Жить по-христиански гораздо труднее, чем кажется

Дискуссия об отношении к многодетности, начавшаяся вокруг статьи протоиерея Павла Великанова, обнажила проблему гораздо более серьезную, считает протоиерей Александр Ильяшенко.

Противостоять натиску духа времени

Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко

Несколько лет назад я был в Кронштадте. Через улицу, напротив дома, в котором жил святой праведный Иоанн Кронштадтский, стоял снесенный ныне Андреевский собор. По той же стороне улицы, левее, находится здание гимназии, в которой Иоанн Кронштадтский преподавал Закон Божий. На стене гимназии укреплена мемориальная доска, я подумал, что на ней отражено, что когда-то сам Кронштадтский пастырь там учил детишек. Но ошибся – надпись на доске гласит, что в этой гимназии с 1907 года учился выдающийся советский физик, лауреат Нобелевской премии академик Петр Леонидович Капица.

П.Л. Капица – это ученый, внесший выдающийся вклад в мировую науку, один из основателей физики низких температур и физики сильных магнитных полей. Он из тех, кто составляет гордость отечественной науки.

Первые годы своей жизни Петр Леонидович жил в Кронштадте, ходил по одной улице с отцом Иоанном и наверняка с ним встречался, не мог не встречаться, наверняка его водили в Андреевский собор. Отец Иоанн, может быть, у него не преподавал Закон Божий, ему оставалось прожить год-два, но гимназия была наполнена его духом, и старшие школьники учились у отца Иоанна. Академик П.Л. Капица, несомненно, был человеком нравственным, но свидетельств о том, что он был верующим человеком, мне обнаружить не удалось. Скорее всего, как и многие другие ученые той эпохи, верующим он не был.

Святой Иоанн Кронштадский

Святой Иоанн Кронштадский

Ребенком П. Л. Капица мог видеть и слышать отца Иоанна, казалось бы, детские впечатления очень сильны, но, тем не менее, гигантского масштаба Иоанна Кронштадтского не хватило на то, чтобы противостоять натиску духа времени, отталкивающему людей от Церкви.

Жил великий святой человек, чудотворец, но сколь многие его современники не видели его святости и не принимали его одухотворенных слов. Насколько лукавый дух века сего растлевал и растлевает людские души, насколько общество, утратившее веру, потерявшее Христа – культура, газеты, круг общения, родители, друзья родителей, их дети, – сильное влияние оказывает на своих членов.

Кажется, что в начале XX века всё было направлено на то, чтобы настроить народ, в том числе и лучших его представителей, против Церкви.

В семье должна быть гармония

Сейчас повторяется нечто подобное. Создается впечатление, что лукавый дух вновь победу торжествует. Это проявляется и в негативном отношении к многодетным семьям. Кто говорит, что многодетные «плодят нищету», кто говорит, что многодетным быть модно. Не знаю, на чем основываются подобные утверждения, знаю, что, согласно переписи населения 2010 года, в нашей стране больших семей (более 4-х детей) только лишь 3%.

Разве могут 3% семей оказывать какое-то негативное влияние на нашу страну? А вот позитивное могут. Напомню, что великий ученый Дмитрий Иванович Менделеев и прославленный оружейный конструктор Михаил Тимофеевич Калашников были 17-ми детьми в своих семьях, знаменитый авиаконструктор Сергей Владимирович Ильюшин – 12-м. Ну, а 97% могут своим пренебрежительным отношением оказывать сильнейшее влияние на своих членов, чтобы они и не пытались создавать большие семьи.

Проблема есть, трудности могут быть в любой семье. Почему сводят все только к многодетной семье? Почему обсуждается тема именно большой семьи?

Надо говорить о воспитании детей вообще и об ошибках, которые родители допускают, когда воспитывают детей. Какая разница, много их или мало? Отец Павел совершенно справедливо говорит, что в семье должна быть гармония, основанная на любви. При чем тут большое количество детей? Мы как раз видим, как часто родители и с одним ребенком не справляются. Великий педагог Макаренко говорил, что одного ребенка нравственным человеком могут воспитать только гениальные родители. Где-то проблемы возникают общие, а где-то они строго индивидуальные. И речь идет о нашем внутреннем состоянии: либо мы успешно преодолеваем многие, как правило, типичные искушения, либо мы их не преодолеваем.

Семья отца Александра

Семья отца Александра

Здоровая душа ищет подвига, потому что к подвигу нас призывает Господь

Когда священник говорит, что можно и что нельзя, он говорит не от себя – так нам заповедано благодатной памятью Церкви. Современный прихожанин хочет, с одной стороны, причащаться и причащаться регулярно, а с другой стороны, очень хочет жить комфортно, а поэтому ожидает определенных послаблений. Но Церковь должна высоко держать планку. Если же ее опускать, то где предел, дойдя до которого, необходимо остановиться? И, собственно, уровень задан не нами, а самим Господом Богом, Священным Писанием и Преданием.

В Евангелии есть эпизод, как к Спасителю обращается юноша, который живет благочестивой жизнью, и Спаситель ему говорит: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф.19:21). И юноша отошел от Него опечаленный, потому что он был привязан к своему имуществу.

Причащение – это дар Божий. Когда мы стоим в храме и причащаемся Святых Христовых Тайн, должны мы хоть как-то походить на наших великих предков, хоть как-то соответствовать тем требованиям, которые Господь предъявляет к человеку.

И если ты не хочешь этим требованиям следовать, ну тогда отойди. Вот тот юноша из Евангелия и отошел, он был честный. А мы хотим и того, и другого, так как живем не в I, а в ХХI веке. В древности люди были цельные, даже в своем грехе были цельные, а мы вот такие – раздвоенные, расслабленные, хотим выступать в роли ласковых телят, которые двух маток сосут. Но Церковь говорит, что это не получится, это неправильно, Богу это неугодно.

Люди должны дать себе отчет, что, если они не хотят иметь детей и не могут воздерживаться, тогда для них нужна какая-то особая покаянная дисциплина, и частое причащение для них невозможно, да и не полезно. Какая должна быть покаянная дисциплина, – это очень трудно сказать, это надо решать в индивидуальном порядке, на то есть духовник, и нужно этот вопрос с ним обсуждать.

Если христианин хочет приступать к Христовым Тайнам, необходимо соблюдать покаянную дисциплину, какое-то воздержание, должна быть борьба с самим собой. Если ее совсем нет, и не будет, тогда мы потеряем тот уровень, который хранит Святая Православная Церковь, и это приведет, на самом деле, на грань катастрофы. Тогда как раз и начнется повальный уход людей, особенно молодежи, из Церкви, потому что, как святые говорят, душа каждого человека по природе – христианка, и здоровая душа ищет подвига, потому что к подвигу нас призывает Господь. А если подвига никакого нет, и усилий никаких делать не нужно, тогда и Церковь не нужна. Зачем?

Если с Богом, если по-настоящему, по-христиански нести крест ради Христа и нести его с Ним, потому что в одиночку ни одному человеку это не посильно, тогда такое крестоношение приносит душе свет и радость. А если идешь путем наименьшего сопротивления, не хочешь бороться с собой и преодолевать свои слабости, что очень трудно, – тогда при чем тут Церковь и Христос?

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Чем хуже человеку, тем лучше лукавому

Отец Павел совершенно прав, говоря о любви, – в семье должна быть теплая, искренняя, бескорыстная, самоотверженная любовь. Если ее нет, тогда всё становится не по силам. И церковные, и нецерковные семьи распадаются – вот такое страшное влияние духа века сего. Если мы ему будем потворствовать, значит, будет только хуже, тогда он будет одолевать. Чем хуже человеку, тем лучше лукавому. Нельзя с ним не бороться, он идет до конца. Очень трудно ему противостоять, он тонкий психолог с фантастическим опытом, фантастически могущественный. И бороться с ним в одиночку просто смешно. А перед Богом он бессилен. Если человек с Богом, тогда и перед человеком, укрепленным благодатью Божией, он оказывается бессилен.

В Нагорной проповеди Господь произносит удивительные слова: «Блаженны кроткие, потому что они унаследуют землю». Святитель Николай Сербский эти слова Спасителя прокомментировал неожиданным для нас образом: «Удивительно, почему Спаситель сказал – кроткие. Не воинственные, не агрессивные, не активные, не многочисленные, а кроткие, и они унаследуют землю. Вы посмотрите на русский народ. Посмотрите, какая у него огромная земля! Потому что он кроткий». Это было сказано лет 70 назад. Теперь давайте мы на себя посмотрим. Что мы, кроткие, что ли?

С нашим псевдохристианством, совсем невысокого уровня, потому что оно псевдо, пытаемся о чем-то судить, и ничего доброго у нас не получится.

Разговор сводится к тому, что дайте мне делать то, что я хочу. Не хочу иметь много детей – давайте подгоните мне такой ответ, чтобы я спокойненько мог жить, не напрягаясь, а так, как я хочу.

Недавно я услышал подтверждение слов святителя Николая. Первый митрополит Московский Петр перенес кафедру из Владимира в Москву. Почему-то он выбрал именно Москву, у него ведь было несколько вариантов. Почему? Потому что, когда он посетил Москву в первый раз, его поразила кротость московских жителей. Вот теперь давайте возьмем увеличительное стекло и пойдем искать в Москве кротких людей.

Жить по-христиански очень трудно, гораздо труднее, чем кажется

Тезис «Любая добродетель, которая стала вынужденной, рискует превратиться из добродетели в настоящую беду» я не понимаю, это какое-то недоразумение. Что значит добродетель, которая стала вынужденной? Христианство – это религия свободы. Если ты сам себя загоняешь в угол, значит, ты делаешь неправильный выбор. Тебе можно сочувствовать, можно разбираться с тобой, как ты оказался в углу, и что ты там делаешь? Что за добродетель, если она тебя вынудила? На свои ли силы ты полагаешься, маловерный ли ты, не молишься, не каешься? Значит, где-то ты что-то перепутал, сбился с пути, значит, будучи духовно слепым, ты не туда идешь.

Боюсь, что мы что-то очень важное пропускаем. Жить по-христиански очень трудно, гораздо труднее, чем кажется. И задачи перед нами труднее, чем нам кажется. Кажется, что такого? Раз-два – сделал. Но это все равно, что подойти к роялю с намерением заиграть так же вдохновенно и виртуозно, как Святослав Рихтер.

Совсем недавно мы были в советском далеке, а теперь оказались в Церкви. Так это колоссальный путь – от жизни нецерковной к жизни одухотворенной, и мы все, в подавляющем большинстве, находимся только в самом-самом начале пути. Да и то, многие даже с этого начального пути сбиваются, идут куда-то не туда. Получается, что мы – общество, которое блуждает в потемках, и каждый при этом считает, что раз он несколько книжек прочитал, в церковь походил, то он уже чего-то знает и живет духовной жизнью. Нет, всё оказывается гораздо сложней. Гораздо сложней.

Можно говорить правильные слова, и имя Божие к месту употреблять, и о любви говорить тоже к месту, но не решить проблему, потому что она в другом. Если мы берем какую-то, пусть болезненную, пусть острую проблему, но если мы ее вырываем из контекста и пытаемся решить ее саму по себе – боюсь, мы загоняем сами себя в угол, потому что так она не решается. Если сосредоточить усилия на поиске главной проблемы, ключевой точке – как быть христианином в современном мире, как жить по воле Божией, как нам вместе строить христианскую жизнь – тогда, наверное, мы подойдем к решению всех других, совсем непростых проблем.

Записала Тамара Амелина

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Силком тащить в наш лагерь никого не нужно»

Священник, психолог и мама шестерых детей - о многодетных семьях

Дмитрий Емец: Раньше мы жили только ради детей и дико устали

Многодетность - рецепт не для всех, а идеала не будет никогда