Должен ли христианин себя не любить? (+Видео)

Откуда берется нелюбовь к себе? За что любить себя, если все хорошее от Бога? В чем разница между эгоизмом и любовью к себе? Можно ли быть психически здоровым человеком и постоянно помнить о своих грехах?

«Чтобы тебе было стыдно, что ты есть»

Ольга КрасниковаПроблема с ощущением ценности собственной личности и проблема принятия себя очень часто встречается  в нашей психологической консультации в клиентской практике. Есть много примеров, что происходит с человеком в результате того, что его в детстве не научили относиться к себе «по-человечески».

Например, «замечательная» фраза, которую обращает родитель к ребенку: «чтобы тебе было стыдно, что ты есть». В этой фразе сконцентрирована главная мысль самоуничижения – человеку должно быть стыдно за то, что он есть. Слова такого плана, обращенные к личности, приводят к очень серьезным последствиям. Я приведу в качестве примера высказывания людей, которые на консультации рассказывают о своем самоощущении. Это то, с чем они приходят на консультацию, и это самоощущение как раз и есть результат обесценивания себя.

«Я очень боюсь, что все будет плохо, что я сделаю что-нибудь не так, я все испорчу, у меня точно ничего не получится, я не справлюсь с жизнью, я не то скажу, я обижу, я разозлю, я ошибусь, у меня не хватит сил».

Жить с таким самоощущением очень тяжело. Но в фундаменте этого самоощущения глубокое неприятие себя, заложенное в раннем детстве.

Или вот такой пример:

«Все тщетно, стыдно, все старания ни к чему не приведут, ничего не получится, я никому не нужна, никто мне не поможет, все плохое из-за меня, упущенное не вернешь, исправить ничего нельзя, да и вообще нехорошим людям, таким, как я, радоваться и жить нельзя».

«Жить нельзя» – самый страшный результат неприятия себя – это суицид.

Еще одно последствие обесценивания жизни, обесценивания личности – это аборт. Ведь если человек не ценит свою собственную личность и свою собственную жизнь, то с какой стати он будет ценить жизнь другого человека?

Нужно понимать, насколько тяжелые последствия могут быть в случае намеренного обесценивания, унижения личности и потери ощущения собственной ценности.

Доказать, что “я хороший”

Вот еще про недоверие к себе:

«Если я принимаю сам решение, то мне будут мотать нервы, мне будут долго напоминать об этом при любом удобном случае. Меня будут осуждать, сгущать краски, делать выводы на будущее. Если я сам принимаю решение, то я буду сомневаться всё время – до и после того, как я принимаю решение. Буду мучиться, буду сожалеть, буду все время думать, что это были неправильные решения, обесценивать полученный опыт. Лишусь сил, и жизнь моя будет отравлена. И если я сам принимаю решение, то оно должно быть лучшее из всех других возможных. Я должен стать лучшим. И благодаря этому решению, лучшему из всех, я смогу оправдать свою жизнь».

То есть выбор – оправдывать свою жизнь, доказывать, что я ценный, стараться быть хорошим… или ничего не делать, из страха допустить ошибку.

С «хорошими» тоже очень интересно. Вот представление мамы о хорошем сыне, то есть те ожидания, которые она ему озвучивает:

«Сын должен быть заботливый, внимательный, слушающий, послушный, сочувствующий, жертвенный, понимающий».

Дальше совсем хорошо:

«Тихий, неагрессивный, безотказный, без претензий, молчаливый, терпеливый, сдержанный, закрытый и доброжелательный».

Я уж не говорю, что это описание не мальчика, а девочки. И вписаться в эти ожидания нет никакой возможности, потому что «мальчик», а ему уже чуть за тридцать, такой, какой он есть, живой: решительный, настойчивый, агрессивный, самостоятельный, бывает жестким, уверенный, громкий, с претензиями, отказывающий, эмоциональный, может постоять за себя, открытый и, вообще-то, он себя уважает. Но «живой», настоящий он маму не устраивает. Он неудобный, он непослушный.

А быть «хорошим» – это в данном случае значит предать себя. И здесь ценность «меня такого, какой я есть», ставится под сомнение. И человек, ориентирующийся на мнение окружающих, начинает думать, что он живой – плохой. Потому что он не вписался в мамину картину.

Но зато смотрите, какие выгоды, если он «хороший» – думать самому не надо.

Сказка про норму

Я сейчас расскажу вам «сказку про Норму» — это наши студенты прозвали так мои рассказы про идеальные семейные отношения.

Перед нами картина идеальной семьи. Точнее, идеальных условий, в которых личность развивается нормально, гармонично, радостно. Для этих условий необходимы оба родителя — и мама, и папа. Причем, родители для ребенка составляют единое целое.

Что для этого нужно? Для этого нужно, чтобы между папой и мамой было согласие, чтобы не было конфликта. Если между родителями конфликт, то мир ребенка раскалывается на две половинки, и ребенок попадает в ситуацию, когда ему нужно выбирать, на чьей он стороне. Но выбрать он не может, потому что любит и папу, и маму, поэтому его сердце разрывается от боли и печали.

В нашем идеальном случае папа с мамой без всяких конфликтов. Мы же можем помечтать, что такое бывает? Ребенок, родившийся в таких условиях, имеет потребность и способность любить и быть любимым. Эта потребность и способность есть у каждого человека. С точки зрения христианской психологии, это заложено в нас Богом. Мы знаем, что в каждом из нас есть образ и подобие Божие, а Господь есть любовь.

То есть, предрасположенность к любви у нас есть, и этот потенциал совершенно бесконечный, неистощимый. Он есть независимо от условий, от ситуаций, независимо от того, чувствуем мы это или нет, осознаем или нет, пользуемся или нет.

У ребенка этот потенциал ищет ответа, и родители отвечают ему, тем самым подтверждая ценность ребенка: мы тебя любим, ты для нас важен, мы тебе рады. И рады какому тебе? Любому! Потому что в нормальных отношениях есть безусловное, безоценочное принятие.

Ребенка ни с кем, ни с чем не сравнивают, его принимают независимо ни от чего. Можно сказать: любить, несмотря ни на что. А можно сказать: любить, смотря на все. Так вот, в здоровой, функциональной семье ребенка принимают полностью, целиком. И тогда потихонечку у ребенка его потенциал начинает развиваться.

Что значит любить?

Но здесь я хочу сделать отступление и дать небольшое описание, что мы понимаем под любовью. «В народе» у нас много разных представлений о любви. Например: бьет – значит, любит; жалеет – значит, любит. «Я без него жить не могу» – тоже к любви приписывают. Но это не совсем так. На самом деле все это – примеры зависимости.

Что мы будем иметь в виду под любовью? Любовь – это, прежде всего, знание. Потому что я люблю не кого-то абстрактного, не какую-то иллюзию или свое представление, я люблю конкретного человека. Чтобы понять, кого я люблю, мне нужно с ним познакомиться. С незнакомыми людьми испытывать глубокое чувство любви сложно, согласитесь. Поэтому в любви важно знание и личностных особенностей, и возможностей. И еще — для родителей это имеет большое значение — необходимо знание возрастных особенностей ребенка.

1. Внимание+время=знание

Одна из забавных историй произошла в нашей консультации. Женщина позвонила в консультацию и говорит: «У меня проблемы с ребенком, можете ли вы мне помочь?» У нее поинтересовались: в чем, собственно, проблема? Она говорит: не слушается. А сколько ребенку лет? – задал вопрос психолог. Оказалось, что ребенку 10 месяцев. Так вот, в 10 месяцев ребенок и не должен слушаться. Но мама просто этого не знала.

И другая история, когда также звонит женщина, у которой проблемы с ребенком, приходит на консультацию. Психолог не уточнила возраст ребенка заранее. И на консультацию зашла женщина в преклонном возрасте вместе со взрослым мужчиной (ее сыном). Потом выяснилось, что мужчина собрался жениться (ему было чуть за сорок), но с маминой точки зрения было рановато.

Итак, любовь предполагает все-таки знание. Знание личностных особенностей и знание возрастных норм – что в этом возрасте ребенок может делать, должен делать. Если он в три года не говорит, значит, нужно обращаться к специалистам. Если он в десять лет еще не может собрать портфель сам, то здесь тоже есть какие-то сложности. Или если в семь лет он еще ночью мочится в постель, родители уже начинают бить тревогу. Потому что есть люди, которые слишком затягивают, думая, что это нормально, и обращаются за помощью тогда, когда уже либо изменить вообще ничего нельзя, либо помочь сложно. И в этом случае знание – это действительно очень важный инструмент.

Откуда берутся эти знания? Представьте себе ситуацию, что мама утром подняла ребенка, сонного отнесла в ясли, вечером полусонного забрала домой, положила спать, а на выходные отвезла его к бабушке с дедушкой, чтобы отдохнуть после рабочей недели. Узнает ли она своего ребенка, сможет ли она с ним познакомиться? Нет, конечно. И потом, когда в подростковом возрасте ребенок вдруг начнет показывать свой характер, она с удивлением скажет: ты откуда, ты кто? Ты почему такой?

Знание вытекает из внимания, умноженного на время.

Почему именно вот это сочетание — внимание, умноженное на время? Просто внимания утром и вечером недостаточно –  времени не хватит. Просто время без внимания — тоже мало. Например, мама сидит дома, не работает, есть у нее такая возможность, но она смотрит сериалы или пишет диссертацию (что само по себе даже очень похвально), но с ребенком она в это время не занимается. Вроде бы она и дома, и время есть, но внимания она явно ребенку не уделяет. И она тоже с ним может не познакомиться, хотя они в соседних комнатах, даже в одной комнате могут быть.

2. Забота

Знание, внимание, время. Что еще входит в описание любви? Обязательно забота. Но забота о ком? Все-таки о ребенке. У нас часто забота о своих интересах и о своем удобстве заменяет заботу о ребенке.

Когда мы кормим наших детей? Когда они хотят, или когда мы уже все подогрели и на стол накрыли? А что мы делаем, если ребенок не хочет есть в это время? Ругаем его или говорим: ну ладно, поешь попозже? А если ребенок захотел поесть пораньше, мы ему говорим: «Не кусочничай!» или разрешаем ему съесть яблоко? Кстати, от яблока аппетит только улучшается.

Забота предполагает, что я вижу, чувствую реальные потребности своего ребенка и удовлетворяю их, а не делаю ребенка удобным для себя, чтобы удовлетворить свои потребности в отдыхе, в спокойствии.

Да, с детьми много всяких неудобств и беспокойств. Да, они вечно все хотят не вовремя. Живые дети, конечно, очень «неудобные», я с этим согласна. Но, тем не менее, из них потом получаются прекрасные и здоровые люди.

3. Свобода и ответственность

Еще один признак любви – уважение свободы выбора человека. Мы не всегда разделяем выбор, не всегда его одобряем, но мы уважаем свободу человека делать так, как он хочет.

Конечно, следующим пунктом у нас будет обязательно адекватная ответственность, потому что мы не можем предоставить свободу выбора маленькому ребенку в полной мере, как взрослому человеку. Это невозможно просто потому, что он не может нести за себя ответственность. Но по мере взросления мы должны эту ответственность все больше и больше ему передавать.

Здесь нет общих рецептов: в этом возрасте вот это надо, а в этом возрасте вот это надо. Я обычно сравниваю «передачу» ответственности с покупкой обуви. Когда мы покупаем ребенку обувь, мы же ему не покупаем на размер поменьше. Но и впритык мы тоже не покупаем. Мы всегда берем чуть-чуть с запасом. Если у него сейчас 28 размер, мы не будем ему сороковой покупать, «с запасом», потому что понятно, что он в таких ботинках упадет. Этот пример очень наглядный.

А что мы в жизни делаем? Например, первоклассник с ключом на шее сам возвращается домой, сам греет обед и сам потом делает уроки. Нам кажется: какой самостоятельный, хороший малыш, молодец, мамин помощник. А на самом деле мы ему надели обувь сорокового размера, в которой ему очень сложно ходить. И он будет падать, будет набивать шишки, и ничего хорошего в такой ранней ответственности нет.

У детей должно быть беззаботное детство. А он как маленький старичок, озабоченный тем, что ему по хозяйству сейчас нужно делать. Можно вспомнить свое «счастливое» детство, потому что, как правило, люди старшего поколения именно так и росли.

Но здесь я бы удержала вас от осуждения и претензии к родителям, которые совершали те или иные ошибки по незнанию или по каким-то другим причинам. Потому что это не всегда вина, иногда это беда. Человек не понимал, не думал. Время было такое. Поэтому, когда мы начинаем узнавать, а как нужно было, то не стоит звонить маме и говорить: мама, а ты знаешь, так нельзя было делать. Мама сделала то, что она могла, и спасибо ей за это большое. Так же, как и папа.

Повторяю, любовь – это знание, причем, знание честное. Мы не идеализируем и не обесцениваем. Мы видим сильные стороны, слабые стороны. Причем, мы не называем их достоинствами и недостатками, а говорим: «сильные стороны» и «слабые стороны».

Слабая сторона – это не недостаток, а та область жизни человека, где он нуждается, может быть, в помощи, в какой-то компенсации. Нет у человека математических способностей. Ну и что? Зато поет хорошо, зато у него творческие способности. Просто нужно иметь в виду, что, когда он считает сдачу, он будет ошибаться, поэтому можно его перепроверить.

