“Я был в Московской Церкви Христа”

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 6-7, 1995
От редакции. Предлагая нашим читателям записки С. Глушенкова, рассказывающего о своем пребывании в одной из тоталитарных сект, мы решили публиковать текст без сокращений и изменений редакционного характера, — по нашему мнению, он говорит сам за себя. Отметим лишь, что эпитет “протестантский”, иногда употребляемый автором, следует воспринимать с оговоркой: ведь для англикан, лютеран и для других протестантских деноминаций “церковь Христа” — столь же чуждое явление, что и для православных.
“Я был в Московской Церкви Христа”

Эти записи посвящены моему более чем годичному пребыванию в организации, именующей себя “Московской Церковью Христа” (МЦХ).

Начал я их писать в первую очередь для себя. Но теперь вижу, что получилось как бы и для других. Быть может, эти записки помогут кому-нибудь избежать моих ошибок. Мне же они уже помогли подвести некоторые итоги этого чрезвычайно важного периода моей жизни.

Вижу, что не сумел придерживаться сухого документального стиля. Здесь все же достаточно много моих эмоций и личных переживаний, хотя я постарался свести их к минимуму.

О Московской Церкви Христа написано и сказано уже довольно много. Здесь же представлен исключительно мой субъективный взгляд на проблему, взгляд очевидца. Я лишь стремился правдиво описать то, что видел, слышал и пережил сам. Все примеры из деятельности МЦХ и жизни ее членов — подлинные. Разумеется, мои представления и переживания в описываемый период полной реконструкции не поддаются. Мои нынешние взгляды — взгляды православного христианина. Однако я приложил все усилия, чтобы быть максимально объективным. Необходимо указать также на один весьма важный для меня аспект: я совершенно не жалею, что в один прекрасный день познакомился с МЦХ, так же как абсолютно не жалею о том, что в другой прекрасный день, более года спустя, покинул эту организацию.

Прежде чем рассказать о том, как я оказался среди членов Московской Церкви Христа, необходимо сказать и о моих прежних религиозных представлениях.

Я родился в атеистической семье и в детстве крещен в Православие не был. Мои родители, представители технической интеллигенции, воспитывали нас, детей, в духе строгих нравственных норм, пример которых являли сами. Таким образом, в нашей семье (конечно же, на “житейском” уровне) господствовала вполне христианская мораль, но без малейшего оттенка религиозности. Я рос типичным атеистом и вопросами веры стал интересоваться только на первом курсе института. Причиной появления такого интереса были и чтение произведений русской классики, и преподавание в институте предмета “История религий”, и знакомство с некоторыми верующими православными людьми. Я приобрел Библию и прочел весь Новый Завет и часть Ветхого. Где-то в это время — не могу сказать, когда точно — я перестал считать себя убежденным атеистом и в разговорах о религии говорил, что верю в Бога.

Поясню: я действительно верил, что Бог существует. Но сама Личность Иисуса Христа оставалась для меня совершенно загадочной, неким “белым пятном”. Следование заповедям Иисуса Христа я считал делом прекрасным, но для нормальных людей абсолютно невыполнимым. Православная Церковь привлекала и одновременно отпугивала меня сложностью обряда и некой своей “неотмирностью”. Я мечтал крестить лоб, класть поклоны и бормотать молитвы с отрешенным видом. То, что в словах молитвы есть что-то гораздо большее, нежели просто слова, я чувствовал, но скорее лишь подсознательно. Зайдя в храм, я всякий раз робел и старался не ходить далеко от дверей. Свободно чувствовал я себя только в храмах, являющихся музеями. Тем не менее я был вполне склонен считать себя христианином.

Именно такими и были мои представления в тот день, когда в институтском коридоре меня остановил молодой, лет восемнадцати, человек, обратившийся ко мне со странным вопросом. Он предложил мне на минуту представить себе, что силою удивительного волшебства я получил возможность встретиться с любой исторической личностью — на выбор. Затем, разумеется, последовал вопрос — кого бы я хотел увидеть? Не задумываясь, я назвал Иисуса Христа. И мы заговорили о Христе. Я говорю об этой встрече еще потому, что подавляющее большинство нынешних и бывших членов МЦХ оказалось в ее рядах именно в результате похожего на этот разговора — такого “личного” приглашения. О методике подобного рода проповеди, составляющей основу деятельности МЦХ, я скажу далее. Пока же отмечу, что наша беседа с Сашей (так звали встреченного мной проповедника) закончилась, конечно же, приглашением на воскресную проповедь. Мы расстались друзьями, обменялись телефонами.

Причиной появившегося у меня нового интереса к христианству было даже не то, о чем говорил этот юноша, а то, как он это говорил. Лично я впервые столкнулся с подобного рода живой и действенной верой у столь молодого человека. За его словами чувствовалась твердая и непоколебимая убежденность во всем, что говорилось им о Христе, о вере, о спасении, о рае и аде. Впервые я понял, что христианство — это нечто живое и действенное, что оно способно преобразить жизнь не только умудренных и убеленных сединами, но и совсем молодых людей.

Итак, я решил, что пойду на проповедь. Если же все, кто там бывает, похожи на Сашу, то я непременно должен с ними подружиться.

В следующее же воскресенье я пришел на проповедь в Московский дворец молодежи. Саша встретил меня в метро и выступил в роли гида. Атмосфера собрания чрезвычайно заинтересовала и заинтриговала меня. Не менее полусотни человек подошли ко мне, чтобы познакомиться и пожать руку. Все они были чрезвычайно рады моему появлению, старались всячески мне угодить. Пожалуй, каждый второй из них осведомлялся о моем отношении к вере и вкратце поведал историю о том, как он сам впервые попал на собрание. Мне выдали листок с текстами песен, которые по прочтении показались мне несколько бессмысленными. Впрочем, начало самого собрания переменило это впечатление. Чрезвычайно мощное и слаженное пение большой массы людей оказало на меня глубокое воздействие.

После кратких приветствий на сцену поднялся молодой человек, чрезвычайно откровенно поведавший собравшимся о различных малопривлекательных особенностях своей прежней, проходившей без Бога, жизни. В заключении он призвал всех присутствующих обратиться ко Христу. Кроме того, всем была представлена и мама этого молодого человека, ставшая христианкой по примеру сына.

До моей первой встречи с проповедником в институте я ничего не слышал о МЦХ и никогда ранее не бывал на протестантских собраниях. Поэтому-то и все происходящее было мне совершенно в диковинку.

Далее последовала собственно проповедь. Проповедник был молод, но тем не менее продемонстрировал немалый опыт в своем деле (ныне этот человек является лидером всей МЦХ). Я постарался абстрагироваться от весьма непривычной, изобилующей шутками и модуляциями голоса, манеры его изложения и вникнуть в самый смысл проповеди. Он в общем заключался в том, что многие традиции зачастую мешают людям поклонятся Богу в духе и истине. Иными словами, Библия, по мнению этого проповедника, говорит о том, что традиции для веры вещь бесполезная, если не вредная. “Ветер традиций”, — так называлась проповедь. По окончании я был склонен в общем и целом согласиться с мыслью проповедника. Кстати, по ходу собрания аудитория вела себя весьма своеобразно, но об этом я скажу немного позднее.

Когда проповедь закончилась, молодой человек, сидевший слева от меня, поинтересовался моими впечатлениями и предложил мне изучать Библию вместе с ним. Не думая ни о чем серьезном, я согласился, тем более что оказалось, что мой сосед еще и учится со мной в одном институте. Мы назначили встречу на следующий день. После этого мне было предложено познакомиться с кем угодно из присутствующих, общаться, осваиваться. Те же, кто приглашал меня, разговаривал со мной перед началом проповеди или сидел рядом, сердечно попрощались со мной и более не обращали на меня ни малейшего внимания, хотя я еще не ушел. Походив по залу, я решил все же не беспокоить своих новых друзей вопросами, видя, что они увлеклись важной беседой между собой. Перед самым моим уходом ко мне подошел человек, одетый как иностранец, и на плохом русском языке осведомился о моих впечатлениях. Я честно ответил, что в общем доволен, но еще должен все обдумать. В ответ мой собеседник неожиданно спросил, где я живу. Удивленный, я даже переспросил его. Но иностранец действительно интересовался районом Москвы, в котором я живу. Получив ответ, незнакомец вежливо попрощался и ушел. Неделю спустя я узнал, что этот человек принадлежит к высшему руководящему звену МЦХ, а смысл его вопроса понял только много позже и касался он организационной структуры МЦХ.

На следующий день, вечером, в институтском вестибюле я встретился с Женей (так звали человека, предложившего мне изучать Библию). Ему предстояло стать моим самым близким другом. Первое наше занятие строилось так: сначала я рассказал о своем отношении к вере. Затем Женя последовательно предложил мне прочесть несколько отрывков из Библии. Целью всей нашей беседы было дать ответ на вопрос: “Что значит быть учеником Христа”? Через именно этот “разговор” или, как его называют, “занятие” и пришли в МЦХ все ее нынешние члены.

Занятие строится по формуле “ученик (Христа) = христианин = спасенный”. Здесь — основа вероучительной доктрины МЦХ. Выводится она из 11-й главы Деяний Апостолов, где в стихе 26-м говорится: “…и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами”. Поэтому, согласно учению МЦХ, слова “христианин” и “ученик Христа” означают по сути одно и то же, однако именно понятие “ученик” и определяет истинного христианина, отделяя его от так называемых “псевдохристиан”. Очевидно, что для члена МЦХ понятие “ученик” даже выше понятия “христианин”. Во-первых, потому, что последнее определение появилось лишь семь лет спустя после Вознесения Иисуса Христа, до проповеди в Антиохии были только ученики. Во-вторых потому, что “традиционалисты” исказили и обесценили самый смысл христианства и теперь кто ни попадя называет себя христианином. Таким образом, понятие “христианин” в глазах МЦХ оказалось как бы дискредитировано и может обрести истинный смысл только в рамках более древнего понятия “ученик”. Поэтому-то члены МЦХ называют себя не просто христианами, но именно учениками Христа.

Автор этой доктрины — один из основоположников Международной Церкви Христа, бостонский проповедник Кип Мак-Кин, являющийся ныне неофициальным лидером движения. В полном соответствии с этой формулой человек, живущий не как ученик Христа, не является христианином и, следовательно, не может обрести спасение. Что же значит быть учеником? Объяснить это призваны следующие отрывки из Библии: Мк 1:14–18; Лк 9:23–26; 14:25–33; 11:1–4; Ин 13:34–35; 4:1–2; Мф 28:18–20.

В соответствии с ними ученик должен:

— немедленно оставив все, противное Богу, следовать за Христом;

— быть ловцом душ (то есть приводить людей ко Христу);

— отрекаться от себя ради Христа;

— любить Христа более, чем свою собственную жизнь;

— любить своих братьев и сестер;

— молиться Богу, прося у Него поддержки во всем;

— креститься самому и крестить других учеников (только тех людей, которые решили быть учениками и исполнять все вышеназванное);

— идти и обращать все народы.

В конце занятия испытуемому предлагается ответить на вопрос, считает ли он себя христианином и учеником. Правильный ответ здесь — “нет”. Тогда-то человека и начинают готовить к тому, чтобы он стал христианином.

О всех тонкостях подобных бесед я постараюсь рассказать ниже. Теперь же скажу только, что на меня все услышанное произвело неизгладимое впечатление. Для себя я вынес ошеломляющие вещи, действительно изменившие мой мир: я понял, что Бог и вправду существует, что Им сотворено все, и что Он близок ко мне. Я понял, что Иисус Христос действительно Господь и Спаситель, причем не чей-то, а именно мой. Я понял, что жизнь, угодная Христу, только и может быть названа настоящей жизнью. Я понял, что каждый человек может жить одной жизнью с Богом, и я в том числе. Я понял, что живу не так, как нужно, но волен моим обращением к Богу все изменить в лучшую сторону.

Всю следующую неделю я ходил под впечатлением услышанного. Исходя из своих познаний, тогда еще весьма бедных, я понимал, что МЦХ расходится с Православной Церковью в вопросе о таинствах и Св. Предании. Но, так как представлял я себе эти вещи очень смутно, то они не казались мне сколько-нибудь важными на фоне произошедшей со мной перемены. То, что мои новые друзья относятся к Православию пренебрежительно, я понимал, однако истинного положения вещей не представлял и первое время был уверен, что пришедшего в МЦХ православного перекрещивать не станут. Позднее я понял, что в этой организации имеется четкое и определенное представление о Русской Православной Церкви. В МЦХ убеждены, что “православие — это не христианство, православные не спасены и, исповедуя свою веру, либо намеренно лгут, либо, что бывает чаще, ненамеренно заблуждаются”. Это представление подкрепляется еще и тем, что многие члены МЦХ в прошлом — православные, а лидер одного из крупных структурных подразделений Церкви даже учился в духовной семинарии.

Впрочем, МЦХ исповедует подобного рода пренебрежительный взгляд и на все без исключения организации, существующие в мире и именующие себя христианскими Церквями.

Вслед за первым последовали (в течении одной недели) еще четыре занятия. Из них я узнал, как мне нужно относиться к Библии, к своим грехам и к Церкви. Кроме того, одно занятие было посвящено рассказу о распятии Христа. В нем, наряду с Библией, было использовано и чрезвычайно впечатляющее натуралистическое описание страданий Христа, изложенное по статье, опубликованной в одном из американских медицинских журналов 60-х гг.

По окончании занятий состоялся разговор с одним из лидеров церкви, называющийся обычно, в соответствии с Лк 14:25–33, “подсчетом стоимости”. В этом отрывке говорится о том, что однажды Спаситель, обращаясь к народу с призывом отрешиться от всего ради Царства Небесного, рассказал притчу о строителе башни: мудрый строитель, прежде чем начать работу, рассчитал все издержки, необходимые для ее выполнения.

“Подсчет стоимости” в МЦХ призван выявить степень решимости человека изменить всю свою жизнь ради Христа. Будущий ученик обязан иметь совершенно четкую позицию по целому ряду вопросов. Ему необходимо отказаться от греха в своей жизни. Это значит — оставить все вредные привычки, в том числе курение, и признать, что сексуальные отношения между мужчиной и женщиной возможны только в законном браке. Вступающие в МЦХ обязаны прервать близкие отношения с представителями (представительницами) противоположного пола даже в том случае, если в них с нравственной точки зрения совсем нет ничего предосудительного. Даже придерживаясь чистоты в подобных взаимоотношениях, мужчина, будучи в церкви, не может иметь невесту “из мира”. То же касается женщин. Кроме того, каждый, готовящийся принять крещение, должен осознать, что никакая другая группа, кроме МЦХ, не является христианской ни в малейшей степени. Если он уже принял крещение где-либо еще, оно признается как бы и “не бывшим”. На этом основании МЦХ утверждает, что никого не перекрещивает, а только крестит. Соответственно все, жившие и умершие с любым другим крещением, не являются спасенными — такова официальная доктрина. В личных мнениях членов МЦХ все-таки возможны и несколько иные представления; все же основоположница движения — церковь в Бостоне образовалась в 1979 г., и трудно признать почти всех людей, живших с конца I в. до этого времени, безусловно погибшими.

Член МЦХ обязан вести “общественно-полезный образ жизни”. Поэтому безработный должен найти работу или поступить учиться. Для не достигших 18-ти лет необходимо согласие родителей на крещение.

Если кандидат не удовлетворяет какому-либо из вышеперечисленных условий, он не может принять крещение. В этом случае последуют новые беседы и новые “подсчеты”, — и так до нескольких раз. Многие, не прошедшие “подсчеты”, навсегда покидают МЦХ. “Считают стоимость” не только с кандидатами, но, раз в году, и со всеми действующими учениками, чтобы подтвердить их уверенность в принятых перед крещением решениях.

Новообращенный должен исповедовать полную преданность организации. Отсутствие на собрании может объясниться только очень уважительной причиной. “Я могу не присутствовать на собрании только в том случае, если я умер”, — сказал однажды Кип Мак-Кин.

Лично я без труда прошел “подсчет стоимости”. Решение жить для Христа было слишком сильно во мне, чтобы его могли поколебать какие-либо формальные причины. Мне казалось, что я готов с легкостью отказаться от чего угодно, лишь бы вести жизнь, угодную Богу. МЦХ уже безусловно казалась мне идеальным местом для достижения этой цели. Прошло всего 7 дней со дня моего первого посещения проповеди, а я уже принял крещение. После того, как я произнес в присутствии многих свидетелей исповедание веры (“Иисус — мой Господь” и еще подтверждение веры в то, что во Христе соединились две природы и Он действительно воскрес), меня погрузили в воду. Полностью и один раз. С произнесением формулы “Во имя Отца и Сына и Святого Духа”. Кстати, в МЦХ произносить эти слова при крещении необязательно. Часто они имеют характер информации — крещаемому предварительно сообщают, во имя Кого он будет крещен.

К моему сожалению, я не испытал никаких сильных переживаний, но все равно ощутить себя спасенным был рад безмерно. Все поздравляли меня и радовались не меньше моего. Кстати, крестил меня все тот же человек, который помогал мне изучать Библию.

Еще до крещения я начал самостоятельно проповедовать на улицах и в метро. Ну, а после крещения быстро втянулся в весьма напряженную жизнь МЦХ и оставался ее активным членом в течение более чем года. Теперь необходимо упомянуть еще один важнейший аспект, определивший очень многое в произошедшей со мной перемене. Это люди, составляющие Московскую Церковь Христа. До тех пор, пока я не познакомился с МЦХ, я в своей жизни встречал очень немного подобных людей.

Утверждаю, что подавляющее большинство из последователей МЦХ — чрезвычайно искренние, честные и добросовестные люди. Все, что исповедуется ими, они действительно стараются сделать своими убеждениями, основой своей жизни. Практически каждый искренне убежден в том, что он несет миссию, жизненно важную для всего человечества. Почти каждый способен на бескорыстное добро и самоотречение. Многие поставили служение Богу первым и единственно важным делом своей жизни. Многие из них способны явить образцы небывалой любви, простосердечия и непосредственности, — явление удивительное для нашего времени.

Каждый новообращенный окружается любовью и заботой. У него сразу же появляется много друзей. Многие находят здесь то, чего они давно и безусловно искали, — приметы простого человеческого счастья, отношения, в которых нет грязи, лжи и отчаяния. Средний возраст членов МЦХ — около 22-х лет. Перед каждым открывается не только прекрасное настоящее, но и не менее прекрасное будущее — чистые отношения полов, крепкая семья, любимое дело (для большинства это — проповедь), христианская кончина и вечная жизнь вместе со всеми друзьями и Богом. В МЦХ царит небывалая дружба, открытость и искренность. Причина этого во многом кроется в том, что люди чувствуют себя делающими вместе одно очень важное и нужное дело, буквально товарищами по оружию.

Горячность одних поддерживает горячность других. Каждый, приобретший нечто новое в обоснование своей проповеднической деятельности, считает своим долгом поделиться этим с “братьями и сестрами” (в МЦХ принято обращаться друг к другу только словами “брат” или “сестра” или, конечно, по имени).

Будучи предельно добросовестными во всяком деле людьми, члены МЦХ стараются превратить каждую “установку” лидера в неотъемлемую часть собственных убеждений, тем более, что всякая мысль руководства непременно подтверждается цитатой из Библии.

Библия — вот книга, под сенью которой проходит вся жизнь ученика МЦХ. По ней он старается выверять себя и других, кроме нее не признает никаких духовных авторитетов. Члены МЦХ уверены, что следуют словам апостола Павла, призывающего братьев внимать только тому, что написано в Писании (1 Кор 4:6). По мнению учеников МЦХ, совершенно не случайно в самый конец Библии попало грозное предупреждение апостола Иоанна всем, кто попытается что-либо отнять или прибавить к книге Откровения (раз эти слова стоят в конце, значит, относятся ко всей Библии в целом). Кроме того, член МЦХ непременно заверит каждого собеседника, что принадлежит к единственной в мире организации, которая не толкует Библию. На самом деле в случае возникновения любых существенных затруднений при чтении Св. Писания принято обращаться за советом к лидерам, которые уже, исходя, разумеется, исключительно из собственного понимания, объяснят сложное место. Некоторые члены МЦХ почитают Библию почти наравне с Богом. По крайней мере существует убеждение, что весь Христос заключен в Библии, которая является абсолютно полным и законченным изложением Его учения. На тот аргумент, что весь мир не вместил бы книг о Христе, следует ответ: “Но вот и не вместил же — осталась одна Библия”. Авторитетность канонических книг Библии, в противовес древним апокрифам, последователь МЦХ не объясняет ничем, кроме собственной веры, — ведь ко времени формирования библейского канона, Церкви, по мнению лидеров движения, уже не существовало. Место всякого авторитета заступает в данном случае просто вера.

Вообще сильная личная вера является на самом деле главным аргументом проповеди каждого члена МЦХ. Самые логичные возражения оппонента, даже подтверждение Библией, — ничто по сравнению с авторитетом лидера и его объяснениями спорного вопроса. Дело здесь в том, что для последователей МЦХ самый образованный богослов или даже святой (православный ли, католический — без разницы) — всего лишь “религиозный” человек, кто-то вроде книжника и фарисея Евангелий. Наоборот, любой лидер МЦХ, даже имеющий лишь среднее образование и всего год назад принявший крещение, — безусловно спасенный, близкий к Богу и к достижению Царства Небесного человек. Конечно, при такой постановке вопроса, когда от одного спорящего до другого — как от земли до неба, какая может происходить дискуссия?

Проповедники из МЦХ не любят споров. Но даже если споры возникают, каждый “истинный ученик” заранее уверен, что какие бы аргументы ни приводила противная сторона, прав он, а они неправы. “Мы оба грешники, но я — спасен, а ты — нет”, — вот что думал я всякий раз, убеждая человека в правильности позиций МЦХ. Разумеется, я горел желанием донести истинную весть о спасении до каждого из своих собеседников.

Вообще же именно люди МЦХ и их настрой, — вот что всегда убеждало меня в правильности сделанного мною выбора.

Помимо Библии, каждого поддерживает и ведет его личная молитва — но это разговор особый.

Пришло время сказать о том, какова организация Московской Церкви Христа. История возникновения Международной ЦХ в общем известна. Миссионеры же из зарубежных церквей — членов движения появились в Москве в августе 1991 г. Их было 17, и среди них — один русский, принявший крещение в Дании (нынешний лидер МЦХ). Первые крещения москвичей прошли под грохот танков. Вообще об этих 17-ти вам расскажет каждый член МЦХ, их упомянут в бесконечном числе проповедей. Их, — основоположников ныне полуторатысячной общины, — представят примером истинной веры и могущества христиан. Если бы это было в традициях и в силах МЦХ, то первой миссионерской команде поставили бы памятник на Красной площади, а на смотровой площадке Большого Каменного моста, где они впервые молились “за Москву”, появилась бы мемориальная доска.

МЦХ была организована по схеме, отработанной во многих странах мира. Простейшая ячейка МЦХ — так наз. “беседа о Библии”, в просторечии длительное время именовавшаяся “Bible talk”, а ныне — просто “беседа”. Кстати говоря, обилие “американизмов” в речи членов МЦХ объясняется просто. Длительное время движение имело исключительно англоязычных лидеров — проповедников. К тому же в принципе отсутствовал профессиональный перевод на русский язык. Как результат — многие распространенные в МЦХ понятия являются простой “калькой” с английского. Однако в последнее время в МЦХ проходит кампания “за чистоту русского языка”. Установка лидеров: “Мы — русская церковь!” активно претворяется в жизнь, к радости многих рядовых членов.

Итак — “беседа о Библии” — от 3-х до 10-ти человек (иногда больше, кампании “слияния” и “разукрупнения” сменяют друг друга). Откуда происходит столь странное название? Дело в том, что непосредственной задачей этой первичной группы является проведение 1–2 раза в неделю бесед о Библии с гостями. Для беседы берется любая библейская тема, обсуждение которой проходит в весьма непринужденной и дружеской обстановке. Гостям помогают почувствовать себя в кругу друзей. Цель состоит в том, чтобы донести до каждого “евангельский” взгляд на обсуждаемую проблему. Большим успехом здесь считается, если новичок соглашается в результате общения посетить воскресную проповедь или сразу же начать изучать Библию. Члены одной “беседы” или учатся вместе, в одном учебном заведении, или же, если они относятся к категории “рабочих”, живут недалеко друг от друга. То, что писали некоторые газеты о некой “общности имущества” и “общежитии для братьев”, в которых царит небывалая скученность, — неправда. Просто многие члены МЦХ — иногородние студенты, поэтому они часто и снимают одну квартиру на двух-трех человек. Кроме всего прочего, все просто обожают ходить друг к другу в гости. Иногда бывает тесновато, но всякие разговоры о “принудительных общагах” не соответствуют действительности.

Члены “беседы” видятся друг с другом практически каждый день, — особенно студенты. Они вместе проповедуют (это называется “приглашать”, то есть приглашать людей на воскресную проповедь), изучают Библию, наконец, просто весело проводят время. Ту дружбу, которая была в нашей “беседе”, наверное, можно сравнить только с дружбой солдат на фронте, даже, пожалуй, не просто солдат, а добровольцев.

Во главе “беседы” стоит “лидер беседы”. Он — лучший друг своих “собеседников”, он им вместо отца и матери, ему можно доверить все. Когда человек, открывший для меня Библию и крестивший меня, стал моим “лидером”, я был вне себя от радости. Желательно, чтобы в “беседе” было поровну братьев и сестер, но последних, как правило, бывает больше. У сестер — свой лидер, правая рука лидера-брата. У лидеров могут быть “ассистенты” — те, кто еще готовится стать лидером. Если “беседа” разрастается и требуется ее разделить, прежний ассистент становится лидером новой “беседы”. Лидер знает о своих людях все. Он их хвалит и обличает, он их учит. Свои беды и несчастья ученик несет лидеру. Как стать лидером? Это достигается убеждениями, успехами, плодами работы (радость, борьба с грехами, обращение новых членов и т. п.).

Три-четыре “беседы” объединяются в “зону”. Лидер одной из “бесед” внутри “зоны” ведет еще и всю зону. Он — наставник и руководитель для лидеров “бесед”. Если беседа чаще всего именуется по названию учебного заведения или по имени лидера, то “зона” — по территориальному признаку, по станции метро или району Москвы: “Отрадное”, “Крылатское”, “Дмитровская” и т. п. Лидерами “зон” становятся более опытные или же наиболее “горячие” члены МЦХ.

Лидер “зоны” также знает все или почти все о своих людях. Три-четыре “зоны” составляют “сектор” — основное “тактическое” подразделение МЦХ: это уже около 100 человек. “Сектор” арендует зал для воскресной проповеди и будничных собраний. Лидер “сектора”, ведущий также и “зону” и “беседу”, — основной духовный авторитет для членов “сектора”. Он ведет уроки по Библии “только для учеников”, он проповедует по воскресеньям. Ему, конечно, сопутствует лидер женщин. Лучше всего, если она — его подруга, невеста или жена.

Три “сектора” составляют “регион”, объединяющий людей, живущих и учащихся на территории, прилегающей к одной-двум линиям метро. Лидер “региона” (не освобожденный, кстати говоря, ни от “сектора”, ни от “зоны”, ни от “беседы”) — непременно “крутой” проповедник, иногда иностранец. Масштабы его деятельности уже очень велики.

Лидеры “зон”, “секторов”, “регионов” и их ассистенты — люди, полное время работающие на МЦХ и получающие небольшую зарплату в долларах. Все “регионы” вместе являют собой уже церковь, в данном случае Московскую. Но подобная же схема применяется в Петербурге, Владивостоке, Киеве, Новосибирске, в других городах.

Лидер городской церкви — фигура “легендарная”. Он обязательно (как и некоторые лидеры “регионов”) носит титул “евангелиста”, который, как и все в МЦХ, имеет “библейское” происхождение. В одном из своих посланий (2 Тим 4:5) апостол Павел назвал Тимофея “благовестником”. В современных протестантских переводах это звучит как “евангелист”. Это слово и было выбрано в качестве почетного звания для представителей высшего руководящего звена Международной ЦХ. Лидеры располагают полной информацией о каждом из рядовых учеников.

Хотя для члена МЦХ в принципе не существует разницы — кому из христиан исповедовать свои грехи, он чаще делает это лидеру “беседы”. Причем лидер “беседы” вполне может изложить проблемы “подопечного” лидеру “зоны”, тот, в свою очередь, — лидеру “сектора”, и так далее — масштаб не ограничен. Понятие “тайна исповеди” в МЦХ отсутствует в принципе. Ну, конечно, брат не исповедуется перед сестрой и наоборот (подробно об исповеди скажу немного позже).

Вообще организация МЦХ — прочная и гибкая. Она позволяет не страдать от частых уходов членов и хорошо приспособлена к принятию новых учеников. “Беседы” время от времени перетасовывают. Сдружившиеся ученики подчас переживают это тяжело, но подчиняются необходимости.

Исходя из известных мне фактов, рискну предположить, что среди лидеров высшего звена нет или почти нет людей с высшим гуманитарным образованием. Среднее специальное, редко — высшее техническое или просто среднее — вот уровень полученного большинством лидеров образования. “Книжность” не в чести у членов МЦХ (здесь основа — 1 Кор 2:4–5,13). Как результат — некоторым лидерам “секторов” (!) не удается изжить из своего лексикона слово “ложить” (“ложим трубку”, “ложим деньги” и т. п.). Об одном из лидеров ЦХ в Новосибирске у меня сложилось впечатление, что он, будучи русским, правильнее говорит на английском, нежели на русском языке; впрочем, скоро можно ожидать и появления лидеров-юристов, экономистов, профессиональных управленцев — выходцев из нынешних студентов.

Вот лишь один пример высокого авторитета мнений лидеров. Дело в том, что каждый член МЦХ выверяет собственные взгляды по Библии и убеждениям лидера. Лидер же обязан активно “передавать” свои убеждения рядовым ученикам. Однажды в разговоре лидер “сектора” сообщил нам, что приобрел твердую уверенность, основанную на тексте Библии, в том, что брать деньги в долг — грех. Лично я был удивлен и намерен разобраться в этом, используя все ту же Библию. Однако я был заранее уверен, что лидер прав, и необходимо лишь найти подтверждение такой его позиции. И так происходит во всем. Лидер, конечно, может ошибаться в понимании того или иного отрывка. Но ошибка может быть осознана учениками в качестве таковой только если лидер сам признается в ней и объявит об этом всем. Рядовой ученик никогда не возьмется поставить под сомнение авторитет лидера, тем более если тот — его хороший друг. Вполне возможно покритиковать личные недостатки лидера, но не его прочтение Библии.

Чем и как живет МЦХ? Ответить можно одним словом: проповедью.

Быть может, в Москве никто не проповедует так, как МЦХ. Причина невиданной проповеднической активности заключается в том положении, в которое поставила себя эта организация. По мнению последователей МЦХ, никто кроме них не делает угодного Богу дела в Москве. Никто не борется за Евангелие, никто не продолжает дела Христова. Миллионы погибающих душ взывают о помощи к МЦХ, пусть даже обладатели этих душ пока об этом не подозревают. Задача церкви — спасти их. Только истинное следование Христу, только жизнь по Библии в Московской Церкви Христа спасет человека. Каждый член МЦХ готов нести эту весть ежедневно десяткам и сотням людей. Чувствуя себя единственным проповедником Христа распятого, нетрудно развить самую бурную деятельность. Численный рост МЦХ является непосредственной задачей ее членов, — ведь это значит, что растет число христиан, число спасенных.

Трудовой день каждого ученика начинается на час раньше, чем у всех остальных людей. Этот час (иногда меньше, иногда больше) он посвящает чтению Библии и молитве. Называется это “тихое время”. Словосочетание “утренняя медитация”, употребленное в листовке Отдела религиозного образования и  катехизации Московского Патриархата и, возможно, характерное для западных ЦХ, никем в МЦХ не используется. Жаль, что столь серьезное учреждение позволяет себе использовать непроверенную информацию[1]. Читая Библию, последователь МЦХ ищет в ней в первую очередь “вызовы” для своего нравственного состояния. Результатом подобного чтения должно быть принятие соответствующего решения. Например, изменить что-то в себе немедленно, преодолеть какие-либо недостатки, сделать то или иное конкретное дело. После чтения Библии либо перед ним — время молитвы. Вообще “взаимоотношение с Богом” — это то, к чему стремится каждый ищущий ученик. Но зачастую оно оказывается лишь средством к достижению успеха — в проповеди, в христианской жизни вообще. Хотя каждый член МЦХ активно борется с “эмоциональностью”, на самом деле в его молитве очень много эмоций. По прошествии времени могу сказать, что большая часть моих прежних особых молитвенных переживаний и чувствований “близости Бога” — всего лишь самовнушение. Слова молитвы часто произносятся громко, с выражением, почти в исступлении. Редко у кого молитва не сопровождается эмоциональным надрывом, общим напряжением телесных и душевных сил. Даже если этого нет, определенная эмоциональная “возвышенность” присутствует обязательно. “Настоящая” молитва должна инициировать немедленные действия, будь то перемены в самом молящемся или изменение окружающего его мира.

Последователь МЦХ может молиться где угодно — дома, на улице, в автобусе, в телефонной будке или православном храме. Словом, везде, где молитвенная поза и произносимые вполголоса слова не кажутся слишком странными. Особенно любимы, в подражание Христу и апостолам, крыши домов. При совместной молитве все, по протестантской традиции, соединяют руки, образуя замкнутый круг.

“Хорошим тихим временем” ученик обязательно поделится с братьями и сестрами. Расскажет о том, что он понял из чтения Библии, какие состояния пережил на молитве и как это уже изменило его жизнь. Кстати, в отличие от пятидесятников и других “харизматиков”, члены МЦХ никогда не испытывают на молитве “посещения ангелов” и тому подобных вещей.

Получив заряд “близости к Богу” на молитве, ученик приступает к обычным дневным занятиям. Едет работать или учиться. По дороге, в метро, на перемене или в обеденный перерыв он приглашает людей на воскресную проповедь. Пачка приглашений всегда с собой. Самым удачным считается случай, когда у приглашаемого удается взять домашний телефон. У некоторых проповедников это получается легко — более десятка телефонов в день, у меня же всегда были сложности с телефонами. Помимо этого, проповедник может предложить собеседнику немедленно приступить к изучению Библии. Кстати, даже если человек только начал посещать положенные перед крещением занятия, он уже должен проповедовать в метро и на улицах. Основное средство воздействия здесь — все та же сильная личная вера. Попав на “религиозно подкованного” человека, проповедник как будто вежливо слушает его, на самом же деле пропускает слова собеседника мимо ушей.

С проповедью связано множество забавных и весьма поучительных эпизодов. Один из друзей рассказал мне такой случай: проповедник обращается к прохожему: “Простите, я из МЦХ, можно Вас спросить — Вы верите в Бога?” Следует ответ: “Нет, я православный”. Похожая ситуация произошла со мной лично. Я остановил в метро молодого человека и сказал, что я хочу пригласить его на проповедь по Библии. “У меня нет времени”, — ответил он, и после секундной паузы добавил, — “я мусульманин”. Также на платформе в метро я обратился к юноше в кожаной куртке со словами: “Хочу пригласить Вас на христианское собрание”. Ответ был: “Я православный”. “Но вы относите себя к христианам?” — настаивал я. Ответ привожу дословно: “Никаких христиан я не знаю, а сам я православный!” — отрезал юноша и вошел в вагон.

Места для проповеди могут быть выбраны самые экзотические. Один проповедник, будучи военнослужащим и находясь в провинции, отправился в православный храм и стал проповедовать священнику, правда безуспешно. Другой мой знакомый, также находясь на родине, в одном из подмосковных городов, зашел в православный храм с целью проповеди. Он донимал старушку, стоящую за свечным ящиком, вопросом: “Почему вы (то есть православные) не радуетесь?” Та, проявив невиданный такт, пыталась объяснить, что христианству присуща особенная радость. В конце концов вышедший священник попросил ретивого проповедника покинуть храм.

На церковном сленге приглашаемые подразделяются на “открытых” и “закрытых”. Последние, как в перечисленных выше примерах, отвечают односложно, не проявляют интереса к разговору и быстро его заканчивают. “Открытые”, наоборот, интересуются вопросами веры и Библией, могут дать свой телефон. Они — главные кандидаты в “спасенные”. Подобная схема опробована не только в Москве, но и во всем мире. Именно поэтому в странах, где люди малообщительны, например, во Франции, или вполне довольны жиз-нью, как в Скандинавии, церкви Христа чрезвычайно малы и численно почти не увеличиваются. Не так в России. Наши соотечественники имеют громадные и совершенно не удовлетворенные духовные запросы. Поэтому “открытых” на наших улицах примерно столько же, сколько и “закрытых”, потому-то МЦХ и продолжает расти.

Хуже приходится студентам. Они вынуждены изо дня в день приглашать одних и тех же людей. Контингент учащихся, даже в крупных учебных заведениях, все же ограничен. Возникают осложнения. Один человек может оказаться способным в десятый раз услышать от уже знакомого ему проповедника вопрос: “Верите ли Вы в Бога?” и ответить вежливо, у другого же нервы не столь крепкие. Женщинам легче, но ненамного. Не обладая поистине “шпионской” памятью на лица, необходимо обладать большим мужеством, чтобы день за днем проповедовать в собственной Alma Mater. Тот, кто учится в гуманитарном ВУЗе, поневоле должен иметь и больший, по сравнению с другими членами общины, образовательный уровень. Ему приходится разговаривать с философами и историками религий. Но собственная горячность и убежденность и тут приходят на помощь.

Вечер также может быть занят проповедью, или же последует беседа о Библии. Пустующая аудитория или квартира одного из членов общины — лучшее место для нее. Кроме того, раз в неделю весь “сектор” собирается для изучения Библии. Лидер дает урок на какую-либо важную тему. Один вечер непременно занят “семейным временем”. Семья ученика — это МЦХ, поэтому на этом собрании члены церкви лучше знакомятся друг с другом, занимаются художественной самодеятельностью, участвуют в викторинах, ставят сценки из жизни МЦХ и на библейские сюжеты и т. п. На “семейном времени” может последовать и урок по Библии. Кстати, на этих уроках вся церковь, как правило, изучает одновременно определенные библейские книги. По результатам изучения следует экзамен.

Иногда на собраниях “только для учеников” выступают “ряженые” проповедники: кто-либо из лидеров, облачившись в одежды, отдаленно напоминающие костюм I в., проповедует от лица кого-нибудь из апостолов или спутников Христа. Жанр этой проповеди мог бы в лучшем случае вызвать у непосвященного человека недоумение, а в худшем — просто шокировать его. В проповеди перемешаны шутки в стиле Жванецкого, библейские цитаты и трагические, душераздирающие рассказы “очевидца” распятия. Причем переход от слов, над которыми нужно смеяться, к словам, от которых нужно плакать, может быть мгновенным.

Время будничного собрания может быть использовано и для общей исповеди. Последняя назначается в том случае, если у “зоны” или “сектора” наличествуют большие проблемы (мало гостей по воскресеньям, мало крещений и т. п.). Обычно, если ученик хочет исповедоваться, он просто подходит к лидеру и после слов “брат, я хочу покаяться” излагает свои грехи. На общей исповеди собирается вся “зона” или “сектор” (братья и сестры по отдельности). После общей молитвы первым кается лидер, а затем все остальные по очереди. Никаких секретов здесь быть не может. В заключение лидер молится о ниспослании необходимых перемен. Такая исповедь считается наиболее действенной и необходимой для установления близкой дружбы между учениками.

Суббота в МЦХ — время свиданий (до недавнего времени использовался термин “date”). “Свидание” — основное звено действующей в МЦХ очень интересной системы взаимодействия братьев и сестер. Любой брат может пригласить на свидание любую сестру: если, конечно, она не подруга, не невеста, не жена. И наоборот. Отказываться не принято. Участвуют в свидании минимум две создавшиеся таким образом пары. Максимум не установлен. Образовавшаяся совершенно произвольно компания (люди могут быть из разных “секторов” и “регионов”) отправляется в театр, в музей, в парк, на совместное чаепитие, за город или на прогулку по Москве. Диапазон “культпоходов” не ограничен — от Третьяковки до хоккея (исключая, впрочем, кафе и бары, где подают спиртное, дискотеки и прочие действительно “злачные места”). “Свидание”, вечер субботы, — единственное время, когда члены МЦХ, как правило, не проповедуют. Это — время общения брата и сестры. Сходив несколько раз на свидания, брат или сестра могут найти человека, который интересует их больше остальных. Если такое случается, начинается “строительство отношений”. Можно ходить на свидания почаще (но все же ни в коем случае не подряд, не каждое с одним и тем же человеком). Можно звонить друг другу. Каждое собрание на неделе заканчивается поздно — христиане любят общение. Ни одна сестра не должна проделывать путь до дома вечером одна. Это — дополнительная возможность пообщаться. Впрочем, провожать часто одну и ту же сестру также не следует — лидеры посмотрят косо. Исключение — для тех, кто живет рядом друг с другом. Если сестра возвращается домой поздно, то брат — еще позднее, тем более если живет на другом конце Москвы. Родители, понятное дело, пребывают в состоянии постоянного неудовольствия.

Если отношения построены, лидеры их одобряют, а симпатии каждого (опять через посредство лидеров) уточнены, то можно делать предложение. В торжественной обстановке, — с цветами и шампанским, — брат предлагает сестре стать его подругой. Если бы в сегодняшней мирской жизни сохранился институт помолвки, то “друго-подружеские” отношения можно было бы ему уподобить, и то с натяжкой. Скорее это даже еще более ранняя стадия таких отношений, но тоже очень важная и серьезная: в перспективе как-никак супружество. Теперь, в случае согласия, брат уже законно провожает только эту сестру и только с ней ходит на свидание. Он знакомится с ее родителями и знакомит ее со своими. Отныне они всегда вместе. Если в течение года отношения не распались, пора делать следующее предложение. Подруга становится невестой, ну а затем — женой. Свадьбы лидеров празднует вся МЦХ[2].

Конечно, развитие отношений происходит на глазах всей общины. Если дружеская пара “переступает допустимую черту”, скрыть сексуальные отношения им, разумеется, не удается. За подобный проступок оба, как правило, отлучаются от МЦХ. Пары друзей-подруг иногда распадаются, но лично я вполне склонен доверять информации, что за всю историю международной ЦХ не было ни одного развода. Стать другом и подругой нелегко, это мечта многих. Но и здесь, опять же, ничего не решается без лидеров. В праве иметь подругу часто отказывают из-за убеждений. Именно поэтому почти нет рядовых братьев (не лидеров), у которых была бы подруга.

Кстати, из-за всех “церковных” дел остается только один день на дом и родителей. Он так и называется — “родительский день”. По сути лишь единственный вечер ученик должен провести дома, наверное, чтобы родители не забыли его лицо.

С. Глушенков


[1]Отметим, что упрек автора к листовке (изданной Центром свщм. Иринея Лионского при Отделе) не вполне справедлив: в ней в данном случае речь идет именно о западных ЦХ, а не о МЦХ. — Ред.

[2]3 декабря 1993 г. в “Московском комсомольце” была напечатана статья “Свадьба в секте”, грубо исказившая взгляды на брак и семью, царившие в МЦХ. Чтобы составить представление о данном вопросе, не стоит обращаться к этой статье.

(Окончание в № 7)

Подлинной кульминацией недели является воскресная служба. Накануне, да и в течение всей недели, каждые брат и сестра усиленно названивали тем, кто дал им номер своего телефона: напоминали, приглашали, предлагали встретиться перед проповедью. “Клиенту” лучше или сразу согласиться и придти, или же резко отказаться. В противном случае проповедник будет звонить ему снова и снова каждую неделю. Количество “личных” гостей на воскресной проповеди — предмет общего пристального внимания и особой личной гордости. В этом количестве и выражается непосредственный результат проповеднической деятельности на протяжении недели.

В ходе собрания никто из гостей не обращает внимание на двух-трех человек, стоящих позади последнего ряда кресел или склоняющихся с бельэтажа. Эти люди заняты важнейшим делом, их работа даже более важна, нежели труд проповедника у микрофона, — они подсчитывают присутствующих. По окончании службы из общего числа будет вычтено количество действующих членов МЦХ: получившийся остаток — гости. Это — важнейшая статистика МЦХ.

О статистике в МЦХ можно было бы написать целую поэму. Каждый лидер не устает повторять, что цифры — не самоцель, они “только показывают, где мы сейчас находимся”. Все же, по мнению лидеров, Библия требует от христиан трепетного отношения к статистике (кн. Числ, насыщение пяти тысяч, 153 рыбины в Ин 21:11). Собирается личная, “беседная”, “зонная” и т. п. статистика: отдельно по братьям и по сестрам, по гостям, по занятиям, по крещениям. Это значит, что лидер “сектора” обязательно должен знать, сколько человек в каждой “беседе” присутствовало, сколько отсутствовало и по какой причине, каково было количество гостей, как их звали, кто из них согласился заниматься по Библии, а кто — нет.

Всякий рядовой проповедник должен четко разобраться с каждым из своих гостей. Ответы типа: “он где-то рядом крутился, но я не заметил, когда он ушел” вызывают дружеское увещевание со стороны лидера, говорящего, что такого больше повториться не должно.

В зависимости от процентного соотношения числа гостей с числом постоянных членов службы подразделяются на “хорошие”, “отличные” и “великолепные”. Когда на первом после воскресенья будничном собрании лидер объявит о том, что служба дотянула до одной из этих категорий, овации не смолкают в течении минуты. Сбор статистики проводится не только по воскресеньям. С недавних пор каждый ученик должен среди недели, скажем, в среду, обзвонить всех своих “открытых” клиентов и получить от них подтверждение того, что они намерены посетить собрание в воскресенье. Информация об этом в тот же день стекается к лидерам.

Раз есть статистика — есть и соревнования. “Секторы” соперничают между собой — кто больше приведет гостей, соберет телефонных номеров, окрестит людей. Соревнования, конечно, чисто спортивные. Успехам других радуются. Существует и “план” по крещениям. Устанавливается конкретное число людей, которых “сектор” намерен крестить в текущем месяце. К достижению этого числа стремятся всеми силами, за него молятся. Если не достигли — значит, был совершен какой-то грех, что-то нужно менять. Если достигли и даже превзошли — ликованию нет предела.

Месячный “план” (кстати, в МЦХ это слово никто не закавычивает) — составная часть более глобальных планов, например, сделать из одного “сектора” два за 3 месяца или удвоить количество членов всей МЦХ за год. Дело в том, что большинство членов организации находится под обаянием фантастической картины, которую нарисовали для каждого на первом занятии по Библии (“что значит быть учеником”). Взяв чистый лист бумаги, ученик из МЦХ предлагает обучаемому сравнить любого “христианина-традиционалиста” с “настоящим учеником Христа”. В качестве первого, как правило и как ни странно, выступает Билли Грэм. Итак, допустим, что Билли Грэм крестит по одному человеку в день. Конечно все эти люди крестятся как бы “под влиянием момента” и при этом существенно не изменяют своей жизни, не становятся подлинными учениками Христа. Но, как бы то ни было, Грэм крестит 365 человек в год. Теперь возьмем ученика из МЦХ, который крестит людей в соответствии с 1 и 2-м стихами 4-й главы Евангелия от Иоанна, то есть сначала превращает человека в ученика Христа, а затем уже крестит. Пусть на это уходит много времени и за год появляется только один ученик, но зато вот что происходит дальше!.. А то, что следует, как раз и изображается на листе бумаги. Кстати, в печатном руководстве МЦХ для изучения Библии схема, которую я привожу ниже, озаглавлена: “Это единственный путь спасти мир!”

год

проповедник (Грэм)

ученик из МЦХ

1-ый

365

2

2-ой

730

4

3-ий

1095

8

число

крещенных

13-ый

4745

8192

32-ой

11680

более 5 миллиардов

Многие члены МЦХ просто в восторге от этого цифрового ряда и считают лидеров ЦХ чуть ли не первооткрывателями столь удивительной последовательности. Никто из них, видимо, не слышал старинную математическую притчу о легендарном изобретателе шахмат, запросившим за свою игру “всего-навсего” одно зерно за первую клетку, за вторую — вдвое больше чем за первую, за третью — вдвое больше чем за вторую и т. д. Никто не обращает внимание ни на полную абсурдность любых арифметических построений в отношении чело­веческих душ, ни на возникающее абсолютное противоречие с текстом Библии, ни хотя бы на то, что крещенные “Грэмом” тоже могут быть проповедниками, что и превращает прогрессию в геометрическую.

При такой постановке вопроса тот, кто приходит на службу без гостя, будучи предельно добросовестным человеком, чувст­вует угрызения совести. Подобное ощущение себя “чужим на этом празднике жизни” может привести к опасным духовным падениям. Лидеры и друзья, конечно, стараются утешить его, но если подобное продолжается из недели в неделю — серьезных разговоров не избежать. Ведь общая установка на то, что каждое воскресенье необходимо приводить более одного гостя, остается неизменной. Эталоном здесь являются все те же семнадцать первых миссионеров, приводивших с собой на каждое собрание по 10 и более гостей.

Сама воскресная проповедь мало чем отличается от всех подобных протестантских мероприятий, за исключением разве что некоторых особенностей. К примеру, песни исполняются всей аудиторией, включая интересующихся гостей. Как я уже отмечал, весьма гармоничное и квалифицированное пение производит на новичков глубокое впечатление. После приветствий и произносимой со сцены молитвы, как правило, следует причащение. Лидеры МЦХ считают его, разумеется, не более чем символом Тела и Крови Христа, хотя вопрос этот здесь совершенно не разработан. На мой взгляд, наблюдается некое столкновение западных протестантских влияний с традиционным для России православным пониманием причастия. Лидер нашей “зоны”, проводя однажды причащение только для учеников на одном из будничных собраний, сказал, что причащение — это тайна. Он же в краткой проповеди перед причащением на воскресной службе назвал его символом. Впрочем, таинственность причащения в МЦХ имеет весьма своеобразный смысл: многие ученики просто не могут понять — зачем Спаситель установил столь странный обряд, но раз установил — значит, надо исполнять. Между тем я допускаю, что многие рядовые ученики хотели бы, чтоб хлеб и вино действительно прелагались в Тело и Кровь Христовы. Об этом можно судить по молитвам, которые звучат в тех случаях, когда круг причащающихся ограничен “беседой”. Тогда можно услышать прошения о том, чтобы хлеб действительно стал Телом, а вино — действительно Кровью, но все-таки нельзя понять, вкладывается ли даже в такие слова буквальное содержание.

Как бы то ни было, в момент причащения все члены МЦХ активно настраиваются на воспоминания о распятии Христа. Эмоциональная атмосфера в зале сгущается. Слезы при этом совсем не редки. Причаститься могут и гости — стаканчиков с глотком вина и пресных лепешек хватит на всех. Затем кто-нибудь из лидеров (брат или сестра) поднимается на сцену, чтобы, выражаясь языком МЦХ, “поделиться о своей жизни”. Может это сделать и рядовой член движения, если его судьба может быть интересна другим. В рассказе об ужасах прежней, безбожной жизни запретных тем не существует. Исповедь бывшей проститутки или наркомана может при этом оказаться “не для слабонервных” и более достойна страниц газеты “СПИД-инфо”, нежели христианского собрания.

Просто удивительно, как выдерживают эти откровения члены МЦХ, большинство из которых испытывает острую неприязнь к подобного рода тематике. Лично я оправдывал эту “экзекуцию” только действенностью таких рассказов в деле обращения гостей на путь веры. Характерно, что ни один член МЦХ не станет с такими подробностями описывать свою жизнь аудитории, состоящей только из его сподвижников. Поведать же грубые подробности залу, в котором половина присутствующих видит тебя впервые в жизни, считается вполне нормальным.

Заканчивается рассказ, разумеется, историей прихода в МЦХ, повестью об обращении к Богу и о новой лучезарной действительности. Лидеры, видимо, считают, что чем горше была прежняя жизнь рассказчика, тем большее впечатление произведет на присутствующих произошедшая с ним перемена. Не знаю, слез немедленного раскаяния и криков о помощи и прощении среди гостей после этих откровений я не видел и не слышал, но зато “сальные” улыбочки иногда наблюдать приходилось.

После песен и рассказов, иногда перемежающихся номерами самодеятельности, следует уже собственно проповедь. Кстати, о самодеятельности. У последователей МЦХ, знаю по себе, существует подсознательная уверенность, что истинные ученики Христа в Его Церкви должны быть корифеями всех наук и мастерами всех искусств. Балет на библейские темы, исполненный подчас на уровне пародии, сорвет бурю аплодисментов, достойную разве что труппы Большого.

Итак, проповедь… Проповедники в МЦХ “сильные”. Где это необходимо — трагическим тоном и гневной тирадой, а где и с помощью шутки и анекдота они умеют “держать” зал. Подтвержденная Библией мысль проповедника предстает и рельефно, и как непреложная истина. Случалось, что некоторые из слушателей, подбежав после проповеди к лидерам, изъявляли горячее желание креститься. Но в МЦХ не так просто добиться крещения или, выражаясь профессиональным сленгом, “дойти до воды”…

По ходу каждого собрания МЦХ все происходящее на сцене сопровождается “поддержкой” зала. Поддержка своеобразна и может шокировать непривычных гостей. Всех выступающих от микрофона непрерывно подбадривают криками: “Давай, брат!” или, соответственно: “Давай, сестра!”. Кроме того, каждая завершенная фраза сопровождается громкими криками: “Аминь!”. Это слово в МЦХ употребляется очень часто. “Поддержка” должна быть непрерывной. Если она стихает, проповедник обращается к залу: “Вы со мной, Церковь?” В ответ следует дружный рев вышеприведенных словосочетаний. “Поддержка” обязательно присутствует даже в самой небольшой аудитории последователей МЦХ. Единственное мероприятие, на котором подбадривание является безусловным “табу” — беседа о Библии. Иначе немногочисленные гости могут почувствовать себя здесь неуютно.

Венчающая воскресную службу песня по сути заканчивает и трудовую неделю ученика; но отнюдь не лидера. Лидеры всех уровней и ассистенты загружены работой еще больше рядовых членов МЦХ. У них на два собрания в неделю больше. Особые собрания лидеров и ассистентов так и называются “лидерскими”. На неделе все лидеры “бесед” собираются к лидеру “зоны”. Речь идет, разумеется, о статистике по “зоне”, затем следует урок Библии. Каждый член МЦХ тщательно конспектирует все уроки и проповеди. По воскресеньям, после проповеди, также бывают собрания лидеров всех уровней — для “сектора” или “региона”. Схема та же — песни, статистика, урок. Соответственно бывает свое “лидерство” у лидеров “зон”, “секторов”. Все постоянно работающие в МЦХ посещают “Библейскую школу”, где уроки проводятся лидерами самого высокого ранга. Урок может даваться “только для лидеров”, в этом случае он касается вопросов управления “беседой” или “зоной” и других конкретно “лидерских” дел. Урок также может быть важен и для всех, в том числе рядовых учеников. В таком случае лидер обязан передать его своей “беседе” — вот вам и еще одно собрание среди недели. Но трудно подсчитать, сколько уроков получает каждый ученик за неделю: а ведь их еще нужно творчески осмыслить и претворить в жизнь. Хорошо еще, что на всех уроках говорится в общем об одном и том же. При таком напряженном графике каждый член МЦХ встает ранним утром и возвращается домой за полночь. И такая насыщенная жизнь многим очень нравится. Студентам, конечно, приходится трудновато. Ведь им еще нужно и учиться самостоятельно, готовиться к семинарам, сдавать экзаменационную сессию, наконец. При такой загруженности в Церкви это весьма сложно, тем более что в некоторых институтах не справляются с заданиями даже те, кто ничем, кроме учебы, и не занимается. Именно поэтому многие студенты — последователи МЦХ учатся плохо, несмотря на то, что к учебе относятся по-христиански добросовестно: никогда не позволяют себе списать на экзамене или сыграть на слабых струнках характера экзаменатора.

В студенческие каникулы интенсивность проповеднической деятельности увеличивается. Поводом для “аврала” может послужить также и то, что “сектор” не дотягивает до “хорошей” по числу гостей службы или срывает план крещений.

Организуются специальные миссионерские команды из всех незанятых учебой и работой, которые часами “приглашают” людей в людных местах. Произносятся короткие проповеди в вагонах метро, в автобусах, в парках и на рынках. Такие мероприятия могут проходить ежедневно на протяжении всей недели. Каждый рядовой проповедник получает возможность охватить по 200–300 человек каждый день. Подобно “свидетелям Иеговы”, ученики из МЦХ часто ходят по квартирам москвичей, раздавая приглашения на проповедь.

Несмотря на все усилия, МЦХ не удается сделать всех своих членов “крутыми” проповедниками. Есть люди, для которых сам процесс общения с незнакомым человеком на улице является удовольствием. Но гораздо больше тех, кто, ни на минуту не сомневаясь в истине, которой он живет, проповедует с трудом, через силу. По убеждению лидеров, такого быть не должно. Каждый должен постоянно испытывать от проповеди огромную радость. Ученики стремятся соответствовать этому стандарту, но все остается по-прежнему. Один из основных пунктов в общем духовном развитии членов МЦХ заключается в том, что ученики Христа должны проповедовать слово Божие каждый день (Деян 5:42).

Проповедь чрезвычайно сплачивает “беседы” и “зоны”. Ее можно расцветить различными “придумками”. Например, две группы проповедников выезжает одновременно с противоположных станций одной линии метро и, проповедуя по дороге, встречается в центре. Или даже много групп проповедников выезжают одновременно со всех конечных станций метрополитена и встречаются на Красной Площади, где распивают бутылку шампанского.

Столь напряженная жизнь требует от людей бьющей через край энергии. Кто к этому не готов — долго не задержится в МЦХ. Истинного ученика (кроме разве что кратких минут печали и слез о грехе) должна отличать от всех “погибающих” пламенная радость (в соответствии с Флп 4:4). Поэтому на лице христианина непрерывно сияет улыбка. Собрание “только для членов МЦХ” — вулкан радости. Кстати говоря, вокруг таких собраний тщательно соблюдается режим секретности (в подражание первым ученикам — Ин 20:19). Начинается собрание с “хороших новостей”. После объявления этой рубрики все, кто располагает подобными новостями, поднимают руки. Ведущий выкликает тех, кто удостоился привилегии поведать свою новость присутствующим. По учению МЦХ, поднять руку должен каждый. Этого, конечно же, не получается. Но 15–20 рук поднимутся всегда. На собрании лидеров требования строже: здесь поднявших руку оказывается больше, чем оставшихся сидеть спокойно. Диапазон “радостных новостей” не ограничен ничем: от представления новокрещенного до известия о выздоровлении любимой кошки. Члены МЦХ готовы радоваться с другом всему, чему радуется он.

Очень часто новость заключается в сообщении о том, “какой прекрасный человек такой-то и такой-то…” Обычно так “делятся” о ком-нибудь из лидеров. Пение дифирамбов может продолжаться несколько минут и заканчивается овацией. Объект похвал, конечно же, присутствует здесь. Подобных публичных превозношений может удостоиться и любой рядовой ученик, даже не во время собрания, а скажем, по случаю своего дня рождения. Объект восхвалений обычно стоит, скромно потупив взор, и буквально “млеет” от всего услышанного. Иногда человек даже может сохранить в памяти или записать свои достоинства, увиденные глазами друзей. Теперь, когда его вновь начнут одолевать “будничные проблемы”, он может восстановить в памяти этот перечень и думать, что он вовсе не самый плохой из людей.

Ревностно насаждая то, что считается истинным первохристианским духом взаимоотношений, члены МЦХ ничего не таят друг от друга. Именно поэтому за успехи и достижения каждый должен быть готов выслушать шумную и зачастую весьма многословную похвалу, а за собственные недостатки и ошибки — открытое обличение.

“Семейное время” МЦХ сравнениям и аналогам не поддается. Пожалуй, по духу это собрание может напоминать лишь встречу однополчан: крики радости, крепкие объятия (это — традиционное приветствие в МЦХ) и даже слезы. Посмотришь и скажешь, что вряд ли в Москве найдется более сплоченная организация, и хорошо, что все они абсолютно лояльны по отношению к власти.

Обладая подобной полнотой жизни внутри МЦХ, все участники движения предельно изолированы от внешнего мира. Христианские искания всего остального человечества для них как бы и не существуют. Можно интересоваться литературой, театром, физикой. Но коль скоро вся полнота истинного христианства сосредоточена в Международной ЦХ (84 тыс. членов), всякий, кто занимается чем-либо подобным вне ее, зря тратит время и силы. Даже человек, который по меркам МЦХ живет как ученик Иисуса Христа, но не принадлежит к МЦХ, не получит спасения. Те же, кто “не живет как ученик Христа”, безусловно не получают спасение: “попы-идоло­поклонники” в первую очередь. Многие искренне убеждены, что члены МЦХ едва ли не первые, кто правильно понял и использует слова Библии о том, что никого нельзя называть отцом и нельзя делать изображений Бога. Контраргументы католиков и православных в глазах последователей МЦХ заранее ущербны, несмотря на всю свою “дьявольскую” убедительность. Ведь они исходят от “грешника и нехристианина”, а потому всегда проиграют живой убежденности “истинного ученика Христа”. Имеющий твердые убеждения лидер не задумываясь скажет вам, что преподобный Серафим Саровский творил чудеса силою “Вельзевула, князя бесовского”: действительно, что это за глупое чудачество — торчать тысячу дней на камне, когда достаточно помолиться полчаса и бежать проповедовать на дорогу — тем более, раз ты такой верующий. Поэтому даже если у члена МЦХ и зародятся некоторые сомнения в том, чем занимается он сам, он вряд ли сразу обратится к православию. Там, по его мнению, существуют такие вопиющие противоречия по отношению к Библии, что не о чем и говорить.

Как проповеди, так и атмосфера жизни МЦХ неизменно сильно действует на членов других протестантских групп, в изобилии распространенных в Москве. Многие находят в МЦХ тот уровень, до которого “не дотягивают” их движения.

В МЦХ очень четко поставлена система передачи “хороших новостей” из других городов и стран. Благодаря ей деятельность Международной ЦХ представляется ее членам движением поистине всемирно-исторического масштаба. Поэтому все, что относится к “миру суетному”, интересует членов МЦХ лишь постольку, поскольку может быть затронуто делом спасения. Мирская дружба должна поддерживаться не иначе как в надежде привлечь кого-либо из друзей на путь истины, то есть в МЦХ.

Каждому проповеднику, независимо от уровня его способностей, необходимо иметь “глобальные” мечты и амбиции, которые, как правило, касаются продвижения по “лидерской” лестнице.

Вот лишь один пример: однажды, на собрании нашей “зоны” лидер предложил всем ученикам по очереди рассказать о своих мечтах. Выяснилось, что почти все в мечтах видят себя лидерами Церкви Христа в крупных городах России и других стран СНГ (я и сам высказался в подобном духе). Некоторые добавили к этому и мечту об успешном окончании института, впрочем, таковых нашлось не более трех человек. И лишь
один (!) из тридцати присутствующих сказал, что мечтает быть “просто хорошим христианином”. Этот человек имел репутацию “слабого”, и на его ответ все снисходительно покивали головами. Кстати говоря, ныне он, как и я, более не состоит в рядах МЦХ.

Дело проповеди не оставляет в жизни места ни для чего другого. По официальной информации, МЦХ содержит три столовые для бедных. Лично я эти столовые ни разу не видел. Более того, никто из двухсот членов того “сектора”, где я находился, никогда в этих благотворительных заведениях не работал. Думаю, что в них питается ничтожное число людей (100–200 чел. в месяц). Но каждый проповедник обязательно упомянет об этих столовых, рассказывая о деятельности МЦХ. Иногда, проповедуя в метро, члены МЦХ раздают нищим подержанные вещи. Один брат из нашего “сектора” помогал детскому дому деньгами — не знаю, насколько регулярно. Благотворительность столь слабо развита в церкви не потому, что члены МЦХ черствы и себялюбивы. Просто у них нет на нее времени. Никакое дело не должно наносить ущерб проповеди, проповедь — это святое.

Быть может, на дела милосердия не хватает и денег. До сих пор более половины бюджета МЦХ составляют деньги, поступающие в виде помощи от зарубежных общин. Москве непосредственно помогает Лос-Анжелес (Л-АЦХ — более 5 тыс. членов). Особым предметом гордости того “сектора”, к которому я принадлежал, была его самофинансируемость. У нас были братья, зарабатывающие очень большие деньги.

Вообще каждый член МЦХ отдает на церковные нужды десять и более процентов своих доходов (родительский карман — источник дохода для многих студентов). Львиная доля этих денег идет на оплату залов для собраний. Для “секторов” очень важно проводить воскресные службы в престижных залах — это производит сильное впечатление на гостей. Так, например, наш “регион” арендовал помещение одного из известных московских театров. Вся МЦХ была очень довольна фешенебельным залом московского Дворца молодежи. Ныне он стал не по карману.

Значительные суммы идут на оплату квартир, снимаемых для лидеров, и на их зарплату, хотя получают лидеры, как я уже говорил, не очень много.

Свои актовые залы и ДК часто предоставляют МЦХ московские ВУЗы. Организация активно проповедует в целом ряде университетов и институтов — МГУ, МГТУ, Текстильной академии, Академии нефти и газа, МАИ, Станкине, МИСиСе, медицинских институтах, РГГУ, Московском экстерном гуманитарном и во многих других. Не забыты колледжи с техникумами. Для “работающих”, состоящих в МЦХ, традиционной сферой проповеди являются все станции метро без исключения.

Для новообращенных членов движения послабления допускаются только в первое время. Уже очень скоро они должны втянуться в проповедническую деятельность наравне со всеми. Постигнув начала учения в основополагающих “пяти занятиях”, они уже сами должны передавать их другим. Самое главное здесь — “довести человека до воды”, то есть привести его к крещению. Дальше его, конечно же, тоже будут учить, но в основном тому, как “доводить до воды” других. Таким образом, рядовые проповедники ищут потенциальных учеников и учат их основам веры. Лидеры учат рядовых проповедников учить потенциальных учеников. Лидеры “зон” учат лидеров “бесед” учить рядовых проповедников и т. п. по схеме “дома, который построил Джек”. Так, в принципе, и лидер всего движения учит и учит через многие звенья все тому же — преподаванию основ веры. Кроме этого, МЦХ более ничего не знает и знать не желает. То, что настоящая духовная “брань” для человека начинается сразу после его крещения, каждый лидер смутно понимает, но средства для борьбы выдумывает сам — в меру собственных знаний. Как правило, все сводится к нескольким прописным истинам: раскаиваться в содеянном или в мыслях и исповедовать свои грехи братьям. Ну, а подробности борьбы — сфера полной самодеятельности. Например, для противодействия тому, что Православие называет помыслами, вам порекомендуют в соответствующих ситуациях вспоминать любимые песни и стихи.

При такой постановке вопроса ошибки неизбежны. Страдают — люди. Из-за неминуемых перепадов вчерашний “горя-чий” лидер может оказаться позади всех. Наоборот, человек, месяц назад принявший крещение, оказывается лидером “зо-ны”. Ничто не вечно в МЦХ. Каждый уверен в одном — движение должно шириться, численно расти.

При такой работе МЦХ неизбежно несет большие “потери”. Человек не может в одночасье сделаться стандартно радостным, общительным и “горячим” даже если ему объяснят, что этого от него требует Христос.

“Неуспевающего” могут долго учить, подбадривать, вдохновлять примерами из Библии, помогать разобраться с его проблемами. Но цель всего этого будет одна — привести человека к общему знаменателю. Существуют определенный набор чувств и способностей, которым, по мнению лидеров, должен обладать каждый истинный ученик Христа.

Проблемы же могут возникать по любому поводу. Тем более трудно приходится рядовому ученику, если невозможного от него требует любимый им лидер. Тяжело не оправдать доверия того, кого любишь. Почтение же к словам лидера доходит до крайностей. Вот лишь один пример. Сестра-лидер поучает сестру из своей “беседы”. Речь идет о совершенной крупной ошибке. Смысл случившегося, его отрицательный характер объясняются подробно. Считая проблему чрезвычайно важной, но все же желая утешить сестру, лидер говорит такие слова: “Я не хочу, чтобы ты сейчас плакала, но…” и продолжает разговор далее. Сестра сильно волнуется, из-за этого она не расслышала частицу “не”, а вместо этого поняла: “Я хочу, чтобы ты сейчас плакала”. Через минуту она послушно начинает плакать.

Члены МЦХ добросовестно пытаются постичь некоторые происходящие в Церкви вещи, смысл которых им не ясен, а так и не поняв, принимают все как есть — лидер знает лучше, потому что лидер и Библия дурному не научат.

Например, ученик не может понять, почему ему нельзя поехать в воскресенье с родителями на дачу. Ведь не из корыстных же побуждений он хочет пропустить проповедь. Он очень любит своих братьев и сестер и готов видеться с ними хоть каждый день. Но что же с родителями? Проповедь важна, “почитай отца и мать” — тоже. Как быть? Вполне возможно, что лидер при этом спросит его: “Что, по-твоему, важнее — жизнь с Богом или твои грядки?” Ну что тут ответишь? Конечно, жизнь с Богом важнее всего на свете, но грядки-то здесь при чем?

Человек, который не вписывается в общую радостную картину, рано или поздно из нее выпадает, несмотря на все усилия лидера. За время существования МЦХ ее покинуло не менее двух тысяч человек; а может быть и гораздо больше, — это при нынешней-то численности МЦХ около 1,5 тыс. членов. Тем не менее организация продолжает расти. Процент уходов все же ниже процента крещений. “Золотую страницу” в историю МЦХ вписало случившееся 3 года назад одновременное крещение более чем 50 человек. При этом мало кто обращает внимание на то, что не более 1/5 этих людей по-прежнему находится в МЦХ. Остальные ушли…

Если бы можно было спросить каждого человека, покинувшего МЦХ, о причинах его ухода, сложилась бы, наверное, поистине удивительная картина. Думаю, что из ушедших лучше всего чувствуют себя те, которые понимают, что просто нашли в себе силы сломать сложившиеся стереотипы и покинуть секту. Гораздо хуже приходится тем, кто, будучи истинно верующими и порядочными людьми, не смогли вписаться в необходимые рамки, ушли из МЦХ по причине того, что здесь принято называть “слабостью”. Некоторые из них даже и не изменили убеждения, что МЦХ — действительно единственная истинная Христова Церковь. Будучи попросту не в состоянии быть ее частью, они как бы махнули рукой на дело своего спасения. Другие же совершенно охладели к религиозному пути, утратили веру. Значительное число бывших членов МЦХ было насильно отлучено от организации. За ряд проступков, среди которых могла оказаться неспособность человека бросить курить, их лишили любимого дела и всех друзей.

Едва ли не самый главный аспект “внутренней политики” МЦХ заключается в строгом наблюдении за “чистотой рядов”. Здесь, как и во многих других случаях, члены МЦХ уверены, что являются первооткрывателями “апостольского отношения к греху”. Лидеры убеждены, что оснований для неизменной строгости у них более чем достаточно. Ведь сам Христос учил троекратно увещевать согрешающего брата — наедине, при свидетелях и, наконец, перед всей общиной. Бальзам на душу “блюстителей праведности” из МЦХ проливают слова “да будет он тебе как язычник и мытарь”. Схожие места в Послании ап. Павла коринфянам еще более вдохновляют членов МЦХ. Поводом для вынесения предупреждения может быть отнюдь не только “догматическое” расхождение взглядов ученика с МЦХ. Наоборот, подобных поводов практически не возникает. Зато существует множество таких примеров, связанных с проступками человека. Не стану судить о степени серьезности проступков, хотя, как уже говорилось, к ним относится и курение. Дело здесь в ином. В МЦХ “доктрина” о трех предупреждениях совершенно затмила слова Христа о прощении “до семижды семидесяти раз”. Нет, в личном общении члены организации готовы прощать друг друга вполне по-христиански. Но если дело доходит до официального предупреждения — надежды на пощаду тают.

Типичная картина — брат регулярно не просыпается по будильнику, едва не опаздывает на работу и, конечно, не успевает провести полномасштабное “тихое время” (молитва + чтение Библии). Лидер “сектора” указывает ему на недопустимость этого. Брат раскаивается, просит прощения, обещает, что этот проступок более не повторится. Однако на следующей неделе все повторяется, и, как назло, в этот же день лидер интересуется произошедшими переменами. Изменений нет. По мнению лидера, налицо явственное “отсутствие покаяния”, и он выносит брату “первое предупреждение” — то самое, которое делается наедине. Брат, разумеется, просит прощения, переживает, даже плачет. Но это совершенно не означает, что если он вновь не сможет перебороть любовь к долгому сну, не последует новое предупреждение. Еще как последует, уже второе, при свидетелях. А в свидетели будет призван весь “сектор”. Любой схожий с этим безобидный случай может привести к третьему предупреждению. А оно, собственно говоря, уже никакое не предупреждение, а просто объявление всему “сектору”, что такой-то человек исключается из общения. Это значит, что никто из членов МЦХ, кроме “лидера сектора”, не имеет права и словом с ним перемолвиться.

Все серьезные проступки членов общины выносятся на всеобщее даже не обсуждение, — так как все решают лидеры, — а внимание. Чем тяжелее грех, тем больше братьев должно узнать о случившемся и о раскаянии провинившегося. Об экстраординарных случаях будет объявлено со сцены — это значит, что последует уже второе предупреждение, даже если первое было вынесено всего часом раньше: просто так, для надежности. Когда у одного из братьев нашего “сектора” по его вине в семье случилась серьезная драма, это стало темой специального доклада лидера на собрании. Характерно, что лидера в этой ситуации более всего вдохновляло то, что эта история может просочиться в газеты. Пресса и так не жалует МЦХ вместе с другими подобными сектами, а узнай они про этот эпизод — такое напишут!

МЦХ весьма тщательно заботится о своем имидже, хотя и уверяет при этом, что мнение мира для нее ничего не значит. Еще как значит! Лучшие залы, хорошая пресса, доброе отношение властей, прекрасная репутация в обществе — вот к чему стремятся лидеры МЦХ. Важно, чтобы МЦХ представляли активным членом экуменического движения, хотя ее участие в нем ограничивается поездками общемосковского или даже общероссийского лидера на соответствующие конференции. Важно и ни в чем не задеть Православную Церковь. Поэтому всякий проповедник будет говорить, что хорошо относится к православным. На самом же деле, конечно, он даже не считает их христианами. Удивительно, но в свое время я ничуть не считал такую позицию лживой.

МЦХ запрещает своим членам общаться не только с теми, кто изгнан официально. Нельзя также поддерживать отношения и со всеми, покинувшими движение по собственной инициативе. Отношение к таким людям даже хуже, чем к язычникам. Последних член МЦХ вполне надеется “наставить на путь истинный”. С бывшим же собратом могут даже и не поздороваться. Ему безразлично пожмут руку, холодно кивнут при встрече. Максимум — осведомятся об успехах в учебе или на работе. И все. Конечно, реальная жизнь часто вносит свои коррективы, но общая установка от этого не меняется.

Хорошо еще, если к “отступнику” станут относиться только безразлично. Хуже, если станут презирать как предателя. И чем сильнее была дружба, тем резче может быть разрыв. Брата или сестру, которые по простоте и доброте душевной не понимают, зачем им нужно бросать друзей, покинувших МЦХ, лидеры станут долго вразумлять: разумеется, с искренним желанием помочь им, уберечь от дурного влияния. И так будет продолжаться до тех пор, пока не вытравят из поучаемых и воспитуемых всякое желание держаться прежней дружбы.

Таким образом те, кто покинул МЦХ, для своих прежних лучших друзей как бы “исчезают”. Зачастую к ним относятся как к умершим. Даже хуже: умерших часто поминают добрым словом, бывших членов МЦХ — очень редко. В лучшем случае скажут про них, что был такой-то, да ушел, очень жаль. Известны случаи, когда ушедшие возвращались. Принимают их, конечно, с восторгом. Но подобный поступок — всякий раз исключительно инициатива возвратившегося. Сама же организация не прилагает к этому ни малейших усилий. Жесткое сравнение, но ушедшие для нее — как отработанный шлак. От них получали все лучшее, пока они могли давать. Когда же силы иссякли, человека “оставили на обочине”. Не буду касаться того, что объективно совсем неплохо остаться на обочине такого движения, как МЦХ и ей подобные, или даже совсем в стороне от этой дороги. Речь идет о том, что переживают при этом отставленные члены, — те, кому их друзья громко и внятно сказали: “Уйди с дороги!” (один из уроков так и назывался: “Получи веру или уйди с дороги!” — МЦХ любит звучные фразы). Известны, правда, случаи, когда дружба пересиливала авторитет официального учения. Тогда друзья покидали МЦХ вместе. Многие, оставившие организацию, продолжают встречаться, дружить. На Арбате вроде бы есть “тусовка” бывших членов МЦХ. Я слышал и о том, что существует будто бы и организация христианской направленности, также объединившая бывших последователей МЦХ. Ее члены не признают свою бывшую общину истинно-христианской и утверждают, что собрались для того, чтобы жить по Библии. Впрочем, лично я с этими людьми не общался.

Мнение бывших друзей, все, о чем они рассказывают, для действующих членов МЦХ не имеет абсолютно никакого значения. “Традиционалистов и фарисеев” может быть еще и станут слушать, но на слова бывших соратников — просто не обратят внимания. Лидеров не интересуют тысячи их прежних подопечных: ведь остаются еще миллионы тех, кого можно вовлечь в движение. По сути более или менее постоянным остается только контингент лидеров. Масса же рядовых последователей МЦХ подвержена медленной, но постоянной смене.

Конечно, как и всякий участник движения МЦХ, я столкнулся с целым рядом вопросов и сомнений, которым не мог найти разрешения. Не помогали ни собственные изыскания в тексте Библии, ни разъяснения лидеров. Для хотя бы частичного разрешения этой проблемы в уме создавались конструкции, как будто бы имевшие прочный и жизнеспособный вид. Однако я прекрасно понимал, что они немедленно рухнут под напором любых более или менее логичных контраргументов. О самых “скользких” темах я предпочитал просто забыть. И тут обычно “приходили на помощь” два аспекта. Первый — сравнение прежней и нынешней жизни, с неизбежным выводом о том, что преимущества принадлежности к МЦХ с лихвой покрывают все недостатки. Второй — множество друзей, — живых активных людей, самим образом своих действий опровергающих сомнения в истинности учения МЦХ. Вообще говоря, какие бы сомнения ни зародились в душе члена движения после беседы с умным противником или чтения книг, они рушатся сразу же, стоит лишь ему оказаться в кругу “своих”. Действительно, там — вне МЦХ — одни только слова, а здесь — живые люди.

Все-таки постепенно я пришел к выводу, что существуют такие недостатки, которые способны омрачить даже столь великое событие, как обретение веры. И странно, но сразу после этого предельно дружеская атмосфера собраний перестала быть для меня панацеей от всех сомнений. Появилось ощущение, что мы с этими людьми стали чужими, что я играю роль в спектакле, сюжет которого меня уже совершенно не интересует.

Наступил момент, когда все несоответствия и противоречия в учении МЦХ пришли для меня к явному противостоянию со Св. Писанием, то есть со здравым смыслом. Тогда я решил покинуть организацию. Зная, какое отношение со стороны всех друзей это вызовет, я тем не менее понимал, что и остаться означает занять откровенно лживую позицию.

Я абсолютно ничего не имею против того, чтобы проповедовать Христа. Но проповедники МЦХ проповедуют в первую очередь не Христа, а свою организацию и свой взгляд на христианство. Продолжать заниматься этим я не имел ни малейшего желания. Конечно, пришлось выдержать ряд очень тяжелых для меня разговоров с лидерами, с друзьями. Но, несмотря на всю их тяжесть, они только укрепили меня в принятом решении.

Я заканчиваю эти записи спустя 3,5 месяца после выхода из МЦХ, будучи православным христианином. Оценивая прежние мои впечатления, ныне изложенные письменно, задаюсь вопросом: “Где были мои глаза раньше?”

Видимо, я, как и многие другие члены МЦХ, стал жертвой определенного “сдвига сознания”. Не стану более говорить об учении МЦХ и ей подобных. Постараюсь лишь резюмировать свое представление о стиле жизни ее членов.

Почему я говорю о “сдвиге”? Все члены МЦХ являются в житейском плане вполне разумными людьми. никто из них, впервые сев за руль, не возьмется управлять автомобилем на центральных улицах Москвы. Никто не объявит себя хирургом на основании того, что пару раз наблюдал операцию. Никто не сочтет себя строителем, экономистом, юристом, не окончив соответствующего института. Тем не менее каждый убежден, что, приобщившись к азам христианства, становится святым и вполне компетентным для того, чтобы учить других. Учить не экономике или вождению машины, а делу спасения. Набор из тридцати библейских цитат возводится в ранг основ “единственно истинного учения”, светом которого необходимо просветить весь мир. Полторы тысячи молодых здравомыслящих людей считают тактику кавалерийской атаки наиболее приемлемой на духовном пути. Те, кто считает себя последователями самой открытой в мире религии, проповедуют невиданную нетерпимость от имени Христа.

Меня с 15 лет волновал вопрос, как могли советские люди допустить чудовищные злодеяния 30—50 годов? Как могли они, в массе своей честные, мужественные, добрые, приветствовать казни лучших друзей и народных героев? Как могли они терпеть чудовищные несправедливости, наполнявшие их жизнь?

Странно, но, побыв в МЦХ, я понял (для себя и по-своему, конечно) сущность тоталитаризма. Современные тоталитарные секты пытаются преуспеть в том же, чем занимались коммунисты или, к примеру, литературные герои-злодеи Дж. Оруэлла. Если подчинить официальному учению всю жизнь человека, то любые понятия утратят для него абсолютный характер. То, что назовут добром, станет для него таковым, что назовут справедливым — будет справедливо.

Страшно представить, куда могут завести подобные построения многих, повторю, добрых, честных, простосердечных людей, состоящих в МЦХ. Как указать им на их заблуждения, я не знаю. Но Православная Церковь без сомнения должна приложить усилия, чтобы МЦХ и ей подобные секты не имели более возможности по-прежнему узурпировать духовные искания людей.

С. Глушенков 

ПОСЛЕСЛОВИЕ ОТ РЕДАКЦИИ

Г-н Z. … и через осьмнадцать веков потребовалось все сначала восстановлять без всяких ручательств лучшего успеха, то есть совсем безнадежно?

КНЯЗЬ. Почему безнадежно?

Г-н Z. Да ведь вы же не отрицаете, что Христос и первые поколения христиан всю душу свою положили в это дело и отдали за него жизнь свою, и если тем не менее из этого ничего не вышло, по-вашему, то на чем же для вас-то могут основываться надежды иного исхода?

Вл. Соловьев, “Три разговора”

Итак, еще одна попытка вернуться к “первоначальной простоте” и “чистоте” христианства! Еще для одной группы людей девятнадцать веков молитвы и проповеди, подвигов, борьбы, трудов и страданий — не более чем бесполезный мусор, который надо отправить на свалку и начать все дело сначала. А что же то великое, “как песок на берегу моря” (Быт 22:17), множество людей, веривших в Евангелие? Все они — погибшие, и в лучшем случае представляют собой тот пассивный “гумус”, слой почвы, на котором наконец-то расцвел долгожданный цветок “церкви Христа”. Как говорил известный персонаж Достоевского, “Господи, подумать только о том, сколько отдал человек веры, сколько всяких сил даром на эту мечту, и это столько уж тысяч лет! Кто же это так смеется над человеком?”

В самом деле, слова Спасителя о том, что Он Сам основывает Свою Церковь и что “врата ада не одолеют ее” (Мф 16:18), обетование радости, которой “никто не отнимет у вас” (Ин 16:22) оказываются в таком случае не более чем горькой насмешкой. В то время, когда создавались книги Нового Завета, Церковь еще была Церковью, а потом все куда-то очень быстро исчезло, потерялось, было подменено человеческими измышлениями. Грехи и заблуждения людей оказались сильнее Бога, история человечества на этот раз, увы, окончилась неудачей. Несмотря на такой плачевный итог, к которому, по мнению “церкви Христа”, пришло христианство, она предлагает нам попробовать еще раз. Конечно, нет никакой гарантии в том, что и на этот раз история Церкви не закончится растянувшимся на тысячи лет тупиком, ничтожеством и позором…

Не видя и не узнавая последовательное, “многократное и многообразное” (Евр 1:1) действие Святого Духа в истории, сторонники “очищенного” христианства стремятся построить жизнь, опираясь на один лишь текст Библии. При этом авторитет текста покоится сам на себе: эти люди полагают, что священная Книга как бы упала к ним с неба в готовом виде. Но ведь то, что естественно для мусульманина, который верит в предсуществование Корана, или для иудея, который полагает, что Бог сверялся с текстом Торы, когда творил мир, — искать всю полноту истины в написанном тексте, в букве, — для христианина может стать печальным и унизительным рабством. Для нас Слово есть Лицо Божественной Троицы, и, как всякое личное начало, не может быть исчерпано человеческими словами и полностью изображено в виде последовательности букв на бумаге. Православный христианин верит в боговдохновенность евангельского текста, потому что находит в нем выражение того же Духа, который непрерывно живет в Церкви на протяжении всей ее истории. Если в нас живет Дух, в котором написаны священные тексты, нам нет нужды поклоняться букве Писания. Если же этого Духа в нас нет, нам не поможет ничто, и менее всего — слепая вера в букву.

Перечисляя имена великих святых, подвижников и мучеников прошлого, Апостол говорит, что “Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства (Евр 11:40).” Конечно, слова о том, что совершенство праведных достигается не без нас, относятся не только к христианам апостольского века. История не оканчивается на святых прошлых времен; она продлевается “на малое время, пока и сотрудники их, и братья их… дополнят число (Откр 6:11).” Эта таинственная неполнота первоначальной Церкви, на которую указывает Писание, восполняется в ее последующей истории действием Духа, творящего “все новое (2 Кор 5:17)”. Маленькое зерно, прорастая, превращается в огромное дерево (Мф 13:31-32), и, как уже давно было замечено — странно обвинять дерево в том, что оно утратило внешнее сходство с зерном. А если оказывается, что в XX веке можно лишь в лучшем случае воспроизвести жизнь христиан I века, в чем тогда смысл нашего призвания в XX, а не в I веке?

Причина появления сект, подобных “МЦХ”, — не только невежество. Конечно, здесь проявляется и духовная болезнь, и важно научиться распознавать симптомы этой болезни не только среди сектантов, но и в нас самих. Людям свойственно мифологизировать и идеализировать определенные исторические эпохи, превращать плоды своих фантазий в идолы, а затем и служить этим идолам. Не только в сектах, но и среди многих православных распространено убеждение в том, что подлинная, “настоящая” Церковь существовала когда-то давно, безнадежно давно, и все тогда было лучше, чем сейчас. Это было время истинного благочестия, когда литургию служили во всей ее богословской и эстетической полноте, когда безукоризненно писали иконы, когда было много святых, когда люди даже ходили в особой одежде, подобной иконописным одеяниям. Неясно только в точности, когда существовало подлинное христианство: во времена ли первых Вселенских Соборов? в поздней Византии? в древней Руси? при государе Александре Александровиче?.. “МЦХ” замечательна только тем, что отодвигает этот предполагаемый рубеж еще дальше, очевидно — до первого поколения христиан.

Успех “МЦХ” и подобных ей предприятий в очередной раз дает возможность осознать, какая степень религиозного неведения царит на “постсоветских” пространствах среди людей, ищущих утоления терзающему их духовному голоду и насколько бывают неадекватны этому неведению те формы, в которых наша Церковь привыкла обращаться к миру.

В самом деле, несмотря на то, что прилавки православных храмов завалены брошюрами и книгами, в которых мечутся громы и молнии против разнообразных лжеучений, невоцерковленные люди и приверженцы поносимых сект этих сочинений, кажется, совсем не читают, — и слава Богу. Их архаичный и цветистый язык, дух ожесточения (не столько против самих заблуждений, сколько против их сторонников), непонимание личности и способа мышления оппонента заставляют читателя забывать, что речь идет о самых серьезных вопросах жизни. Скорее они создают впечатление какой-то восточной или средневековой экзотики, а их авторы будто нарочно ориентируются на заигранный антирелигиозной пропагандой образ “мракобеса”, то есть злобного фанатика с исступленным взором и развевающейся бородой, потрясающего кулаками в комическом негодовании. Подобно горам коммунистической макулатуры вроде бесконечных “Разоблачений буржуазных и ревизионистских фальсификаций…”, эти сочинения предназначены не для переубеждения противников, а для воспитания в соответствующем духе “своих” и поэтому очень мало заботятся о честности обвинений и убедительности доводов. Излишне говорить, что на самих сектантов такая литература могла бы воздействовать (если бы они ее читали) только отрицательно: поистине очень трудно поверить в правоту людей, которые обращаются к тебе с явной ненавистью, и к тому же на малопонятном языке.

Есть, конечно, и удачные образцы православной полемики, но их, пока, к сожалению, сравнительно немного. Хорошие антисектантские выступления всегда легко распознать по той буре ненависти и клеветы, которую они неизбежно на себя вызывают, — в соответствии с тем, что предсказано в Писании (Мф 5:11).

Поэтому мы особенно рады тому, что публикуемый отчет о пребывании его автора в “церкви Христа” отличается добросовестностью, ясностью и трезвостью взгляда. Хотя мы, разумеется, никому не желаем попасть в члены “Московской церкви Христа”, автор прав, когда дает понять, что его приход туда произошел не без воли Божией. Увидев жизнь “МЦХ” глазами С. Глушенкова, мы получаем важное фактическое свидетельство, особенно ценное потому, что он не отдается во власть стереотипам и не опускается до дешевой риторики и грубой брани. Мы полагаем, что свидетельства такого рода и вообще объективная информация о том, что происходит в религиозных сектах, подобных “МЦХ”, необходимы для общества и для Церкви.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: