Я не просил, чтобы вы меня рожали!

|
“Ты меня не ценишь, ни в грош не ставишь!”, - говорят родители, и как ребенок должен доказать им, что это не так? Есть ли у ребенка долг перед родными, размышляет педагог Марина Солотова.

“Как доказать, что я ценю родителей?”

Марина Солотова

Лиза отказалась ехать с нами в Санкт-Петербург на фестиваль детских видеостудий. Мы давно мечтали об этой поездке: снимали фильмы, придумывали, как будем читать Бродского на Васильевском острове и смотреть на мосты. Лиза тоже снимала и придумывала, а в последний момент отказалась:

– Я не хочу потом 5 лет слушать, как они во всём себе отказывают ради меня, а я, свинья неблагодарная, не могу год без троек закончить. Мне потом этот Питер каждую секунду будут вспоминать. А я правда не знаю, как доказывать, что я это ценю…

В Питер Лиза не поехала. А сегодня прислала мне такое сообщение:  «Здравствуйте, мне нужна ваша помощь, мы с мамой очень сильно поругались из-за мелочи и она ни слова моего не слышит, а говорит только, что я не ценю ее, и так далее, не знаю что делать…»

Не вовремя помыл посуду – «Ты меня не ценишь!»

Потерял кроссовки – «Я горбачусь с утра до вечера, а тебе плевать!»

Перестал ходить на тренировки – «А ты посчитал, сколько мы туда вбухали за 3 года?»

Включил громко музыку – «Ты нас с отцом ни в грош не ставишь!»

Не слишком ли серьезные обвинения?

И как итог: «А я не просил, чтобы вы меня рожали!» – знакомо?  В период пубертата такое вот обидное для родителей обвинение вылетает очень нередко. И, если честно, ответить на это нечего. Потому что, на самом деле – не просил…

Это мы должны вернуть его миру

Мы часто путаем понятия «долг» и «благодарность». БлагоДАРность – это Дар. Подарок. А подарки мы дарим добровольно и искренне, правда?  Тем, кого любим и кому хотим и таким способом продемонстрировать свою любовь и признательность.

Долг – совсем другое.  Должен – это когда ты что-то взял и должен вернуть.  В идеале,  чтобы не возникло отрицательных эмоций в сторону кредитора – столько же, сколько взял.

В этом смысле должники – это  мы. Это мы взяли себе огромное счастье – ребенка – у Бога, у мироздания, у судьбы,  кому как больше нравится. И отдать должны тому, у кого взяли, потому что присваивать чужое – плохо.

То есть спустя 18-20-25 лет мир, который когда-то  дал нам это счастье, может рассчитывать на то, что оно вернется к нему. Повзрослевшим, стоящим на ногах, умеющим радоваться и радовать других. В том числе его, мир, тоже радовать.

Если подходить к самому факту появления ребенка с этих позиций, то жить и воспитывать сына или дочку становится гораздо легче. Потому что тогда ты понимаешь: мир дал тебе Человека. В комплекте с его талантами, способностями, недостатками, особенностями характера,  мировоззрением.

И последнее хоть и зависит напрямую от того, как ты постарался,  вовсе не обязательно должно соответствовать твоему. И твоя задача – не дать этим талантам пропасть.  И тогда ты начинаешь развивать эти таланты и способности, уважать мировоззрение, помогать. Повторю: помогать, а не переделывать! Потому что тогда, когда ты брал себе Человека,  вы с миром не договаривались, что ты начнешь  перекраивать и  переделывать его в соответствии с собственными представлениями о жизни.

И тогда ты спокойно относишься к тому, что дочка не любит играть в куклы и просит у Деда Мороза  машинку на пульте.  И к тому, что сын решил стать чемпионом мира по бальным танцам,  а не по боксу. И что скрипка ребенку совсем не нравится, несмотря на 5 поколений музыкантов в семье, а нравится ему лазать по скалам и слушать Басту. И что кроссовки он потерял не потому, что хотел сделать тебе больно, и ему самому неприятно.

В результате такого подхода в ответ ты получаешь дружбу с ребенком. Его признательность и благодарность. Потому что благодарим мы людей за помощь и поддержку,  а не за навязывание кредитов.  И даже если что-то не получается, Человек встает и начинает сначала, потому что у него есть поддержка. Просто так, не взаймы…

Но папа решил, что он должен стать летчиком

Но часто мы, родители, понимаем все совсем по-другому. Мы думаем, что нам вручили  конструктор, из которого мы должны сделать то, что нам хочется. И делаем. Невзирая на особенности, желания, особенности характера,  даже таланты ребенка. Я знаю, о чем говорю.

Больше 6 лет руковожу мастерской журналистики,  и каждый год вижу страдающих детей. Детей, у которых врожденные репортерские способности (а это нечасто случается, поверьте). Но родители считают, что журналистика – не профессия, поэтому загоняют сыновей (дочек – реже) к репетиторам по физике и математике.

Максим занимался у нас 3 года. Он с удовольствием брался за все: тексты, камеру,  монтаж. У него горели глаза и все получалось. Но в начале 10 класса он пришел ко мне и сказал,  что заниматься больше не будет. Папа решил, что Максим должен стать летчиком. Когда-то папа сам хотел им стать, но по состоянию здоровья не смог. Максим сидел передо мной с потухшими глазами и, бубня на одной ноте, рассказывал, что летчики всегда нужны, что они много получают,  и папа всю жизнь, несмотря на больное сердце, пашет как проклятый,  чтобы заплатить за репетиторов и,  если понадобится, за учебу. Мама Максима понимает, но просит его не спорить с папой, потому что больное сердце…

Я видела мальчишек, которые мечтают стать летчиками. У меня был одноклассник, который  по звуку отличал летящий ИЛ-86 от  Ту-154. У него все получилось.  А у Максима получится вряд ли.  То есть, на летчика он, возможно, выучится.  А вот счастливым не станет. На мой взгляд, счастливый журналист лучше, чем несчастный летчик.

Жертва никогда не станет опорой и поддержкой

Выбор профессии и вообще рода занятий – это, на самом деле, ягодки. Гораздо опаснее для обеих сторон – это бесконечные претензии родителей на тему «Ты меня не ценишь, ты должен быть благодарен, я ради тебя … а ты …. ». За что он должен быть благодарен?  За то, что его кормят? Одевают? Учат музыке? Любят? То есть, за элементарные человеческие действия? За воздух?

Ценить – это как? Встречать в парадной форме? Целовать руки? Стиснув зубы, заниматься тем, что перестало нравится?

Ребенок правда этого не понимает.  Поэтому, в один  совсем не прекрасный момент, родители слышат: «А я не просил себя рожать!»

Любая попытка «перекроить» то, что нам досталось от Бога, или любыми путями востребовать то, что  мы по недоразумению считаем благодарностью, ничем хорошим закончится не может. В результате  мы получим или протест, который  приведет к  очень прохладным отношениям с родителями, или жертву. А жертва никогда не станет опорой и поддержкой родителям в старости (мы же на это рассчитываем?).

Дискуссии на тему «должны ли дети родителям?» сегодня очень популярны.  Моя личная точка зрения: на определенном этапе, повзрослев, должны. Ровно столько, сколько получили.  И они нам ровно столько и отдают, на самом деле.  Время, внимание, поддержка – все возвращается.

Если не требовать, чтобы вернули больше, чем давали. Потому что в этом случае мы становимся коллекторами. И тогда отношение к нам как коллекторам вполне оправдано. Кто-нибудь видел коллекторов, которых приглашают войти и попить чаю? А если и без коллекторов –   про Раскольникова тоже забывать не стоит…

И да: бескомпромиссное мнение, требование делать все «как я решил, потому что я знаю, как лучше», давление, попытка сломать через колено, манипуляции самыми важными чувствами – возвращаются тоже. Сполна.

“В её квартире я буду жить так, как она захочет”

Самое неприятное – когда начинают требовать вернуть навязанный кредит. Когда тот, кому вы его выдаете, в этом кредите совсем не нуждается.  Когда мать лишает себя всего  ради того, например, чтобы ребенок мог заниматься музыкой. Ненавистной ему музыкой.  А потом выставляет счет. За что? За потерянные годы? Ребенком потерянные!

«…Дошло все до того, что я и вовсе её не ценю, потому что ничего не делаю по дому и спорю с ней. Я пыталась сначала спокойно объяснить, что я и так стараюсь, и что ценю её, что не помытая посуда – еще не конец жизни, и т.д. Она даже не пыталась услышать меня, и все мои слова переводила так, что оказывалось: я её оскорбляю. Говорила, что я не имею права на неё орать и не уважаю её, а на вопрос, можно ли ей на меня орать, она сказала, что в её квартире я буду жить так, как она захочет», – написала мне Лиза. Вот такая модель. Интересно, что будет говорить мама, если когда-нибудь она окажется в Лизиной квартире?

Бог, судьба, мир дали нам Человека.  Пусть он растет таким, каким его задумал Создатель. В числе прочего – благодарным. А мы – поможем, правда?  И тогда нам не придется думать, что сказать в ответ на брошенное: «А я не просил, чтобы вы меня рожали!»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Дети, я не с ними – я с вами

Зачем мы умничаем, ведь мы были такими же

Не погружайте детей в болото претензий

12 правил воспитания от психолога Катерины Мурашовой

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!