Вселенское православие

|

Одна раба Божия родом из Петрозаводска в этом году попала по приглашению в Японию, чтобы в одном из университетов заниматься биологией. Ехала она туда с опасением, что на несколько лет отрывается от Православной Церкви, потому что предстояло жить в маленьком городке, где православных храмов нет. А проезд внутри страны ей не по карману. Однако, пути Господни неисповедимы. Вот что она пишет о своей жизни в Японии.

…А еше была поездка в Токио. Дело в том, что я неожиданно получила приглашение на семинар, который организует JSPS (это та контора, которая дала мне грант на поездку в Японию). Они регулярно проводят семинары для «новобранцев», чтобы как следует сориентировать их в японской действительности. Представьте, они оплачивают проезд, проживание и культурную программу в Токио! Я решила, что поеду на два дня раньше до начала семинара, чтобы попасть на Богослужения. Токио — единственный город в Японии, где служат русские православные священники.

В Токио я отправилась на Всенощную. Здесь есть два православных храма. Один — большой собор Воскресения Христова (в народе его называют Николай-до), основанный еще при св. равноапостольном Николае архиепископе Японском. Там службы идут на японском языке. Второй — маленький храм Николая Чудотворца — это Подворье РПЦ, поэтому настоятель — наш питерский батюшка, протоиерей Николай Кацюбан, и службы идет на русском.

Я решила поехать на Подворье. И представьте себе, еду в метро — и вдруг все поезда останавливаются. Десять минут стоим, двадцать, тридцать… час… Народ совершенно спокойно ждет, не проявляя никаких признаков нервозности, машинист чего-то лепечет по японски… А я-то японский не знаю — и сижу в полном недоумении. Народ вокруг по-английски ничего вразумительного объяснить не может. Служба уже началась, делать нечего, я раскрыла молитвослов и начала читать Всенощную. Дочитала до воскресных тропарей — и тут наконец нашлась какая-то девушка, которая мне объяснила, что случилось землетрясение (потом уже я узнала, что это было сильнейшее Токийское землетрясение за последние то ли 20, то ли 80 лет — 5 баллов!). Слава Богу, мне подсказали, как можно добраться до нужной станции другим путем. Я прибежала на службу вся «в мыле» — боялась, что не успею даже к концу — но оказалось, что служат они почти по-монастырски — Всенощная идет больше 3 часов. И вошла я в храм как раз на воскресных тропарях!

Храм удивительно теплый и намоленный. Самое поразительное, что там только один русский батюшка, а второй священник, два диакона и певчие — японцы! Они свободно говорят и читают не то что на русском — на церковнославянском! Я познакомилась с одной девушкой-японкой из хора, точнее она сама подошла ко мне и предложила проводить меня до гостиницы, чтобы я не потерялась в Токио. Удивительно светлый и отзывчивый человек! Она очень увлекалась русской культурой и искусством, изучала русский в Токийском университете, а потом обрела веру, пришла в Православную церковь. Слава Богу, в воскресенье я причастилась. Потом трапезничали с о. Николаем, матушкой и прихожанами — кушали палочками китайские пельмени.

Люди на Подворье очень приятные, мы вместе съездили на кладбище Янака, помолились на могиле св. равноапостольного Николая. Это, наверное, только в Японии такое может быть: могила святого — на обычном кладбище, на свободном доступе! Просто здесь нет вандализма.

Съездили мы и в Николай-до, главный православный храм Японии, я даже побывала на празднике в воскресной школе! Представьте себе «Отче наш» на японском в исполнении маленьких детишек! В Николай-до около 1000 прихожан-японцев, причем крещение у них проходит только 2 раза в год — на Рождество и на Пасху, перед этим — обязательный годичный курс катехизации. Храм очень красивый, главная святыня — частица мощей св. равноапостольного Николая.

Здесь, в Японии очень сильно чувствуешь вселенский характер Православия. Я чуть дар речи не потеряла, когда на научном семинаре во время банкета ко мне вдруг подошел один человек, представился, что он из Египта и спрашивает, на православная ли я. А я, говорит, тоже православный! И дарит мне фотографию какого-то почитаемого египетского страца! Удивительно все это.

***

Хочу поделиться с вами очередной радостью. Господь мне даровал удивительный подарок ко дню рождения удалось побывать на престольном празднике в Успенской церкви в Кобе. Пути Господни неисповедимы — на Подворье в Токио случайно познакомилась с японкой Леной, а она оказалась знакомой с Шимизу-сан — старостой православного храма в Кобе. Это ближайший к Окаяме город с православной церковью. Мы списались с Шимизу-сан по Интернету, и он мне даже нашел прихожанку, которая согласилась принять меня на ночлег, чтобы мне можно было приехать на Всенощную.

Немного поплутав по улочкам Кобе, я наконец нашла главный ориентир — синтоистский храм. Да уж, Япония — страна контрастов… Представьте себе: проходишь мимо предметов синтоистского культа, сквозь облако приторных ароматов от китайских палочек, заворачиваешь за угол — и видишь сияющий православный крест на главке церкви!

Храм в Кобе небольшой, относительно новый, его построили около полувека назад. Как и большинство православных храмов здесь, он принадлежит к Японской Православной Церкви. В храме один священник-японец, отец Василий. Ему 77 лет, удивительно благообразный и доброжелательный старец. Он может служить только 1 — 2 раза в месяц, и то только по воскресеньям, поэтому Всенощную и некоторые воскресные дни служат по «беспоповскому» чину. Возгласы диакона возглашает молодой чтец-японец (официальная должность у него — катехизатор, обучался в Токийской семинарии). Остальное пропевает хор — староста и несколько человек-прихожан. Шимизу-сан (во крещении — Игорь) — профессор русского языка в Кобе, специалист по Достоевскому.

Свободно говорит по-русски и по церковно-славянски (он несколько лет обучался в Питере в семинарии). Служба идет на старом японском, так как в японской церкви до сих пор используют богослужебные тексты, которые более века назад переводил св. равноапостольный Николай архиепископ Японский. Кстати, в Токио в Николай-до мне показывали Октоих, который был издан еще при жизни св. равноапостольного Николая — они им до сих пор пользуются. Некоторые песни канона поются на японском, а некоторые Шимизу-сан произносит на церковно-славянском — чтобы русские прихожане тоже могли принять участие в молитве. Остальной ход Всенощной — такой же, как и в России, так что легко можно было следить за ходом службы по молитвослову и вместе с японцами пропевать на ектениях «Шу амареи йо!» (Господи, помилуй!).

На ночлег меня приняла православная русско-японская семья. Елизавета — моя ровесница, тоже, кстати, биолог из Питера. С будущим мужем она познакомилась забавно: они оба как члены международного «Общества любителей грибов» поехали в экспедицию по сбору грибов на Дальнем Востоке. Он, представьте себе, был католиком, но после встречи с Лизой принял Православие, они поженились и уехали в Японию. Очень симпатичные люди. В воскресенье я встретилась и с другими прихожанами. Большинство — японцы среднего возраста, но есть и молодежь. Несколько греков, сербов, русских. Постоянных русских прихожан, как ни странно, немного. Как и Всенощная, Литургия идет в основном на японском, но часть ектений и половину молитв Евхаристического канона священник и чтец произносят на церковно-славянском. На русском же поют «Отче наш». Перед Чашей все негромко читают причастные молитвы, каждый на своем родном языке. Ради одного этого стоило приехать в Японию, чтобы почувствовать единение во Христе столь разных людей, собравшихся в маленьком храме… Я уже была на нескольких службах в Японии — и каждый раз испытываю чувство, как от встречи с чудом. Иначе не назвать то, что произошло с этими людьми, воспитанными в такой далекой от Православия культуре.

Есть, конечно, некоторые внешние отличия в поведении японцев в храме от того, к чему мы привыкли в России. Например, они более сдержанны в обращении друг с другом, женщины не носят платков и могут приходить в брюках. Но когда все молятся на службе, всякие отличия стираются… Слава Богу за все!

***

Стало повеселее: в апреле начался новый учебный год, приехали несколько новых студентов из России, все приятные люди. Лена из Иркутска вообще замечательная особа, она изучает японский язык и историю и собирается здесь искать архивные материалы про то, как японцы мучали китацев в XX-м веке. Причем Япония ей за за это деньги платит! Мощная такая натура, у нее смесь украинских и сибирских корней. В Японию она (на себе!) привезла 70 кг багажа, из которых треть составляли книги, да еще плюс килограмм икон из Троице-Сергиевой лавры. Она вскоре развела бурную деятельность и нашла в Окаяме одного православного профессора-японца.

Судзуки-сенсей, оказывается, специалист по русской иконописи! Очень приятный и доброжелательный человек, немного говорит по-русски. Мы с ним съездили на службу в церквушку, которая находится в деревне Янаихара — это недалеко от Окаямы. Я про нее раньше слышала, но мне говорили, что службы там очень редко и сложно добраться. А оказывается, туда приезжает батюшка из Такашима (это город на другом острове, на Сикоку) раз в два месяца, и Судзуки-сенсей ездит туда на службу на своей машине.

Ну вот, приехали мы в небольшую японскую деревню, а там на горушке, в окружении бамбуковых зарослей, стоит маленькая церквушка. 120 лет назад ее построил один японец, который обрел православную веру, а вместе с ним приняли Православие его семья и еще одна семья из той деревни. И до сих пор потомки этих двух семей содержат церковь и молятся в ней. Очень милые деревенские старички и старушки. Кроме них на службу приехали японцы и иностранцы из других городов окаямской префектуры, даже двое русских было!

В Пасху священник не мог приехать (на нем 5 приходов в разных городах), поэтому провел для прихожан повтор пасхальной службы через неделю (аккурат на Антипасху). Так что мне аж 2 раза удалось в Японии Пасху встретить! Была праздничная служба в укороченном варианте, потом щедрая трапеза. Подарили нам пасхальные яйца — их расписывала японка-иконописица, прихожанка этого храма. Интеллигентная такая женщина, пишет иконы, даже выставки свои устраивает.

А после службы поехали с батюшкой — отцом Григорием — и Судзуки-сенсеем в больницу. Это одельная история. Месяц назад Лену (которая из Иркутска) выловил кто-то из врачей и попросил прийти в больницу, навестить некую беременную русскую девушку, которая лежит в отделении совершенно одна. Оказалось, она из Хабаровска (ее тоже Леной зовут), ждет двойню. В России одному малышу поставили порок сердца и сказали, что спасти его не смогут. Поскольку семья Лены обеспеченная, они разыскали в Японии профессора, который умеет делать такие операции младенцам, и, недолго думая, повезли Лену на консультацию. А профессор решил, что она должна до родов (3 месяца!) лежать под наблюдением здесь, в больнице. Муж и жена такого никак не ожидали, но Лене пришлось остаться — практически без вещей, без знания японского, в одиночестве (у мужа — бизнес, долго в Японии не посидишь).

Ну, она тоже «сибирской» закалки, поэтому решила, что перетерпит, но через пару недель сломалась от … голода. Кормили ее по-японски, то есть это типа диеты — еда без мяса, почти без масла, на 80 % состоит из риса, порции в 2 раза меньше наших… Аппетит пропадает, стоит только взглянуть на тарелку… А она — рослая, да еще с двойней. Дошло до того, что Лена однажды сбежала тайком из отделения, поймала такси и знаками пыталась объяснить таксисту, чтобы отвез ее «поесть». Таксист ошалел от вида «сумасшедшей» блондинки-верзилы с огромным животом, но все-таки привез ее в кафешку, где ей подали тот же «рисовый» ужин. Сердобольные медсестры решили наконец разыскать кого-нибудь из русских, так нас и нашли. Лена из Иркутска, когда первый раз ее навестила, в ужасе помчалась в магазин закупать мясо-молочные продукты и принялась ее откармливать с украинской щедростью. Спасла человека!

Ну, эти испытания пошли беременной на пользу. Пока она лежала в одиночестве, много передумала, и захотела поисповедоваться — первый раз в жизни. Что значит: человек делает первый шаг — Господь тут же все устроил! Совпало все — и наше знакомство с Судзуки-сенсеем, и приезд отца Григория в Янаихару. Батюшка с готовностью согласился приехать после службы, исповедовал ее и причастил. Бывает же такое: первая исповедь — в Японии, в отделении для беременных, да еще через переводчика… Слава Богу за все!

Да, помяните, пожалуйста, Лену и в своих молитвах, ей сейчас нужна молитвенная помощь.

Такая вот «Япония православная».

***

А я сегодня побывала «богемном» японском селе. Судзуки-сенсей пригласил меня с собой в гости к Шираиши-сан — это иконописица, с которой мы познакомились в Янаихару. Они с мужем на пару — свободные художники. Он из глины лепит, она иконы пишет. Муж один из известных и «престижных» мастеров в префектуре, поэтому им хватает на жизнь доходов от продажи его изделий. Живут они в такой творческой «колонии» — небольшое поселение в горах на три дома. Кроме четы Шираиши, там еще художники по ткани и скульпторы, которые диковинную деревянную мебель делают.

Очень живописное место. Почти дикая природа, бамбуковые заросли, а между ними — полянки в эклектическом стиле, где грядки гороха обставлены вазами в стиле «а-ля Месопотамия» и керамическими моделями православных храмов. Домина у Шираиши-сан — большущий и напоминает выставочный зал с экспозицией изделий хозяев и их знакомых. Стены наполовину стеклянные, при этом дом отапливается одним камином, который расположен в огромной зале. Под потолком вместо люстры вентилятор — видно, для равномерного обогрева. Когда я поинтересовалась, каково им зимой, мне ответили: «сугоку самуй!» —страшно холодно. Если уж это японцы сказали, то значит, зимой у них ночью волосы к подушке примерзают. Аскетичная нация….

Сегодня у Шираиши-сан собрались православные знакомые на воскресные молитвы. Начали они эту традицию недавно, по предложению мистера Лаиса — это американец, у него жена-японка и четверо сыновей. Он был протестантом, лет 10 назад перешел в Православие. Кроме его семьи, была еще одна японка-художница, которая живет в этом же «селении» и приняла православие недавно. И Судзуки-сенсей тоже там был.

Он вообще замечательная личность. Он из семьи протестантов, много лет изучал византийское, сербское и русское искусство, иконопись. Однажды поехал вместе со знакомыми сербами на Афон, где и произошло его обращение. Он был первым японцем, принявшим крещение в том сербском монастыре, крестил его афонский схимонах. Вот с такими людьми Господь сподобил познакомиться. Служба была по мирскому чину, часть молитв читали по-английски, часть — по-японски. В доме у Шираиши-сан — отдельная молельная комната, где висят ее иконы. Они выполнены в основном на керамике — керамическую основу с рамкой делает муж. Профессионально сделано, хотя и несколько необычно. Она одаренный человек и очень светлый.

После службы поглядела еще на выставку работ мужа Шираиши-сан. В основном он делает глиняную посуду по какой-то сложной технике. Золотые руки у человека. Некоторые вещи — вполне практичные в традиционном японском стиле, некоторые явно навеяны какими-то месопотамскими мотивами. Цены действуют весьма отрезвляюще. Например, керамический чайничек — всего за 30 000 йен (около 7 000 руб). Причем народ активно покупает. Японцы очень трепетно относятся к глиняной посуде, особенно к авторским вещам.

В заключение хочу сказать, что тут каждый православный — реальное чудо Господне.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Дневник бывшей атеистки: Бог – это музыка, которую легко узнать

Ты можешь уловить правила и начать подпевать этой песне

Архимандрит Андрей (Конанос): Мы все время передаем детям страх

Отпусти ситуацию и скажи: «Господь, в Которого я верую, поможет сыну»

Икона Знамение – тайна Церкви и христианина

И как человек сознательно носит в себе Бога

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: