Всё просто

Источник: Журнал "Отрок"
|

Бывают дни простые, а бывают сложные. В сложные дни мир становится бесцветным и безвкусным. Кажется, что, куда б ты ни повернулся, впереди тебя — серая стена, над головой — серое облако, а сам ты опутан серой паутиной. При этом сложность зависит не от количества дел, которые нужно успеть сделать, и не от количества проблем, требующих неотложного решения. Сложность зависит от твоего взгляда на мир, от того, какие очки у тебя на носу.

Чаще всего усложняют мир очки из модельного ряда «что обо мне подумают». Они могут быть разных фасонов, большие и маленькие, кричащие и едва заметные. Но все они похожи в одном — запорашивают краски жизни суетой и ненужными переживаниями.

Вооружившись такими очками, уже невозможно принимать всё происходящее без подтекста, так, как есть. Ты превращаешь отношения с ближними в шахматную партию, пытаясь предугадать последствия своих слов и поступков, просчитать все «а вдруг» и «правильно ли меня поняли». И ладно бы целью такой «дальновидности» было стремление помочь или сделать что то полезное для другого. Но, к сожалению, зачастую цель этой игры одна — как бы выставить в наилучшем свете себя.

Мы ужасно боимся выглядеть смешными. Избитость этой фразы не умаляет её актуальности, скорее, наоборот — указывает на масштабы проблемы. Своё «я» мы храним как хрупкую драгоценность, несём его, не замечая ничего и никого вокруг, обливаясь потом от усталости и напряжения, боясь уронить его или запятнать.

Но ведь мы обманываемся.

Именно тогда, когда ты так отчаянно пытаешься сохранить своё «я», его уже нет. Оно разбито на тысячи вопросительных осколков. «А как это будет выглядеть? А удобно ли? А не глупо ли? А не странно ли? А надо было…» — этот список, увы, очень длинен. Человек там, где его мысль; задаваясь этими невинными, на первый взгляд, вопросами, ты растворяешься в них, перестаёшь быть собой. Буквальная иллюстрация одного из многочисленных евангельских парадоксов: Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её… (Лк. 9, 24).

И самообман не только в этом. Забота о том, «что обо мне подумают», по сути своей — забота о несуществующем. Потому что это — стремление не обронить своё «казаться». А что такое «казаться»? Тень. Отражение. Иллюзия.

Осмелюсь предположить, что людей, сущность которых — быть, вопрос «что обо мне подумают?» не изводит. Ты боишься показаться глупым, невежливым, нетактичным только потому, что чувствуешь свою глупость, невежливость и нетактичность. Если у меня в руке есть яблоко, а надо мной начнут смеяться и говорить, что яблока у меня нет, стану ли я обращать внимание на подобные замечания? Вряд ли.

Это очевидно, но почему-то вместо того, чтобы возделывать своё вечное «быть», мы усердно продолжаем обустраивать временный и эфемерный мирок «казаться».

И откуда только берутся эти странные очки, которые не помогают зрению, а мешают видеть?

Говорят, что создаёт их старый, как мир, дизайнер с женским именем Гордость. Она очень искусна в мастерстве усложнять жизнь. Стоит только немножко зазеваться, разглядывая своё «я», как тут же очки сложности окажутся на твоём носу.

Старуха Гордость слепа и потому делает всех, кто носит её очки, слепыми. Сама более всего боясь быть осмеянной, она делает посмешищами нас. И мы, как околдованные, разыгрываем под её дудочку абсурдный спектакль самомнения: «Я подумала, что он подумал, что я подумала, что…»

Но есть один волшебный вопрос, способный разбить чары сложности. Вопрос этот рождён святоотеческой мыслью из осознания ценности души человеческой: а есть ли польза душе твоей — душе бездонной и бесконечной — от разгадывания головоломки «что обо мне подумают» и подобных?

Этот вопрос возвращает зрение и помогает увидеть вещи такими, какие они есть; делает простое простым, а несущественное несущественным. В дебатах со сложностью без него не обойтись.

«Тебя хотели осмеять», — говорит сложность. — «Вовсе нет», — говорит здравый смысл. Сложность настаивает на своём и приводит множество доводов. Их столько, что спорить бесполезно. На каждый мой контраргумент она изобретает ещё два. В таких случаях я прибегаю к хитрости: притворяюсь побеждённой и разрешаю ей развернуть свой сценарий до конца. И в момент, казалось бы, её окончательного триумфа подсовываю ей этот коронный вопрос: ну и что? Что изменится для меня, для моей души, для моей жизни, если это на самом деле так, если действительно меня хотели провести или поставить в неловкое положение? И, корчась от негодования, сложность вынуждена поднять белый флаг…

Ведь и вправду ничего не изменится. Кроме, разве что, одного. Того, что, по меткому замечанию Честертона, прекрасно выражено в самом слове «провести»: «Тот, кого провели, вошёл внутрь, в самую суть бытия» (в оригинале Честертон употребляет глагол taken in, который объединяет в себе значения «проникнуть в суть» и «провести», «облапошить»). Если даже меня и хотели осмеять, для меня же лучше. Мне дают шанс хотя бы на шаг приблизиться к тому, что открывает, как говорят святые отцы, все тайны мира. К смирению.

Только смирение возвращает нас в утраченный и забытый нами мир простоты. «Простота есть неразлучная черта смирения, почему, когда нет простоты, нет и смирения. Простота не лукава, не подозрительна, не обидчива, не видит себя, никакого себе значения не придаёт, не мудрствует и прочее. Всё сие смирение означает», — пишет Феофан Затворник.

Устав путаться в бессмысленной паутине сложности, мы ищем простоту, где только можно. Разве не из поиска простоты рождается нелюбовь к официозу, разве не отсюда шутливо и невпопад бросаемые «расслабься» и «будь проще»? А не отсюда ли мода на простоту — в одежде, интерьере, пище и внешней жизни вообще?

Но мы не найдем её здесь. Мы попросту стоим не к той кассе. Здесь могут дать только фальшивую бумажку, в лучшем случае — билет до следующей остановки, где придётся выйти и снова мыкаться коридорами сложности.

Билеты в страну простоты продаются лишь в кассе смирения.

Да, возможно, нам слишком высокой покажется цена — непрестанный труд над собой и ежесекундное небезболезненное наступание на свою гордость. Но оно стоит того. Потому что страна простоты — это страна счастья. Это страна, где смотрят на мир своими глазами. Без очков.

Побывав там однажды, невозможно не стремиться туда снова. И пусть сразу обосноваться там навсегда не получится, пусть ещё не раз придётся возвращаться в мир сложности, но незабываемая музыка этой страны будет звучать в сердце, призывая вернуться домой.

Наталья Жищенко

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!