Храм – вне зоны доступа?

|

Не забывать выключать телефоны в церкви регулярно призывают священники и архиереи, практически повсеместно на входе в храм церковнослужители вешают объявления с просьбой выключить мобильный телефон, однако эффект от подобных мер остается весьма ограниченным. Отсюда – и желание многих «вырубить» все телефоны разом. Несмотря на неопределенный правовой статус глушилок, практический опыт их использования уже есть у многих православных храмов.

Государственная комиссия по радиочастотам рассмотрит вопрос о легализации в России блокираторов сотовой связи. Устройства, подавляющие сигнал мобильного телефона, могут быть установлены в храмах, театрах и учебных заведениях.

В храмах России в скором времени могут появиться специальные устройства, блокирующие сотовую связь. Об этом сообщил 28 февраля «Коммерсант» со ссылкой на «источник, близкий к одному из членов Государственной комиссии по радиочастотам».

Как пишет «Коммерсант», речь идет о разрешении использовать в определенных местах на определенный период времени генераторы шума (блокируют общедоступную связь в определенном диапазоне) или блокираторы радиосигналов (специальная базовая станция не позволяет совершать и принимать звонки, за исключением номеров, внесенных в специальный список). В перечне мест, где подобные устройства могут быть установлены – не только храмы, но также театры и учебные заведения (в период экзаменов).

Заметим, что сами по себе глушилки и шумовики уже давно не являются сугубым достоянием спецслужб и военных ведомств. Формально их применение не является уголовно наказуемым на территории РФ, поэтому за последние годы в нашей стране они стали полноценным коммерческим продуктом. Десятки интернет-магазинов торгуют подобными устройствами без всякой лицензии и предлагают потребителю широкий спектр глушилок, от миниатюрных и практически незаметных карманных блокираторов с радиусом действия в несколько метров до крупногабаритных аппаратов, способных заблокировать связь в целом доме. Есть и относительно дорогостоящие – стоимостью в полмиллиона рублей, есть и предложения «эконом-класса» – за несколько тысяч.

Интересы бизнеса

Операторы сотовой связи отреагировали на информацию о легализации блокираторов сдержанно. Компания МТС высказалась довольно скептически относительно возможности этого в ближайшем будущем. «В мировой практике такого рода оборудование для общественных мест – театров, больниц –  используется достаточно редко,  его установка в России потребует тестирования и решения большого количества регуляторных и технических вопросов», – заявила «Правмиру» Валерия Кузьменко, пресс-секретарь компании «МТС».

Реакция «Билайна» была схожей. Анна Айбашева, пресс-секретарь компании «Вымпелком» (торговая марка «Билайн») в интервью «Правмиру» подчеркнула, что компания в целом не заинтересована в легализации подобного оборудования, но в случае принятия соответствующей законодательной нормы надеется, что устройства пройдут тщательное тестирование в опытных зонах: «Целью опытных зон должно быть, в числе других, исключение влияния глушилок на абонентов, находящихся за пределами территории подавления. Мы как оператор сети общего пользования заинтересованы в оказании услуг широкому кругу потребителей без ограничений. В случае, если подобные устройства будут закреплены законодательно, то есть появится норма, позволяющая вводить ограничения для каких либо категорий пользователей, средства подавления должны быть сертифицированы и не создавать помехи для пользователей, находящихся за пределами зоны подавления сигнала. У нас есть примеры, когда абоненты ставят нелегальные репитеры с целью улучшить качество своего сигнала, а в результате ухудшается качество связи у их соседей».

Алексей Леонтьев, главный редактор портала IP-News отмечает, что сотовым компаниям не стоит бояться легализации блокираторов как таковой, и при должном регулировании использования глушилок коммерческие интересы операторов не пострадают. «Ясно, что блокировка телефонов в отдельных местах и в отдельное время не может серьезно ударить по компаниям. В последние полгода стал более отчетлив тренд к распространению условно безлимитных тарифов. То есть пакетом набор минут и набор sms. Опыт западных компаний говорит, что безлимит будет развиваться и дальше. Да и у сотовиков в структуре выручки все большую часть имеет мобильный интернет. Так что эти локальные ограничения не могут стать ударом по бизнесу большой тройки», – отметил он в интервью «Правмиру».

«Право на мобильную связь»?

Фото Михаила Моисеева

Фото Михаила Моисеева

С другой стороны, продолжает Алексей Леонтьев, «тут встает другой момент – гражданский. Насколько я знаю, у нас в законодательстве не прописано право на мобильную связь, то есть поправки, которые придется вносить в Закон о связи (теоретически подобное должно быть закреплено там) не есть отмена статей. Но вот с точки зрения общемировой практики подобные разрешения – дикость. Во многих странах Европы на государственном уровне гарантируется не только право на голосовую связь, но и на доступ в интернет, в частности, есть специальные требования, чтобы в любом месте были открытые точки доступа. Расходы на сотовую связь учитываются в потребительской корзине. В ЕС цены на услуги связи в роуминге жестко ограничены для всех операторов и поддерживаются на достаточно низком уровне. То есть, европейский тренд – обратный, и связь, в том числе и мобильная, становится для европейцев неотъемлемым правом человека».

В самом деле, поборники либеральных свобод, по обыкновению, взволнованы. Член комитета по образованию Госдумы Олег Смолин уже назвал возможное глушение сотовой связи «ограничением прав человека».

«Что касается соотнесения этого вопроса с правами человека, то, на мой взгляд, это пока далековато…, – возражает советник международной юридической компании “Salans” Татьяна Никифорова, – “Право на мобильную связь” в нашей Конституции отсутствует. Можно отдаленно увидеть тут умаление права на информацию (ч.4 ст. 29 Конституции): “Каждый имеет право свободно искать, получать, производить и распространять информацию любым законным способом”. Но надо признать, что Конституция говорит только о “любом законном способе”, но не “в любом месте” и не “в любое время”, так что мне это не кажется юридически сильным тезисом».

«Судебные дела о блокировке сотовой связи мне не известны, – продолжает юрист, – Дело в том, что за нарушения в сфере связи к ответственности привлекает Роскомнадзор, а не суд, а вот решение Роскомнадзора уже можно оспорить в суде. Могу предположить, что случаи выявления незаконной блокировки заканчиваются на этапе проведения проверки и наложения штрафа, то есть, нарушитель не оспаривает вынесенное решение в суде, поскольку знает, что блокировка была незаконная. Зато в отношении других случаев незаконного использования радиочастот и радиоэлектронных средств практика есть. Обычно это привлечение к административной ответственности по ст. 13.4 Кодекса об административных правонарушениях (“Нарушение правил проектирования, строительства, установки, регистрации или эксплуатации радиоэлектронных средств и (или) высокочастотных устройств”). Максимальное наказание по этой статье – штраф 10 тыс. рублей (что не страшно) или приостановление деятельности на срок до 90 дней (что уже существенно), плюс возможна конфискация незаконно используемого оборудования».

К вопросу о законности

Фактически использование данной техники никак не регулируется законодательством, ее изготовление и распространение происходит стихийно, по законам рынка. Впрочем, не исключено, что такой правовой «беспредел» скоро закончится. Так, в Минсвязи в ответ на запрос «Правмира» подтвердили, что вопрос о государственном контроле за установкой блокираторов стоит на повестке дня у чиновников. «На ближайшее заседание Государственной комиссии по радиочастотам выносится вопрос в следующей постановке: «Об определении условий использования полос радиочастот для блокираторов радиосигналов в отдельных закрытых помещениях», – сообщил Департамент информации и общественных связей Министерства.

Суть проблемы разъясняет Татьяна Никифорова: «Что касается блокираторов, то здесь нет, на мой взгляд, какого-то изначального запрета на эту деятельность, как, например, на терроризм или хулиганство. Но технически это относится к сфере связи, а связь тщательно регулируется государством: лицензии, сертификация оборудования, распределение радиочастот. Поэтому, чтобы начать что-то делать в сфере связи, надо получить от государства все необходимые разрешения. Только в этом смысле можно говорить о легализации, как о разрешении на использование конкретных устройств конкретным лицом в определенных пределах. Речь идет о применении устройств, которые действуют на тех же частотах, на которых происходит распространение сигналов сотовой связи, и в ограниченном радиусе действия создают помехи. То есть, с точки зрения Закона о связи (Федеральный закон от 07.07.2003 N 126-ФЗ “О связи”, в ред. от 08.12.2011) это использование радиоэлектронных средств в определенном радиочастотном спектре. Радиоэлектронные средства подлежат регистрации в Роскомнадзоре, а использование радиочастотного спектра регулируется ГКРЧ.

ГКРЧ осуществляет распределение радиочастотного спектра, в результате чего определенные частоты закрепляются за тем или иным пользователем. Теоретически, если определенная частота выделена оператору связи, то больше она ни за кем быть закреплена не может. Могу предположить, что обсуждение в ГКРЧ будет как раз вокруг того, как, кому и когда разрешать использование частот сотовой связи для целей создания помех. Будет логично, если такое обсуждение вызовет противодействие в первую очередь со стороны сотовых операторов, поскольку, на мой взгляд, это прямое вмешательство в их деятельность, создание препятствий к оказанию услуг связи».

Глушить или не глушить?

Уже сейчас очевидно, что однозначной реакции на установку «глушилок» в церквях не стоит ожидать и среди самих православных.

Священник Валерий Степанов. Фото: www.taday.ru

Священник Валерий Степанов. Фото: www.taday.ru

«Проблема звонков во время богослужений объективно существует, – считает священник Валерий Степанов, клирик храма свт Мартина Исповедника в г. Москва, – Сколько бы мы ни вешали объявлений на дверях храма, сколько бы ни обращались непосредственно к прихожанам, все равно практически на каждой службе в самый неподходящий момент у кого-нибудь зазвонит телефон. Даже во время евхаристичекого канона такое – не редкость. Причем звонят телефоны, как правило, не у молодых «захожан», а у пожилых благочестивых прихожан. Просто пожилые люди не всегда умело пользуются мобильными телефонами и часто забывают о них.

Мне вспоминается случай, свидетелем которого я был. В одном храме во время евхаристического канона у женщины зазвонил телефон. Женщина долго не могла его выключить, долго копалась в своей сумке, чем, конечно, привлекла всеобщее внимание. И тогда по окончании службы священник  с амвона так, чтобы все люди в храме слышали, обратился к ней: «Вы сегодня мешали стольким людям молиться. Пожалуйста, встаньте сейчас у выхода, и у каждого выходящего из храма человека просите прощения». Надо сказать, что у этой женщины хватило духовной зрелости, чтобы послушаться священника и так и сделать.

Эта ситуация, думаю, врезалась в память всем людям, кто ее наблюдал, и, конечно, разом научила всех на этом приходе. Не уверен, что лично я смог бы поступить в таких обстоятельствах так же, как тот священник, – у меня, возможно, не хватило бы для этого внутренних сил. Но, так или иначе, нужно изыскивать способ донести до прихожан правильное понимание того, что такое храм.
Не всегда жесткие ограничения полезны, нужно и определенную долю свободы сохранять, и  поддерживать в храме  определенный уровень доверия к людям. Мы в первую очередь должны выработать у людей привычку: «Вошел в храм – выключил телефон». Я не уверен, что механическое блокирование связи так уж во всех храмах необходимо.  Вообще лично я не против, чтобы у людей были включены телефоны на беззвучный режим. Иногда все-таки связь нужна – в критических ситуациях, если кто-то болен и нуждается в помощи».

Впрочем, бороться со звонками и разговорами во время службы стоит активнее, уверен отец Валерий: «Конечно, одно дело, получить уведомление, информацию, а совсем другое дело – разговоры в храме по телефону и громкие звонки. И здесь каждый священник должен найти тот способ, которым он объяснит своим прихожанам, что такое недопустимо. Быть может, не выключив вовремя телефон, мы можем стать виновниками того, что молитвенный разговор с Богом для кого-то из наших ближних не состоится?

Протоиерей Александр Сорокин

Протоиерей Александр Сорокин

Протоиерей Александр Сорокин, настоятель собора Феодоровской иконы Божией Матери в. Санкт-Петербурге, председатель Издательского отдела Санкт-Петербургской епархии, также считает возможным обойтись в храме без «глушилок». «Звуковая эстетика – важнейшая составляющая православного богослужения. Любой посторонний звук, естественно, ее нарушает. Не говоря уже о том, что посторонние шумы отвлекают людей, стоящих в храме, от молитвы, – признает отец Александр, – Но все-таки эту проблему не стоит решать сугубо механически. Вопросы подобающего поведения в храме, как и вообще вопросы приличий, должны быть сферой личной ответственности человека, а не сферой законодательного регулирования. Это совсем не означает, что нужно каждому предлагать вести себя так, как он хочет. Конечно, о нормах приличия нужно говорить четко и ясно. На дверях нашего храма, например, висит крупное объявление с просьбой выключить мобильный телефон, и я считаю, что этого вполне достаточно».

Впрочем, по мнению отца Александра, все же не стоит отчитывать нерадивую бабулю, нечаянно забывшую про мобильник в кошелке: «Не нужно делать из мухи слона. Так, я бы не стал отождествлять просто случайно невыключенный звук у мобильника и ситуацию, когда человек во время службы по мобильнику разговаривает. Разговаривать в храме во время богослужения – это, конечно,  за гранью приличия. Но случайно зазвонивший в сумке телефон – это скорее просто оплошность. Все-таки такое обычно происходит по забывчивости, а не вследствие какой-то злонамеренности. Отчитывать прихожан за невыключенный телефон я бы не стал, – очевидно же, что человек никому не хотел нарочно насолить».

Так или иначе, ожидать, что установка блокираторов сотовой связи во всех храмах станет «принудительной», уж точно не стоит. Скорее всего, установить глушилку станет даже сложнее – придется разрешить ряд формальностей. «В любом случае, – прогнозирует Татьяна Никифорова, – это не будет универсальное разрешение для всех. Скорее всего, будут определены условия, на которых организации смогут получать в ГКРЧ разрешения на использование таких технических средств в определенном радиочастотном спектре. Кто-то захочет этим воспользоваться, кто-то нет. Что касается театров и церквей, то не факт, что установление глушилок понравится всем зрителям и прихожанам, соответственно, они могут “проголосовать ногами” и при наличии выбора отдать предпочтение тем организациям, где на “свободу связи” не покушаются».

Идея установления блокираторов сотовой связи в церквях не нова. Неуместные рингтоны и мелодии во время богослужения уже давно стали проблемой, которую тщетно пытаются разрешить настоятели и прихожане. Не забывать выключать телефоны в церкви регулярно призывают священники и архиереи, практически повсеместно на входе в храм церковнослужители вешают объявления с просьбой выключить мобильный телефон, однако эффект от подобных мер остается весьма ограниченным. Отсюда – и желание многих «вырубить» все телефоны разом.

Несмотря на неопределенный правовой статус глушилок, практический опыт их использования уже есть у многих православных храмов. Одним из первых храмов РПЦ, где был установлен постояннодействующий блокиратор, стала Благовещенская церковь г.Актау (Казахстан). Отдельный вопрос – крупные церковно-общественные мероприятия, во время которых важно исключить не только лишний шум, но и преждевременную утечку информации. В таких случаях блокираторы сотовой связи и в самом деле представляются разумным выходом. В частности, они были включены в Храме Христа Спасителя в январе 2009 года во время выборов Патриарха.

Читайте также:

Вы можете отключить телефон?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В России выпустили телефоны с портретом Николая II

Премьера новой линии телефонов проходит под лозунгом «За Веру, Царя и Отечество»

Фотоблогер Беленький: Россия, которую мы потеряли

Фото России, которую мы потеряли: из 1000 церквей - 600 заброшены

Все ли болезни являются следствием наших грехов?

Ученик преподобного Паисия Святогорца о жизни в постоянном стрессе

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: