Возвращение любви. Маше Погореловой нужен донор костного мозга

|
Девушке двадцать три года. У нее острый лимфобластный лейкоз. И та самая филадельфийская хромосома, по вине которой лейкоз обязательно рецидивирует, возвращается и, стало быть, требует для полного излечения трансплантации костного мозга. Машина химиотерапия прошла с тяжелыми осложнениями. Теперь, когда достигнута ремиссия и Маша ждет донора, ей радостно вспоминать, как в самые тяжелые моменты ухаживал за нею отец.

Она легкая, как пух, и тонкая, как тростинка. Когда в отделении лейкозов Гематологического научного центра Маша встает на весы, сестры покатываются со смеху. Потому что стрелка весов отклоняется в пределах погрешности. Взвешивать Машу – все равно, что взвешивать воздух. А Машин отец, довольно грузный мужчина в медицинской маске, сидит поодаль на диванчике и смотрит на эти весы так, как будто на них взвешивается сокровище – золотой песок или алмазная пыль.

Мария Погорелова. Фото 1

У них была хорошая семья, что называется. Жили в тихом Брянске. Мама занималась бумагооборотом в каком-то из подразделений министерства обороны. Папа, хоть и юрист по образованию, занимался какими-то системами отопления или водоснабжения, Маша не знает точно. Маша оканчивала экономический факультет с красным дипломом. Встречались по вечерам, за ужином.

– Как дела?

– Хорошо.

А все и действительно было хорошо, как бывает у людей, у которых присутствие друг друга вошло в привычку. Новое интересное и яркое происходило у Маши в социальных сетях, последний всплеск детской отчаянной любви к родителям должен был произойти не раньше, чем те станут умирать. И так было до того дня, пока у Маши вдруг заболел бок. Потом другой бок. Потом сдали анализ крови, а там – лейкоз. И вдруг Маша из взрослой уже дочери, которая хорошо учится и не создает родителям никаких проблем, превратилась опять в ребенка, да такого ребенка, которого они вот-вот потеряют. Доктор в Брянске так и сказал, что надо везти Машу как минимум в Москву, потому что с филадельфийской хромосомой не шутят, и нет в Брянске способа трансплантировать костный мозг.

Они устроили семейный совет. Порешили, что мама зарабатывает больше, так, стало быть, пусть и работает, потому что денег понадобится много. А папа на работе отпросился за свой счет. И пока привез Машу в Москву, у девочки начались геморрагические осложнения на химиотерапию. То есть иными словами – гематома в голове, такая, что пришлось делать трепанацию черепа и ставить дренаж. Маша помнит эти осложнения как неотвязную головную боль, такую сильную, что нельзя ни пошевелиться, ни встать, ни открыть глаза. А папа помнит, как склонялся над ней и звал оттуда из обморока. Он помнит, что жутко было смотреть на лысую дочкину голову, дренажный мешок на голове и на то, как она поминутно теряла сознание.

Мария Погорелова. Фото 2

А Маша помнит, как папа кормил ее из ложечки. Как ребенка. И одевал как ребенка, неуклюжими пальцами застегивая пуговицы на пижаме. А потом, когда отступила немножко головная боль, смотрел с нею кино целыми вечерами, как родители смотрят кино только с маленькими детьми – обнявшись, прижавшись своей головой к той стороне ее черепа с которой не было дренажного мешка. И потом она рассказывала ему про социальную сеть ВКонтакте, про молодого человека, в которого немножко влюблена. А он тоже что-то ей рассказывал. Целыми вечерами, когда надо было спать, но не спалось. Как только маленьким детям папы рассказывают сказки.

И вот теперь она взвесится, а через два часа у них поезд в Брянск. Потому что врачи отпустили ненадолго, пока ремиссия, ждать донора и требовать у регионального минздрава лекарства. И папа повезет ее, как маленькую, как будто она сама не умеет ездить на поезде. И они будут сидеть, обнявшись, на полке и смотреть в окно. А Маша будет думать, что ничего этого, никакой по-детски обострившейся любви к отцу не было бы, если бы не лейкоз.

А отец будет думать, что, прогуляв полгода за свой счет на работе, должен все равно где-то добыть полтора миллиона. Потому что с филадельфийской хромосомой не шутят, и лейкозы, осложненные ею, не проходят без трансплантации костного мозга.

Мария Погорелова. Фото 4

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
В Петербурге покажут фильм «Будь моим братом» о донорстве костного мозга

«То, что донором костного мозга становится человек, который никогда не увидит человека, которому он помог –…

«Ты знаешь, у тебя лейкоз»

Фонд Правмир уже собрал для Дмитрия больше 500 тысяч. До шанса на жизнь осталось еще 700...

Алексей Кортнев: Я пока никак не могу примириться со смертью

Музыкант о кризисе среднего возраста и взрослении мужчины

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: