Женщины без надежды

|
Они несли масло, чтобы помазать Его труп, они точно знали, что Он умер. Но наибольшая Любовь – это Любовь без надежды. О том, почему именно женщины были достойны первыми узнать о Воскресении Христа – размышляет Владимир Берхин.

И еще учись-ка жить без надежды,
Если не научился жить без любви.
(Олег Медведев, «Блюз»)

История о жёнах-мироносицах – это история даже не о вере, а о верности. Верности без смысла, подпитываемой только изнутри, вопреки любым жизненным условиям. Верности без задачи, верности без перспектив. Потому что момент путешествия с ароматами ко гробу – это момент крайнего отчаяния.

Владимир Берхин. Фото Анны Гальпериной

Когда Христа взяли под стражу – наверное, многие думали, что приближается решительный момент, и вот-вот Царь проявит себя как должно Царю. Когда Его судили – наверное, кто-то ждал, что «власти разберутся», не Пилат, так Ирод.

И даже во время Распятия верили в Чудо.

Но теперь – всё. Смерть пришла, надеяться стало не на что. Христос вернул Лазаря – то кто вернёт Его Самого?

Какие были перспективы у похода нескольких женщин утром ко гробу Спасителя? Абсолютно никаких. Ну, придут они. То ли найдут того, кто откроет гробницу, то ли нет. И это если стражу убрали. А если всё пойдёт плохо – постоят у камня и обратно? Или всех повяжут за попытку кражи охраняемого тела – и что тогда?

Для этих женщин история Иисуса была закончена. Любимый Учитель (а у Богоматери – Сын) предан, погиб, погребён. Они несли масло, чтобы помазать Его труп, они точно знали, что Он умер. Много ли они понимали о Воскресении? Верили ли в него? Ждали ли? Вероятнее всего, нет – во всяком случае, из Писания не видно, чтобы хоть кто-то надеялся на подобный исход.

Нам это сложно представить – мы привыкли, что за каждой Страстной Пятницей непременно следует Пасха. Мы веруем во Христа Воскресшего – а у них был только Иисус, лежащий в гробу. И не было никакой надежды. Даже в самые тяжелые моменты мы можем надеяться на Царствие, которое будет после смерти, на Милость за пределами нашего мира. Женам-мироносицам надеяться было не на что, ни о каком ином мире они не знали ничего.

Нет больше той Любви, чем если кто отдаст душу свою за друзей своих, – так сказал Господь.

И сказал Он это не только нам, привыкшим к мысли о Царстве и Воскресении. Он сказал это людям, для которых смерть означала окончательный конец жизни. Для нас смерть – это всегда начало надежды. А вдруг мы ещё встретимся?

До воскресения Христова смерть была концом и надежды тоже. И наибольшая Любовь – это Любовь без надежды.

Почему-то женщины умеют это лучше мужчин. Честертон писал о «странной и цепкой женской преданности». О том, что женщина не оставляет того, кого любит, что бы тот ни натворил. Мироносицы подтверждают – даже если он умер.

Бог, как известно, не творит лишнего и вообще всегда действует самым простым и логичным способом из возможных.

Ну а теперь представьте, ЧТО пережили женщины, которым не понадобились погребальные ароматы.

И почему после этого Евангелие не смогли остановить ни гонения властей, ни внутренние распри верующих, ни повседневные грехи.

Радость, пришедшую после подобного отчаяния, невозможно погасить. И заткнуть рот подобным благовестникам также совершенно невозможно.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Кофе с сестрой Вассой: Как однажды женщины были правы, а апостолы – неправы

Евангельские повествования о событии частично противоречивы. Почему это так? Потому что это реальная история, потому что…

Жены-мироносицы — неудобные свидетельницы

Вместо того, чтобы отозваться ликующим "Воистину Воскресе!", мужчины просто не верят — "и показались им слова…