Жестокость и домашка

|
Учительницу в Златоусте судят за слишком сложные домашние задания, сообщают новостные сайты и газеты. Учительницу могут посадить в тюрьму за то, что она задавала учить стихи наизусть! Пора ли нам, учителям, сушить сухари? Или прекращать давать детям домашние задания?
Ирина Лукьянова. Фото Анны Даниловой

Ирина Лукьянова. Фото Анны Даниловой

Трудно сказать, кто первый из всех СМИ сообщил, что состав преступления неизвестной учительницы – именно слишком сложные домашние задания. Но кто-то придумал сенсационный заголовок – а дальше волна понеслась уже сама. На сайте прокуратуры Челябинской области, сообщение которой и легло в основу сенсации,  в заголовке сообщается, что на учителя начальных классов заведено уголовное дело по факту жестокого обращения с детьми. «Заведено уголовное дело» – это еще не «судят» и не «посадят в тюрьму».

Анонимка

В прокуратуру города Златоуста в Челябинской области поступило анонимное родительское обращение с просьбой провести проверку законности действий учителя начальных классов в одной из городских школ. Прокуратура проверку провела и выявила нарушения закона.

Будем исходить из того, что в сообщении прокуратуры все правда, пока не выяснилось, что учительницу оклеветали и какая-то часть предъявленных ей обвинений, или все обвинение, ложно. Во всяком случае, в законе есть понятие «презумпция невиновности» — а вина учителя еще не установлена и не доказана.

Анонимная жалоба на учителя в прокуратуру – очень сомнительное действие по защите прав ребенка. Родители обычно очень боятся конфликтов со школой: им кажется, что ребенок у школы в заложниках, и что если они будут активно защищать интересы ребенка, учитель будет на нем отыгрываться и ребенку станет только хуже.

Первое, что имело смысл делать – это жаловаться директору школы, а потом в органы управления образования, если директор бездействует. А в прокуратуру – если проблема не решается на этих уровнях. Были ли попытки решить проблему на уровне школы и органов управления образования – пока неизвестно. Однако практика жаловаться сразу в максимально высокую инстанцию у родителей действительно есть. Может быть, потому, что школа кажется таким страшным врагом, что хочется напустить на нее как можно более высокую инстанцию. О причинах такого отношения к школе можно написать целое исследование.

В любом случае, проверка по анонимной жалобе состоялась и нарушения выявила. Если обвинение справедливо, то учительница действительно нарушила как минимум два федеральных закона и несколько подзаконных актов.

Нормы закона

Прежде всего, прокуратура сообщает, что учительница, она же классный руководитель, «не соблюдала этические нормы поведения, оказывала на учеников психологическое и физическое воздействие», а затем уточняет: «в период с сентября 2015 года по апрель 2016 года в своей педагогической деятельности учитель применяла в отношении учеников 1 класса недопустимые способы воспитания: грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбляла детей, допускала факты физического воздействия».

По логике закона, именно физическое и психическое насилие, а не объем домашних заданий, на котором сосредоточили свое внимание СМИ, и составляет основную суть обвинения.

Вот нормы закона, которые нарушаются:

Федеральный закон об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации (№124-ФЗ),
статья 9, пункт 1:

«При осуществлении деятельности в области образования ребенка в семье или в организации, осуществляющей образовательную деятельность, не могут ущемляться права ребенка».

Федеральный закон об образовании (№273-ФЗ),
статья 28 , пункт 6:

«Образовательная организация обязана осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе:

… 2) создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации;

3) соблюдать права и свободы обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, работников образовательной организации».

Статья 34, пункт 1, подпункт 9:

«Обучающимся предоставляются академические права на: … 9) уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья».

Статья 43, пункт 3:

«Дисциплина в организации, осуществляющей образовательную деятельность, поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся, педагогических работников. Применение физического и (или) психического насилия по отношению к обучающимся не допускается».

Жестокое обращение

Статья  156 УК РФ, ч. 1., по которой органы внутренних дел завели уголовное дело на учительницу из Златоуста – «ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего педагогическим работником образовательного организации, если это деяние соединено с жестоким обращением с ними».

Именно насилие – главное основание для уголовного обвинения педагогических работников; без фактов «жестокого обращения» уголовное дело не заводится.  Жестокое обращение со стороны педагогических работников обычно трактуется так: «Активные действия, грубо попирающие основные обязанности субъекта воспитательной деятельности, состоящие в применении к ребенку недопустимых (в правовом и нравственном смысле) методов воспитания и обращения и включающие все виды психического, физического и сексуального насилия над детьми».

Статья, по которой органы внутренних дел завели уголовное дело на учительницу из Златоуста – это ч. 1 ст. 156 УК РФ (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего педагогическим работником образовательной организации, если это деяние соединено с жестоким обращением с ним). Если мы посмотрим на истории, в которых педагоги действительно получали судимость по этой статье, мы найдем вот какие примеры:

Учительница математики из урока в урок оскорбляла детей, называла их «стадом баранов», «обезьянами», «свиньями»; на уроке математики написала восьмикласснице маркером на лбу: «Алгебра – 1» и расписалась (пример приведен в статье “Вопросы квалификации неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего”).

Учительница начальной школы «хватала школьников за волосы, тянула их за уши, била указкой по голове и рукам, ударяла о парту и ставила в угол», «в присутствии всего класса… заставила школьника вытирать с рюкзака другого ученика фекалии, при этом вымыть руки ему было разрешено только после окончания урока».

Учитель физкультуры ранил двух учеников граблями.

Учитель физкультуры ударил ученика головой о стену, тот получил сотрясение мозга; другой учитель ударил ученика на уроке.

Учительница заставила четвероклассников вылизывать грязный пол.

И так далее, и так далее, и так далее. К сожалению, рукоприкладство среди учителей – не редкость. Я несколько раз помогала знакомым родителям писать спокойные и юридически обоснованные жалобы на учителей, которые оскорбляли или били их детей. В большинстве случаев дело заканчивалось переводом ребенка в другую школу или увольнением учителя (даже не всегда по статье 336 Трудового кодекса, согласно которой педагогического работника могут уволить даже за однократное применение физического или психического насилия – часто просто «по собственному желанию»).  Но чтобы учитель получил судимость по 156 статье, должны быть очень веские основания.

Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов посвятил учительнице из Златоуста несколько записей в твиттере: «Для наказания учителя, слишком сурово обращавшегося с учениками есть и другие меры воздействия-в т.ч. увольнение по статье 336 Труд.Кодекса».

«Так и А.С.Макаренко по нынешним меркам можно было бы “привлечь” за “жестокое обращение”. Аккуратнее надо дела уголовные заводить».

«За унижения,оскорбления,псих.воздействие есть меры гражд-правовой ответственности – Компенсация причинённого вреда и нравственных страданий».

«За нарушение Правил и Устава школы,Программы, Приказа в сфере образования – достаточно служебно-административных мер, вплоть до увольнения». https://twitter.com/RFDeti

(Да, вероятно, Макаренко с его знаменитой пощечиной тоже можно было бы «привлечь». Если, конечно, не учитывать, что Задоров – воспитанник, который получил пощечину, — был одним из компании молодых людей, которые имели полных 18 лет от роду, были присланы в колонию за вооруженный грабеж и легко могли убить своего воспитателя: вокруг глухой лес, воспитатель безоружный. Вряд ли нынешние учителя начальных классов работают в тех же экстремальных условиях).

Слишком сложные домашние задания

Прокуратура Челябинской области утверждает, что учительница не только оскорбляла первоклассников и применяла к ним меры физического воздействия, но и перегружала их: «задавала первоклассникам домашние задания в виде письменных работ, а также виде ежедневного заучивания сложных стихотворений», «удлиняла продолжительность занятий, сокращала продолжительность перемен, оставляя детей после занятий продолжать изучать пройденный материал», «задаваемые домашние задания не имели рекомендательный характер, по результатам их выполнения выставлялись баллы, что запрещено приказом Минобрнауки России от 30.08.2013 № 1015».

Здесь мы знаем только то, что говорит прокуратура. Если основываться на ее словах, то в этих действиях учителя и школы тоже есть нарушения закона.

Во-первых, Закон об образовании требует в уже упомянутой статье 28, пункт 6:

«Образовательная организация обязана осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе:

1) обеспечивать реализацию в полном объеме образовательных программ, соответствие качества подготовки обучающихся установленным требованиям, соответствие применяемых форм, средств, методов обучения и воспитания возрастным, психофизическим особенностям, склонностям, способностям, интересам и потребностям обучающихся».

Во-вторых, есть санитарные правила и нормы (СанПиН 2.4.2.2821-10), которые жестко регламентируют условия обучения первоклассников (пункт 10.10). Они

– определяют продолжительность уроков (рекомендуется «ступенчатый» режима обучения:  первые 2 месяца – 3 урока в день по 35 минут, затем 2 месяца – 4 урока по 35 минут, затем во втором полугодии 4 урока по 45 минут),

требуют сорокаминутной динамической паузы среди учебного дня

и специально указывают, что обучение проводится без балльного оценивания знаний и без домашних заданий.

Выходит, что златоустовский учитель, если прокуратура права, грубо нарушает санитарные правила и нормы обучения первоклассников, а школа не создает для них условий обучения, соответствующих их возрасту. Как мы видим, домашние задания по Санпинам первоклассникам вообще не положены – или только в рекомендательном порядке. Но само по себе нарушение Санпинов в этом случае состава преступления не содержит и предметом уголовного преследования быть не может. В таких случаях речь может идти только об административной ответственности.

Что из этого всего следует?

Если прокуратура права – то ученикам златоустовской учительницы пришлось вытерпеть несколько нелегких месяцев: много тяжелой домашней работы, отсутствие перемен, унижения и оскорбления, а то и учительское рукоприкладство. В нашем детстве все это не было из ряда вон выходящей практикой, но сейчас закон требует других отношений между учителем и ребенком и не позволяет кошмарить первоклассников.

Впрочем, может быть, что учительница продолжает работать так, как работала всегда – без оглядки на новые законы и санпины. Так делают многие.

А может ли быть, что учителя оговорили? Бывает и такое, тоже случаи известны.

Родители, с одной стороны, продолжают бояться школы ровно так же, как боялись ее в своем детстве – но с другой стороны,  уже прониклись пониманием образования как услуги, терпеть насилие уже многие не готовы, а готовы жаловаться куда угодно – в департамент образования, в прокуратуру, президенту… Но на всякий случай делают это анонимно, как бы чего не вышло. Знакомые учителя не раз рассказывали,  что по вопросам, которые вполне можно решить внутри школы, родители жалуются сразу в прокуратуру или в Департамент образования – тем более, что электронные приемные позволяют это сделать не выходя из дома и не тратя душевных сил на разговоры со школой.

Верно и то, что учителя, зажатые в тиски бесконечных требований и проверок, восприняли златоустовскую историю как предупреждение, что родители теперь могут тебя засудить за любую ерунду: за требование выучить стихи наизусть или за задание, которое покажется детям слишком сложным.

Масла в огонь подливают СМИ, которые выхватили из истории, и без того пока не вполне понятной, одну колоритную деталь и сместили акценты. И вместо обыденно-жуткой, но не сенсационной истории «на учителя завели уголовное дело за жестокое обращение с первоклассниками» мы узнали фантастическую страшилку «учителей теперь сажают в тюрьму за то, что они задают много домашки».

А что было на самом деле – пока и вовсе непонятно: нет результатов следствия, нет суда, нет показаний очевидцев. Так что выводы пока делать рано.

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Что нам делать со школой?

Почему учителя орут на детей и можно еще еще спасти школу?

Прокуратура признала поспешным уголовное дело на педагога из Златоуста

Уточняется, что вышестоящий надзорный орган не обнаружил достаточных данных, указывающих на признаки преступления

Родители должны быть требователями, а не просителями

Сесть и написать, готов я или нет, чтобы на моего ребенка кричали. Готов я или нет,…