Вперед в бессмертие?

|
Еще недавно незыблемые фундаментальные основы бытия все чаще ставятся под сомнение. Страдания, старость и смерть больше не кажутся неизбежными. Победа над смертью превращается в технологическую задачку. Церкви приходится искать ответы на сложнейшие вопросы, которые ставят перед христианством наука, технологии и новая мечта человека о построении рукотворного рая на земле – бесконечной и вечно молодой земной жизни, лишенной страданий.
Вперед в бессмертие?

Адепты технологий бессмертия называют себя трансгуманистами, слово происходит от латинских trans – сквозь, через, за и humanitas – человечность. Они преодолевают в себе человеческое, чтобы попробовать отменить законы Божеские. Они замораживают свои тела в надежде на будущее воскрешение и перезапуск. Верят в создание «аватаров», куда можно будет загружать сознание человека.

Корреспондент «Правмира» Михаил Боков встретился с людьми, которые готовы заморозить себя и своих близких для будущей жизни, и с богословом, который определяет трансгуманизм как попытку зафиксировать ад в вечности.

Заморозка в режиме Stand By

В это сложно поверить, но в Сергиевом Посаде, в двух шагах от Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, вот уже несколько лет существует хранилище для замороженных человеческих тел.

И оно не пустует: сегодня в нем находятся тела или отдельные органы – чаще всего, мозг – тридцати шести человек. Все они подписали контракт с компанией «КриоРус» и «завещали» ей свои тела после смерти.

Сотрудники компании помещают тело в сухой лед (температура – минус 80 градусов по Цельсию) или в жидкий азот (температура – минус сто девяносто шесть градусов) и, согласно контракту, обязуются поддерживать его в замороженном состоянии так долго, как это будет возможно. В идеале – до тех пор, пока наука не достигнет такого состояния, когда тело можно будет разморозить и вновь «запустить» к жизни.

Первый пациент – или, как их здесь называют, «крионавт» – появился в хранилище в 2006 году. Им стала Лидия Ивановна Федоренко, 79-летняя учительница из Петербурга, чье сердце остановилось в сентябре 2005 года. При жизни Лидия Ивановна попросила своего внука сохранить её с помощью крионики.

Внук выполнил волю покойной: мозг Лидии Ивановны был крионирован и в течение полугода хранился во временном контейнере в Санкт-Петербурге, охлаждаемый сухим льдом. Спустя полгода контейнер перевезли в подмосковное хранилище компании.

Лидия Ивановна Федоренко.  Фото: old.kriorus.ru

Лидия Ивановна Федоренко. Фото: old.kriorus.ru

Помимо тех людей, что уже находятся в контейнерах как «крионавты», контракты на заморозку своих тел в случае смерти имеют еще около ста человек, ныне здравствующих.

«Статистика такова: число желающих заморозить себя для будущего воскрешения растет год от года. Причем, растет быстро – оно увеличивается примерно в два раза каждый год», – говорит Данила Медведев, заместитель директора компании «КриоРус».

По его словам, рост популярности связан с тем, что наука развивается семимильными шагами. Ученые уже научились замораживать и «воскрешать» простые организмы – клетки и образцы тканей. Они экспериментируют с заморозкой мышей, вводя их в состояние клинической смерти, а затем выводя. Видя это, все больше людей решают: почему бы и не заморозить после смерти себя? Может быть, это будет шанс на вторую жизнь?

«Мы присутствовали на большой выставке сферы ритуальных услуг, и даже там все понимают: уже лет через пятьдесят область их деятельности станет совершенно иной, – рассказывает Данила Медведев. – В частности, мы вели переговоры о постройке некоего крио-некрополя. Предполагается, что это будет хранилище замороженных тел на территории кладбища. Родственники «крионавтов» смогут приходить туда, навещать умерших близких».

 Сосуд Дьюара, в котором хранятся пациенты. Фото: old.kriorus.ru

Сосуд Дьюара, в котором хранятся пациенты. Фото: old.kriorus.ru

На сайте компании «Криорус» – прайс-лист. Нейросохранение, то есть сохранение мозга или головы клиента (по желанию заказчика) – 12 000 долларов. Сохранение всего тела – 36 000 долларов. Возможна рассрочка на год или контракт с ежегодной постоянной оплатой.

В последнем случае заказчик вносит ежегодные платежи при жизни. Если на момент смерти выплачена не вся сумма по плану ежегодных платежей, то недостающий остаток должен быть перечислен компании из наследства умершего – для этого заказчику предлагают заранее оговорить это в завещании.

Одна из услуг компании – режим Stand By. В этом случае сотрудники дежурят у постели умирающего и заранее готовят все к крионированию. Чем быстрее с момента смерти произойдет заморозка, тем эффективнее она будет, говорит Данила Медведев.

Сам Медведев крионировал в компании свою бабушку. «При ее жизни мы это почти не обсуждали. Бабушка была человеком очень упрямым», – вспоминает он. Генеральный директор «КриоРуса» Валерия Удалова, выпускник МФТИ, физик по образованию, крионировала свою маму и собаку Алису. Алиса стала первой крионированной собакой в России, сообщает сайт компании.

«Сам я, как и большинство крионистов, не хотел бы оказаться в криостате, – говорит Данила Медведев. – Я хотел бы жить долго, быть вечно молодым и обладать усиленными возможностями – без того, чтобы в какой-то момент оказаться замороженным и потом оживленным. Но гарантий, что я доживу до подобного развития технологий, быть не может. Поэтому на этот счет у меня подготовлено и завещание, и договор на крионирование. Такая же ситуация со всеми остальными участниками проекта».

Атеист

Над рабочим столом Михаила Батина большой плакат: белый фон, черная надпись «ВЫ МОЖЕТЕ НЕ УМЕРЕТЬ». Батин – один из авторов книги «Футурология. XXI век: бессмертие или глобальная катастрофа», заведующий лабораторией регенеративной медицины МФТИ, президент фонда «Наука за продление жизни».

Офис фонда занимает одно из помещений на «Красном Октябре» – территории бывшей шоколадной фабрики в центре Москвы. В переулках Красного Октября можно запросто встретить Владимира Познера или Ксению Собчак, здесь же находится штаб телеканала «Дождь», который сейчас переживает не лучшие времена, сюда по выходным устремляется танцевать, гулять и веселиться модная московская молодежь.

На входе в офис Михаила Батина нас встречает его помощница – высокая блондинка, облаченная в дизайнерскую черную готику. Она похожа на прекрасного пришельца с другой планеты – такой, где бессмертие давно в норме вещей.

– Если взять крупными мазками, то направлений в науке, ведущих к бессмертию, несколько, – перечисляет Михаил Батин, вертя в руках кубик Рубика. – Первое – это управление геномом человека и борьба со старением. Старение можно обозначить как потерю способности сопротивления организма чему-то плохому из окружающей среды.

Цель состоит в том, чтобы научить наш геном – а он умеет это делать – хорошо сопротивляться, не терять этой способности с возрастом. Если мы научимся управлять работой генома, то сможем все время ремонтироваться и не стареть.

Второе – регенеративная медицина. То, что портится, мы научимся выращивать заново. В каждой клетке записана инструкция, как получить тот или иной орган. Клетка знает, как быть молодой – эти знания нужно извлечь из нее и запустить.

Третье – киборгизация, создание искусственных органов. Уже идут опыты по вживлению полностью искусственного сердца. Еще лучше будет, когда получится создать искусственную кровь – тогда мы вообще перестанем нуждаться в ряде органов. Киборгизация – давняя штука. Собственно, когда человек взял палку в руки, надел очки – все это в какой-то мере можно назвать киборгизацией, техническим улучшением человека.

Четвертое – перенос сознания на другие носители, перенос на компьютер. Это направление не так развито, как предыдущие, но попытки реализовать его предпринимаются. Есть научные проекты которые изучают связь всех в клеток в головном мозге: как только мы разберемся в этом феномене – придет время думать, как и что можно переносить. Говоря же об электронном мозге, уже можно констатировать большой прогресс – электронный мозжечок, к примеру, это уже реальность. (Прим. Авт. – вероятнее всего, Михаил Батин имеет в виду эксперимент в университете Тель-Авива, где ученые вживили искусственный мозжечок лабораторной крысе).

Наконец, пятое – крионика, заморозка тел для их будущего перезапуска.

Операционная. Фото: old.kriorus.ru

Операционная. Фото: old.kriorus.ru

– Отношение к смерти постоянно пересматривается, – резюмирует Батин. – Все больше и больше мы учимся возвращать, восстанавливать. И в будущем научимся еще больше.

Президент фонда «Наука за продление жизни» пришел к трансгуманизму, как говорит он сам, из социальной деятельности. В прошлом Михаил Батин был депутатом Костромской областной Думы, председателем федерации профсоюзов Костромской области.

– Я всегда занимался социальными проектами и понял, что людям помочь невозможно. Есть элита, а есть, условно говоря, женщина 55 лет, и она сама на себе поставила крест. Ее убивает старение. Старение – зло, и самое лучшее дело это замедлить старение, а еще лучше совсем его победить.

Но государству это не нужно, старение для государства – это основа правления, а смерть – это политическая реализуемая программа. Потому что, если люди будут молоды и полны сил, то он перестанут нуждаться в государстве в его нынешнем понимании. Эти люди смогут сами себе все сделать, и поменять политическую программу, в том числе.

Как и другие трансгуманисты, Михаил Батин хотел бы обрести бессмертие. Но, подобно своим коллегам из компании «КриоРус», он оценивает текущую ситуацию как сложную: «Эксперименты и исследования идут медленно. Если бы мне было двадцать, я бы был на сто процентов уверен». Сейчас Михаилу Батину сорок один.

– В обществе нет запроса на продление жизни. Фундаментальные исследования проводят точечно, их почти нет. Финансируются они плохо, и Россия в этой сфере – на задворках мирового прогресса, – говорит он и заключает. – Виной тому религия. Это для нас, атеистов, смерть настоящая. А для чего продлевать жизнь, если для верующих смерть – это не конец, если потом они попадают в рай или ад?

Фото: kriorus.ru

Фото: kriorus.ru

Красота науки

– Это было у Вознесенского, помните? «Поглядишь, как несметно разрастается зло – слава Богу, мы смертны, не увидим всего. Поглядишь, как несмелы табуны васильков – слава Богу, мы смертны, не испортим всего», – протоиерей Павел Великанов, доцент Московской духовной академии и главный редактор портала «Богослов. Ру» заложив руки за спину, ходит по комнате.

– При всем, казалось, бы секулярном пафосе этих строк Вознесенского, в них очень хорошо выражается мысль, которая присутствовала практически в любой религиозной культуре. Эта мысль про то, что смерть не есть тупик человеческой жизни. Это всегда та или иная форма перехода, освобождения.

А здесь мы сталкиваемся с фанатичной верой – именно с верой, как ни странно здесь будет звучать это слово – что здесь и сейчас, это самый лучший удел человека, на который он может рассчитывать. Желание сохранить себя в этом мире свидетельствует о какой-то глубочайшей атрофии чувства реальности у этих людей.

И если обычная религиозная вера находит подтверждение и поддержку в окружающем мире, то в случае трансгуманизма мы видим, что все бытие восстает против того, что они утверждают.

Христианство говорит о смерти с болью, смерть, действительно, является драмой, является трагедией человеческой жизни. Но в Промысле Божьем смерть есть неизбежное и благое последствие человеческого греха. Если мы не останавливаем человека либо в развитии его греха, либо в каком-то состоянии испорченности, в состоянии внутреннего распада и разложения, и делаем это разложение вечным, то мы создаем ад – самый настоящий ад уже здесь на земле.

Протоиерей Павел Великанов. Фото: mpda.ru

Протоиерей Павел Великанов. Фото: mpda.ru

В Ветхом Завете есть замечательное правило праведной жизни: помни последняя твоя, и во веки не согрешишь. Вот это постоянное вращение мысли вокруг неизбежности твоего конца, вокруг ограниченности человеческой жизни – она является тем самым базисом, на которой человек может выстраивать свое правильное поведение. Когда он понимает, что его срок ограничен, и за этот срок он должен сделать что-то такое, с чем можно надеяться войти в Царство небесное.

Нет никаких сомнений в том, что любая традиционная религия и вообще любая религия, будет относиться к подобным попыткам трансгуманизма отрицательно. Это – проявление нездоровой человеческой фантазии и глубокой смысловой поврежденности человека, который дерзает быть умнее и мудрее самого Господа Бога. Я бы назвал это даже откровенно антихристианским движением.

Эта попытка зафиксировать ад в вечности, это богоборческая попытка. Причем, обращена она не только против Бога, но и против человека. Потому что нет ничего страшнее в нравственном плане, чем жить грезой, что ты в этом мире бессмертный. Что все можно исправить, что нет в этом мире такого, что потом никогда не изменить. Это очень сладкая греза, но это самоубийственная греза, раскаяние от которой потом пропорционально масштабности безумия этой затеи.

Трансгуманисты заявляют, что уже в ближайшие 30-50 лет наука будет в состоянии обеспечить бессмертие.

– Я еще ребенком читал, что где-то люди замораживают тела, надеясь, что через 20, 30 лет, их можно будет разморозить и перезапустить. Но прошло уже 40 лет, и ничего подобного не произошло. И пройдет еще столько же, а бессмертие все еще будет только грезой.

Но, трансгуманисты, заявляя это, ссылаются на прогресс технологий. Они говорят о расширении пределов научного знания: когда-то мы думали, что пересадка сердца невозможна, а теперь это реальность. А еще – генная инженерия, искусственные органы и части тела…

– Можно дальше не продолжать. Понимаете, это вопрос немного другого порядка. Он звучит следующим образом: сводима ли жизнь человека к его физиологии? С точки зрения христианской и вообще религиозной, конечно же, нет. С точки зрения медицинской, мы ответ не получим, потому что он сразу выходит за пределы естественных наук. Соответственно, мы переходим опять-таки в область веры.

Любой врач, даже самый простой, может подтвердить – действие одного и того же лекарства на организм человека зачастую зависит не столько от физиологических особенностей его организма, сколько от его внутреннего настроя, от состояния его души, от его веры. Даже в том числе, веры не в Бога, а просто в исцеление, в саму возможность исцеления. Поэтому очевидно, что здесь работают вовсе не какие-то гормоны или физиологические процессы – здесь работает человеческая душа.

Мы можем до бесконечности менять органы человека, мы можем выстраивать связи между техническими протезами и органами чувств, но до тех пор, пока душа в человеке живет, это будет, все-таки, человек с живой душой. До тех пор, пока он сам определяет свою жизнь – это будет, опять-таки, живой человек.

Пока мы не знаем успешных случаев, когда был пересажен человеческий мозг. Или, чтобы взяли центральную нервную систему одного человека и пришили ее к другому человеку, к другому телу. И поэтому очевидно, что есть какой-то предел, дальше которого это уже будет не человек. Возможно, мы получим тело с какими-то физическими параметрами, но я абсолютно уверен – это будет не то, что мы привыкли называть живым человеком.

Некоторые трансгуманисты делают отчетливое противопоставление: якобы они борются за прогресс науки, в то время как религиозное мировоззрение стоит против этого прогресса.

– Я думаю, что эти люди не науку вперед двигают, а заваливают хламом и ложью чужие умы. Идея бессмертия – это идея, которая восстает против законов природы, против законов бытия и, в конечном итоге, ведет науку в тупик.

А на самом деле науку двигают любовь к истине, восхищение перед сотворенным Богом миром и влюбленность в те законы, по которым этот мир живет. И еще – бесконечная любознательность к тому, чтобы понимать, как премудро, красиво и восхитительно создан этот мир.

Терминатор

18 марта 2014 года во Франции умер обладатель искусственного сердца нового поколения. После операции 76-летний пациент имя, которого не называется, прожил 75 дней. «Мы считаем это удачей. Без операции мужчине оставалось жить не более недели», – заявил прессе хирург Ален Карпентье, создатель искусственного сердца. Сегодня медики пытаются понять, что привело к неисправности имплантата.

Видеоролик. Улыбчивый лысеющий мужчина на видео закатывает рукав рубашки. Под рукавом оказывается сплав углеродного волокна, по форме повторяющий обычную руку. Это – протез bebionic 3, а его обладатель – Найджел Экланд, лондонский рабочий. Шесть лет назад он лишился своей руки до локтя, попав под заводской пресс.

Экланд управляет протезом почти как обычной рукой. Он посылает мозговые сигналы в сенсор, а сенсор уже приводит в действие механизм.

– Сейчас я покажу, как это делается, – говорит мужчина в камеру.

Он наклоняется, и рука – черная, с металлическими вкраплениям суставов, из-за которой Экланда в шутку зовут «Терминатором» – начинает шнуровать ботинок.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Нейрохирург Юрий Савельев: среди врачей нет атеистов

Благодаря докторам дети из детских домов находят семью

Окончить школу и не возненавидеть половину предметов?

Иностранные языки станут не нужны, а таксистов заменят роботы

Автопилот Tesla снижает вероятность ДТП в два раза

Компания планирует доработать автопилот до режима полностью автономного передвижения в течение двух лет