Врач-гастроэнтеролог: Подростки с болезнью Крона – моя боль

Все больше детей в мире страдают от воспалительных заболеваний кишечника. Иногда родительское «Заболел живот – у кого не бывает» приводит к настоящим трагедиям. О болезни Крона и новых возможностях лечения рассказывает врач-гастроэнтеролог Наталья Щиголева, зав. отделением гастроэнтерологии Российской детской клинической больницы.

Заболел живот – у кого не бывает?

– Общество уже привыкло помогать детям с онкологией. А то, что в гастроэнтерологии есть заболевания, которые могут закончиться трагедией и требуют серьезных финансовых вложений, это пока еще не всем очевидно?

– Многие благотворительные фонды сегодня помогают детям с гематологическими и онкологическими заболеваниями. Но в гастроэнтерологии я сравниваю болезнь Крона именно с гематологией и онкологией. Это страшное заболевание – оно постепенно прогрессирует, может потребовать хирургического вмешательства, дает воспаление всей стенки кишки, дырки в кишке, спаечную болезнь, свищи, может поразить пищевод, двенадцатиперстную кишку, привести к смерти.

И дети, подростки – моя большая боль. Подросткам намного сложнее справиться и принять болезнь, чем взрослым. Они же максималисты. Представьте, вы занимались спортом, были капитаном баскетбольной команды, и вдруг эта беда… Психологическая помощь у нас плохо развита. Ребенок пугается, родители в шоке – то нельзя, это нельзя. И наступает отчаяние – жизнь закончена.

Или девочка дружила, общалась с мальчиками, а теперь на преднизолоне ее раздувает, у нее угри… Ребенок совершенно теряется.

– При этом родители, по всей видимости, могут пропустить симптомы и болезни Крона, и других серьезных гастроэнтерологических заболеваний, потому что «Заболел живот – у кого не бывает». А какие симптомы их должны насторожить?

– Диарея, продолжающаяся более 6 недель. Кровь в стуле. Потеря веса. Боли в животе.

Но болезнь Крона может протекать и без диареи, так что, если больной теряет в весе и есть болевой синдром, нужно обратиться к врачу.

Пациенты действительно поступают в больницу очень поздно. Средний срок постановки диагноза при болезни Крона 2-3 года.

– То есть даже при обращении к врачам диагноз ставят не сразу?

– Да, почему-то чаще всего ошибочно ставят дисбактериоз кишечника, иногда – хронический гастродуоденит.

– А кто в группе риска по воспалительным заболеваниям кишечника? Дети?

– Что касается России, данных по распространенности заболевания нет. Но в целом в мире сейчас отмечается резкий рост и резкое омоложение этих заболеваний. Увеличивается количество детей, которые заболели до 6 лет. Если раньше к нам в отделение гастроэнтерологии в год поступало максимум 4 ребенка в возрасте до 3 лет, то теперь за один сентябрь к нам поступило 5 детей.

Наталья Щиголева

Операция – это все равно инвалидизация

– Говоря о воспалительных заболеваниях кишечника (ВЗК), мы прежде всего имеем в виду болезнь Крона и язвенный колит?

– Да, в основном эти два заболевания. Выделяется еще недифференцированный колит – заболевание, которое имеет черты и язвенного колита, и болезни Крона. Но обеспечения лекарственной терапией недифференцированного колита нет, поэтому мы распределяем больных по этим двум нозологическим формам.

Язвенный колит – воспалительное заболевание кишечника, поражающее слизистую оболочку толстой кишки. Поэтому считается, что излечить от язвенного колита можно колэктомией – удалением толстой кишки. Хотя на самом деле оперированные по поводу ЯК пациенты имеют много проблем, некоторым приходится оставлять постоянную стому. Операция – это все равно инвалидизация.  

Болезнь Крона поражает весь желудочно-кишечный тракт от рта до ануса. Оперативное вмешательство проводится только в крайних случаях, потому что после операции достаточно быстро происходит рецидив заболевания.

Я сравнила бы болезнь Крона по опасности и сложности ведения с гематологическими и онкологическими заболеваниями. К сожалению, это заболевание, от которого на сегодняшний день вылечиться нельзя, можно только выйти в ремиссию.

В отличие от язвенного колита, при болезни Крона поражается вся стенка кишки, что приводит к развитию стенозов (сужений кишки), образованию свищей как между кишками, так и другими органами, абсцессов (гнойников) в брюшной полости, тяжелым поражениям области вокруг ануса: язвы, трещины, свищи. Многие больные неоднократно оперируются.

Это заболевание приводит к тяжелой инвалидизации. Поэтому чем раньше мы поставим диагноз и начнем лечить, тем меньше осложнений будет у пациента.

У детей, в отличие от взрослых, и язвенный колит, и болезнь Крона протекают более агрессивно. Но с детьми мы более ограничены в лекарственных препаратах.

– Что мы сегодня знаем о причинах возникновения болезни Крона и язвенного колита?

– Прежде всего, предрасполагающие генетические факторы. ВЗК относят к полигенным заболеваниям, при которых обнаруживают более сотни чувствительных локусов, повышающих риск болезни. На сегодняшний день открыто около 200 локусов, где могут быть эти гены.

Но чтобы генетические факторы реализовались, нужен какой-то запускающий фактор, это:

1. Факторы окружающей среды. Чем выше урбанизация, выше уровень развития страны, тем выше уровень развития ВЗК.

2. Неправильное питание: употребление пищи с добавлением эмульгаторов, пищевых Е-добавок, фастфуда. Есть интересная статистика, что в странах Азии, где распространена так называемая восточная диета – рис, морепродукты, – долгое время не было воспалительных заболеваний кишечника. Но как только жители стали переходить на европейскую диету, пошел резкий рост заболеваний.

3. Курение.

4. Стрессы. Ведь что такое стресс? Это срыв всех наших адаптационных механизмов. Мы становимся подвержены воздействию различных факторов: инфекционных, вирусных и т. д. Хронический стресс приводит к ослаблению нашего иммунитета.

– А как диагностируются болезнь Крона и язвенный колит?

Специфическим маркером ВЗК является фекальный кальпротектин. Его повышение больше 150 мкг/г должно насторожить в плане язвенного колита и болезни Крона.

При ЯК могут обнаруживаться антитела к нейтрофилам, при БК – к сахаромицетам.

Заподозрить ВЗК можно и по таким рутинным анализам, как общий анализ крови и копрология. У таких больных может быть выявлена анемия, повышение СОЭ, лейкоциты, эритроциты в анализах кала.  

– Всегда ли нужны генетические исследования?

– Когда пациент не укладывается в какую-то определенную клиническую картину и не отвечает на терапию. Это уже не язвенный колит или болезнь Крона, а моногенные заболевания, которые очень сложно выявить и у которых совершенно другая терапия – вплоть до трансплантации костного мозга.

К сожалению, в моей практике было два ребенка, которым слишком поздно поставили диагноз, и они умерли.

Что касается коммерческих тестов, на которые люди идут с целью выявить предрасположенность к болезни, я считаю, что они не информативны. ВЗК и так можно определить по ряду признаков.

Два тяжелых пациента и одно хорошее лекарство

– Какие имеются современные возможности в лекарственной терапии при болезни Крона и язвенном колите?

Лекарственная терапия при болезни Крона и язвенном колите – это аминосалицилаты, цитостатики и антицитокиновые препараты, которые блокируют определенное звено воспалительной реакции и дают заживление слизистой. Таким образом мы можем предотвратить рецидивы заболевания.

Осенью прошлого года в России зарегистрировали новый препарат «Ведолизумаб» («Энтивио»). Он применяется, когда наши пациенты не отвечают на антитела к фактору некроза опухоли – ни на «Ремикейд», ни на «Хумиру».

«Ведолизумаб» блокирует миграцию Т-лимфоцитов, вызывающих хроническое воспаление. Это таргетная, целенаправленная терапия.

Пока для лечения детей он не зарегистрирован, но ведется огромное мультицентровое исследование по его применению. Но, тем не менее, во всем мире есть уже опыт применения «Ведолизумаба» у детей – в Канаде и Норвегии, например. Результаты очень хорошие.

Свете 14 лет, она из Иркутска. Кровотечения, гнойные выделения, температура, стоматит, язвы во рту, сыпь на коже. Тогда Света долго лежала в больнице, резко похудела. Страшнее всего было то, что никто не знал, что с ребенком – гастрит, язвенный колит? Через год диагноз поставили – болезнь Крона. К тому времени Света стала совсем прозрачная и совсем ослабла.

– Есть ли у вас в отделении дети, которые нуждаются в этом препарате?

– У нас есть два тяжелых пациента, у которых на сегодняшний день диагноз до конца не ясен – Алексей и Светлана. Девочка с тяжелым поражением кишечника, ротовой полости, прооперированная, так как у нее были тяжелые свищи. Мальчик с частыми обострениями заболевания, тяжелым поражением ротовой полости и высокой воспалительной активностью в анализах крови.

Мы наблюдаем их с болезнью Крона, но течение болезни у них не типичное.

Чего мы боимся? Чтобы заболевание не привело к стенозам – сужению кишки, так как тогда понадобится хирургическое вмешательство, ребенок станет инвалидом и дальше заболевание начнет прогрессировать гораздо быстрее. У этих двух детей сейчас ситуация такова, что мы или попробуем «Ведолизумаб» – препарат, который дает хорошие результаты, и мы можем получить на нем положительный эффект, или будем говорить о трансплантации костного мозга.

Алеше 13 лет, он живет в Амурской области, поселок Прогресс. Алеша заболел в шесть лет. Опухли десны, анализ крови показал высокую воспалительную активность. И начались походы по врачам – герпес? Нет. Ветрянка? Нет. Первичный иммунодефицит? Неуточненный. Болезнь Крона? Не типичное течение. И так шесть лет.

Алеша устал, он болеет, кажется, всю жизнь, а болезнь все не уходит и не уходит. Он очень устал.

– И к какому решению вы склоняетесь?

– Конечно, если взвешивать на чаше весов консервативную терапию и трансплантацию костного мозга с ее опасностями и осложнениями, то с новым препаратом шансов больше.

Департамент Москвы закупает препарат только для взрослых. Для детей, пока препарат не зарегистрирован, есть возможность использовать его off-label, то есть по жизненным показаниям.

Мы сможем вывести детей в ремиссию и предотвратить развитие осложнений.

И еще очень важный момент – если мы сейчас инициируем терапию и получим положительный эффект, подключатся регионы и найдут возможности в местном бюджете выделять деньги на закупку этого препарата. Дети смогут дальше получать лекарство по месту жительства бесплатно.

– Состояние ремиссии у детей при воспалительных заболеваниях кишечника – насколько возможна в такой ситуации полноценная жизнь?

– У меня хранятся рисунки больных – как они видели свою жизнь до терапии антицитокиновыми препаратами и после нее. До – все серое и черное. После – солнце, радость, красные, желтые, зеленые цвета.

Вот когда видишь эти картины, понимаешь, как меняется их жизнь. Конечно, появление новых препаратов – это просто надежда на спасение для наших пациентов.

А в дальнейшем наша задача – научить ребенка жить с язвенным колитом и с болезнью Крона. Потому что иногда болезнь может вернуться, наступить обострение. Мы рекомендуем детям в будущем искать профессии со свободным графиком, чтобы не зависеть от больничных. Есть также ограничения по физическим нагрузкам, питанию. Но в целом, выйдя в ремиссию, дети могут жить полноценной жизнью.

Комментарий Елены Тимошиной, представителя ООО «Такеда Фармасьютикалс», регионального менеджера по работе с ключевыми клиентами по Москве и Московской области

«Ведолизумаб» («Энтивио») представляет собой гуманизированные моноклональные антитела, которые блокируют миграцию лимфоцитов, вызывающих хронический воспалительный процесс, характерный для язвенного колита и болезни Крона.

«Ведолизумаб» является первым и единственным в России представителем нового класса биологической (антиинтегриновой) терапии для лечения воспалительных заболеваний кишечника, селективным в отношении желудочно-кишечного тракта.

Исследования профиля безопасности выявили низкую системную иммуносупрессию за счет специфики механизма действия препарата. В то время как другие анти-ФНО (фактор некроза опухоли) препараты действуют в качестве иммуносупрессоров на весь организм, вызывая общее снижение иммунитета, «Ведолизумаб» действует таргетно на уровне кишечника и является ингибитором α4β7-интегрина. В связи с таргетным действием в большей безопасности общая иммуносупрессия и минимально количество побочных эффектов.

Препарат «Ведолизумаб» («Энтивио») 300 мг вводится пациентам в виде внутривенной инфузии в течение 30 минут, затем в той же дозе через 2 недели и через 6 недель после первого введения, и далее каждые 8 недель в качестве поддерживающей терапии.

По сравнению с «Ремикейдом», который также вводится внутривенно, нет пересчета на массу тела и меньше реакций на инфузионное введение.

В мире препарат применяется уже более пяти лет. Пролеченных пациентов – около 3 тысяч. Показана высокая эффективность в заживлении слизистой оболочки кишечника. В рамках индукционного курса уже после 3-й инфузии – 60 %.

В России зарегистрирован около года назад. На сегодняшний момент в Москве препарат получают около 20 взрослых пациентов, самому молодому из них – 20 лет, по Московской области – 12 пациентов. В основном это пациенты с неэффективностью лечения на анти-ФНО препаратах, например, «Ремикейде», «Хумире» и др. Лечение проходит с хорошим эффектом, без необходимости менять терапию.

В педиатрии самый большой опыт применения в Канаде. В России в педиатрии препарат пока не зарегистрирован. Будет применяться off-label, по жизненным показаниям.

Помочь Светлане и Алексею

Похожие статьи
Российские врачи помогли прохожему в центре Стокгольма

Наши медики оказали мужчине первую помощь до приезда шведских коллег

Детский онколог Ольга Желудкова: Запомните! Все опухоли мозга лечатся

Но иногда доктор все же плачет вместе с родителями больных детей

Анечка еще не родилась, а ей уже нужна операция

Поможем малышке исправить сложный порок spina bifida

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: