«Выпускной в джинсах», сэкономленное – на детскую кардиологию

|
Новость о том, что харьковская школа отказалась от шикарных выпускных балов в пользу благотворительности, как говорится, «взорвала интернет». Мнения разделились – одни аплодируют инициативе, другие рьяно защищают право выпускников на красивый праздник. О том, как появилась акция «Слушай сердце», чем она была продиктована и какие цели преследует, мы поговорили с ее автором – основателем и директором «Авторской школы Бойко», кандидатом педагогических наук Александром Макагоном.

Акция «Слушай сердце» – социальный проект Авторской школы Бойко (Харьков), направленный на отказ от пышного празднования выпускного вечера ради спасения жизни детей. Выпускники школы 2014, 2015 и 2016 года отказались от дорогостоящего выпускного и сэкономленные деньги направили на спасение жизней маленьких детей с патологиями сердца, проходящих лечение в кардиологическом отделении Института общей и неотложной хирургии АМН Украины (Харьков). Одиннадцатиклассники регулярно посещают отделение и наблюдают за операциями. 20 декабря 2014 года они провели флешмоб в поддержку акции «Слушай сердце» в одном из торгово-развлекательных центров Харькова.

Александр Макагон Фото: boiko.com.ua

Александр Макагон

«Мы были не первыми»

– Александр Эммануилович, «Выпускной в джинсах» у вас проходит уже третий год, как возникла идея?

– К тому моменту школе уже было 20 лет и, соответственно, 20 выпускных было пережито мною и всеми учителями. И этот процесс уже начинал напрягать. Все уже побывали в самых модных ресторанах Харькова, знали, где вкусно, а где не очень, а главное – сколько денег на это уходит. Не то что мы какие-то жлобы, но нерациональность всего этого действа видели. Да и все об этом знают – традиции уже сто лет. Я сам помню свой выпускной, этот костюм, купленный с трудом за большие по тем временам деньги, который надевался один раз и потом висел в шкафу… Рациональности в этом мало, а наша задача – научить детей рациональности.

Как-то в интернете мне попалась на глаза заметка о том, что в Сербии, в какой-то школе дети отказались от выпускного и отправили сэкономленные деньги на какое-то благое дело. Так что мы были не первыми. Тогда же я познакомился с замечательным кардиологическим отделением, где детей с того света возвращают. У них хорошая статистика, в Харьков американцы приезжают за опытом. Я съездил туда, посмотрел на операции своими глазами – там стеклянный купол в операционной и можно видеть, как оперируют детское сердце. Это впечатляет. Потом мы туда детей водили, показывали.

Узнали, что отделению постоянно требуется помощь, ну и подумали – почему бы вместо покупки ненужных вещей эту помощь не оказать? Облекли эту мысль в красивую форму – «Начни свою жизнь с того, чтобы подарить жизнь кому-то другому». Это была первая причина.

Вторая – мы предполагаем, что дети, которым мы дали классные знания, закончив нашу школу, вырастут и смогут зарабатывать много денег. Мы им показываем, как эти деньги можно тратить – после того, как ты уже купил себе дачу, машину, квартиру, самолет, телевизор и всё остальное. Заранее приучаем к благотворительности.

Ну и третья причина – всем учителям тоже хотелось получить удовольствие от выпускного вместо банального просиживания в ресторане, которое радости у нас не вызывало. Зарплата учителя, даже в частной школе, всё равно не такая, какую хотелось бы. Идти в безумно модный ресторан непонятно в чем неохота, а тут мы и эту задачу упростили. Джинсы и джинсы.

Поэтому в сентябре месяце мы сказали: «Ребята, всё то же самое – дорогое и одноразовое – вы сможете получить в момент свадьбы. И лимузин, и костюм, и платье. А сейчас давайте лучше детям поможем».

«Кому не нравится, тот может сменить школу»

– Какой была реакция детей и родителей?

– Сначала бурной. «Александр Эммануилович! Да как же!» Потом мы устроили собрание, пригласили заведующего кардиологическим отделением Игоря Поливенка, и он нам показал классную презентацию, после которой слезы на глазах были у всех. 900 грамм весит ребеночек, а его уже прооперировали. Равнодушных в зале не осталось. В результате родители сказали: «Давайте так – сколько нужно сдать, чтобы помочь детям – мы сдадим. Но нашим детям выпускной сделаем».