То есть мы учитываем слабости, пытаемся их как-то компенсировать, но мы не осуждаем человека за это и не пытаемся его как-то изменить в лучшую сторону в нашем представлении.

Любовь как образ жизни

Знание, внимание, время, забота, уважение свободы выбора и адекватная ответственность. Получая такое отношение, да еще если его не оценивают, не сравнивают ни с кем и не ставят условия, ребенок учится так же относиться к себе, а потом и к другим людям. Вот эта способность любить в нем развивается, становится осознанным выбором. И с адекватной ответственностью и, самое главное, с чувством меры у него все хорошо.

Человек начинает осуществлять любовь как деятельность, потому что любовь – это не чувство. Точнее, не только чувство. Это не разовая акция – я тебя люблю. А это действительно образ жизни. Любить себя и любить другого – это образ жизни, потому что это поступки, это отношения, это слова, это мысли. У любящего человека – это одно отношение, поступки и так далее, а у нелюбящего – совершенно другие.

Когда такой человек вырастает, никакой эгоизм ему не страшен, потому что эгоизм – это совершенно отличная вещь от любви к себе. Эгоизм растет из ощущения неполноты, неполноценности. В нем есть постоянная ненасыщаемость, неудовлетворение – «мне все время чего-то не хватает». А здесь всего хватает.

Более того, здесь человек учится сам удовлетворять свои потребности. Каким образом? Он видит, как родители о нем заботятся, и постепенно учится сам о себе заботиться точно так же.

Поэтому, когда он вырастает, у него не возникает вопросов: хочу я сейчас есть или не хочу? Есть такой анекдот: мама высовывается из окна и говорит: сынок, иди домой. Мальчик ее спрашивает: что, я уже проголодался? Она говорит: нет, ты уже замерз.

Вот здесь такой проблемы не будет, потому что человек внимательно относится к себе, он себя знает, он знает какие-то свои особенности, и он свои потребности удовлетворяет сам. У него появляется ресурс для щедрого отношения к другим людям, для уважения, принятия, для заботы. И тогда у него будет здоровый альтруизм.

Неоправданная жертва

Здоровый альтруизм – что это? Когда мы для другого делаем что-то по его просьбе, то есть, не нарушая его личные границы, потому что добром тоже можно человеку причинить много неприятностей и боли. Нам кажется, что мы добро ему делаем, а он об этом не просил. При здоровом альтруизме все происходит как раз без насилия, без вторжения в чужие границы и не за счет своего здоровья и жизни. Если речь не идет о спасении здоровья и жизни другого человека.

Это важный момент: жертва своим здоровьем и жизнью оправдана только в том случае, если мы действительно спасаем здоровье и жизнь другого человека. Все другие случаи не оправдывают угрозу, которой я подвергаю свою жизнь и свое здоровье. Ради капризов, ради прихоти других людей, ради их удобства, ради их удовольствия жертвовать своим здоровьем и жизнью нельзя. Потому что плата слишком большая. Цена здоровья и жизни слишком высока, чтобы рисковать ими без какой-то серьезной причины.

Кто будет жертвовать собой там, где надо и где не надо? Тот, кто не получил подтверждения своей собственной ценности. Тот, кто считает, что ему нужно заслужить любовь, что ему нужно сделать что-то такое великое, чтобы на него обратили внимание и чтобы к нему отнеслись с уважением. То есть тот, кто считает себя недостаточным, недостойным, неполноценным.

“Подтвердите мне мое существование!”

Откуда это ощущение берется? Из детства. Когда ребенок не получает ответ на свой запрос, когда его потребности не удовлетворяются или удовлетворяются с искажениями. Искажения могут быть как в сторону «переизбытка» – слишком много заботы, как в примере с сорокалетним мужчиной, или в сторону «недостатка», когда слишком мало заботы. Неполная семья — это тоже фактор риска, это не совсем те условия, в которых ребенок может полноценно развиваться.

Часто получается, что у ребенка нет примера в его жизни здорового отношения к себе. К чему это приводит? Это приводит к тому, что, вырастая, он все время ищет: а кто бы обо мне позаботился, кто бы удовлетворил мои потребности? То есть маленький ребенок в нем сидит и говорит: а вообще любовь-то есть? Кому-то я нужен?

И дальше две стратегии. Кто-то уходит в «махровый» эгоизм – все мне. Причем, заметьте, эгоисту всегда маловато. Сколько бы ему ни давали, сколько бы он себе ни брал, все равно у него не появляется ощущения достаточности, ему все равно чего-то не хватает. Но таким образом он пытается восполнить тот дефицит, который сформировался в глубоком детстве.

А другая крайность – это так называемая «невротическая жертвенность». Когда человек пытается заслужить у других одобрение, благодарность, поощрение или признание того, что он вообще существует, он есть, он ценный, он нужный. Ему кажется, что если он этого делать не будет, если он не будет «хорошим», тогда с ним и дружить не будут, его любить не будут. И он начинает насиловать себя, не спать, не есть ради того, чтобы получить подтверждение значимости своей жизни. Это доводит до болезни рано или поздно.

Невротическая жертвенность – это тот же самый эгоизм, просто в другой форме. Ведь я делаю что-то хорошее, даже действительно хорошее – для чего? Для того, чтобы получить принятие, признание, уважение, подтверждение ценности себя. То есть просто так я это не делала бы, потому что у меня нет для этого ресурса, щедрости, у меня нет желания. Я не хочу это делать, мне самой это не нужно. Но я сделаю это для вас, чтобы вы потом – мне… подтвердили мое существование.

Это делается бессознательно, не всегда человек это осознает, но, тем не менее, он так живет. Здесь мы можем говорить об эффекте эмоционального выгорания. Потому что, когда человек делает не то, что он любит, хочет, не то, что он делал бы с радостью, а все время себя насилует, то рано или поздно его чувства скажут: хватит, я больше так не могу.

Признаки эмоционального выгорания – раздражительность, утомляемость, уныние, какие-то депрессивные проявления, нежелание общаться, тревожность повышается. Очень много разных, казалось бы, мелочей, которым мы не придаем значения, но которые являются симптомами того, что человек не умеет к себе относиться по-человечески.

Фото: demotivators.kiev.ua

Фото: demotivators.kiev.ua

Есть ли выход?

Если в детстве мы чего-то недополучили, это не значит, что мы обречены теперь быть эгоистами или невротически жертвовать собой всю оставшуюся жизнь. Отнюдь. Когда мы вырастаем и принимаем на себя ответственность за свою жизнь, за свою личность, мы можем внутреннему нашему ребенку создать нормальные адекватные условия для его развития.

А что должно развиваться?

Во-первых, чувства. У меня даже есть мастер-класс, который называется «Учимся жить с чувствами». Некоторые люди либо вообще не задумываются, что они чувствуют, либо задумываются и что-то чувствуют, но не знают, «а правильно ли они чувствуют». «Я почувствовал, а дальше что с этим делать?»

Когда я начинаю рассказывать, что такое чувство обиды, что такое зависть, что такое вина, откуда берутся тревоги и какие они бывают, какие типы раздражения бывают, какие у них причины и что можно с этим раздражением сделать, – для многих людей это полное открытие. Оказывается, они сами отвечают за свои чувства и могут с этим что-то делать.

Маленький ребенок, чувства которого игнорировались или осуждались, не научается жить в ладу со своими чувствами, и когда становится взрослым, он не умеет ими пользоваться эффективно. А известно, что все чувства выполняют определенную функцию.

И если мы посмотрим на человека, который решил все-таки внутренне повзрослеть, то помимо эмоциональной составляющей, еще есть важная составляющая – это его мотивы,  желания, потребности. Знает ли он их, или привык ждать, когда его покормят, когда скажут, что нужно спать ложиться, когда скажут, что ему делать, когда оценят то, что он сделал. То есть бесконечная внешняя оценка и зависимость от мнения других людей.

И в этом смысле тоже можно повзрослеть. Нет никакого приговора: «Если ты это не умеешь — все!» Неправда. Да, это серьезная внутренняя работа, да это требует внутреннего напряжения, времени, но это возможно изменить.

Познакомиться со своими особенностями – тоже полезно. Что во мне, в моей жизни мое? Ради мамы я сделала вот это, ради папы я сделала вот это. Вот это нравится моему мужу, а вот это нравится моим детям. А я-то? Мне-то что в себе нравится и чем мне приятно, хочется заниматься?

В общем, здесь возникает много внутренних задач, но все они имеют решение. Главное – набраться терпения, чтобы с ними разобраться.

Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Психолог: любить себя – значит быть уверенным в Боге, людях и себе

В чем заключается правильная любовь к себе и чем она отличается от эгоизма

Азбука гордости

Как не перепутать гордость с истинной любовью к себе, что такое ложное смирение и можно ли…

«Он понесет гроб с сестрой. У него дня рождения не будет»

Психолог МЧС о том, как переживать свое и чужое горе во время внезапных катастроф