Я знаю, – Андрей Яхнин о фильме “Не верю!”

|

На канале НТВ был показан фильм Бориса Корчевникова «Не верю!», посвященный отношениям Церкви и общества последнего года: поджог храмов, спиливание крестов, выставки современного искусства vs строительство новых храмов, детские дома при монастырях, православные реабилитационные центры. Рассуждает художник, преподаватель МАРХИ Андрей Яхнин.

Фильм, сделанный Борисом Корчевниковым – это вполне добротная и профессиональная работа. Он в меру динамичен, в меру насыщен острыми сюжетами и в меру конкретен. Как это часто бывает с работами, выполненными в таком жанре – тенденциозен, но тоже в меру.

В общем, он является вполне симметричным, хотя и не сопоставимым по масштабу, ответом на хамский антицерковный накат, свидетелями которому мы были совсем недавно.

Но мне кажется, что реакция на этот фильм не менее важна и показательна, чем собственно его содержание.

Да, вновь перед нами на экране предстали циничные мерзавцы, коих так много в среде «прогрессивных антиклерикалов», вновь мы лицезрели беснование обезумевших «свободолюбцев».

Это сквозь туман постсоветской реальности, перед нами показался во весь рост страшный монстр, нависающий над нашей несчастной Россией уже без малого сто лет.

Черты этого монстра собирательны, но в то же время они обладают онтологическим единством.

Вот колышется ледоруб, торчащий из его головы, вот маузер и пачка атеистических листовок, а вот и поднятый воротник, закрывающий худую шею лубянского «друга бездомных детей».

Да, он здорово изменился за последние сто лет, хотя и не постарел. Он обзавелся айфоном и томиком Бодрийяра. К его антицерковным богоборческим аргументам добавились «последние научные знания» о космонавтах, которые не видели Бога, в его лексиконе появились такие выражения, как «постхристианская цивилизация» и «виртуальный апокалипсис». Он сменил тяжелый и неудобный маузер на портативный ноутбук, а комиссарскую ксиву на звание «гражданина мира». Но по- прежнему предательски торчит из его неугомонной головы ледоруб и ничего тут не поделаешь.

Однако при этом пугающе выглядит не столько эта чудовищная тень, не дающая нам прийти в себя, сколько мы сами. Вместо того, чтобы сделав столь необходимое духовное усилие, взглянуть этому чудищу в глаза, и твердо изгнать его из нашей изуродованной столетним кошмаром жизни – мы по-прежнему суетливо пытаемся, разделившись на две группки, играть ролевые игры в парадигме «либералы-охранители».

«Надо увидеть в нем человека, отнестись нему по-христиански, – смотря в пол говорят первые. – Что же мы все осуждаем, предаем анафеме, ведь есть не только плохое в нем, в этом чудище. Свобода творчества, авангард, искусство, «жить не по лжи» и все такое…»

Поднимите же глаза, друзья, он смеется над вами. Вы для него временные союзники, «попутчики», которых, использовав, пустят в расход, как это уже не раз было за последние сто лет.
«Наконец-то раскрыли заговор галерейщика с олигархом – победоносно возглашают другие, – раздавим врага в его логове, разоблачим сотню блогеров, защитим Церковь!»

Дорогие мои, неужели вы не поняли, что это вирус, против которого нельзя бороться, ловя микробов сачком. Здесь нет единого центра, откуда исходят указания, а есть горизонтально структурированный интернационал, со своей прессой, грантами, форумами и институциями актуального искусства. Не поняв, как функционирует этот мир, что за смыслы им движут, мы сможем ему противопоставить лишь приклеенную бороду сантехника, переодевшегося казаком и затем возмущенно удивляться очередной антицерковной провокации.

Чего как раз и ждет от нас этот метафизический пожиратель всего живого в культуре и жизни.

Беда в том, что мы утратили иммунитет, который позволил бы нам бороться с этим вирусом. Наше духовное и интеллектуальное болотце – очень благоприятная среда для его распространения. И пока мы не восстановим нами же прерванную связь с русской историей и русской культурой мы будем гнить в этом постсоветском болоте успокаивая себя то толстовскими всхлипываниями, то тоской по «величию» беломорканала.

И страшная тень с ледорубом в голове по-прежнему будет заслонять от нас свет, поблескивая глумливым пенсне.

Но при трезвом взгляде часто оказывается, что огромная и мрачная тень принадлежит маленькому и наглому недотыкомке, для которого даже и стада свиней жалко. Но чтобы увидеть это, надо прийти в себя.

Я не просто в это верю, я это точно знаю.

Читайте также:

Борис Корчевников: До сих пор не уверен, что этот фильм лучше молчания

Ольга Любимова: Фильм «Не верю!» — серьезнейшая неофитская ошибка

Прот. Владимир Вигилянский: Разоблачение организаторов информационной войны в непорядочности – очень веский аргумент фильма «Не верю!»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Православие для всех и очень разных

Около 300 человек 20-ти национальностей постоянно посещают храм святителя Николая Мирликийского в Амстердаме

«Секты – вон!» – это православная миссия?

Когда вместо того, чтобы проповедовать внешним, стоит заняться своим собственным устроением

Быть со Христом – это нейтралитет?

Война и смерть – далеко не самое страшное, что может случиться с человеком. В конце концов,…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!