За чем стоим? У креста апостола Андрея

|

Ломая голову над тем, как начать этот рассказ, я проглядывала ленту в Facebook и столкнулась с мнением, что массовое поклонение святыням — рецидив язычества в христианстве. Мнение поддерживали многие весьма уважаемые мной, духовно трезвые и здравомыслящие люди. И мне стало по-человечески «обидно за державу».

Когда полтора года назад я беседовала с людьми в многокилометровой очереди к поясу Богородицы, мне попадались богомольцы самого разного уровня религиозной сознательности. Были те, кто всерьез говорил о спасении России плетеными поясками, освященными от святыни. Были те, кто шли «просто так, вдруг чудо произойдет». Были и вообще не христиане, которые шли скорее из любопытства.

Но большинство стояли в очереди по совершенно христианским мотивам: кто-то хотел прикоснуться к священной истории, кто-то желал подольше помолиться и подумать о Господе и Его Пречистой Матери, для кого-то это многочасовое стояние было символом готовности потрудиться ради Христа и Богородицы, кто-то таким образом начинал свой путь в Церковь…

Впрочем, обо всем этом мы уже писали много раз.

Что изменилось за полтора года? Какие цели преследовали люди, шедшие поклониться частице креста святого апостола Андрея Первозванного?

Фото Анны Гальпериной

Фото Анны Гальпериной

Фетишизм

Начну с того, что некая доля истины в словах скептиков есть. Фетишизм — крайне архаичное и примитивное проявление религиозной жизни. Но можно ли его назвать чисто языческим?

Напомню, что в Ветхом Завете Господь Сам указывает на необходимость поклонения некоторым материальным объектам — медный змей, ковчег завета, сам по себе Храм. И в Новом Завете это почитание не отменяется: достаточно вспомнить, что Христос выгонял именно торгующих из Храма, а не нарушающих спокойствие в синагоге. А где-то говорит и более ясно: «что больше: дар, или жертвенник, освящающий дар?» (Мф.,23:19).

Уж не говоря о том, что оба важнейших Таинства — Крещение и Евхаристия — установлены Самим Христом и имеют материальную основу, приобретающую сакральный смысл: вода («Кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин.,3, 5)) и хлеб и вино (прелагающиеся в Тело и Кровь Его).

Итак, материальные святыни — существуют. И Бог не только не запрещает им поклоняться, но даже предписывает. Пока мы живем на этой земле, пока мы сами состоим из души и тела, нам нужна некая материальная опора, символически осмысляемая. Только в Небесном Иерусалиме материя и символ сольются окончательно, и храм будет не нужен: «Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель — храм его, и Агнец» (Откр.,21:22). — говорит нам апостол Иоанн Богослов. Так там и солнца и луны не будет: «И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец» (Откр.,21:23).

Так что важно не то, почитают ли люди святыни, а то, как они их почитают. Когда медный змей был превращен в «объект поклонения», благочестивый царь Езекия его уничтожил: «он отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея, которого сделал Моисей, потому что до самых тех дней сыны Израилевы кадили ему и называли его Нехуштан» (4 Цар.,18:4).

Чтобы понять, как именно наш современник почитает святыню, приглашаю читателей пройтись со мной вдоль очереди к кресту апостола Андрея, находившемуся в храме Христа Спасителя с 20 по 25 июля.

Как молиться в давке?

Два главных вопроса к очереди были: «О чем молитесь?» и «Удается ли помолиться в толпе и давке?».

Те, кто соглашались отвечать на первый вопрос (некоторые отказывались: слишком личное), чаще всего говорили, что молятся о здоровье себя и ближних. Мамы приходили молиться за детей (иногда приходили с этими же детьми) — но в очереди им было молиться сложнее:

— Какая уж тут молитва! — смеется одна мамочка, пытаясь поймать двух своих веселящихся и не стоящих на месте чад. — Так, в голове: «Господи, помилуй!» Там, в храме, надеюсь, сможем постоять немного — все и помолимся.

— У меня болеет сын — я и привела его, чтобы помолиться, — признается другая. — Но пока стояли, я так волновалась, что мне было совсем не до молитвы. Вот только когда волонтеры нас провели к святыни, смогла расслабиться и обратиться к святому.

— А меня зовут Андрей, — улыбается молодой человек. Он пришел с друзьями — двумя девушками и однокурсником. — Как я мог такое событие пропустить и к своему святому не обратиться?!

Ребята выглядят совершенно светскими, девушки слегка накрашены, стильно одеты, но молодых людях футболки с веселыми надписями — но выясняется, что они регулярно посещают богослужения, а на поход к святыне специально выделили один день из отпуска — душа зовет. Внешность обманчива.

Мужчины, одинокие и пожилые женщины сосредоточенно молятся всю дорогу:

— А зачем бы я здесь стояла, если бы не молилась? — с недоумением переспросила молодая женщина почти у самого входа. — Все пять часов и молилась.

Другая богомолица ответила почти резко:

— Если молишься, никакой «толпы» нет. Есть твои братья и сестры.

Тем, кто пришли в компании, сосредоточиться было сложно, но и они старались не рассеиваться вниманием.

— Пока идем — про себя, а в храме акафист почитаем, — несколько человек из одного подмосковного прихода специально приехали в столицу.

— Конечно, молились! Как встали — так и начали. Даже между собой не разговаривали, — две дамы респектабельного вида остановились возле выхода из храма — передохнуть и отдышаться.

— Устали сильно, — признается одна.

— Да ладно, ничего страшного. Мне у креста легче стало — Господь укрепил, дал силы! — не соглашается другая.

Зачем это нужно?

Кстати, вопреки общепринятому (тут сходятся противоположности: крайне религиозные и неверующие и даже антиклерикалы) мнению, что «искренне верующие не должны уставать», люди не только уставали, но и принимали это как должное.

— Не без этого, — смеется мужчина предпенсионного возраста. — Ничего страшного. Можно хоть иногда потрудиться для Бога.

— Чтобы что-то получить, надо совершить какое-нибудь усилие, — вторит ему его соседка.

— Какой смысл идти к святыне, если не трудишься? — ответила мне уже выходившая из храма молодая женщина (даже на каблуках — вот уж где жертва так жертва!).

Это и ответ на часто задаваемый вопрос: почему бы не помолиться перед святыней, возле которой нет никакой очереди и которая может находиться в соседнем храме? Можно и там помолиться. Просто это разные религиозные потребности: помолиться в тишине и относительном комфорте или принести Богу какую-никакую, а жертву — выделить для этого свое свободное время, почувствовать напряжение в ногах и потереть слипающиеся глаза…

Можно сколько угодно критиковать людей за нерациональное расходование сил. В сети мне уже попадались попытки сравнить очереди в России к кресту Андрея Первозванного с очередью в Испании на станцию переливания крови после трагедии в Сантьяго-де-Компостела. Так вот, перед нами — спекуляция и подмена понятий. Очереди к святыне — явление нормальное: когда открывают доступ к Туринской плащанице, в Турине тоже не сотня людей стоит. Массовое желание помочь ближним тоже естественно: в отдел Церковной благотворительности и социального служения Русской Православной Церкви регулярно привозят массу вещей для нуждающихся, а когда по России полыхали пожары, количество волонтеров вряд ли было меньше, чем доноров в Испании.

Дорога в Церковь

Если задуматься, знаменитый ответ Христа на недоумение апостолов о трате драгоценного мира: «Нищих всегда имеете с собою, Меня же не всегда имеете» (Мф.26,11), — относится именно к этому ложному противопоставлению. Религиозное чувство и милосердие — просто разные явления, одно другое не заменяет, одно у другого «не крадет» и одно из другого часто вырастает. Движение от храма к больнице, детскому дому или просто в квартиру болеющей соседки с батоном хлеба, пакетом молока и мешочком нужных лекарств — признак духовного роста. А движение к храму часто начинается с вот таких «нерациональных» вещей, как стояние в очереди к святыне.

— Все мы когда-то к этому приходим, — улыбается мужчина, признавшийся в своей невоцерковленности.

— Мы дома молимся, а в храме редко бываем, — вздыхает мама, держащая за руку трехлетнего малыша. — У сына здоровье слабенькое, надо бы почаще, но я все время беспокоюсь, что он будет уставать. Хотя… вот сегодня, ничего, хорошо себя вел, терпеливо… Постараюсь теперь на службу с ним ходить.

Внешние?

Но в отличие от очереди к поясу Богородицы большая часть стоявших к кресту апостола Андрея — люди более или менее сознательно относящиеся к церковной жизни.

— Я хожу в храм по крайней мере по праздникам, но это реже, чем хотелось бы, — признается молодая женщина — она только что вышла из храма, улыбчивая, радостная и почти не уставшая. — Стараюсь хотя бы в такие паломничества выбираться. По-моему, это просто замечательно, что в Москву привозят такие святыни! Ведь не у всех есть время и возможности поехать к ним куда-то за границу. А прикоснуться к памяти святых хочется!

— Конечно, я регулярно посещаю службы, причащаюсь по воскресеньям, — удивляется женщина лет сорока моему вопросу. Ей осталось пройти четыре отрезка пути (очередь разбита на небольшие секторы, чтобы не создавалась давка — так уже делалось полтора года назад).

Воцерковленных людей выдает речь: обращения «сестра», «брат», «матушка» здесь звучали чаще, чем «девушка», «молодой человек», «женщина». Волонтеры, раздающие Евангелие от Марка, рассказали, что большинство отвечают «Спаси Господи!» — это словосочетание из «церковной субкультуры».

— Такие люди если и не помнят символ веры наизусть, то по крайней мере, знают о его существовании, — смеются волонтеры.

Миссия в очереди

О волонтерах стоит сказать отдельно.

Думаю, не лишне будет поблагодарить тех, кто разливал чай замерзающим богомольцам, а также тех, кто выхватывал из очереди инвалидов и паломников с детьми. Никакого героизма они при этом не изображали — юноша немного мечтательного вида поведал, что он в основном и на службы ходит сюда, в храм Христа Спасителя, поэтому для него помощь стоящим в очереди — это практически помощь родному приходу.

Несколько молодых женщин и мужчин, прихожане храмов Северо-Западного викариатства города Москвы — стоят возле Преображенской церкви и раздают Евангелие от Марка с беседами протоиерея Алексия Уминского. Первый опыт раздачи Писания прошел в Великую Субботу 2011 года — книги раздавались в нескольких московских храмах всем пришедшим освящать пасхальные яства. Инициатива оказалась успешной уже потому, что ни одной выкинутой книги в окрестностях храмов не нашли. В 2012 году издательство «Никея» выпустило новый тираж Евангелия от Марка, уже дополненного комментариями отца Алексия. Этот и последующий тиражи предназначены только для бесплатного распространения.

— Евангелие от Марка — самое короткое и достаточно простое, — объясняет один из волонтеров, Алексей Волков. — Чтобы неподготовленный человек понял Евангелие от Иоанна с его сложнейшим богословским тезисом «Слово стало плотью» — надо очень долго и очень много всего объяснять. А Евангелия от Луки и Матфея с самого начала загружают читателя родословием Христа. Здесь тоже надо вводить в исторический контекст. Евангелие от Марка — просто запись воспоминаний апостола Петра его учеником, Марком.

По словам Алексея, люди разбирают книги с удовольствием.

— Некоторые отказываются, а потом видят, что читают соседи, и возвращаются. Вчера за три часа раздали шесть тысяч книг! Всего выделено двенадцать. Народ соскучился по нормальной, здоровой христианской литературе. А беседы отца Алексия написаны нормальным человеческим языком, о том, что нужно каждой душе. Еще и по нескольку экземпляров берут — для себя и для родных.

* * *

Мне, наверное, крупно повезло (в сети попадались жалобы на резкие слова работников храма) — я попала сюда именно в то время, когда обстановка, что в очереди, что в храме, была почти домашней.
— Аккуратнее, пожалуйста, тут ступенька! — алтарник поддерживают отходящих от святыни под руки.

— Простите, пожалуйста, иконки даем по одной на человека — может не хватить, — виновато говорит другой, стоящий ближе к выходу с маленькими бумажными иконами.

Доброжелательное отношение к людям — тоже, между прочим, миссия.

01.Храм Христа Спасителя

Храм Христа Спасителя

02.Очередь стоит вдоль Пречистенской набережной

Очередь стоит вдоль Пречистенской набережной

03.Сегодня она доходила до Крымского моста

Сегодня она доходила до Крымского моста

04.Полиция вокруг храма ограничивает доступ

Полиция вокруг храма ограничивает доступ

Родители с маленькими детьми стоят в отдельной очереди

Родители с маленькими детьми стоят в отдельной очереди

07.Вдоль очереди дежурят скорые и полиция

Вдоль очереди дежурят скорые и полиция

08.Чай и булочки для людей в очереди

Чай и булочки для людей в очереди

09.Очередь на подходе к храму

Очередь на подходе к храму

Последний отрезок очереди - уже на  Волхонке

Последний отрезок очереди – уже на Волхонке



Бутылки с водой, которые полиция изымает на входе в храм

Бутылки с водой, которые полиция изымает на входе в храм



Священники служат молебен

Священники служат молебен

Сход в центральную часть храма – там, где стоит для поклонения крест

Сход в центральную часть храма – там, где стоит для поклонения крест

22.Заполненные пачки записок за здравие и упокой

Заполненные пачки записок за здравие и упокой





28.У креста  ап. Андрея Первозванного

У креста ап. Андрея Первозванного


Люди прикладывают к кресту иконки

Люди прикладывают к кресту иконки

32.К кресту прикладываются дети

К кресту прикладываются дети

33.Мужчины

Мужчины

34.И женщины

И женщины




Работница Храма собрала заполненные записки и несет их к месту молебна

Работница Храма собрала заполненные записки и несет их к месту молебна

40.Постоянно читается акафист. Несколько священников молятся за здравие и упокой, прочитывают все поданные записки: «Все прочитаем», - успокаивает стоящих в очереди людей один из священников

Постоянно читается акафист. Несколько священников молятся за здравие и упокой, прочитывают все поданные записки: «Все прочитаем», – успокаивает стоящих в очереди людей один из священников

41.Те, кто уже подошли ко Кресту, но хотят еще помолиться, стоят в стороне. В руках у многих – книжечки с акафистом

Те, кто уже подошли ко Кресту, но хотят еще помолиться, стоят в стороне. В руках у многих – книжечки с акафистом

42.Здесь же зажигаются свечи, пожертвованные людьми

Здесь же зажигаются свечи, пожертвованные людьми

Свечи, которые люди оставляют для возжжения у креста

Свечи, которые люди оставляют для возжжения у креста




49.Бумажные иконочки ап. Андрея, которые раздают верующим

Бумажные иконочки ап. Андрея, которые раздают верующим







Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: