Врач-кардиолог: Дети умирают не от физкультуры

|
За прошедший учебный год в России погибли 211 школьников, заявила министр образования и науки Ольга Васильева. По словам министра, причина в том, что у школы нет полной информации о здоровье детей. Родители обвиняют учителей и протестуют против физкультурных нормативов, а врачи уверены, что не все заболевания можно распознать. Так ли опасны уроки физкультуры – мнения в подборке «Правмира».

Статистика, объявленная главой Минобрнауки, поразила многих пользователей социальных сетей. «211 детей за год в России погибли на уроках физкультуры. Не от терактов, не от бомбардировки, а просто в школе на уроке физкультуры», – удивляется на своей странице в Фейсбуке Шамиль Гадисов. Его реакцию разделяет Ольга Степаненко: «211 детей! На минуточку, это нормальная численность одной сельской школы. Представьте, за год умерла одна школа. Была-была и вдруг не стало».

«Это все что нужно знать о школе сегодня, – считает врач одного из медицинских центров Анна Злобина. – Мне приходится смотреть много школьников и писать рекомендации по занятиям физкультурой. Очень многим детям нужна ЛФК-лечебная физкультура. Раньше это было на базах детских поликлиник. Теперь только платно и еще нужно найти, где есть и еще туда доехать после уроков. Тупая бессмысленная физкультура вместе со своими нормативами, отнимающая время, здоровье и даже жизнь. А ведь можно было бы организовать все это с пользой для детей. И если ребенок посещает профессиональную спортивную секцию, ему на физкультуре в школе делать нечего, эти часы он проводит впустую».

«Новость – кошмар, – пишет Марта Чуйченко. Она вспоминает, как для нее урок физкультуры закончились травмой и многомесячным лечением, – Не понимаю чиновников, которые принимают единые стандарты для школ по физкультуре. Не понимаю учителей, которые заставляют учеников выполнять программу. После урока в девятом классе, несколько месяцев проходила с воротником Шанца, потому боялась отказаться делать кувырки из-за плохой оценки и уже и так сложившейся репутации неспортивной девочки. На выпускном единственной четверкой (“скажи спасибо не три”) в дипломе была физкультура. После окончания школы отношения со спортом по понятным причинам не складывались долгое время. И после этого говорят, что развивают в стране физкультуру и спорт?»

Ирина Анюхина считает, что уроки физкультуры не учитывают состояние здоровья современных подростков.

«Данных о здоровье ребенка у учителя нет, а нормативы – есть! И от учителя требуют их выполнения! Может, пора уйти от нормативов, которые, кстати, много лет не менялись и не учитывают состояние здоровья современных детей, а сделать уроки физкультуры действительно уроками культурных занятий подвижными групповыми играми или индивидуальными физическими упражнениями по возможностям и интересам детей? А то ведь ГТО уже скоро обяжут пенсионеров сдавать..».

Даниил Александров уверен, что причина смертей на уроках не в защита персональных данных детей, а в том, что  «физруки не интересуются их здоровьем, а врачей в школах нет, и даже помощь оказать некому».

«Когда я учился в третьем классе, никакой защиты персональных данных не было. Я был не очень спортивным мальчиком, в первую очередь из-за полного равнодушия к физическим радостям. Бегал на троечку, чтобы не трогали. Но однажды физрук вместе с одноклассниками как-то обидно меня поддели, и я побежал 2 км вокруг Опочининского садика на пятёрку. И пробежал. На финише меня вырвало. Меня отправили в медкабинет, и я там вырубился. К счастью, тогда не было не только персональных данных, но и ненужного паникёрства. Медсестра привела меня в чувство и отправила домой. Кажется, история на том и кончилась. Родители ничего не узнали, физрук меня больше не подначивал, а я не бегал на пятёрку. И сейчас я жив и здоров».

Причиной также может быть переполненность классов в школах, считает Юлия Кишкович. «Классов, чтобы впихнуть детей, ещё хватает, а вот спортзалов – нет. Плюс ещё сделали три физкультуры в неделю. Поэтому в зале занимаются два класса, а иногда и три. И это не всегда равновозрастные дети. У нас, например, занимались второклашки и старшая школа, 9 или 10 класс. А как они занимались? Да играли в вышибалы, например».

«Претензии должны быть не к физкультуре, а к тому, как проводится осмотр и допуски детей к ней», а не на учителей, отмечает Артем Патрикеев.

«Один парень умер на кикбоксинге – извините, а на какой физкультуре проводится кикбоксинг? Эта смерть явно к физкультуре не относится. Другой умер после соревнований по баскетболу. Обычно соревнования проводятся не на уроке, а вне его. То есть опять же, эту смерть тогда трудно прикрутить к физкультуре. А теперь смотрим, отчего умирали дети – от того, что у них были диагнозы, которые или никто не заметил, или о которых никто не сообщил».

Антон Родионов. Фото Анны Даниловой

Врач -кардиолог, доцент лечебного факультета Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова Антон Родионов

Умирают не от физкультуры, а от нераспознанной болезни

«Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды.

Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!»

Внезапные смерти молодых людей – редкая, но тем не менее достаточно изученная и хорошо известная проблема. В качестве ведущей причины внезапной смерти рассматривают так называемые кардиомиопатии – заболевания миокарда, в основе которых лежит генетическая поломка, реже перенесенная инфекция. Непосредственной причиной гибели пациентов, как правило, служит желудочковая тахикардия, переходящая в фибрилляцию желудочков – смертельная аритмия, при которой сердце перестает сокращаться, и прекращается кровоснабжение головного мозга. Действенным способом реанимации в этой ситуации может быть только дефибрилляция (нанесение электрического разряда).

Несмотря на то, что в мире внезапные смерти чаще описаны у спортсменов и у школьников на уроках физкультуры, следует понимать, что умирают не от занятий физкультурой, а от нераспознанного заболевания. Большая физическая нагрузка просто может в какой-то момент стать тем пусковым механизмом, который запустит аритмию.

Если, скажем, взять и завтра запретить физкультуру в школе, то внезапная смерть всё равно рано или поздно произойдет, но это случится во время игры во дворе, во время активной работы на дачном участке, в походе или при любой другой интенсивной физической активности. Кстати, не надо думать, что на уроках физкультуры умирают только ослабленные и нетренированные дети, посещающие занятия из-под палки и не выполняющие школьные нормативы. Пациентом со смертельным заболеванием вполне может оказаться внешне спортивный и выносливый молодой человек или девушка.

Как своевременно распознать заболевание? Увы, эта проблема до сих пор не решена во всём мире. Обычный осмотр врачом с выслушиванием (аускультацией) сердца и стандартная электрокардиограмма сплошь и рядом не выявляют патологии. У некоторых людей признаки заболевания можно выявить при проведении эхокардиографии (ультразвуковое исследование сердца), но, во-первых, и нормальный ультразвук не дает 100% уверенности в отсутствии болезни, во-вторых, ни одна страна в мире не сможет обеспечить массовое обследование всех детей – не хватит ни врачей, ни аппаратуры, да и стоимость такой регулярной «диспансеризации» будет запредельная. Надежные генетические маркёры болезни тоже отсутствуют. Таким образом, надо признать, что на сегодняшний день надежных методов скрининга внезапной смерти у молодых людей не существует.

Тем не менее в этой ситуации можно дать две практические рекомендации:

  1. Если в семье зарегистрированы случаи внезапной сердечной (или необъяснимой) смерти, необходимо тщательно обследовать кровных родственников.
  2. Школы (а также и другие места массового скопления людей – вокзалы и аэропорты, самолеты и поезда, музеи и стадионы) необходимо оснащать автоматическими наружными дефибрилляторами (АНД). Эти устройства, которые могут использоваться неспециалистами, способны автоматически распознавать смертельные нарушения ритма и выполнять дефибрилляцию.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Учитель физкультуры: “Смертность будет только увеличиваться”

Нет оптимизма у педагога, когда он в 3 классе учит завязывать шнурки

Поможет ли “скорая” московским школам?

Почему в учебных заведениях больше нет ни врача, ни медсестры

Ольга Васильева выступила за изучение в школах одного иностранного языка

Российские школы не справляются с обучением учеников двум иностранным языкам

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: