 34 награды.
Поминки 9 и 40 дней по возможности своего здоровья и только для своих, кто помогал, да пред. комиссии и кого-либо из ветеранов. С квартирой все обговорили, но еще уточним. Хоронить в светлом кителе (парадно-выходной). Награды будут нести на подушечках Парадный китель с наградами можешь отдать в музей РВ. Подумай, посоветуйся с Толиком. Поминки делай только в столовой на Власихе, сколько бы это не стоило. Что соберет Управление, остальное доплатишь, если будет не хватать. Но не дома, ни в коем случае, иначе сама не выдержишь.

Мои мысли прерываются тем, что я опять думаю, как ты останешься одна, как мне будет тебя не хватать и надеяться на то, что мы когда-нибудь встретимся. Тоска сменяется тем, что мы всегда остаемся на том свете живыми и вместе.
С того света я буду наблюдать за тобой. Пусть Господь Бог избавит нас от вечной смерти. Говорят, что там, в вечной жизни, все люди будут в расцвете своих лет и сил. Дай-то Бог.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Алексей Бородин: Почему я поставил “Нюрнберг”

Худрук РАМТа о том, научил ли нас чему-то фашизм

Егор Клинаев: Жизнь, наполненная светом

Близкий друг семьи рассказывает о молодом актере, погибшем в ДТП

Нам сказали, что после Литургии солдаты отправятся прямо в Чечню

И больше никто и никогда не заставлял меня так молиться

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: