Христианка XXI века

О Марине Андреевне Журинской вспоминает протоиерей Алексий Уминский.

Мы познакомились с Мариной Андреевной чуть более двадцати лет назад в тот самый момент, когда только-только стал выходить в свет журнал «Альфа и Омега». И наша первая встреча была как раз посвящена журналу, формированию его редакции. Марина Андреевна пригласила меня в редакционный совет.

Наше первоначальное общение происходило  в осмыслении составляющего журнал, того, что происходит в Церкви. Мы говорили о необходимости настоящего духовного просвещения, живого богословия, а не «репринтного». В начале девяностых годов прошлого века в основном шло репринтное переиздание богословских трудов прошлого. Да, это было важно, нужно. Но эта «репринтность» до сих пор продолжается в головах  многих христиан.

А Марина Андреевна тогда решила пойти иным, очень сложным неизведанным путем. Я бы даже сказал – дерзким для женщины, у которой есть повеление в церкви молчать.

Марина Андреевна никогда не молчала, очень почитая апостола Павла и святоотеческую традицию. Причем говорила так, что ее голос становился голосом Церкви. Ее женское  как бы терялось, в ней уже было то, о чем  говорил апостол Павел: «Во Христе несть мужеский пол, ни женский» (Гал. 3: 28).

Она поставила перед собой и перед журналом цель говорить с людьми Церкви на богословском, современном, на христианском языке в рамках тех проблем, которые стоят перед Церковью сегодня. И у нее это блестяще получилось.

Все эти двадцать лет журнал занимал и занимает (не хочется говорить только в прошедшем времени) свое уникальное место. За это время у него не появилось ни одного конкурента.  Журнал, в котором говорили о сложных богословских проблемах, с самого начала был обращен к современному образованному христианину, думающему, читающему, нередко только воцеркволяющемуся. «Альфа и Омега» стал особой формой богословского образования для новых христиан, которые недавно пришли в Церковь. Более того, мне известно из жизни моего прихода, что очень многие люди, которые только стали христианами, очень любят этот журнал, даже не имея высшего образования. Он всегда для читателей – новая встреча с Церковью, новый взгляд на святоотеческое наследие.

И именно «Альфа и Омега» подружил нас с Мариной Андреевной. Мы стали общаться.

У всех людей, кто хоть как-то столкнулся с ней в жизни, Марина Андреевна вызывает колоссальное уважение и огромное почтение. Не только своей образованностью, активностью. Но главное – удивительным духовным богатством. Марина Андреевна оказалась настоящей христианкой XXI века.

Она жила всепоглощающей любовью к Церкви, постоянной устремленностью ко Христу. Всем, кто общался с ней, было понятно – для Марины Андреевны Христос – это жизнь.

При том, что она обладала очень непростым характером, то чаще всего и бывает с  по-настоящему очень живым мыслящим  человеком, постоянно находящимся в противоречии с самим собой.

Марина Андреевна была очень правдива, а отсюда – резкость в суждениях и ответственность за свои слова. Причем эта правдивость была свойством ее христианства.

При этом она была очень уязвимым человеком, который очень страдал от того, что происходит в мире, в Церкви, между христианами.

Марина Андреевна была способна на какие-то совершенно наивные с точки зрения этого мира, абсолютно не прагматичные и даже безумные поступки. Она совершала их исключительно из понимания: Христос поступил бы так же.

Ее часто обманывали, причем нередко по-крупному, бессовестно пользуясь доверием. Знаю случаи, когда Марина Андреевна впускала в свой дом людей, доверяясь им, как христианка, чтобы помочь, поделиться любовью. В благодарность – была обманута, обворована, оболгана. И никакого сожаления по поводу, что ее обманули, что она доверилась людям, у нее никогда не было.

Говорить о том, каким прекрасным собеседником была Марина Андреевна, наверное, лишнее. Это знают многие. Как и то, каким она была великолепным публицистом. Ее яркие статьи в открытом доступе.

Марина Андреевна легко сходилась с людьми, открывалась, даря себя собеседникам, делая их своими друзьями.

Те, кто хоть раз встречались с Мариной Андреевной, попадали под ее очарование, старались быть в ее орбите.

Она очень любила молодежь. И когда Марина Андреевна еще и полюбила русский рок, стало понятно, что она – просто очень молодой человек.

Высокая планка

Марина Андреевна – человек очень высокой планки. Во всем, что она в жизни делала. Даже ее «цацки и бряки» – украшения, которые Марина Андреевна стала делать в конце своей жизни, – получались по-настоящему красивыми. Она давала их и для наших приходских благотворительных ярмарок, и за них мы получали крупные суммы, которые шли на помощь тем нуждающимся, для которых проводились мероприятия.

Культура, которой обладала Марина Андреевна, была культурой самой высшей пробы. Она – из плеяды Сергея Сергеевича Аверинцева. Носителей такой культуры всегда очень немного, по пальцам пересчитать. Теперь стало еще меньше.

И при этом она была человеком, влюбленный в окружающий мир, сотворенный Богом: в природу, в цветы, в деревья, в обожаемых котов.

Многое Марина Андреевна нам могла бы еще подарить, с ее интеллектом, с ее сердцем, ее энергией.

Последние месяцы, которые она провела в реанимации под аппаратом искусственного дыхания, стали для нее настоящим подвигом мученичества. При ее энергии оказаться прикованной к постели, беспомощной, даже без возможности говорить. Последнее время она могла только артикулировать какие-то слова и чтобы понять их, нужно было внимательно следить за губами.

Было видно, что она, как христианка, пытается собрать все свои внутренние силы, чтобы сохранить внутренний мир, не расплескаться в отчаянии, не потерять связь с Богом.

Две недели назад, когда я был у нее в реанимации, причащал, Марина Андреевна попросила прочесть над ней отходную.

Потом почти всегда находясь без сознания, она приходила в себя буквально на минуту, когда к ней приходили со Святыми Дарами. Я причащал Марину Андреевну в воскресение, и она пришла в сознание ровно тогда, когда я пришел к ней со Святыми Дарами, сознательно причастилась и потом ушла в мирное покойное состояние.

То же самое мне рассказал отец Димитрий (Першин), причащавший Марину Андреевну в последний раз, в понедельник. Она на минуту пришла в сознание, причастилась, как-то особенно желая этого, с какой-то особой жадностью (здесь мне это слово кажется уместным) и – вновь ушла в бессознательное состояние.

Я уповаю на то, что Марина Андреевна со Христом, Которого она так любила. Вечная ей память.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Умерла актриса Вера Глаголева

Глаголева родилась в 1956 году в Москве, а первый раз в кино снялась после окончания школы

Экстремал из России разбился в горах Швейцарии

Алексей Широкожухов был фигурантом дела о перекраске звезды на шпиле высотки на Котельнической набережной

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!