Пришлось убеждать: ребята, цель же не просто помочь, а вашим детям объяснить, что можно сделать так, а не иначе. Вроде как убедили, хотя попытки сопротивления были до последнего. За неделю или две до выпускного родители без меня устраивали собрание и соображали: «А давайте всё-таки быстро, пока есть время, что-нибудь закажем».

Игорь Поливенок, заведующий кардиологическим отделением Института общей и неотложной хирургии АМН Украины (город Харьков) Фото: Анна Гин/Gordonua.com

Игорь Поливенок, заведующий кардиологическим отделением Института общей и неотложной хирургии АМН Украины (город Харьков)
Фото: Анна Гин/Gordonua.com

– А дети всё-таки как отреагировали?

– Дети тоже, конечно, хотели шоу. Сопротивлялись, конечно. Я им сказал простую вещь: вы ведь всё равно еще раз отметите, вот отмечайте себе на следующий день. И это правда – как правило, на следующий день после выпускного 90% ребят собирались снова в каком-то заведении, уже без родителей и учителей, и чувствовали себя при этом значительно спокойнее.

Говорю: «Ребята, не вопрос. По традиции есть торжественная часть и after party. Торжественная часть проходит как обычно, в школе. Вы берете в руки аттестат и с этого момента каждый волен делать всё, что хочет. Те, кто желает, остаются с нами, мы вместе жарим шашлыки в лагере и развлекаемся по намеченной программе. Те, кто не желает, садятся в родительские машины или такси и едут в ресторан или куда угодно».

Мы просто задекларировали, что выпускные отныне у нас проходят в таком формате, всё. Кому это не нравится, тот может сменить школу. Никто никуда не поехал.

Объединяющий пикник

– И как прошел первый «выпускной в джинсах»?

– Замечательно. Все остались довольны, очень понравилось. Мы серьезно готовились, первый раз нужно было не ударить лицом в грязь.

В ресторане еще что плохо? Там, как правило, все разбредаются по своим столикам, приезжают какие-то знакомые, всё превращается в какой-то неуправляемый процесс. Учителей сажают за отдельный стол, как непонятно кого, сначала к ним подходят, в конце о них уже все забывают. Тамада ходит, ко всем пристает – спеть, станцевать или еще что-то сделать… Тоска и суета. Мы принципиально от этого ушли.

Начинаем поздно, чтобы быстрее утро наступило и было не так жарко. Торжественная часть – в традиционном формате. В нашем лагере под Харьковом есть сцена и зал. Там мы вручаем аттестаты, поем песни, выступаем, хлопаем в ладоши. А потом выходим наружу на пикник. Едим, танцуем, развлекаемся.

Помню, шашлыки и прочее было в огромном количестве. Некоторые папы жарили мясо с таким удовольствием, что шашлыки уже никому не были нужны, а они всё равно стояли и жарили. Спокойно и тепло общались.

Посторонних практически не бывает, в отличие от ресторана. Гостям не интересно ехать куда-то в лагерь. Все свои. Народ знакомится ближе, сплачивается. Пикник не зря придумали – он объединяет людей.

На выпускной приходили родители спасенных малышей

– Новым форматом выпускных уже не возмущаются?

– Уже нет. Люди воспринимают это как должное. Да, другое время, кризис углубился, курс доллара вырос, суммы разные собираются, но это неважно. Важно другое – мы помогаем. Отделение кардиологии может очень многое, но финансирования на всё у них не хватает. Зато теперь всех деток с врожденными пороками сердца оперируют в Харькове, не надо для этого ехать куда-то далеко.

В течение года мы возим детей в отделение, показываем операции, чтобы они своими глазами увидели, что это такое, ради чего, и куда эти деньги пойдут. Это не абстрактная благотворительность с непонятным финалом, а конкретная вещь, которую дети видят.

Конечно, мы не всегда можем им сказать, что собранные ими сколько-то тысяч гривен пойдут на вот этого конкретного ребенка, всё-таки помощь оказывается комплексно. Клиника государственная, что-то в ней есть, а чего-то необходимого для срочной операции часто не хватает, и нельзя начинать эту операцию, иначе ребенок умрет. Поэтому эту вещь надо купить. Но всё равно мы как-то подгадывали случаи, брали конкретную семью и помогали ей с операцией. Пару раз родители спасенных детишек приходили к нам на выпускной, выходили на сцену и со слезами на глазах говорили спасибо. А в этом году у нас один из пап так проникся, что оплатил пять операций детям из конкретных семей.

Фото: boiko.com.ua

Фото: boiko.com.ua

Воспитание «мажоров»

– В интернете, в комментариях к новостям о вашей инициативе звучит много критики. Говорят, неправильно вы поступаете, не педагогично. Деньги-то всё равно принадлежат не детям, а родителям. Лучше бы сами заработали или ярмарку там провели…

– Ярмарка и всё остальное – это, конечно, классно, но мне кажется, что в этом возрасте цель у них – учиться, а не работать. Так и в законе написано. Да, они имеют право подрабатывать и, конечно, могли бы всё лето работать. Но склонять их к этому было бы уже как бы из-под палки, насилием каким-то.

Да, это не ими заработанные деньги. Но всё равно эти деньги по умолчанию выдаются ребенку на какие-то радости жизни. Они всё равно достались бы из родительского кармана. А так, во-первых, можно не доставать их в таком количестве, как на проводимый в складчину выпускной. На эту акцию кто-то из родителей дает пятьсот гривен, кто-то – пять тысяч, а кто-то – десять и даже пятнадцать тысяч. Так что у родителей даже есть возможность сэкономить.

Во-вторых, если уж всё равно придется тратить деньги, то можно их потратить с пользой. В том числе – с педагогической пользой. Ведь главный смысл – подвигнуть ребенка на поступок – отказ от сиюминутного личного блага в пользу нуждающихся. И показать ему, КАК в принципе можно тратить деньги. Не особо-то ущемляя ребенка при этом.

– А еще говорят: конечно, это частная школа, «мажоры», для них одной вечеринкой меньше, одной больше – без разницы. Мол, легко так помогать. А вот обычные детки в обычной школе выпускного, может быть, всю жизнь ждут. И у них теперь его отбирать?

– Есть такое отношение к частной школе – «мажоры», и так далее. Я не скрываю, родители наших детей – достатка среднего или выше среднего. Понятное дело, не рабочими на заводе работают. Да, их дети могут себе позволить что-то большее, чем их сверстники из других школ. Ну и что? Они уже могут, так исторически сложилось – они родились в тех семьях, которые могут дать им больше. И это классно. Окончив школу, они стартуют не с низкого уровня, а со среднего или высокого. Потенциально у них больше шансов добиться чего-то в жизни. Важно, чтобы уже сейчас они знали, что такое благотворительность.

Подчеркну, именно «мажоров» и нужно приучать тратить деньги на добрые дела. Поэтому мы с ними так и работаем, воспитываем. Это же потенциальные благотворители, жертвователи, меценаты. В будущем они смогут реальную помощь оказывать, делать добро, делиться избытком того, что заработали или того, что уже имеют. Может, сегодняшний такой ребенок в жизни и не заработает ничего, а будет всю жизнь сидеть на куче добытых родителями денег. Важно, что часть этой кучи он отдаст на добрые дела. Что в этом плохого? В конечном счете, он поможет и тем, кому не нравится «выпускной в джинсах», потому что они не могут себе его позволить.

А критикуют как раз обычно те, кто не может позволить, причем не обязательно по причине бедности. Можем объехать мой родной Харьков – редко какая школа, будь она в центре или на окраине, не заказывает ресторан на выпускной. Всё равно в каждой семье находится бюджет в несколько тысяч гривен на костюмы, платья, прически и так далее. Немаленькие деньги. Кто-то их тратит легко, не думая, кто-то влазит в долги, но всё равно эти деньги тратятся.

– В телесюжете о вашем выпускном в этом году девочки говорили, что обращались в другие школы с предложением поддержать инициативу. Кто-то поддержал? Как вообще относятся?

– Пока не очень. Хотя на следующий год одна из школ пообещала. Директор согласился.

– Тоже частная?

– Государственная. Было бы здорово. Наша цель – вовлечь как можно больше людей. Но обычно приходишь в школу, а директору не очень нравится эта идея. Многие любят пышные выпускные, получают от них кайф. Да и у учителя зарплата невысокая, может, это единственное время и место, когда он может посетить ресторан. Кроме того, выпускные планируют заблаговременно, рестораны бронируют. Менять планы уже поздно, событие на носу. Так что в этом году уже вряд ли какая школа поддержит. А в следующем – посмотрим.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Следующее лето

Как российские школьники изменили жизнь своих ровесников

Выпускницы: бал не как у всех

24 и 25 июня в российских школах пройдут выпускные вечера.