Выставка «Духовная брань» – игры политтехнологов?

|

20 сентября в «Гельман-галерее» в московском центре современного искусства «Винзавод» открылась выставка Евгении Мальцевой «Духовная брань». Автор и организаторы выставки называют экспонаты «актуальными иконами» и утверждают, что их вдохновили участницы панк-группы «Pussy Riot».

На ряде картин, в том числе и имитирующих священные изображения, действительно можно увидеть лица в масках-балаклавах, подобных тем, в которых «выступали» исполнительницы печально известного «панк-молебна» в храме Христа Спасителя.

На открытие выставки на «Винзавод» пришли казаки и православные активисты, расценившие экспонаты и замысел авторов как кощунство. Их целью было заблокировать вход в галерею. Сорвать мероприятие не удалось, но вход на «Винзавод» пришлось перекрыть, вокруг были зафиксированы драки и беспорядки, в результате нескольких православных задержала полиция.

Является ли подобная реакция на современное культурное явление для христианина допустимой? Отвечают протоиерей Александр Ильяшенко и протодиакон Андрей Кураев.

Фото Юлии Маковейчук

Фото Юлии Маковейчук

Протодиакон Андрей Кураев:

Выставка «Духовная брань»: игры политтехнологов?

Сами экспонаты выставки «Духовная брань» я не видел, смотреть не хочу, а, значит, и комментировать не стану.

Впрочем, самый странный экспонат там — это организатор выставки, коллекционер Виктор Бондаренко. Эмигрант из СССР, гражданин США, он сделал деньги в мире, связанном экспортом русского оружия (во всяком случае, издавал журнал «Военный парад» и каталог «Оружие России»). При этом сами американцы обвиняют его в коррупции и откатах и в свою страну не впускают.

Был и светлый аспект в жизни этого недоучившегося танкиста. Бондаренко увлекся собиранием икон. Я был в его доме и видел замечательные образа. Не столь давно был издан внушительный каталог с ее описанием (см. например, здесь или здесь). Иконы из собрания Бондаренко можно увидеть на выставках, проводимых Центральным музеем древнерусского искусства им. Андрея Рублева.

Его нынешний крен в сторону карикатур — это же знак какой-то жуткой человеческой катастрофы. Он отрекся не от Кураева-Чаплина-Смирнова, не от конкретных (вполне, может быть, малосимаптичных) церковных деятелей, а от Андрея Рублева, Дионисия и Феофана Грека. Один спрос с человека, не знакомого ни с какими шедеврами иконописи, кроме продукции «Софрино». Но здесь-то человек видел настоящую красоту, трогал ее руками, жил рядом с ней — и на тебе… Такая метаморфоза с этим человеком мне видится загадочной.

Но вообще меня мало интересуют безобразия, творимые нецерковными или антицерковными персонажами — им так по статусу положено. Меня гораздо больше напрягает, когда мои собственные единоверцы превращают Церковь в ролевой клуб боевых урукхаев.

События на «Винзаводе» не являются первыми такого рода для православных активистов. Судя по их счастливым лицам, они абсолютно уверены в своей правоте, а, значит, никто из церковного руководства не пробовал всерьез объясниться с ними и одернуть их. А ведь именно церковное руководство эти хулиганы ставят в неудобное положение.

До событий на «Винзаводе» у меня не было оснований не верить официальным заявлениям о том, что отношения Церкви и государственной власти у нас в стране близки к идеальным. Но если бы это было так, одним телефонным звонком кощунственная выставка была бы пресечена. Этого, однако, не произошло — а потому и взбрыкнул «погромчик».

Погромы и самосуды — это действия социально слабых людей. Когда человек убежден, что обычным путем он до власти не докричится, что в рамках обычного правового пространства его интересы и святыни не защищены – он начинает защищать себя сам. Вспомним фильм «Ворошиловский стрелок».

Так что, с одной стороны, эти события ставят под сомнение любимейший тезис либеральной антицерковной пропаганды, а именно тезис о симфоничности отношений между сегодняшней церковной и светской властями. Но с другой стороны, они же дают основания считать официальные заявления слишком оптимистическими и комплиментарными.

Серьезнее другое: то, что такого рода акции повторяются без какого-то внятного, сурового одергивания со стороны церковной власти, означает, что кому-то это нужно. Рождается предположение, что где-то рядом с Патриархией появились политтехнологи, принесшие уже до боли знакомый сценарий. Тот сценарий, который хорошо известен колониальным князькам, строящим свои отношения с имперским центром.

Они вроде бы борются с экстремистами. Но на деле они заинтересованы в сохранении радикалов — потому что на них можно показать пальцем, говоря имперским кураторам: «Мы, конечно, сволочи, но если не мы, то придут вот эти. А с ними вообще никакой диалог невозможен. Поэтому лучше потерпите наши фокусы, нашу коррупцию и прочее».

Говорят еще, что девушки стараются завести подружку-дурнушку, чтобы на ее фоне выглядеть красавицей. А еще если приучить население жить с ощущением «страна Советов в кольце фронтов», то оно (население) будет послушнее и управляемее… В общем, любой политтехнолог расскажет, как выгодно пугать и своих и чужих, и как бывают полезны молодые подрощенные ручные экстремисты. «Ловите гранату. Не бойтесь, она ж ручная!»

Когда-то первые гетто в европейских городах создавались совсем не по инициативе христианских властей, а по воле раввинов: собранную в единый гурт паству было легче контролировать. Без антисемитских выходок и угроз (тщательно собираемых и с усилением пересказываемых) еврейская идентичность не закалилась бы так прочно, как она закалилась. Заимствуем опыт?

Если погромщики не осуждаются Церковью, если они все время говорят, что кто-то из высоких кабинетов им подмигивает, то как иначе понять их уже растянувшийся на полгода рукосуйный «перформанс»? Кому нужны боевые урукхаи?

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса в бывшем Скорбященском монастыре:

Нужно воспитывать у людей художественный вкус

Фото Анатолия Данилова

Фото Анатолия Данилова

– На современное бескультурное явление христианин может реагировать по-разному.

Одна модель поведения может быть проиллюстрирована известной басней про слона и моську. Мало ли какие моськи-пуськи лают на Церковь. Верующие имеют полное право считать, что обращать внимание на такие проявления жизни ниже их достоинства.

Другой подход, вполне совместимый с первым: нам нужно очень активно и на самом высоком профессиональном уровне раскрывать перед нашим народом, как верующим, так и неверующим, основы православного вероучения, в том числе рассказывать, что такое икона, как к ней относиться, ее историю, традиции и, главное, что, обращаясь к иконе, воздавая честь образу, мы обращаемся к Первообразу.

Поэтому кощунство перед иконой — это пренебрежение к тому, кто на ней изображен. Люди должны понимать, что Бог поругаем не бывает. Мне отмщение, Аз воздам, – говорит Господь. На тех, кто кощунствует и соблазняет окружающих, лежит очень тяжелый грех.

Есть и третий путь — пытаться блокировать такие мероприятия, заявлять свой протест явным образом. Боюсь, что на этом пути минусы могут перевесить плюсы, потому что привлекать внимание к этим ничтожествам, мне кажется, хуже, чем если бы несколько человек пришли на эту выставку, увидели, что это пустота и бездарность, плюнули бы и ушли. «Троица» Андрея Рублева живет уже 600 лет. Люди перед ней стоят и молятся, а это псевдоискусство как возникло, так и исчезнет.

Да, конечно, такая экспозиция возмутительна, безобразна и просто глупа. В каждом произведении искусства проявляется душа того, кто его сотворил. В «Троице» Андрея Рублева — удивительная чистота и святость его души. А в этих произведениях дремучее состояние помраченной грехом души этой — не знаю, будет ли точно назвать эту женщину художницей.

Мне кажется, первые две реакции предпочтительнее. Мы должны очень тщательно и взвешенно продумывать последствия наших действий. Очевидно, что выставка «Духовная брань» – это провокация. Очевидно, что ее организаторам нужно, чтобы на них реагировали — тогда они будут кричать еще громче и устраивать следующую провокацию. Вот поэтому и нечего привлекать к ним внимание. Мы покажем, что это ниже достоинства верующего человека. Дразнить того, кто не реагирует, неинтересно, и провокации постепенно сойдут на нет.

А вот воспитывать у людей художественный вкус, знакомить их с достижениями мировой культуры необходимо. Сейчас для этого есть все возможности, в первую очередь благодаря интернету. Но наша деятельность в этом направлении должна быть не ответом на подобные проявления на самом деле полного бескультурья, а постоянной творческой, созидательной, просветительской и миссионерской работой.

Читайте также:

Винзавод. Несостоявшееся открытие «Духовной брани»

Прот. Николай Чернышев о выставке «Духовная брань»: Пошлость не может называться иконой

Протодиакон Андрей Кураев про православные дружины, Дмитрия Энтео и мудрость педагога

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Протоиерей Александр Ильяшенко: Если депутаты переживают за демографию, им нужно заботиться о здоровье людей

Для этого необходимо увеличивать финансирование медицины и поддерживать социальную справедливость

Как простить обиду?

Ты подходишь к обидчику и говоришь: «Прости меня», а он: «А ну, пошёл отсюда».