Ярославль богомольем взял

«Ярославль богомольем взял» — с гордостью повторяют историческую поговорку ярославцы. Но кого конкретно «взял Ярославль», уже никто не помнит, так как Ярославско-Ростовская епархия — одна из старейших в Русской Православной Церкви: в 2006 году ей исполнилось 1015 лет. Редкий случай, когда город, где расположена архиерейская кафедра, младше епархии — Ярославль в этом году отмечает свое тысячелетие, что, в общем, тоже немало. Каково богомолье в современном городе Ярославле, попыталась узнать корреспондент «НС» Екатерина СТЕПАНОВА.

_MG_6492

В стороне

Ярославль — уютный, приветливый город, раскинувшийся в излучине рек Волги и Которосли. Есть в нем и гостиный двор, и городской театр (кстати, первый в стране), и пешеходные улицы, и живописные площади. Кофейни, пирожковые, превосходная волжская набережная с романтическими беседками. А храмов так много, что их и за неделю все не обойти! Нет только кремля, но кремлем здесь называют Спасский монастырь. Словом, в Ярославле есть все то, за что так любят русскую провинцию.

В сентябре ярославцы празднуют 1000-летие города (совсем не случайно   Ярославль изображен на купюре достоинством в 1000 рублей). За десять веков на этой земле просияли многие святые: свт. Димитрий Ростовский, свт. Леонтий Ростовский, сщмч. Арсений Ростовский, прп. Авраамий Ростовский… Но почему тогда они все «ростовские»? Дело в том, что до конца XVIII века кафедра располагалась в соседнем городе — Ростове. «У Ярославля непростая судьба, — рассказывает владыка Кирилл (Наконечный), архиепископ Ярославский и Ростовский. — Он всегда оказывался в стороне. Мог стать великокняжеским, но не стал им, потому что рядом Ростов Великий. Мог стать городом-героем, который запомнился бы нам по битве с монголами, но княжеское войско было разгромлено на реке Сити, и историческая Куликовская битва случилась более чем через сто лет в Тульской области. Ярославль всегда оставался на втором плане. Почти сразу после основания он был заброшен и забыт, внимание переключилось на Новгород, потом на Киев. До сих пор какая-то печаль лежит на этом красивейшем городе».

Несмотря на тысячелетний сплин, с Ярославлем связано много замечательных имен. В 1299 году здесь скончался князь Федор Черный. Народ любил его и скорбел о нем как о родном отце. Он правил Ярославлем сорок лет, с ним связан расцвет города. Его сыновья Давид и Константин вместе с отцом причислены к лику святых. Святителю Тихону было присвоено звание почетного гражданина Ярославля, когда он возглавлял здесь кафедру (1907-1913).

Самый прославленный ярославский святой — основатель города, князь Ярослав Мудрый, сын св. равноапостольного князя Владимира, крестителя Руси, брат свв. князей Бориса и Глеба, отец св. Владимира Ярославича, дед местночтимого святого Владимира Мономаха и даже католического святого Гуго Великого, графа Вермандуа. Но мощи большинства этих святых и самого Ярослава не в Ярославле и даже не в соседнем Ростове, а в Софии Киевской. Опять город остался в стороне.

Почетный житель

Первое, что замечает приезжий, — город щедро украшен изображениями медведя с секирой в шапке Мономаха. Это герб Ярославля. «Такое впечатление, что медведь — наш самый почетный горожанин. Памятники ему установлены на всех углах. Может даже показаться, что это он убил Ярослава Мудрого секирой, а не наоборот!» — смеются ярославцы. К слову сказать, в отличие от прославленного медведя, памятник Ярославу Мудрому в городе действительно только один — на Богоявленской площади.

По преданию, Ярославль возник на том месте, где Ярослав Мудрый зарубил медведя. Сегодня город щедро украшен изображениями медведя с секирой. А вот памятник Ярославу Мудрому в городе только один.

По преданию, Ярославль возник на том месте, где Ярослав Мудрый зарубил медведя. Сегодня город щедро украшен изображениями медведя с секирой. А вот памятник Ярославу Мудрому в городе только один.

Есть много преданий, повествующих о той исторической встрече князя Ярослава с медведем и об основании города. Приведем одно из них. Князь тогда правил в Ростовской земле, получив ее от отца. Ростов был богатым и хлебосольным, торговать с ним стремились купцы из других городов. Они добирались в Ростов на ладьях сначала по Волге, потом по Которосли и так до ростовского озера Неро. Но однажды в излучине этих рек поселились разбойники. Они грабили купеческие суда и тем расстраивали княжеские торговые дела. Ярослав вознегодовал, собрал дружину и пошел на разбойников. Ими оказались обосновавшиеся на правом берегу Волги язычники, которые поклонялись медведям. Их селение так и называлось — Медвежий угол. Князь повелел своим дружинникам устрашить разбойников, а сам заговорил с ними — предложил креститься и прекратить кровопролитие и беззаконие. Те отказались креститься, но пообещали платить дань. Ярослав отбыл в Ростов. Грабежи не прекратились, и он был вынужден вскоре вернуться. «Когда входил он в селище, — повествует предание, — люди те выпустили из клети зверя лютого, чтобы растерзал он князя и прибывших с ним ратников». Ярослав вступил в единоборство с медведем и зарубил его секирой. Убийство священного зверя привело в ужас мятежных жителей. Они поклонились князю и бросили творить свои набеги. На этом месте был заложен храм в честь пророка Илии и христианский город, названный Ярославлем.

Кстати, о преданиях. Именно в ярославском Спасском монастыре была обнаружена рукопись XII века — «Слово о полку Игореве». Но и ее судьба сложилась крайне неблагоприятно. Единственный список входил в собрание известного ценителя русских древностей графа А. Мусина-Пушкина, который ее обнаружил и выкупил. Он издал рукопись в 1800 году, а в 1812-м, во время московского пожара, она сгорела. Теперь в музее Спасского монастыря хранится только ее первое печатное издание.

« Транц-баран»

Ярославцы всегда считались народом шустрым и предприимчивым. По большей части город был купеческим, очень зажиточным. В торговых рядах можно было найти любой товар: ярославские купцы ездили по всему свету. Торговали честно, за что их и любили. Вот какое сохранилось описание: «Загляните в мелочную лавочку в любом городе, и если вы увидите в ней человека, который вместе одною рукою и вешает какой-нибудь старухе кофе, и тут же режет хлеб, и в один и тот же раз и мальчику лавочному успевает дать подзатыльника за то, что тот вместо того, чтобы с покупателями обращаться, котом занимается, — это ярославец!»

Однажды в Ярославле остановился Петр I . Находчивое купечество отреагировало моментально — вывесило напротив царских покоев огромный транспарант с надписью: «Оцу отечесва, от яраславска купечесва, транц-баран!» Но это еще не все. Когда стемнело, представители купечества поставили за транспарантом горшки с дегтем и подожгли, устроив этот неказистый фейерверк, чтобы порадовать своего государя. Такого внимания царь больше нигде не встречал и хорошо запомнил ярославцев!

 Город щедро украшен изображениями медведя с секирой.

Город щедро украшен изображениями медведя с секирой.

«Роскошь в городе страшная, — вспоминал свое посещение Ярославля писатель Иван Аксаков. — Мебель, квартиры, одежда — все это старается перещеголять и самый Петербург!» Но чем особенно старались перещеголять всех на свете ярославцы — так это своими церквями. Построить храм среди зажиточных горожан считалось необходимым для спасения делом. Желающих было много, а места мало, поэтому часто строили сразу по два храма — один зимний, другой летний — рядом. Оба за одним забором и за одним настоятелем. В старом городе такие двойные храмы стоят через каждые сто метров. Иногда их строили, просто чтобы построить, а потом закрывали на ключ — так как служить в них все равно было некому, да и прихода не было, чтобы их содержать. На улице длиной в один километр могло стоять до двадцати церквей. В советское время их взрывали, застраивали жилыми и административными зданиями, но изменить облик города все равно не смогли, куда ни глянь — купола да колокольни!

Потерянные традиции

В начале XX века население Ярославля было практически уничтожено, а кого не расстреляли — вывезли в лагеря. «После провокационного большевистского восстания в 1918 году было ликвидировано все купеческое население, вырезана вся интеллигенция, не пощадили даже врачей, — рассказывает владыка Кирилл. — Не осталось никого. Потом начали строить заводы и в город завезли новых людей — пролетариат, для которых все здесь было чуждо. Они получили очень богатый, зажиточный город, но не восприняли его традиций, его благочестия, его историю, не полюбили его храмы и красоту. Все это не было для них, воинствующих атеистов, ценно. С тех пор здесь нет коренных жителей и нет традиций».

Волжская набережная – пешеходная зона, место народных гуляний

Волжская набережная – пешеходная зона, место народных гуляний

Самое оживленное и приятное место в Ярославле — волжская набережная и стрелка. Липы, беседки, цветы. Здесь проводят вечера горожане и приезжие. В выходные летние дни городская администрация устраивает на набережной народные гуляния. Например, 12 июня, в День России, проводится праздник для «всех национальностей», живущих в России. Всем диаспорам, представленным в Ярославле, предлагается выступить с концертной программой. Под национальными флагами собираются семьями чеченцы, армяне, узбеки, таджики, киргизы — все они, молодые и трезвые, поют свои песни, танцуют национальные танцы. Даже кришнаиты в сари, под видом нового этноса, пробираются на набережную — играют на барабанах, медитируют. Одни только русские почему-то никак не представлены, если не считать потягивающую пиво молодежь на лавочках и под ними. Видимо, владыка прав: традиций нет, коренные ярославцы больше не поют песен, не танцуют, не могут рассказать о себе. А ведь есть что показать: в епархии прекрасный хор ярославских отцов, проводится многотысячный фестиваль постной кухни. «Но не крестным же ходом нам идти на набережную!» — шутя оправдываются православные. А почему бы и нет?

12 июня, Ярославль, празднование Дня России. Кого здесь только не увидишь в этот день! Чеченцы, армяне, таджики, киргизы – все диаспоры выходят на набережную со своими национальными песнями и плясками. Даже кришнаиты в сари под видом нового этноса приходят поиграть на барабанах. Не пляшут и не поют только русские – разучились?

12 июня, Ярославль, празднование Дня России. Кого здесь только не увидишь в этот день! Чеченцы, армяне, таджики, киргизы – все диаспоры выходят на набережную со своими национальными песнями и плясками. Даже кришнаиты в сари под видом нового этноса приходят поиграть на барабанах. Не пляшут и не поют только русские – разучились?

Богомолье

Многодневные крестные ходы — это такая же удивительная местная традиция, как и двойные храмы. «История наших крестных ходов начинается в XVIII веке. Каждому из них предшествовало какое-то событие, — рассказывает архимандрит Вениамин (на момент нашей встречи нареченный епископ Рыбинский), организатор и вдохновитель крестных ходов в Тутаеве (бывшем Романове-Борисоглебске). — Например, крестный ход с Ярославской Казанской иконой Божией Матери был установлен по такому случаю. Образ Божией Матери Казанский был привезен в Романов из Казани. В годы лихолетья, 1609-1610-е, ее перенесли в Ярославль и по чудесному заступничеству Божией Матери отряды Лжедмитрия II отступили от города. В благодарность в Ярославле был основан Казанский монастырь. Икона осталась в нем. Романовцы стали просить вернуть им святыню, но для Романова сделали копию, а оригинал постановили приносить для поклонения каждый год из Казанского монастыря крестным ходом. Три дня мы идем пешком из Ярославля по левому берегу Волги, заходим в села, деревни, детские оздоровительные лагеря — служим молебны. Несколько дней икона стоит в Воскресенском соборе, а потом мы так же три дня возвращаем ее обратно по правому берегу Волги. Таким образом обходим все наши окрестности».

В воротах – самая большая в православном мире икона Спасителя, одна из самых почитаемых святынь Ярославской земли.

В воротах – самая большая в православном мире икона Спасителя, одна из самых почитаемых святынь Ярославской земли.

Есть еще крестный ход с самой большой в православном мире иконой Спасителя, которая в особом киоте находится в Воскресенском соборе города Тутаева, где служит нареченный владыка Вениамин (Лихоманов): «В 1238 году Ярославль был разграблен монголо-татарами, многие ярославцы бежали из своих домов туда, где теперь находится город Тутаев, срубили себе дома. Поставили деревянный храм и для него написали образ Спасителя « в небо». Он крепился на потолке — поэтому икона такого большого размера». В XVIII веке свщмч . Арсений (Мацеевич) вывез икону в Ростов. Через 44 года жители Романова стали просить вернуть святыню. Ее принесли на руках из Ростова Великого. В том месте, где духовенство и жители города ее встречали, образовались источники. Тогда установили праздник этой иконы и однодневный крестный ход вокруг города — в десятое воскресенье по Пасхе. Икону обносят вокруг города, заходят в больницы, дома престарелых. Многие прохожие присоединяются к процессии, чтобы пройти хотя бы часть пути.

«Крестный ход — это такая молитва, — рассказывает владыка Вениамин. — Мы молимся не только о себе, просим Спасителя, чтобы он сохранил, укрепил, вразумил всех, кто живет на этой земле. Если мы проходим через села, где есть храм, но пока нет богослужения, мы служим литургию. Крестим, если кто-то готов креститься. В принципе, действующие храмы есть недалеко, но когда приходит крестный ход — это праздник для жителей сел. Наш собор никогда не закрывался. В сторожке при храме в старости жил архимандрит Павел (Груздев). Он очень радовался, когда мы шли крестным ходом по городу. Когда еще был в силах – шел часть пути с нами, а потом уже только встречал нас у собора, благословлял, прикладывался к иконам».

Возрождение

В 1928 году крестные ходы были запрещены. Об этой благочестивой традиции, как и о многих других, ярославцы забыли на многие десятилетия. Только в тутаевском храме продолжали в установленные дни ходить с иконой вокруг храма, но это уже никак нельзя было назвать масштабным мероприятием. О крестных ходах снова вспомнили лет двадцать назад, причем сразу в нескольких приходах. Вскоре начали собираться и на многодневные ходы по окрестностям Ярославля. У самого большого крестного хода, Иринарховского (который организует братия Борисоглебского монастыря, где подвизался прп. Иринарх), есть даже свой официальный сайт, где можно задать вопрос по организации, уточнить маршрут. Верующие — крестоходцы, как их здесь называют, — готовятся к пятидневному ходу заранее: женщины шьют сарафаны, читают с детьми житие прп. Иринарха, мужчины собирают бивуачное снаряжение. В пути все желающие читают вместе правило, участвуют в богослужениях. На этот крестный ход собираются тысячи паломников со всей области. Вера перестает быть уделом чудаков-одиночек.

Церковь Ильи Пророка – визитная карточка Ярославля. Сейчас совмещает в себе функции храма и музея. До 17.00 увидеть роскошные фрески храма можно только по билетам. После закрытия кассы на богослужения все проходят совершенно бесплатно

Церковь Ильи Пророка – визитная карточка Ярославля. Сейчас совмещает в себе функции храма и музея. До 17.00 увидеть роскошные фрески храма можно только по билетам. После закрытия кассы на богослужения все проходят совершенно бесплатно

В 1995 году в честь тысячелетия распространения христианства на Руси в Ярославле даже был установлен памятник Пресвятой Троице — своеобразная дань религиозному самосознанию ярославцев. Его расположили на месте алтаря Успенского собора, взорванного в 1937 году. «Этот памятник очень противоречивый, — говорит владыка Кирилл. — Его установили в то время, когда никто не мог даже представить себе, что Успенский собор будет восстановлен. Автор, вероятно, хотел своим творением увековечить место, где стоял самый большой собор города. Но верующие ярославцы очень сдержанно относятся к этому творению. А для неверующих изображение Троицы святыней не является, они с удовольствием фотографируются на фоне памятника, встают на него ногами, бросают в Чашу монетки на счастье. Вот достроим собор, поднимем вопрос о том, чтобы убрать эту достопримечательность из города».

Тем временем строительство кафедрального собора близится к завершению. Идея восстановить разрушенный Успенский храм к 1000-летию города принадлежит предпринимателю Виктору Тырышкину. Все заботы и расходы по воплощению этой идеи он взял на себя. Такого вклада в восстановление церквей и монастырей Ярославской земли несколько столетий не делал ни один предприниматель — с того самого времени, когда купцы украшали Ярославль богатыми храмами. «Врачи подписали мне приговор более 20 лет назад. Но Господь на такой долгий срок продлил мне жизнь. Ведь зачем-то Он это сделал», — говорит Виктор Иванович. Эту стройку он воспринимает как свою миссию. И хочется верить, что появление нового кафедрального собора на набережной древнего города действительно станет символом духовного возрождения Ярославской земли.

Екатерина СТЕПАНОВА

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: