Врач отделения нейрореанимации: Постоянное присутствие родственников в палате может парализовать работу отделения

|
Проблема допуска родных и близких к больным, находящимся в реанимации, стала предметом обсуждения в Госдуме и темой петиции на портале change.org, которую подписали уже свыше 130 000 человек. 15 марта Минздрав подтвердил право родственников навещать больных, находящихся в реанимации, что было крайне неоднозначно воспринято в среде медработников. Своим мнением делится врач-невролог отделения нейрореанимации ГКБ№31 г. Москвы Дмитрий Тимофеев.

Врачи не выступают против пребывания родственников в реанимации. В ситуации, когда к пациенту приходят родственники, лучше всем: легче пациенту, спокойнее родственникам и врачу, которому проще общаться с близкими, когда они своими глазами видят состояние больного, а не слышат непонятные им медицинские термины. Мы говорим на своем языке об одном, а пациенты и их родственники зачастую слышат другое. Что неспециалисту скажет фраза “состояние средней тяжести?”.

Но, к сожалению, в нынешних реалиях постоянное присутствие родственника в палате интенсивной терапии будет просто парализовать работу отделения! Тем не менее, я считаю, что доступ к пациентам реанимации, пусть не на полный день, все равно должен быть.

Для постоянного присутствия нам не хватает многого: мест для размещения, условий для пребывания родственников, персонала. Как по старым, так и по новым нормативам одна медсестра приходится на несколько больных. Она не сможет уследить за всеми родственниками, которые (да, бывает и такое!) вынимают внутривенные катетер, массируя руки больному, пытаются накормить зондового больного тайно пронесенной конфетой. Кто будет следить за такими ситуациями?

Врачи – тоже люди. В моей реанимации всегда пускали попрощаться с умирающим больным. Да, мы оцениваем адекватность родственников и исходим, прежде всего, из интересов пациента. Некоторым из больных противопоказаны любые эмоциональные потрясения. Если больной не может говорить и не всегда отчетливо понимает, что происходит, то появление родственника, который начинает плакать еще за дверями отделения и продолжит в палате, не пойдет ему на пользу. Мы стараемся объяснить, в чем дело, успокаиваем, поясняем, что при переводе в обычную палату, с пациентом можно будет длительно находиться. Если больной может воспринимать родственника, а родственник адекватен – мы пускаем его всегда.  Это касается и священников, – священник имеет по желанию пациента доступ к нему.

Во многом это зависит от ситуации на местах, от настроя врачей и администрации. Если будет распоряжение главного врача, разрешающее посещения в реанимации, ни один заведующий отделением не пойдет наперекор, а тем более дежурный врач.

Я не ленюсь дойти до пациента и спросить, хочет ли он видеть посетителя? Если я не совсем уверен в том, что пациент хорошо воспримет большое количество родственников, я прошу выделить сына, жену или другого делегата.  Увы, для постоянного пребывания родственника в палате интенсивной терапии условий сейчас просто нет.

Записала Анна Уткина

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Путин поручил решить вопрос о допуске родственников в реанимации до 1 июля

Ответственным за исполнение назначена глава Минздрава Вероника Скворцова

Минздрав подготовит рекомендации по посещению пациентов в реанимации к 1 июня

Вероника Скворцова дала поручение сделать «свод наилучших практик по данному вопросу, которые могут быть использованы и…

Хабенский попросил Путина разрешить доступ родным в реанимации

Президент пообещал обсудить с главой Минздрава Вероникой Скворцовой, как можно повлиять на это «хотя бы методически»