Вызов Крещения

|

Скажу сразу: праздник Крещения вызывает у многих православных христиан сложные чувства, и автор эти строк – один из них.

С одной стороны, радоваться бы: один из главных праздников христианского года, один из первых вообще христианских праздников – старше Рождества! – он отмечается прекрасными и глубокими по смыслу богослужениями, а водосвятие привлекает в храмы и на освящаемые водоемы в разы, если не в десятки раз больше людей, чем в другие дни, за исключением, разве что, Пасхи.

С другой стороны, именно то, кто и зачем идет в эти дни в храмы и на водоемы, и является источником смущения. Что делать с этими бесчисленными женщинами средних лет, звенящими посудой и работающими локтями, чтобы получить крещенской воды или едва не вслух рассуждающими со знанием дела во время богослужения, чем «крещенская» водичка якобы отличается от «богоявленской» (что на самом деле одно и то же), «от чего» или «для чего» надо применять одну или другую? Что делать с этими массовыми, часто пьяными купаниями в прорубях, с тиражируемым мужским выпендрежем разного рода начальников и политиков, которые таким образом «очищаются» и заодно проявляют свое единение с народом? Что делать, наконец, с массовым представлением о крещенском купании как разновидности «моржевания»? Какое отношение все это имеет к Иисусу Христу и христианству?

Вот и индустрия уже вырастает вокруг этого праздника: во Владивостоке предлагают платную купальню с обогреваемой переодевалкой.

Популярность Крещения и народных традиций, с ним связанных, не могла, конечно, возникнуть из ничего. Традиции, связанные с Богоявлением, уходят корнями в средневековье, когда драматизация евангельских событий – в том числе и крещения Христа в реке Иордан – была совершенно органична. А языческие и христианские формы тесно сплетены с самого начала христианской эры, которая наполняла новым содержанием языческую античность, пользуясь в то же время ее языком и инструментарием для выражения своей Благой Вести в разнообразных культурных формах.

Смущение вызывает не сам праздник, а именно его непропорциональная популярность и извращенное, как видится многим христианам, празднование. Смущение и возникающее тихое движение против крещенских купаний.

Вот уже и один из архиереев Русской Православной Церкви – живущий в Сибири епископ Домодедовский Евтихий (Курочкин), опекающий от имени патриарха приходы, ушедшие в 90-е годы в Русскую Зарубежную Церковь, а затем вернувшиеся вместе с ней в Московский Патриархат, выступил на днях со статьей «Почему я против крещенских купаний». Эти купания с риском для здоровья, а иногда и жизни, он считает греховным «искушением Бога», непочтительным отношением к святыне – освященной воде.

«Сколько таких людей, которые самоудовлетворятся крещенским купанием, считая его за самое действенное доказательство своей веры, но более и пальцем не шевельнут, чтобы душу спасти, чтобы вырваться из власти греха, – пишет епископ, – Для меня купание в «иордани» ассоциируется с неприятными слухами о том, что якобы где-то на молокозаводе баба купалась в цистерне с молоком и с былями об особой категории людей, принимающих ванны с шампанским; кстати, эта когорта повсеместно участвует в крещенских купаниях, и их-то можно понять: им и жизнь скучна, своей религией они избирают дремучее суеверие и на святыню им плевать».

Ссылаясь на известного церковного автора рубежа XIX-XX веков, он однозначно считает купание суеверием, с которым надо бороться.

Любопытно, что, в отличие от пасхальных яиц и куличей, которые жили как домашняя традиция и среди совершенно расцерковленных людей в советское время, купание на Крещение и интерес к крещенской воде если и оставались где-то, то практиковались тайно. Кто бы и где разрешил публичное купание на Крещение в советское время?

В постсоветское же время именно публичность и средства массовой информации послужили такому непропорциональному распространению этой традиции. Ну какое СМИ, а особенно телевидение, откажет себе в удовольствии показать визуально выигрышные сцены этого странного обычая местных племен? Конечно же, обычай этот еще и прекрасно лег на глубинные представления о «русской удали», необходимости демонстрации миру, что «нам, русским, все нипочем». А политики нашли в сочетании этих обстоятельств прекрасную возможность для самопиара.

Еще в 1990-е годы автору этих строк довелось быть членом жюри конкурса новостных программ региональных телеканалов. Конкурсная неделя пришлась на 19-е января, и мы с коллегами отсмотрели несколько десятков сюжетов о Крещении из разных городов и весей. В них было много похожих красивых «картинок» с различных иорданей, много местных бонз в сочетании с колоритными бородачами и различных объемов матронами, много криков и брызг, иногда маловнятные священники и очень мало – о существе праздника.

Кроме внешней эффектности и удали, современные обычаи Крещения оказались превосходным выражением той самой каши в головах, которая характерна для огромного большинства современных россиян. Тут есть место и православию, и астрологии, и здоровому, и нездоровому образу жизни, и конкретной магии – потому как одни «заряжают» воду сами, а другие ходят за «заряженной» водой к специально обученным жрецам.

Что же делать в этой ситуации православным христианам? Выступать ли решительно против этой практики, как выступил епископ Евтихий? Убегать ли от мест массовых купаний к тихим иорданям «для своих», как многие приходы? Просто ли не купаться, благо это совершенно необязательно для праздника? Или же использовать эту ситуацию как платформу для миссии?

Признаюсь: лично я вообще избегал этого праздника до того, как оказался в этот день несколько лет назад по работе в Раифском монастыре под Казанью. И увидел такую красоту с ледяными скульптурами на озере, с чином водосвятия на вырубленном изо льда аналое, такой духовный подъем тысяч стекшихся туда людей, и далеко не только номинальных даже христиан, что стало ясно: в этом празднике, если его правильно организовать, не только каждое слово, а каждая капелька воды – проповедь. И Раифский монастырь – далеко не единственное место в Русской Православной Церкви, где именно так подходят к этому празднику.

Вот и в Москве в прошлом году молодежь из храма Тихвинской иконы Божией Матери распространила по разным приходам сотни тысяч листовок, объясняющих смысл праздника и святой воды – что не затем она нужна, чтобы соседке-колдунье дверь облить или больной собачке в глаза закапывать.

Похоже, что смущение, возникающие вокруг сегодняшнего великого праздника – это то смущение, которое имеется в нашем обществе между людьми церковными и большинством нашего народа – людьми, ассоциирующими себя с православием, но лишь на уровне «народной традиции». Людьми, которые считают, что им достаточно нескольких магических действий – окунуться ли в проруби раз в году или иногда зайти в храм свечку поставить – и таким образом и русскость свою доказать, и перед Небесами как-то застраховаться. Но ведь это от духовной жажды, которая не утолена! Врываясь в храмы и шествуя на реки и озера на праздник Крещения, эти мало знающие, а часто и не хотящие знать, часто нетрезвые, часто практикующие откровенный оккультизм миллионы наших соотечественников разрушают тот милый и комфортабельный мир, который построили для себя несколько процентов «воцерковленных» россиян. Это вызов для всех. Это призыв к евангельской миссии. Но в нем отражаются и сложности с поиском ее форм в современной ситуации. А отношение к формам празднования Крещения – лишь частный случай.

Источник: РИА Новости

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!