Юлия Павлюченкова – мама 11 детей, которая все успевает

|
Мне казалось, что с Юлией Павлюченковой, мамой четверых кровных и семерых приемных детей встретиться будет сложно: дети, работа, служение – график очень жесткий. Но Юлия – такой человек, который все успевает. Интервью назначила очень быстро: мы беседовали между ее рабочими поездками. В интервью «Правмиру» Юлия рассказала о своих детях, об умении все четко планировать, о том, как можно выйти замуж по благословению и откуда берется любовь.

Юлия Павлюченкова мама  кандидат политических наук, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви, председатель правления Православного благотворительного фонда «Хочу верить», координатор проекта «Православный продукт», автор и ведущая программ на православной радиостанции «Радонеж».

Николай Казаков – папа – офицер, военнослужащий, инструктор по физической подготовке. Неоднократный призер различных соревнований.

– Я с детства была заводилой: без меня не проходили ни одни мероприятия в школе, в дружине. И первый опыт взаимодействия с детдомовскими детьми был именно связан с установкой «пионер – всем детям пример». Уговорила одноклассников, что мы должны выступить шефами детям из детского дома. Мы стали приходить в детский дом, общаться, играть с ребятами, гулять.

В какой-то момент я увидела, что милого мальчика Ванечку, лет пяти, который жил тогда в детском доме, можно вывести наружу, и никто не заметит. Мама как раз родила моего брата. И я подумала: «О, как здорово, Ванечке пять лет, брат Тарас недавно родился, мне – десять лет, какая будет замечательная семья!»

Моя мама не была в курсе моих размышлений и моей радости. И не оценила моих стараний увеличить семью таким образом. С одной стороны, для меня этот опыт был тяжелым переживанием, как же мама так могла, отправила меня с Ваней назад. С другой стороны – пришло четкое понимание, что такое ответственность. Вот теперь иди и расхлебывай, ты же мальчику Ванечке всю дорогу рассказывала, что он будет жить с вами, объясни теперь, что этого не будет.

Помню, как я стояла и рыдала вместе с Ванечкой у железного забора детского дома и говорила: «Ваня, я вот вырасту, осталось всего восемь лет и обязательно приду, обязательно заберу, ты не переживай»…

В детстве я видела будущую семью так: много детей, муж – военный, свой дом… Все в итоге и сбылось.

Беспроблемный приемный ребенок

Когда первый ребенок, Даниил, был еще совсем крохой, грудным младенцем, в семье появилась восьмилетняя Наташа из Смоленского детского дома. Она сразу хорошо, заботливо включилась в нашу жизнь. И очень мне помогала с младшим, как и положено старшей сестре, как я помогала в свое время маме с младшими братьями. Наташа всегда была беспроблемным ребенком, никаких адаптаций (о которых тогда я ничего и не знала) у нас не было. Сейчас она сама мама, недавно у нее родилась Анечка.

Через год после Наташи у нас появилась ее сестра, шестилетняя Люба. И вот здесь начались проблемы: Люба с самого начала стала воровать в школе (она как раз пошла в первый класс), лгать, уходить гулять без спроса. Проблемы решались по мере их поступления.

Сейчас с этим проще: есть психологи, есть школа сопровождения. А тогда мы искали сами, кто бы нам из психологов смог что-нибудь сказать, беседовали с батюшками на эту тему. С Любой беседовали батюшки. Рассуждали о грехе, о том, почему, например, воровство – это плохо: «Ты взяла деньги у учительницы, вы купили на них пирожные на весь класс. А у учительницы есть ребенок, которого она на эти деньги кормила бы там неделю». Я искала многодетных мам, сталкивающихся с подобным опытом, приемных родителей…

Про любовь

Любовь, на мой взгляд (любовь к мужчине, к людям, к детям…), – это то, что нам дается свыше. И она состоит из очень многих факторов. В том числе, это фактор вложенного времени, фактор потраченных сил, бессонных ночей, фактор потраченных нервов, фактор получения положительных эмоций.

Но я знаю, что бывает, когда любви в тебе нет. И тогда ее можно попросить у Бога, и это помогает. Помню, как я стояла у иконы Богородицы и умоляла дать мне любви, потому что, на мой взгляд, мне как раз этой любви по отношению к близким не хватало.

Поэтому нельзя говорить: вот сейчас я не люблю этого приемного ребенка, а через месяц полюблю. Это неправда, здесь не может быть прогнозов. Ты просто взаимодействуешь с ребенком, с людьми, с близким, как-то ты включаешься и оглядываешься, видишь, что любовь уже есть… Главное, не говорить себе: вот потерплю пару месяцев, а потом появится любовь. Нужно просто жить…

Без мужа

После того как умер мой первый муж, и я осталась одна с тремя детьми, несколько лет работала вообще без выходных, без отдыха, без отпусков. Тем более, семья наша увеличилась: я привезла с Украины Диму. Мы с ним познакомились, когда он попрошайничал на рынке. Познакомилась с его кровной матерью, и та сказала: «Я понимаю, что его не выращу. Забирай. Иначе он будет бандитом, преступником алкоголиком». После того как Дима был уже дома, четыре года пришлось оформлять документы, определять статус.

На самом деле дети были якорем, меня никуда не уносило: некогда было. Какая-то часть людей, моих знакомых, которые пытались меня зазвать на какие-то неважные, не столь значимые мероприятия, обижались, и – отпадали. Оставались те, кто понимал, готовые сами приехать в гости, пообщаться.

И еще очень важным моментом было то, что мне все вокруг говорили: «Юля, ну ты имеешь право сдать детей обратно в детский дом». И вот эта какая-то внутренняя злость, что люди так рассуждают, она мне тоже очень помогала, сил придавала. Я говорила: «Конечно, не сдам! Мало ли как мои обстоятельства изменились. Я не имею права так поступить».

Я убеждена, что дети – это нормальная составляющая в жизни любого родителя. И более того я считаю, что мамы, которые говорят: «Ой, я родила или ой, я беременна, ой, у меня дети, и поэтому я не могу себе позволить там то-то, то-то, то-то в плане времени», на самом деле, лгут. Проблема зачастую в лени. Надо быть активной. Утром бегать, спортом заниматься, не лениться. И тогда в течение дня у тебя будет хватать энергии и сил для того, чтобы разруливать все те обстоятельства, которые случатся в течение дня.

Обижаться на Бога – это вообще глупость. Я уверена, что Господь нам дает исключительно то, что мы можем понести. Поэтому у меня никогда даже мыслей не было: «Как же так, как же я теперь буду жить!»

Где в Москве Красная горка?

После смерти мужа прошло несколько лет. У меня появились поклонники. Но никто не хотел жениться, все хотели так. А я, понятное дело, так не желала. Или «не те» хотели жениться, потому что мой духовник отправлял их ни с чем.

А батюшка вообще сказал: «Давай-ка, иди в монастырь». Тут я возмутилась: «А кто рожать будет, если всех в монастырь?» (У меня как раз много церковных знакомых приняли монашество). В ответ слышу: «Ты что, рожать собралась? И сколько будешь рожать?». Я говорю: «Не знаю сколько. Мужа мне выдайте, пожалуйста, буду рожать». Батюшка предлагает: «Ну, хорошо, давай помолимся. Молиться будем святителю Николаю. Мужа тебе такого надо серьезного, военного. Другого ты в бараний рог скрутишь».

Через месяц знакомлюсь с Колей. До этого у меня знакомых с таким именем вообще не было. То есть при знакомстве мне и в голову не пришло, что это мой будущий муж. Мы познакомились в санатории, ходили, гуляли, разговаривали. Без каких-то чувств и эмоций. Просто по-дружески.

А перед моим отъездом он поменял свои билеты на два дня раньше, чтобы улететь со мной. Когда самолет приземлился в Москве, он говорит: «Давай я на тебе женюсь». Придя в себя от удивления, отправила его к моему духовнику – разбираться. Через какое-то время звонит: «Батюшка сказал: «А ты чего некрещенный пришел?»

Я обрадовалась, потому что как-то не была готова так неожиданно выходить замуж. Он же пошел, покрестился, потом снова к моему духовнику. Все это происходило без меня, я ни о чем не знала. Через какое-то время звонит мне: «Юля, а где в Москве Красная горка? Батюшка велел венчаться на Красной горке». Я побежала к батюшке, а он: «Это твой муж, венчаться без разговоров».

Так что я венчалась почти с чужим тогда человеком. И поэтому спустя десять лет, я могу утверждать: любовь – это то, что можно приобрести, настроить. Попросить у Бога. И всячески нужно стараться оберегать ее.

Накануне венчания мы поехали на подворье монастыря, где будем венчаться, и во дворе монастыря Коля звонит своей маме: «Мама, я послезавтра венчаюсь. Невеста – хорошая девочка. У нее четверо детей». Я, затаив дыхание, жду реакции мамы. Она попросила, чтобы Коля передал трубку мне. Беру трубку, предполагая, что сейчас услышу. Слышу неожиданное: «Ты его уговорила креститься?» «Не я, батюшка сказал, что надо», – отвечаю. «Понятно, – отвечает мама моего мужа, строгая волевая дама. – Я 30 лет ему говорила, что надо покреститься. Слушай, деточка, я всегда буду на твоей стороне. Человек с четырьмя детьми, заставивший моего сына покреститься – дорогого стоит». Мы с ней дружим до сих пор.

Мужское решение

Когда мы поженились, Коля переехал к нам в Реутово (я в свое время продала квартиру в Москве, чтобы купить большую в Подмосковье): так было удобнее, чтобы не ломать организованную жизнь детей.

Как-то сидим, ужинаем. Приходит Михаил, молодой человек, ухаживающий за старшей дочкой – Наташей и заявляет: «Короче так, Наташа переезжает жить ко мне». Мне очень понравилось, как ответил Николай, который жил с нами еще несколько месяцев: «Короче так, Михаил, хозяин здесь я. И за кого выдавать свою дочь замуж, буду решать я. И если ты пришел таким вот наглым образом попросить ее руки, то все равно, в принципе, мы не против женитьбы. Мы знаем, что вы дружите. Но это будет именно так: ЗАГС, паспорт с печатью, венчание и только после Наташа поехала к тебе. По-другому не будет». И все сразу встало на свои места. Наташа с Мишей поженились, живут хорошо.

И такая же была ситуация с Любой, которой было всего 17, и она оканчивала 11 класс. У нее тоже случилась огромная любовь. И тут в нашей жизни появилась кровная мама Наташи и Любы, которая стала им внушать: «Девочки, да эти люди вас вообще какой-то ерунде учат. Да что вы их слушаете. Не слушайте никого. Как хочется, так и делайте. «Залетите», и вас замуж возьмут».

У Любы был молодой человек Максим, наш сосед, старше ее на шесть лет. Несмотря на мои увещевания и разговоры с Максимом, что надо сдерживать себя, и жить вместе только после свадьбы, Люба ушла к нему.

Николай сразу же пошел к родителям Максима и сказал: «Так, господа, либо ваш сын женится, либо садится в тюрьму. Девочка несовершеннолетняя». Поженились, живут нормально. Люба родила нам внуков – близнецов Вику и Катю.

Поэтому я всегда теперь родителям говорю: «Проявляйте жесткость, не позволяйте никакого сожительства. И когда дети увидят вашу жесткость и твердость в этом вопросе, они смирятся, и все будет нормально».

Понимание смерти

Когда я вновь вышла замуж, все дети сразу стали называть моего мужа папой, а Данил – нет, старший кровный ребенок, протестовал: «Он же не мой папа, почему я должен называть его папой?». Я отвечала: «Не должен».

Даниле, он был еще маленький, я тогда никак не объясняла, что случилось. А девочкам сказала, что Господь забрал папу на Небеса и он там теперь молится. Даниле объяснила это чуть позже. И чувствовала, что он растет с какой-то внутренней обидой на папу, который взял и умер.

Мы с ним несколько раз подолгу сидели, разговаривали о том, что любой человек – и даже мама – может умереть, и что это случается не потому, что Господь захотел, просто бывают разные обстоятельства. Надо просто молитвенно вспоминать этого человека, близкого тебе, не забывать о нем, потому что он там, на Небесах, молится за нас.

Христианство помогает говорить с детьми о смерти. Буквально через год после нашего разговора дома умирает бабушка, которая жила с нами, и дети ее очень любили. И меня тогда поразил именно Данилин подход, которому тогда было лет восемь. Он начал всем остальным детям говорить: «Вы не переживайте, умирают не потому, что Господь такой, что Он решил забрать бабушку. Так случилось, пришло время. Надо пойти и молиться».

И я, несмотря на потерю, очень была рада, потому что это было приобретение – осознание сыном смерти.

А принять мужа как папу помог Максим, пятый ребенок, который появился в семье. Потому что, получалось, что ребенок, который пришел из детского дома, называет его папой, а он, живущий внутри семьи, «свой» – называет Колей. И постепенно он с «Коли» плавно перешел на «папу».

«Можно отозвать тебя в комнату»

Бывает, конечно, что мы с мужем спорим. Например, я считаю, что Николай порой очень жестко общается с детьми. В силу того, что он военный. И я ему могу сгоряча начать прямо при детях говорить, что это мне не по душе. Мы ссоримся именно из-за того, что я при них что-то начала говорить. На самом деле муж прав здесь на 200 процентов. В последнее время я держу себя в руках, зажимаю себе рот ладонью. И говорю «Коля, можно отозвать тебя в комнату».

У нас трое общих кровных детей. И каждая беременность – психологическое испытание. Каждое первое УЗИ заканчивается словами врачей: «С ребенком все плохо, срочно, срочно на аборт, сейчас мы все справки дадим». И хотя я уже эту всю ситуацию знаю, но все равно переживаю и плачу.

Сложным был момент, когда в семье появились сразу Полина, Леша и Сережа. Все произошло так быстро, а муж был на военных сборах. По телефону я не хотела с ним это согласовывать. Надо было принимать решение быстро, батюшка благословил брать сразу всех троих.

Я думала, что возьму детей на выходные, мы пообщаемся, потом приедет Коля, и мы заберем их насовсем вместе. А нам в детском доме сказали: «Забирайте всех сегодня».

В день, когда мы приехали домой, наш папа неожиданно вернулся со сборов. Он заходит домой, к нему бегут наши дети, кричат: «Папа, папа, у нас теперь есть Сережа, Полина и Леша». Папа, огорошенный информацией, сразу произносит: «Юля, выйдем, пожалуйста, на улицу». А на улице уже высказал: «Почему я узнаю последним, когда уже дети дома! Это что такое!».

Так мы ходили вокруг дома, потом он вздохнул: «Ну, раз батюшка благословил, хорошо. Ладно». Видимо, вспомнил слова батюшки: «Ты на ней женишься и это – стопроцентное попадание в Рай. С ней можно больше вообще ничего не делать, просто жить с ней, терпеть ее и – спасешься».

Поиски кровной матери

Нас очень удивил Максим, который упросил моего мужа взять его из детского дома. Говорил, что он будет хорошим, замечательным и послушным. Нет, мы понимали, что это слова, но не ожидали от него каких-то форм жестокости и ненависти по отношению к другим детям.

Он всячески старался первое время, исподтишка, чтобы никто не увидел, что-то гадкое сделать, кого-то ударить, ущипнуть, пнуть. В школе мог взять палку, избить девочку. Нам казалось, что мы уже опытные родители, легко справимся с ситуацией. Но не тут-то было. Мы обращались к психиатрам, к психологам. С Максимом мы получили опыт именно деструктивного отношения к семье со стороны ребенка, он постоянно лгал, делал гадости.

В какой-то момент муж не выдержал и сказал тогда уже тринадцатилетнему Максиму, (к моему ужасу): «Все, сейчас соберешься и уйдешь обратно в детский дом». Максим ответил: «Ну и отлично! Можно подумать, что вы мне так нужны». И это было еще большим ужасом, потому что это сказал ребенок, в которого искренне вложено столько сил, сколько не требовали предыдущие дети.

Пришлось мне включаться в ситуацию. Все, слава Богу, обошлось. С помощью тех же специалистов – психологов, психиатров. Четкое заключение которых было, что проблемы от того, что у Максима совершенно нет опыта жизни в семье. Другие дети имели такой опыт, пусть и негативный. А Максим с рождения – в системе…

Сейчас написала в программу «Жди меня», что я очень ищу его маму. Максиму пятнадцать лет, и он каждый день живет с мыслью: почему она его бросила. Мы указали в письме номер роддома, ситуацию. Вдруг она раскаивается в этом поступке? Может быть, для нее это был самый страшный момент? Я верю в то, что Господь, если она жива, и ей это нужно, и ему это нужно, как-то сведет их. Потому что да, мальчик учится, он социализирован, но в его душе эта заноза – «почему она меня бросила!»

Мы с ним очень много разговариваем и он, например, говорит: «Хорошо Диме, он знает, кто его кровная мама. Пусть она пьет, но он знает, где она. И Полина знает…» Вот такая у него боль.

Откуда берутся дети

Мы никогда не скрываем от приемных детей их историю, информацию о кровных родственниках. С самого начала, когда дети маленькие, мы рассуждаем так: Господь дает людям детей самым разным образом. Один вариант, когда мамы выходят замуж за пап, целуются, и у них появляются дети. Есть и другой вариант: бывает так, что дети рождаются у одних мам и пап, но Господь хочет, чтобы их воспитывали в другой семье, другие мама и папа. Так что наши дети растут с пониманием, что оба варианта – норма.

«Ты молись, и мама придет за нами»

Год назад, в мае, мы взяли в семью троих детей (как раз тогда, когда наш папа был на сборах): Полину, Лешу и Сережу. И в тот момент, когда я в первый раз с ними познакомилась, маленький пятилетний Сережа сказал своей сестре, восьмилетней Полине: «Полина, я же тебе говорил: «Молись, молись Боженьке. Мама придет за нами». А ты рыдала. Ну и что, видишь, мама пришла».

У нас была проблема, что всех детей невозможно было уместить в машине, всем вместе куда-то поехать. Я как-то обсуждала это с мужем, и разговор услышал пятилетний Сережа. Он говорит: «Мама, ну ты чего, не знаешь, что делать? Смотри, я вот сейчас помолюсь. Я же в честь Сергия Радонежского крещен». Он встал посреди двора, поднял руки в небо и начал кричать: «Бог, пожалуйста, пожалуйста, нам машина нужна!»

Через какое-то время я общалась с людьми, которые недалеко живут, речь зашла о приемных детях. Я сказала, что мы еще троих взяли. На что последовал удивленный вопрос: «Как же вы помещаетесь в машину?» Я ответила, что не помещаемся и рассказала, как Сергей молился.

Знакомые спрашивают: «Какая вам нужна?». Я, просто в продолжение разговора, называю марку 11-местного микроавтобуса, о котором мы мечтали. В ответ слышу: «Вам куда пригнать?» Ничего, не понимая спрашиваю: «Кого пригнать?» Знакомые разъясняют: «Микроавтобус. Или лучше деньгами дать? Сколько он стоит?»

Для меня это было шоком, и это еще мягко сказано. А Сергей новости не удивился: «Мама, я же сказал, что Бог даст». Вот такая дерзновенная детская молитва к Богу творит чудеса.

Секреты успевания

Чтобы все успевать, надо мало спать, мало есть, не тратить время по пустякам и все очень жестко планировать.

Мой обычный день: подъем в 7 утра. Но не всегда. Порой к 6.15 нужно было приехать в Мытищи (мы живем в своем доме недалеко от подмосковного Пушкино): у мальчиков начиналась тренировка в хоккейном клубе «Атлант». Значит, из дома нам надо было выехать где-нибудь в 5. Надо было поднять детей, одеть их сонных в хоккейную форму, затащить сонных в машину, в «Атланте» чем-нибудь срочно накормить и напоить, чтобы они проснулись и на тренировке не спали.

Мы дали объявление и нашли женщину, которая могла потом мальчиков из «Атланта» отвезти домой, тогда в – детский сад, сейчас – в школу.

Я уже возвращаться не могу: уезжаю в Москву. Там три-четыре встречи, переговоры, какие-то дела, надо какие-либо документы подготовить или проанализировать или посмотреть что-то. Несколько дней в неделю у меня занимает «Радонеж», – запись либо прямой эфир. Плюс соответственно два раза в неделю – это истории, связанные темой наркопотребления: либо это круглые столы, либо встречи с наркозависимыми, либо с их родственниками, либо подготовка материалов на сайт. Плюс у меня благословение, я занимаюсь проектом «Православный продукт». Соответственно это могут быть поездки в какой-нибудь монастырь. Вечером обычно меня забирает муж, который тоже возвращается из Москвы. По дороге я еще чего-нибудь дописываю на компьютере, договариваю по телефону…

Все дети у нас учатся в православных школах – до шести-семи вечера, и их развозит автобус.

Мы так все организовывались, что все успевали, но несколько раз были моменты, когда мы не успевали, к тому же плюс девочки поют в фольклорном коллективе «Веснянка» в «Пушкино», да и поменялось время тренировок по хоккею. Тогда мы поняли, что помощью одной женщины, которая забирает мальчиков с хоккея, нам не обойтись.

Сейчас именно развозом, привозом, кружками занимается суперответственный парень Илья, с которым мы понимаем, кто, где и что происходит. И уверены, что если мы стали на Ярославке в пробку, то директор детского сада не сойдет с ума в связи с тем, что мы не заберем ребенка в семь вечера.

Тема планирования у меня с детства. Этому меня научили мои родители: спорт, тренировки. И я этому сейчас обязательно учу своих детей, потому что, мне кажется: уметь планировать, чувствовать время, обязательства, – это очень важно.

Про детские споры и баллы

Конечно, детские споры и ссоры бывают. Это нормально. Я со своим братом родным еще как дралась! Выросли, любим друг друга.

В порыве ссоры могут сказать какие-то обидные слова, например: «Пока вы были в детском доме, мои игрушки никто не трогал». Мы разговариваем, объясняем, мирим. Хотя стараемся сильно не влезать: они должны уметь ссориться и мириться. Это нормальный процесс социализации. Мы просто наблюдаем внимательно, чтобы они не перешли какую-то черту.

В момент, когда к нам пришли Полина, Леша и Сережа, дети стали делить: «Это моя мама; нет, это моя мама». Здесь вопрос диалога, мы садимся и в открытую говорим: «У Полины, Леши, Сережи тоже была мама. Она не смогла их воспитывать, вот их забрали в детский дом. Господь решил, что ваши мама и папа справятся с их воспитанием. Батюшка благословил, и мы забрали Лешу, Полину и Сережу. И поэтому, господа, нельзя рассуждать, что вот мама моя или не моя. Мама – общая. И будьте добры, уважайте друг друга. Вы – члены одной семьи. И вы должны друг друга защищать. Дома можете ссориться, делить игрушки и так далее. Но за стенами дома вы должны быть единым целым, стоять друг за друга, должны помогать друг другу».

Чтобы организовать детей очень помогает система баллов, подсмотренная у психологов. Убрал за собой кровать без напоминаний – 5 баллов; почистил зубы – 5 баллов; без напоминания убрал за собой одежду – 5 баллов, сделал уроки без напоминаний – 10 баллов. У нас такая есть доска, где расписаны баллы, на что их можно потратить, какие-то штрафы.

Если набрал 100 баллов – можно поехать в аквапарк, 50 баллов – можно сходить в кино… Если у тебя нет нужных баллов, то ты не идешь в кино, даже если твои братья-сестры идут.

Когда «собственное» уходит

В отношениях мужа и жены важно, чтобы люди жили друг для друга. Когда люди вместе живут, уходит тема собственного. То есть ты не принадлежишь себе, и муж твой не принадлежит себе. Фактически ты живешь для него, а он – для тебя. Бывает, что тебе не хочется что-то делать, но я вынуждена это делать, потому делаю это для мужа, для семьи. У мужа – та же ситуация.

Еще очень важно, чтобы мужчина всегда оставался мужчиной. Женщина старается родить тому, кому она доверяет и в ком она уверена. И мне кажется, что сегодняшние малодетные семьи отчасти вызваны тем, что часто нет доверия «второй половине».

Не раз мужчины говорили мне: «Юля, повезло твоему мужу, ты вот рожаешь, а моя не хочет». И я им все время говорю две вещи: «Первое: напомню, что рожают женщины тогда, когда они доверяют. И это вопрос в тебе, дорогой мой. Подумай, почему твоя жена не готова тебе рожать. А бывает еще второй момент – когда женщины дурят. И тогда ты своей дурной, в тот момент жене, но хорошей и любимой скажи: «Дорогая, если не будешь рожать ты, то будут рожать другие. И тогда она тебе обязательно родит». И после таких бесед уже много детей родилось.

Очень важно в семье – говорить. Не придумывать себе что-то, а появился вопрос – сразу озвучивать.

У нас тоже были сложные моменты в отношениях, когда семья проходила определенные кризисы. И нас спасало то, что, во-первых, в голове не было и отдаленной мысли, что есть шанс развестись. Нет такого шанса в принципе. И второй момент, мы садились и говорили. Я предлагала мужу: «Напиши, пожалуйста, на бумаге, что тебя не устраивает, и я напишу, что меня не устраивает. Мы с тобой поменяемся и сделаем какие-то выводы. Хотя бы два пункта из того, что тебя не устраивает я попытаюсь исправить, то же самое – с моими двумя пунктами.

И еще очень хороший метод, конечно, он технический, но постепенно он из технического переходит в эмоциональный. В какой-то момент муж с женой перестают обниматься в течение дня: вроде заботы, дела, не до нежностей. И вот очень важно просто для себя поставить такую задачу: минимум пять раз в день обнимаемся. Просто пять раз в день подходишь к мужу и обнимаешь его. Или муж подходит к тебе и обнимает. Мне сначала казалось, что это глупость. А теперь вижу – это «работает».

Точно так же с детьми. Нужно поставить задачу: ты садишься рядом с ребенком, обнимаешь его, гладишь и сидишь секунд тридцать. Как таблетку даешь. Дальше встаешь и занимаешься своими делами. И в какой-то момент все эти технические вещи становятся эмоциональными, естественными. Ты видишь отклик…

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Дмитрий Емец про бунт пупсиков и самый главный секрет родителей

Иногда ваши дети будут есть много, а иногда не есть ничего. Иногда умнеть, а иногда тупеть.…

Пятеро детей, свидание в Гоа и гомеопатия

Маргарита Ашимихина о буднях и лайфхаках многодетной семьи

Семья Баграмовых: Трое сыновей и солнечная Катя

Когда я сообщила мужу, что с ребенком проблемы, и сказала: «Мы же все равно ее заберем…»…