Жена карельского священника организовала дом для престарелых

Источник: Благовест-Инфо
В деревне Татчелица уже более десяти лет работает небольшой семейный дом для престарелых. Открыла его матушка Зинаида Колесникова. К себе она берет больных, одиноких пожилых людей, за которыми некому ухаживать.

Койко-место для хозяйки

Матушкины владения отражаются в воде: настоящий карельский 2-этажный дом с маленькими оконцами, высоким крыльцом, небольшая часовенка. Дому не меньше 120 лет, в нем всегда жили семьи в несколько поколений, всем хватало места. Сегодня здесь обитают старики.

Матушка проводит нас в нижний этаж дома. Эту часть в карельских семьях использовали для хозяйственных нужд, держали сено, дрова, запасы. «А я устроила здесь свой офис», – говорит Зинаида Ивановна и предупреждает наклонять голову, чтоб не ударяться о выступающие вековые бревна. В «офисе» уютно, большая кухня, ведь готовить матушке приходится на десятерых.

На втором этаже живут старики. Светлые комнаты, на два человека. Углы в образах. Попугаи, рыбки в аквариуме, телевизоры, шкафы с книгами, фотографии на стенах. Все как дома. И самое главное – никакого запаха, сопровождающего подобные казенные заведения, хотя многие обитатели дома в памперсах. Матушка ловко устроила в инвалидное кресло ослепшую бабушку с болезнью Паркинсона, пригладила ей волосы, вытерла лицо. Еще в двух других комнатах живут мужчины, по двое в каждой. Есть и полностью обездвиженные. Кого-то родственники определили, мол, не можем ухаживать, других попросили приютить медики.

Они скучают по дому, обижаются на близких, что их бросили. А матушка успокаивает, просит ни на кого не держать обиду.

Она бегает с первого этажа по узенькой лестнице на второй с завтраком и обедом, присматривает за стариками и еще напевает.

– Вы еще умудряетесь и петь? – говорю ей.

– Да? И не заметила, – улыбается матушка.

– Где ваша комната?

– А у меня койко-место. Я всегда рядом с самым проблемным моим подопечным.

– Как устроен ваш день?

– Встаю в 6 утра, тихо, чтобы другие не проснулись. Печку топлю, готовлю завтрак. В 8 поднимаю остальных, утренний туалет, потом собираемся на молитву. В 9 завтрак. И так в заботах все время.

У матушки есть две помощницы по хозяйству, работают по сменам. Иногда Зинаида Ивановна позволяет себе небольшой отдых ради любимого классического концерта в Петрозаводской филармонии.

А в свободное время матушка, когда уложит всех спать, делает кукол из пластика. По образованию Зинаида Ивановна – художник. В ее коллекции есть и узнаваемые люди – муж отец Виктор, поэтесса Новелла Матвеева, сама матушка один в один. Чтобы сшить для этой куклы юбку, ей пришлось чуть укоротить свою. «Раньше была юбка в пол, теперь немного покороче, но зато такая же на кукле», – улыбается матушка.

– Неужели не тяжело постоянно со стариками возиться?

– Трудно бывает. На исповеди иногда жалуюсь своему духовнику, а он мне в ответ: может, тебе еще и орден дать? Терпи.

От детей к старикам

20 лет назад отец Виктор, священник Успенской церкви, и его матушка Зинаида организовали один из первых семейных детдомов Карелии. Имея своих четверых детей, они взяли на воспитание еще 9, дали им образование, вывели в люди. Дети выросли и разъехались. Сейчас с матушкой осталась лишь самая младшая приемная дочь – старшеклассница Маша. А матушка не смогла сидеть сложа руки. Она привыкла быть кому-то нужной.

– Я всегда любила детей и стариков, – признается Зинаида Ивановна.

Началось же все с собственной мамы, которая тяжело болела, потом она взяла к себе еще старушку, появилась семейная пара – Михаил Петрович и Анна Федоровна. В нынешнем доме, где сейчас находится приют, половина принадлежала этим супругам, другая половина – церкви. Туда матушка и переехала со своими стариками. Потом Михаил Петрович, принявший в монашестве имя Сампсон, отдал под дом престарелых и свою половину. Зинаида Ивановна досмотрела и его жену Анну Федоровну, и самого Сампсона, который прожил 91 год.

Когда она решила зарегистрировать еще один семейный дом, но для стариков, в местной администрации заметили, что в районе есть подобный. Но в так называемую богадельню, даже если там паровое отопление и теплый туалет, больные и немощные старики ехать ни за что не желают. Они хотят жить в семье, знать, что о них заботятся по душе и не за зарплату.

После пожара в Коми, когда погибли старики, к ней тоже зачастили проверяющие. Нарушений выявили предостаточно: узкие проходы, второй этаж.

– Постоянно выписывают штрафы, пусть и небольшие, – вздыхает матушка. – Я понимаю, есть проблемы с противопожарной безопасностью. Поэтому нашла заброшенное здание, церковь помогла получить его под социальное служение. На деньги благотворителей теперь веду ремонт.

Мы с Зинаидой Ивановной побывали в этом каменном строении. Она уже распланировала, в каких комнатах кто будет находиться, где разместится кухня и душевая. Уже провели воду, укрепили фундамент, покрыли крышу, завезли новые рамы для окон. Будет у дома и свой небольшой сад, где старики смогут посидеть на свежем воздухе.

– Все деньги, которые были, потратила, – сетует Зинаида Ивановна. – А работ еще непочатый край.

– А какие у вас отношения с властями?

– Главное – они мне не мешают.

– Из чего складывается бюджет?

– Подопечные отдают в общий котел 75% своей пенсии плюс моя пенсия. На эти средства покупаю продукты, плачу двум помощницам, за услуги ЖКХ, веду хозяйство.

Судьба

Держать за руку

Матушка Зинаида вспоминает свой давний-давний сон. Привиделся ей кто-то и спрашивает: «А сколько у тебя детей». Она почему-то отвечает: «28». Было ей в ту пору всего восемнадцать, она только вышла замуж. Но, считает матушка, сон пророческий. Если посчитать всех родных и приемных детей, стариков, то скоро она до этой цифры и доберется.

– Я помогаю пожилым людям, а они помогают мне, – говорит матушка Зинаида. – Помогают не болеть. Не нужно обижаться на жизнь, надо быть милосердным, думать о тех, кому еще тяжелее. Ведь эти старики беззащитные, как дети. Страшно не то, что человек умирает, а когда в этот момент рядом с ним нет близких людей, кто бы за руку держал. Я держу, человеку легче и мне тоже…

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
11% россиян готовы отдать родственников в дом престарелых

Более 58 млн россиян — пожилые люди, которым требуется постоянный уход

Баба Таня с картонной иконкой

А мне и говорят перед матчем, вы помолитесь за наших

Тихая Серафима

Каждый год накануне Рождества в ней срабатывает какой-то странный механизм