Законопроект о запрете покаяния

|

Как сообщается, в четверг, 5 сентября, один депутат внес в Государственную Думу РФ законопроект, который предусматривает лишение родительских прав за нетрадиционную сексуальную ориентацию отца или матери. Изменения планируется внести в статью 69 Семейного кодекса РФ. Я пока не будут приводить его фамилию, опасаясь утки – уток было много – а рассмотрю саму идею.

Я совершенно уверен, что гомосексуальное поведение греховно, пагубно и не должно поощряться; тем не менее я нахожу такой законопроект не просто неудачным, но и противным христианской вере, которая признает естественный Закон и, особенно, возможность покаяния. Но изложу соответствующие аргументы по порядку.

Первый аргумент против исходит из того же основания, что и неодобрение гомосексуализма – из естественного Закона. Творение так устроено, что воспитание детей поручено тем, кто произвел их на свет, и природная связь, существующая между ребенком и родителем – особенно матерью, которая выносила его во чреве – должна почитаться. Это требование естественного закона может быть преодолено только другим его требованием – сохранять жизнь ребенка, если дальнейшая жизнь с родителем ему угрожает. Если речь идет только о том, что родители показывают ребенку плохой пример, то мы не должны избегать меньшего зла (плохого примера) худшим злом (разрушением общения между родителями и детьми).

Родители, которые изменяют друг другу, показывают ребенку крайне дурной пример. Должны ли они быть лишены родительских прав? Родители, которые разводятся, показывают ребенку еще более ужасный пример – и причиняют ему глубокие раны, от которых он будет страдать всю оставшуюся жизнь – должен ли разведенный человек быть лишен родительских прав? Если мы полагаем, что и в этих случаях ребенок должен оставаться с кем-то из биологических родителей, то на каком основании мы могли бы делать исключение для родителей, впавших в противоестественный блуд? Если гетеросексуальные блудники или те, кто бросает свои семьи, полагают, что их поведение менее аморально и вредно для детей, то хотелось бы понять, с чего они это взяли. Если все мы тут бедные грешники, то лучше нам не запускать механизм государственных кар за аморальность в личной жизни. Отнятие ребенка у тех, кто произвел его на свет – более тяжкое нарушение естественного закона, чем гомосексуализм, и бороться с одним злом, учиняя еще худшее, было бы совершенно неправильно.

Второй аргумент связан самим понятием “ориентации” и возможностью покаяния. Мне пока неизвестно, как было сформулировано соответствующее законодательное предложение, но сам термин “ориентация” обращается к идеологии, которой, кажется, депутат хочет противостоять. В рамках этой идеологии существует врожденная и неизменная сексуальная ориентация, которая является такой неотъемлемой чертой личности, как, например, цвет кожи, и вся риторика борьбы с “дискриминацией” построена на провозглашении этой ее врожденности и неизменности. С другой стороны, эта риторика направлена на закрепление гомосексуального поведения – человек, один раз вступивший в гомосексуальный контакт, на всю оставшуюся жизнь идентифицируется как “гей”.

Приведу пример – в одном голливудском фильме мужчине, чтобы обеспечить себе алиби и спастись от осуждения за убийство (которого он не совершал) надо признать, что в момент совершения преступления он был с другим мужчиной. Вся интрига фильма строится на том, что он не хочет сознаваться, что он “гей”, а адвокаты его уламывают, и наконец, он торжественно объявляет себя “геем”.  Возможность сказать “да, однажды я вступил в гомосексуальный контакт, больше не собираюсь, намерен жить в воздержании либо честном браке” отвергается соответствующей идеологией. Закон, который бы вводил какие-то юридические последствия для “ориентации”, и тем самым придавал бы ей юридический статус, в этом бы с ней полностью соглашался. Это привело бы к тому, что человек, вступивший в гомосексуальный контакт, уже обладал бы (в глазах закона) определенной “ориентацией” и был бы просто вынужден носить на себе эту метку. Это поистине глубоко противно христианской вере, потому что проповедь Господа в Евангелии начинается с призыва к покаянию – никто не обязан оставаться в прежних грехах, но всякий призван переменить свою жизнь, и, с помощью благодати Божией, исправить свои пути.

Человеку же, который покаялся, никакие прежние грехи не могут быть поставлены в вину. Апостол, предостерегает тех, кто пребывает в нераскаянном грехе, что “неправедные Царства Божия не наследуют. Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. (1Кор.6:9,10)”. Тут же, в следующем стихе он продолжает, что “И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего. (1Кор.6:11)”.

 

Что же если человек, впав в мужеложство, потом покаялся и “омылся, освятился, оправдался”? В глаза Бога он чист; в глазах Церкви – тоже, но закон будет навязывать ему прежний грех, приписывая ему “ориентацию” которую он оставил в прошлом. Нравственно – и сообразно нашей вере – не клеймить людей, впавших в грех, на всю жизнь, но, напротив, всячески облегчить им возможность порвать с прошлым. Закон, который будет вводить “ориентацию” в качестве юридического статуса – зачем бы он это ни делал – будет, таким образом, и безнравственным, и противным христианской вере.

Эти два аргумента я нахожу наиболее серьезными и уже достаточными, чтобы отвергнуть этот законопроект; но есть еще ряд соображений практического характера, на которые я хотел бы обратить внимание.

В отличие от пропаганды гомосексуализма несовершеннолетним, по определению публичной, запрет которой я полностью поддерживаю, вступление человека в сексуальные контакты с лицами того или иного пола есть факт его частной жизни. Если запрет пропаганды ограждает общественное пространство, то установление факта “ориентации”, то есть тех или иных контактов, требует вторжения в частное. Такое вторжение неизбежно породит самые серьезные злоупотребления. Хотели бы Вы, чтобы Ваша частная жизнь внимательно исследовали на предмет того, не вступаете ли Вы, часом, в контакты с лицами своего пола? Даже если Вы совершенно чужды такому греху, как бы Вы оценили сам факт вторжения государства в Вашу частную жизнь?

Надо обратить внимание и на богатейшие возможности для клеветы, шантажа, подсиживания, интриг, которые создал бы подобный закон. Допустим, завтра к стенам Госдумы в сопровождении корреспондентов отечественных и зарубежных СМИ явится группа заплаканных юношей, которые скажут, что депутат вступал с ними в тесные контакты в туалете госдумы, а обещанных айфонов не купил. Что мы будем делать? Лишать депутата родительских прав? По меньшей мере, закон потребует произвести подробное и публичное расследование – а не вступал ли, в самом деле?

Юношам срок за клевету не грозит, потому что то, в чем они обвинят депутата, не является уголовным преступлением. Даже если “ориентация” не будет доказана, благодаря расследованию пользователи интернета приобретут много поводов для веселья и съедят много попкорна. Имя же депутата будет прославлено в веках – “а , это тот, который мальчиков с айфонами кинул”, даже если он их в глаза не видел. Да и любой человек, будь он хоть адамант добродетели, окажется под угрозой. Возможности для шантажа и подсиживания откроются такие, что ими обязательно воспользуются – не в последнюю очередь те, на кого депутат хочет напасть со своим законопроектом. Депутатам следует иметь в виду, что закон может гораздо сильнее ударить по ним, чем по гомосексуалистам.

Но это уже о практических последствиях; начинать же надо с того, что закон противен той самой нравственности, которую, предположительно, ищет утвердить.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
“Когда меня забрали в СИЗО, дочке было два года”

Ей предстоит вернуть детей, забыть прошлое и простить свою мать

Верховный суд предложил лишать прав родителей, которые вовлекают в секты детей

ВС также считает, что эмоциональное насилие над ребенком тоже может стать поводом лишения прав

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: