«Я – предательница», или Комплекс вины у работающей мамы

, |
Если вы – мама, которая гармонично сочетает работу и семью, и вообще в жизни полноценно реализуете себя в разных качествах, этот текст, наверное, вам читать не стоит. Но если накрывает порой волна мыслей «я плохая мать», тогда давайте вместе послушаем, что о таком комплексе вины говорит психолог. На вопросы о том, как перестать заниматься самоукорением, исправить ошибки и пойти дальше, отвечает Анна Лелик, сотрудница Международного института экзистенциального консультирования (Киев).

Это не предательство

– Первый вопрос, самый болезненный. Не всегда женщина выходит на работу из большого стремления сделать карьеру, чаще так складываются обстоятельства. Почему тогда периодически по отношению к ребенку возникает чувство какого-то предательства, что ли? Причем ребенок растет и так сильно уже в тебе не нуждается, но это «я – предательница» всё равно в голове то и дело всплывает.

11755271_442536309266126_2895416990294741510_n

Анна Лелик

– Заметьте, слова «преданность» и «предательство» – однокоренные. Казалось бы, слова однокоренные, а смысл противоположный.

Действительно, когда мы чему-то преданны, отступая хоть на шаг, мы это как бы предаем. Это касается абсолютно всего – детей, работы, супружеских отношений.

Но «предательство», о котором вы говорите, в какой-то степени просто необходимо – для того, чтобы каждый мог развиваться и выполнять свое предназначение – как мама, так и ребенок.

Это важный момент. Когда женщина узнаёт, что беременна, когда вынашивает ребенка, рожает его и затем кормит грудью, и дальше в первые годы, пока он не в состоянии без нее обходиться, – в этот период мама удовлетворяет, в том числе, и собственные психологические потребности. Да, ребенок без нее не сможет обходиться, но и она без него становится уже как бы неполноценной, ведь для этого конкретного маленького человека она – «центр вселенной».

Происходит слияние, симбиоз: мама и ребенок превращаются в единое целое. Это не плохо и не хорошо, просто так устроено, чтобы на некий период соединить дитя с мамой – так оно получает от нее тепло, питание, поддержку и всё, что ему жизненно необходимо.

Но в определенный момент эта связь должна постепенно ослабевать, иначе ребенок не вырастет в самостоятельную личность, а рискует остаться удовлетворителем маминых потребностей, как правило, нарциссических. При таком варианте счастливыми не будут оба – примеров тому множество и в кинематографе, и в литературе, и в жизни.

По-настоящему мама становится мамой тогда, когда начинает воспринимать ребенка как отдельную личность. В тот момент, когда он заявляет о своем «Я», о своих желаниях, тогда и начинается настоящая школа родительства.

– Получается, это никакое и не предательство вовсе…

– Скорее, незрелое, меркантильное чувство, возникающее от потребности с кем-то слиться. У каждого человека оно есть. И в этом смысле предательство – ты не человека предаешь, а вот эту идею жизни на двоих, разъединяешь жизнь свою и ребенка.

Фото: detki.co.il

Фото: detki.co.il

Главное – ответить

Когда-то этот вопрос – выхода из декрета – меня очень волновал, и один врач-педиатр дал хороший совет: самое главное – прийти по зову ребенка, сразу откликнуться на его призыв, а в остальном ты всё равно живешь свою жизнь.

Для меня эти слова стали ключевыми. И сейчас как бы я ни была поглощена работой, когда ко мне подходит дочь с любой просьбой, я всё откладываю и уделяю время ей. У меня уже до рефлекса доведено: не имею права не откликнуться, потому что с моей стороны это действительно будет предательством. В то же время она весь вечер может быть занята какими-то своими делами, а я сосредоточенно работаю, и в этой ситуации не чувствую, что ее предаю.

Другое дело, что я могу по детям очень скучать, и в этой гамме чувств бывает тяжело разобраться: что это – вина за то, что отсутствую, или просто очень соскучилась. Тогда делаю глубокий вдох и спрашиваю себя: что сейчас со мной происходит? Что чувствую? И если понимаю, что на самом деле хочу их обнять, узнать, что с ними всё хорошо, то могу спросить, как они там, с помощью смс. Вот все смеются, но в то же время фотографии «селфи», которыми мы с родными людьми обмениваемся, становятся маленькими кирпичиками в строительстве отношений.

В любых отношениях должно присутствовать слово «ответственность». В случае с детьми оно приобретает и другую грань – «отвечать». И если я в командировке, а дочь мне не звонит, я могу вечером поблагодарить ее за то, что она дала мне возможность поработать и не отвлекала. Но когда она звонит, я всегда возьму трубку, каким бы важным делом ни была занята.

Мне кажется, именно в этом и состоит задача работающей мамы – отодвинуть работу именно в тот момент, когда ребенку это нужно, когда он об этом просит.

Чем ребенок становится старше, тем реже обращается, но зато обращения становятся всё более серьезными. Для дочери важно чем-то со мной поделиться, бывает, даже повода нет, но я просто чувствую, что сейчас ей очень нужна.

Должна быть СО-ВМЕСТНОСТЬ

– Что делать, если много времени проводишь в разъездах? При расставаниях с ребенком комплекс вины порой зашкаливает так, что ни о какой работе уже и думать не получается…

– Задача мамы – удовлетворять глубинную потребность ребенка в любви, безопасности, доверии к миру, любви к жизни. Для этого не обязательно находиться с ним рядом 24 часа в сутки.

Нужно постоянно задавать себе вопрос: что я сегодня сделала для сына/дочки такого, что завтра поможет им жить?

Сказала ли я доброе слово, поддержала ли, поощрила? И если на данный момент вы в разлуке и возможности для общения нет, но очень переживаете, для верующей мамы выход есть в том, чтобы попросить Бога позаботиться о ребенке, утешить его.

Но бывает и так, что мама много работает, ездит в командировки, а потом пытается за один вечер или день компенсировать всё недоданное внимание. Зачастую она так поступает не потому, что ей так сильно ребенок нужен, просто пытается унять чувство вины.

Дело в том, что если потребность в любви не удовлетворяется, а мы пытаемся как-то закрыть брешь аттракционами, конфетами, подарками и всем прочим, не будет радости ни ребенку, ни маме. Оба почувствуют себя опустошенными, выжатыми. Казалось бы, всё сделано правильно: погуляли, провели время, куда-то сходили, что-то купили, но почему же нам тогда так плохо? Всё оттого, что не было СО-ВМЕСТНОСТИ, а делалось, чтобы заглушить угрызения совести.

Вина реальная…

– Как работать с чувством вины, если оно уже есть и постоянно давит?

– Начнем с того, что и вина бывает двух видов: реальная – когда мама конкретно перед ребенком виновата. Например, пообещала прийти на концерт в музыкальной школе, но форс-мажор помешал, и не пришла.

Вот эта вина – реальная: когда мы стоим перед выбором и делаем его не в пользу ребенка, тем более, ему перед этим пообещали.

В таком случае всегда есть возможность извиниться. Можем сделать это словами, поступками, – в зависимости от ситуации и отношений с ребенком. И таким образом из чувства вины выйти.

…И невротическая

Но есть вина невротическая – когда мы чувствуем себя виноватыми просто потому, что работаем. Причем ребенок может абсолютно нормально без нас обходиться, но нам всё равно неспокойно.

В данном случае причина лежит гораздо глубже, и этот вопрос лучше решать с психологом. Проблема может быть вовсе не в отношениях с ребенком. Скорее всего, сбой идет в ценностной системе координат – что-то с ней не так, и человек живет с чувством вины постоянно. Если поближе пообщаться, может оказаться, что это чувство вины он испытывает довольно часто – по делу и без. Но поскольку ребенок и сфера материнства для женщины самая уязвимая, сюда будет уходить больше всего энергии, и виноватость проступит именно в этих отношениях.

Фото: huffingtonpost.com

Фото: huffingtonpost.com

Добро пожаловать в реальность

– Можете посоветовать что-нибудь маме, которая в какой-то момент просто увязает в чувстве вины, но до того, чтобы обратиться за помощью к психологу, руки не дойдут. Как себе помочь? Как перенастроить?

– Интересно, что об этой ситуации схожее мнение я читала как у святых отцов, так и у психологов, которых очень уважаю. Речь идет о сосредоточенности. Человек прокручивает в голове одну и ту же мысль настолько, что становится неспособным замечать происходящее вокруг, перестает видеть вещи реальными.

Думаю, первое, что нужно сделать в таком случае, постараться маме – есть такое хорошее выражение – прийти в себя. Вот пусть мама отходит от этой мысли, которую жует как жвачку, что она виновата, приходит в себя и задает себе хороший вопрос: что сейчас со мной происходит? Что я могу СЕЙЧАС дать своему ребенку? Именно сейчас, находясь дома или на работе.

Если перед уходом на целый день могу хоть 10 минут с ребенком поговорить, это нужно сделать с максимальной сосредоточенностью, находясь в ситуации «здесь и сейчас», глядя в глаза, что на самом деле так необходимо каждому человеку.

Обойдемся без провокаций

На самом деле, если ребенок говорит, что ему уделяют мало внимания, скорее всего, речь не о количестве, а о качестве. 5-7 минут доверительного искреннего разговора, когда отложены телефоны, посторонние мысли, и всё внимание сосредоточено конкретно на ребенке, могут заменить часовые прогулки, многодневные походы и так далее. И если мама находится в режиме больших постоянных нагрузок, вместо того, чтобы корить себя, лучше подойти к ребенку и наладить с ним этот непродолжительный, но полноценный контакт.

По мнению психологов, чтобы человек получил поддержку в таком контакте, в идеале необходимо минут 40 – час.

На самом деле, что такое 40 минут в течение дня? Это не так много, мы гораздо больше времени тратим на то, чтобы по десять раз спросить ребенка, что было в школе, откуда такая оценка, почему не убрал в комнате.

Всё это можно превратить в более глубокое общение. Тогда сын или дочь и посуду сами мыть начинают чудесным образом, и в комнате убирают. Потому что чувствуют себя – опять же, на более глубинном уровне – счастливыми и защищенными. Мы же знаем, что часто нежелание ребенка убирать, слушаться и готовить уроки – это попытка завладеть вниманием родителей. И когда он будет это внимание получать, ему не надо будет создавать подобные провокации.

Мы мало говорим с детьми… о них самих

Удивительно, но один из современных писателей сказал, что человек счастлив тогда, когда в мире есть хотя бы кто-то, кто способен говорить с ним о нем. Мне кажется, что наши дети страдают от того, что мы очень мало говорим с ними о них. Мы говорим о чем угодно, пытаемся запихнуть им в голову массу знаний, информации.

Самый распространенный пример, который я привожу, когда заходит речь о способах воспитания, это когда мама с папой встречают ребенка со школы словами «что ты получил?» Разве это вопрос о нем? По большому счету мама заботится о себе, потому что плохая отметка – это лишние хлопоты для нее. Гораздо лучше будет, если мама обнимет ребенка и спросит: «Как ты? Как дела в школе, как прошел день? Расскажи!»

Когда ребенку задают такие вопросы, он учится задавать их в ответ. Начинает спрашивать: «Мама, как прошел твой день?» Без всяких психологических тренингов и напоминаний – просто потому, что между мамой и ребенком устанавливается контакт. И сын или дочь с большим интересом могут слушать, как у мамы на работе дела. Потому что в этот момент мама смотрит в глаза, мама – рядом, мама любит, она доверяет. Вот такие, казалось бы, банальные вещи, о которых мы, в то же время, забываем.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
О чем дети плачут и не рассказывают родителям…

Это был самый тяжелый день в моей жизни. И одновременно прекрасный!

Правила безопасности в декрете. Часть 1: одна в квартире с ребенком

Я поняла, что я схожу с ума. Что мне хочется причинить вред ребенку. Сделать ЧТО-ТО, ЧТОБЫ…

Юлия Гиппенрейтер: Не живите ЗА ребенка!

Мы не должны воспитывать детей в страхах, но нельзя и прятать их от жизни