Замысел автора

|

Протоиерей Всеволод Чаплин покинул заседание Общественной палаты, посвященное законопроекту о передаче церкви религиозного имущества, не выдержав натиска манипуляций. Вчитайтесь в это новостное сообщение: отец Всеволод Чаплин – не импульсивный истерик с перепадами настроения, а  невозмутимый в любой ситуации, на любой передаче и в процессе любого диспута, потому и председатель Синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества. Он выигрывал суд против Московского Комсомольца, выступал перед огромными студенческими аудиториями, обличал политиков и экономистов. Он умеет говорить и четко, и обтекаемо, но главное – в абсолютно любой ситуации, даже когда в словесном бое 10 против одного.  И этот человек не выдерживает напряжения заседания.

Анна ДаниловаНе станем комментировать обсуждаемый закон, посмотрим на эту проблему с совершенно иной стороны. Логика спора о реституции такова: определенные предметы (от икон до храмов) религиозного назначения – это значительная часть русской культуры и практически единственное из оставшегося от культуры древнерусской. Многие из этих памятников были сохранены музейными работниками в годы революции и теперь – кому – возвращать хозяину или держать у себя?

Есть в этой всей дискуссии один момент, про который почему-то обе стороны – подзабыли.

Попрошу читателей ответить на вопрос, чем произведение искусства отличается от обычного конвейерно изготовленного предмета или нарисованного дилетантом пейзажа?

Произведение искусства – это символ, который сочетает в себе бесконечное количество вкладываемых смыслов, авторский замысел и контекст,  в котором произведение существует. Именно поэтому комментарии ко многим текстам во много раз длиннее самих текстов, например, комментарий Лотмана раза в два длиннее самого комментируемого «Евгения Онегина».  Так вот, авторский замысел о произведении – неотъемлемая часть этого произведения, а отрыв от авторского замысла – это разрушение символа и разрушение произведения изнутри.

Представьте себе  тех монахов, которые несколько сот лет назад возводили высокие стены храмов и монастырей, работая на совесть, со всем тщанием. А теперь представьте, что вы им сообщаете – знаете, братцы, так уж вы классно построили, что этот храм через сто лет закроют, службу в нем совершать не будут, зато будут водить туристов, показывать красоту эту. Созидатели нашего наследия были людьми церковными, не покладая рук трудившимися для Бога и Церкви. Не для нас – потомков, а для Господа. Представьте, решили вы для храма сделать что-то хорошее, связали кружевную салфетку людям на радость. А через пару лет узнаете, что эта салфетка у вас так удалась, что храм закрыт и туда водят экскурсии – вашу салфетку показывать.

Эта мысль не оставляет меня во время посещения музеев, находящихся в храмах. Вход платный, только с экскурсией, зайти погреться – нельзя, после четырех никого не пускают, понедельник – выходной, фото в алтаре на память – это обычная картина музеев Суздаля и Владимира.  Что сказали бы строители и благоукрасители этих храмов, увидев, что стало с ними сейчас?

Вспомним только два имени великих иконописцев. Иконописец Алипий Печерский «Писал иконы игумену и всей братии бесплатно, поновлял обветшавшие иконы. Заработанное делил на три части: одну тратил на иконы, другую раздавал нищим, а третью брал на свои нужды».  Или вот об Андрее Рублеве и Данииле Черном: «Совершали течение свое преподобные отцы наши Андрей и Даниил во взаимной любви, постах и молитвах и иных подвигах, соревнуясь в добродетели и заветы исполняя аввы Сергия. И по заповеди его, со тщанием скрывали духовные труды свои, не желая получать славу в веке сем, дабы не потерять ее в будущей жизни. Во все дни писали святые образы, в праздники же не писали, но непрестанно созерцали святые иконы Господа нашего Иисуса Христа и Его Пречистой Матери Приснодевы Марии и святых». Приветствовали ли бы они такое запустение храмов?

То, что было создано ИМ ДЛЯ ХРАМА и богослужения, мы вытаскиваем из этого пространства, контекста, из церкви, лишаем произведение искусства его сути, его предназначения, его языка,  то есть мы разрушаем произведение. Ведь икона пишется не для того, чтобы смотрели НА нее, но чтобы ЧЕРЕЗ нее смотрели на первообраз. Храм воздвигают не для того, чтобы пускать туда по билетам с оплаченной фотосъемкой, но чтобы совершать там Евхаристию.

Музейные работники, с риском для жизни, спасали иконы и храмы из огня революции. Спасали они, потому что Церковь спасти не могла – сотни священников расстреляли первыми. Сегодня говорят, что Церкви нельзя ничего возвращать, потому что она не  умеет хранить произведения должным образом. Простите, а кто же тогда сохранил это все до революции? Почему Церковь сохранила то же древнерусское искусство  значительно лучше государства? Изъятие религиозного произведения искусства из сферы его прямого предназначения, когда уже нет препятствий для возвращения – это сродни тому, чтобы использовать икону в качестве обеденного стола. Кощунство? Безусловно.

Храм Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря, что на Савеловской, – уникальный культурный памятник конца 19 – начала двадцатого века.

Храм Всемилостивого Спаса б. Скорбященского монастыря

Храм Всемилостивого Спаса б. Скорбященского монастыря

Монастырское кладбище, на котором похоронены адвокат Ф.Н.Плевако, дрессировщик А.Л.Дуров, сын Ф.И.Шаляпина младенец Игорь, историк Д.И.Иловайский, залито асфальтом, теперь тут детский парк, а по костям бегают детки. В самом здании храма службы не совершаются, там теперь более важные дела вершатся. Косметика мертвого моря, холотропное дыхание, полиграфия и еще ряд коммерческих фирм. Руководство института Станкин мечтает о действующем храме на своей территории (непереданный храм располагается как раз во дворе института), а жители окрестных домов, как показал опрос, уверены, что это РПЦ храм забрала, а теперь сдает его под фирмы. Многолетняя тяжба пока дала один результат, в ответ на очередное письмо от прихода пришел ответ: конфессиональную принадлежность храма докажите. Мол, может быть, он католический. А пока не докажете, то пусть тут фирмы побудут. Они уж точно в хорошем состоянии сохранят храм…

Почему до сих пор не поднялась волна гнева на весь интернет, дорогие смотрители и блюстители церковного имущества, дорогие музейные работники? Когда в процессе реставрации храма вдруг повреждаются фрески, негодование интернетчиков не знает границ: «Попы отбирают у нас наше достояние» пишет каждый второй блогер. Так где же поддержка, где возмущение, что памятник архитектуры вот так вот используется?

Сегодняшний вопрос – не о том, где и как храниться произведениям искусства, не о том, будет ли в храме музей или же будет храм. Сегодняшний вопрос о том, готовы ли мы вернуть к жизни наше наследие. Вернуть к жизни  – сохранив произведениям главное – их предназначение и их смысл. Наш вопрос сегодня не о том, возвращать или нет, если нас хоть немного интересует памятник в целостности его формы и содержания, надо помогать Церкви принимать их обратно. Можно и нужно использовать все возможности современных технологий и достижения реставраторов (которых и церковные вузы готовят немало), ведь Церковь сама, в первую очередь, заинтересована в максимальной сохранности наследия.

Не могу не вспомнить здесь меткое замечание одного мудрого историка: ведь посмотрите, когда принимается закон о возвращении церковного имущества. Одновременно с рядом законов о переводе множества организаций – в том числе больниц и школ – на самоокупаемость. То есть государство уходит от полноценного финансирования, сворачивает бюджетные программы. Это значит, что перспектива финансового обеспечения музеев тоже под большим вопросом – много ли сегодня музеев окупаются самостоятельно? Поэтому самим работникам музеев колоссально важно сотрудничать сегодня с Церковью, которая берется принимать и гарантировать сохранность произведений искусства.

Когда рождается ребенок, врач передает его матери, убедившись, что она может взять его на руки, показывает, как держать головку, учит кормить и пеленать. И сейчас возрождающейся из руин Церкви надо аккуратно показать, как хранить дальше, убедиться, что все условия для принятия созданы, и потом бережно помогать, работая совместно. Чтобы была  жизнь.

Анна ДАНИЛОВА

Читайте также:

Спаситель разграбленного

«Верните награбленное!» – слышат работники музеев от православной общественности. Но, если бы не музейщики, многих святынь не было бы. За примерами далеко ходить не надо — достаточно вспомнить жизнь и труды великого русского реставратора Петра Барановского.

4 мая 2010 | Журнал “Нескучный Сад” | Продолжение

К вопросу создания «церковного музея»

Финансирование церковных музеев необходимо осуществлять не только за счет РПЦ, но и из бюджета государства, поскольку в данных музеях будут храниться памятники, являющиеся общенациональным культурным достоянием страны. Здания, экспонаты и имущество церковных музеев должно являться собственностью РПЦ.

16 Апр 2010 | Т.В. Барсегян | Продолжение

Культурное наследие Православия как церковная собственность в системе правовых отношений между Церковью и государством

Весьма важной проблемой в сохранении памятников церковной культуры при начинающихся богослужениях в храмах является режим пользования храмовыми зданиями, содержащими в себе древние иконы и стенные росписи

13 Апр 2010 | Диакон Георгий Малкόв | Продолжение

Икона в Церкви и культуре: антитеза или синтез?

В разной степени, определяемой различными масштабами деятельности и влияния, все конфессии и юрисдикции оказались жертвами этого насилия, результатом которого было отчуждение государством религиозных святынь, церковных зданий, произведений религиозного искусства, библиотек и т.д.

12 Апр 2010 | В.Н. Сергеев | Продолжение

Утопия эстетизма в музейном деле.

Вот парадоксальный факт: последними стражами у святынь Русской Православной Церкви оказываются не чекисты, а искусствоведы.

9 Апр 2010 | Протоиерей Борис Михайлов | Продолжение

Церковь – храм и музей

Вы спасали в музеях от окончательного уничтожения памятники церковной живописи, в первую очередь иконы – как художественное воплощение пребывающей в них, явленной в земном творчестве, богооткровенной истины…

8 Апр 2010 | Архиепископ Костромской и Галичский Алексий (Фролов) | Продолжение

К проблеме будущего возвращения РПЦ ее законных святынь и общинно-церковного имущества

Похоже, теперь государство все-таки действительно решилось хоть в какой-то мере исправить существующее до сих пор во многом вопиюще аморальное положение с украденными некогда большевистским правительством имуществом и святынями Церкви.

6 Апр 2010 | Диакон Георгий Малкόв | Продолжение

Патриарх Кирилл о возвращении Церкви ее святынь: «В храмах должны быть храмы, в монастырях — монастыри»

«Конечно, все это происходит не без трудностей, иногда людям еще трудно перестроить свое сознание, — отметил Предстоятель. — Я представляю, с каким трудом те, кто работал здесь в качестве сотрудников Музея истории религии и атеизма, прощались с этими стенами (в 1932-1992 г. в стенах Казанского собора располагался Музей истории религии и атеизма — Ред.). Наверное, для них все это было очень горько и печально. Но что бы произошло, если бы они не уехали отсюда?» 9 Мар 2010 | . | Продолжение

Переполох в музее

Позавчера будто прорвало плотину: вокруг церковно-музейных отношений произошло так много всяких событий, что немудрено запутаться. Стоит сделать передышку и разобраться: кто же и на каких позициях тут стоит, кто какие письма подписывал и что заявлял.

5 Мар 2010 | Алексей Соколов | Продолжение

Деятели культуры России обратились с открытым письмом к Президенту РФ Дмитрию Медведеву по поводу возвращения церковного имущества

Обретение Церковью некогда утраченных ею храмов и святынь, в числе которых бесценные шедевры, созданные древними мастерами, является не только актом восстановления исторической справедливости, но возвращением к первоначальному замыслу их создателей.

3 Мар 2010 | . | Продолжение

История одной манипуляции: О статье директора Эрмитажа и «музейных» ценностях

Главная манипуляция статьи уважаемого М.В. Пиотровского – в определении имущества: аргументация строится на том, что иконы и богослужебные предметы являются собственностью музеев, а государство хочет забрать их у музеев и отдать Церкви.

3 Фев 2010 | Анна Данилова | Продолжение

Презумпция невиновности

Однажды мне довелось видеть стену, стоявшую в чистом поле, неподалеку от почти полностью разрушенной церкви. На этой стене красовалась табличка, гласившая, что такой-то монастырь — памятник истории и культуры, а, значит, охраняется государством.

3 Фев 2010 | Алексей Соколов | Продолжение

Реституция церковного имущества: кто приобретет, а кто потеряет?

Сама перспектива подобного возврата с самого своего перестроечного начала вызывает столь бурные споры и противодействия, что для судящих и рядящих чиновников подчас оказывалось куда легче без особого разбора провести приватизацию подобного имущества, чтобы затем, в случае столкновения с потомками законных владельцев, «невинно» развести руками.

28 Янв 2010 | Михаил Тюренков | Продолжение

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Почему Церковь отказалась венчать еретиков

Во время венчания придется всерьез исповедать веру

Патриарх: Общение со СМИ – это возможность говорить о Евангелии доступным языком

Предстоятель призвал более активно рассказывать о том, как живут и действуют в обществе современные христиане

Контрацепция или целомудрие – как уберечь подростков от ВИЧ

Почему в России так сложно говорить об отношениях и их последствиях

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: