Житие Колума Килле

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 14, 1997
Житие Колума Килле

От переводчика

“Житие Колума Килле” (Betha Coluim Cille) представляет собой ирландский текст жития этого, наверное, одного из величайших религиозных деятелей не только Ирландии, но и всего средневекового мира в целом.

Текст этот оформлен в виде проповеди, опирающейся на один из любимых ирландцами библейских текстов — Книгу Бытия, 12. В настоящий момент историкам знакомы не менее семи вариантов этого жития; из них наиболее известен вариант XI века, восходящий к текстам X или даже IX веков. Написано житие было в Ирландии, несомненно в монастыре, принадлежащем парохии святого Колума Килле. Автор жития был, скорее всего, знаком с другими текстами житий этого святого — прежде всего с латинским житием, написанным Адомнаном и с ирландской поэмой о Колуме Килле (Amra Coluim Cille), однако количество прямых заимствований невелико, либо они полностью отсутствуют.

Написанное на среднеирландском языке, “Житие Колума Килле”, является чрезвычайно интересным текстом и с точки зрения художественной ценности, и как источник по истории языка и культуры Ирландии того времени.

Для настоящего издания было выбрано несколько фрагментов основного текста, рассказывающих о рождении и жизни святого Колумбы на родине и об отплытии его на остров Иона, где был основан один из крупнейших центров религиозной жизни Ирландии конца VI и VII вв.

Отдельно представлен фрагмент текста одной из версий, представляющий значительный интерес, однако в основной текст включавшийся далеко не везде.

Переводчик сохранил многочисленные латинские фразы, чтобы представление о характере текста Жития было более полным. Их перевод дается в подстрочных примечаниях, даже когда переложение представлено в ирландском тексте.

Перевод выполнен по изданию: Maire Herbert. Iona, Kells and Derry: The History and Hagiography. Oxford, 1988.

* * *

Exi de terra tua et de cognatione tua et de domo patris tui et vade in terram quam tibi monstravero1. “Оставь свою землю и свою родину, своих родных и свое отечество ради Меня и иди в землю, которую Я открою тебе”. Сам Господь дал этот дружеский совет главе истинно и полностью верующих, Аврааму, сыну Фарры, о том что должно ему покинуть свою страну и родную землю, Халдею, и отправиться в страну, которую открыл ему Господь — землю обетованную. Моисей, сын Авраама, глава Божиего народа, человек, наполненный благодатью и милостью Святого Духа, записал эти слова в Книге Бытия Ветхого Завета для того, чтобы всегда могла придерживаться Церковь дружеского совета, что дал Господь Аврааму, побуждая его отправиться в странствие: “Пойди из земли твоей…”.

2. Haec quidem historia nota est, Abraham a Domino praeceptum fuisse ut terram Caldeorum desereret et terram repromissionis adiret2. Это история, хорошо известная из Писания. Сам Господь побудил Авраама покинуть землю Халдеи, которая была его родиной, и отправиться в странствия в поисках земли обетованной ради тех благ, что достанутся ему, семье и наследникам его.

3. Iste autem Abraham caput fidei est et pater omnium fidelium sicut Apostolus3. Авраам, человек, которому Господь дал этот совет, признается в Писании отцом всех верующих, как это подтверждает Апостол, говорящий: Omnes qui sunt ex fide hi sunt filii Abrahae4. “Истинные сыны Авраама, говорит Апостол, это все те, кто подобен ему в своей безупречной вере”. Quod autem patri fidelium praeceptum hoc omnibus filiis eius implendum relinquitur, ut terram suam deserant et carnalem patriam derelinquant5. То доброе деяние, к которому побудил Господь отца всех верующих, Авраама, требуется и от его сыновей, то есть от всех людей веры, — следует им оставить землю свою и свою страну, свое богатство и мирское удовольствие ради Творца и отправиться всецело в странствия по примеру Авраама.

4. Tres autem sunt modi vocationum6. Существует три способа, помимо этого, с помощью которых люди могут приобщиться к знанию и последовать за Господом. Primus ex Deo7. Первый из них заключается в том, что люди вдохновляются и побуждаются Божественной благодатью служить Господу, как произошло это с Павлом и монахом Антонием и другими блаженными монахами, служившими Богу далеко в Египте. Secundus per ho­mi­nem8. Другой путь заключается в человеческом посредничестве, то есть через блаженных проповедников, которые объясняют Святое Писание, уподобляясь апостолу Павлу, проповедовав­ше­му язычникам и, благодаря сетям Евангелия, приведшему их к берегу жизни. Tertius ex necessitate9. Люди могут придти к служению третьим путем, через принуждение, то есть когда они побуждаются к этому служению из-за трудностей и смертельных опасностей, подобно народу Израиля, который часто обращался к Господу, отказываясь от поклонения идолам и изображениям, когда, принужденные к трудностям и тяготам, они страдали в руках чужеземцев, как изложено это в Святом Писании. Hinc David dicit10. В подтверждение этого пророк Давид говорит: Clamaverunt ad Dominum cum tribularentur et de neces­si­ta­ti­bus eorum liberavit eos11. Когда народ Израиля страдал от несчас­тий и испытывал большие опасности, они молились и обращались к Господу, моля избавить их от этих бед.

5. Abraham ergo Divina gratia instinctus mandatum quod fuerat ei imperatum a Domino implevit et exit in Carran in qua mortuus est pater eius et inde transmigravit in terram repromissionis12. Таким образом Авраам, отец истинной веры и безупречного служения, вдох­новленный Божественной благодатью, исполнил предписание, вложенное в него Господом. Он ушел в земли Халдеи, в Хар­ран, где умер его отец, и оттуда затем в землю обетованную.

6. Tribus autem modus patria deseritur, uno inutili et duobus utili­bus13. Есть три способа, которыми может человек оставить свою родину, когда он отправляется в паломничество, и один из них не вознаграждается Господом, тогда как два других вознаграждаются. Aliquando enim patria corpore tantum relinquitur nec mens a carnalibus studiis alienatur nec bona opera appetuntur14. Когда человек покидает свою родину лишь телесно и ни отвращает свой ум от грехов и пороков, ни совершенствуется в добродетелях и добрых делах. In tali ergo peregrinatione nihil nisi afflictio corporis sit, nullus vero animae perfectus15. Паломничество, предпринятое та­ким образом, не служит источником пользы для души, но скорее является тяжелым и бесполезным телесным усилием, поскольку мало выгоды человеку в том, чтобы покинуть свою родину, если не совершает он добрых дел вдали от нее.

7. Nam et postquam Abraham corpore patria exivit tunc et Domi­nus dixit16. Самому Аврааму, после того, как он покинул свою страну и телесно от нее удалился, советовал Господь, говоря: Exi de terra tua17. “С этого времени удались разумом от страны твоей и земли и не дозволяй думам своим возвращаться к ним”. Ac si aperte diceret: Carnalia vitia patriae in qua fueras corpore mente simul et corpore devita18. И так это будто бы сам Господь открыто сказал Аврааму: “Отныне, когда находишься ты в паломниче­стве, избегай, телом и душой грехов и пороков той земли, где прежде обитал ты телесно”, поскольку для человека одинаково, оставаться ли в своем отечестве, или же отправиться в паломничество, следуя при этом по-прежнему его обычаям. Non enim in via pedum sed in via morum proximatur ad dominum19. Ибо не с помощью ног, и ни каким-либо телесным движением приближается человек к Богу, но упражнениями в добрых привычках и добродетелях.

8. Aliquando mente tantum patria relinquitur et non corpore sicut sunt quidam qui quamvis in patria peragunt vitam regione. Patriam tamen vivendo carnaliter non norunt sed iustis causis quibusdam cogentibus in suis locis manent habitantes quasi non habitantes20. В другом случае человек может покинуть свою землю желанием и сердца и разума, хотя и не оставляет ее телесно, как делают многие возведенные в духовный сан, живущие в своих странах до самой смерти, поскольку как светские люди, так и клирики не отпускают их из-за их большой полезности всем. Таким образом, поскольку случается, что они остаются в своем отечестве не из-за телесных соображений, их набожность дает им положение паломника в глазах Господа.

9. Aliquando mente et corpore, ut sunt hi quibus dicitur21. В еще одном случае человек оставляет свою землю полностью, телом и разумом, как поступали апостолы и те истинные паломники, кому великий и добрый Господь предсказывал в Евангелии, когда говорил: Vos qui derelinquistis omnia propter me, patrem et matrem, uxorem, filios et filias, agrum et omnia quae habere potuistis, centuplum accipietis in hoc saeculo, et vitam eternam in futuro22. “Не сомневайтесь в том, — сказал Иисус, — что те из вас, кто оставит свою страну и своих родных; то, чем владеет и мирские радости ради Меня, обретет стократно от Меня в этой жизни и вечную жизнь затем, после Страшного Суда”. Hi sunt veri pere­gri­ni qui cum psalmista possunt dicere23. Эти люди являются на са­мом деле истинными паломниками, от чьего лица говорил пророк, ликуя и благодаря Бога: Advena sum apud te, Domine, et peregrinus sicut omnes patres mei24. “Благодарю Тебя, Господь, — говорит пророк, — потому, что являюсь я странником и изгнанником в мире, подобно тем старшим, что ушли ранее”.

10. Очень много преданных слуг Господа, как в Ветхом, так и в Новом Завете, полностью последовали этому доброму и полезному совету, оставив свои страны и земли, свою семью и родных ради Творца и отправившись в добровольное путешествие в дальние земли. Так поступил, оставив свое мирское наследие ради любви и страха Господнего, великий святой и великий мудрец, избранный сын Господа, чей праздник и поминовение падает на это время, id est sanctus presbyter Columba25, а именно благородный священник острова Ирландии, драгоценность, украшенная особыми дарами Святого Духа, святой Колум Килле, сын Федлимида <…>

12. Род Колума Килле, по мирским представлениям, был истинно знатным, поскольку происходил он из рода Конала, сына Ниала. Право на королевский престол Ирландии являлось его наследственным правом и было бы предложено ему, если бы только он сам не отказался от него ради Господа. Понятно, что был он избранным сыном Божиим, поскольку его приход был предсказан старейшинами Ирландии еще до его рождения <…>

14. Отец ирландцев Патрик, крестивший и учивший их, пророчествовал, благословляя Конала в Сих Аэда. Он возложил тогда руки на Конала и его сына Фергуса: правую руку на голову Фергуса и левую — на голову Конала. Конал удивился этому и спросил его, почему он так поступил. Тогда Патрик сказал такие строки:

Мальчик будет рожден в его роду,

Он будет мудрецом, пророком и поэтом,

возлюбленным, чистым, ярким светочем,

не изрекающим ложного.

Он будет мудрецом и будет благочестив,

он будет аввой при короле праведном

он будет крепок в вере и постоянен
в совершении добрых дел,

он получит царствие небесное в утешение себе <…>

18. Рождение Колума Килле не только было предсказано старейшинами Ирландии, но и открылось в видениях и снах. Так произошло с тем сном, что привиделся его матери. Привиделось ей, что был ей дан огромный плащ, простиравшийся от Иннси Мод до Каэр на Врок, и нет ни одного цвета, какого не было бы на этом плаще. Увидела она юношу в яркой одежде, который поднял плащ в воздух, взяв у нее. Этне было жаль плаща, и показалось ей, что подошел к ней тот же юноша снова и сказал: “Добрая женщина, нет тебе нужды печалиться. Напротив, тебе более подходит радоваться и быть счастливой, поскольку плащ этот означает, что понесешь ты сына, и Ирландия и Шотландия наполнятся его учением” <…>

20. Так, как было предсказано старейшинами Ирландии и затем открылось в видениях, был рожден Колум Килле. Место, где он родился, именовалось Гортан. Было это в седьмые иды декабря, как отмечают день солнечного месяца, в четверг. Поистине, чудесным был ребенок, рожденный там, сын Царя небесного и короля земного, Колум Килле, сын Федлимида, сына Фергуса, сына Конала Гулбана, сына Ниала Нойгиалах. Мать его, Этне, была из Корпрайге из Лейнстера, знаменитая дочь Дима, сына Нии.

21. После рождения отнесли его тут же к благородному Кру­итнехану, сыну Келлахана, дабы тот окрестил его. Стал он затем его воспитателем, как просил его о том ангел Господень. Когда же настало время обучать мальчика, отправился клирик к одному провидцу, что находился тогда неподалеку, дабы вопросить того, когда следует начать. Посмотрев на небо, сказал этот провидец: “Напиши алфавит для него сейчас”. Был он написан на одном хлебе, и съел Колум Килле половину его к востоку от воды и половину с запада от воды. Предсказал тогда провидец: “Таковы будут и владения этого мальчика — половина их с востока от моря, в Шотландии, половина же — к западу от моря — в Ирландии” <…>

23. Было однажды, что отправились он <Колум Килле> и его воспитатель навестить больного. Когда шли они через лес, оступился клирик на тропе так, что упал и умер на месте. Колум Килле подложил свой плащ под голову клирику, полагая, что тот уснул. Сам же затем стал далее повторять свой урок. Донесся голос его до монахинь, что жили неподалеку. Сосчитали после, что разделяло их полторы мили, и часто было слышно его потом на таком расстоянии. Как сказано:

Звук голоса Колума Килле

величественней и звонче был любого хора.

На расстоянии пятнадцати сотен шагов

ясно был слышен.

Пришли тогда монахини и увидели мертвого клирика пред собой, и обратились к Колуму Килле с просьбой воскресить его. Немедля принялся за это Колум Килле, и по его слову восстал тот из мертвых, как если бы и впрямь он спал. Обратился тогда Колум Килле к Господу и обрел от Него три дара, а именно: воздержания, мудрости и паломничества. Были они полностью даны ему Господом. Затем решил он расстаться со своим воспитателем, и тот охотно дал ему свое благословение на это <…>

32. Отправился затем Колум Килле в Дойре26, к крепости Аэда, сына Айнмире, что был в то время королем Ирландии. Предложил король крепость эту Колуму Килле, который отказался принять ее, следуя наставлениям своего наставника, Мо Бии. Однако когда покидал он крепость, встретили его двое из людей Мо Бии. Был у них его пояс и разрешение принять землю, так как умер тот. И сказал Колум Килле:

Пояс Мо Бии

волнам на воде не подобен —

не расстегивался он от обжорства,

не застегивался ради лжи.

Поселился затем Колум Килле в крепости Аэда и основал там церковь. Множество чудес происходило в ней потом <…>

50. Когда обошел Колум Килле таким образом всю Ирландию, сея везде семена веры и благочестия, когда множество людей были крещены им, когда многочисленные церкви и монашеские поселения были основаны им и оставлены им были в каждом старшие, а также священные предметы и реликвии, пришло к нему то решение, к исполнению которого страстно стремился он с самой юности своей, а именно отправиться в паломничество. И таким образом решил он отправиться через море, дабы проповедовать Слово Божие шотландцам, бриттам и саксам. Было ему сорок два года, когда отбыл он, и тридцать четыре года провел он в Шотландии, так что прожил он всего семьдесят семь лет. Вот каково было количество тех, кто отправился с ним — двадцать епископов, сорок священников, тридцать диаконов и пятьдесят служек, и сказано:

Сорок священников было с ним

и двадцать епископов — благородная сила

для пенья псалмов, без сомненья.

как и тридцать диаконов и пятьдесят служек.

51. Так отправился он и достиг того места, что называют ныне Ионой Колума Килле. Была ночь Троицы, когда прибыл он. Два епископа, что были в той земле, пришли, чтобы изгнать его. Но открыл Господь Колуму Килле, что не подлинными епископами они были, ибо оставили они остров ему, когда сделал он известными их подлинное описание и сущность <…>

53. Затем основал Колум Килле церковь Ионы. Трижды пятьдесят монахов было с ним, дабы вести жизнь отшельников, и шестьдесят для несения служб. Как сказано:

Велик был тот отряд, что прибыл на Иону,

трижды пятьдесят монахов

на лодках переплыли море,

да трижды двадцать мужей отправились с ними.

Когда основал Колум Килле Иону, отправился он странствовать среди шотландцев, бриттов и саксов, и обращал их к истинной вере, совершая множество чудес и воскрешая мертвых.

54. Был в той земле некий человек, которому проповедовал Колум Килле и кто обратился к Господу вместе со всеми своими людьми. Завистливый же дьявол поразил сына этого человека ужасной болезнью, от которой тот умер. Стали затем язычники поносить Христа и Колума Килле. Пришел он тогда и вознес пылко молитву Богу, и восстал тогда тот мальчик из мертвых.

55. В другой день, когда Колум Килле проповедовал перед людьми, некий человек отправился вброд через ближайшую реку, дабы не слушать Слова Божиего. В воде же укусила его змея. отчего он немедленно умер. Было тело его положено перед Колумом Килле. который осенил грудь его крестом, и немедля поднялся тот человек.

56. Поразила слугу его, по имени Диармайд, тяжкая болезнь, и тот умер. Колум Килле молился за него, и не только вернулся он к жизни, но и прожил Диармайд на семь лет дольше него самого <…>

61. Однажды в мае отправился Колум Килле к землепашцам на севере острова, коих утешал и учил. “Верно, — сказал он, — во время прошедшей Пасхи, в апреле, хотел было я отправиться на небеса. Но не желал я печалить вас, и потому остался с вами от Пасхи до Троицы, дабы утешить вас”. Когда услыхали монахи эти слова, они опечалились. Затем обратил он лицо свое на запад и благословил остров вместе со всеми его обитателями, и изгнал с него жаб и змей. Когда благословил Колум Килле остров, вернулся он в свой монастырь. Вскоре после этого наступили конец субботнего дня и начало воскресенья. Возвел Колум Килле глаза ввысь, и распространилось по лицу его великое сияние, видимое всей братии. Был это ангел Господень, что парил над его головой в то время.

62. Затем отправился он благословить амбар и сказал сопровождавшему его Диармайду, что в воскресную ночь отправится он на небеса. Сел после почтенный Колум Килле на краю тропинки, так как чувствовал себя утомленным. хотя и кратким был его путь — ведь было ему тогда семьдесят семь лет. Тогда подошла к нему лошадь, что была у монахов на острове, и плакала она на его груди, так что сделались одежды Колума Килле влажными. Спутник его пробовал отогнать лошадь. “Оставь ее, Диармайд, — сказал Колум Килле, — плачет и сожалеет она, оплакивая меня”.

63. Превыше всякого признания и почета те бессчетные чудеса, что сотворил Господь на земле для Колума Килле — ведь нет никого, кто смог бы счесть их все, кроме его ангела, так же как и ангелу Господню следовало бы спуститься с небес, чтобы поведать о них. Нам же следует довольствоваться тем, что предоставить вам все это как образец. Не было рождено среди ирландцев никого, кто был бы величавее или мудрее, или из лучшего рода, нежели Колум Килле. Не вышло никого из них. кто был бы более смиренен, более послушен или более прост. И действительно, велико было его смирение, так что, бывало, сам снимал он сандалии с ног своих монахов и мыл им ноги. Часто бывало, что приносил он сам свою долю зерна на спине на мельницу и уносил затем муку. Не носил он ни льна, ни хлопка на коже своей, не спал он, покуда не касалась спина его голой земли. Лишь только камень клал он под голову вместо подушки. Спал он лишь столько, сколько требовалось ученику его Диармайду на то, чтобы прочесть три строфы из Beati27. Затем поднимался он и плакал и рыдал, как рыдала бы мать, оплакивающая единственного сына. Затем пел он трижды пятьдесят [псалмов] до наступления утра на морском берегу. Как сказано:

Трижды пятьдесят, тяжкая ноша

сквозь ночь, велика эта боль

в море у берегов Шотландии,

до восхода солнца.

Распростерт на песке

своей волей — был труд тот тяжек,

видны его ребра сквозь одежду,

лишь ветер подует.

Таков был его ночной труд. Днем же соблюдал он все канонические часы, предлагал он Тело и Кровь Христову, проповедовал он Евангелие, крестил, освящал и помазывал. Излечивал он прокаженных, слепых, хромых и прочих с любой болезнью. Воскрешал он мертвых.

64. Когда почувствовал Колум Килле, что приближается его последний миг, и раздался колокол к вечерней в воскресную ночь Троицы, отправился он в церковь прежде всех остальных и преклонил колена и молился горячо пред алтарем. Заполнил тогда ангельский свет церковь со всех сторон вокруг него и так отправился дух почтенного клирика на небеса, к радости всех душ небесных.

65. Мощи же его остались здесь, на земле, почитаемые и прославленные Богом и человеком, творя ежедневно чудеса. И хотя велика сейчас его слава, будет она еще величественней в день Страшного суда, когда несокрушимость его тела и его души воссияют как солнце. Тогда на деле приобретет он великую славу и признание в единстве девяти вечных чинов небесных, в единстве апостолов и учеников Иисуса Христа, в единстве божественности и смирения Сына Божиего, в союзе, что знатнее всех прочих союзов, а именно благородной, святой, всемогущей Троицы, Отца, Сына и Святого Духа. Пусть же все мы будем искать милости Всемогущего Бога через посредство святого Колума Килле, чтобы все мы достигли этого союза. Дай нам всем заслужить его, дабы обитали мы на небесах. Аминь.

* * *

1. Когда Колум Килле провел уже тридцать лет в Шотландии, охватило мужей Ирландии желание увидеть его и поговорить с ним до того, как он умрет. Отправили они послание к нему, спрашивая, не согласится ли он поговорить с ними на собрании в Друим Кете и благословить там мужчин, юношей и женщин, и излечить их недуги. Три были причины для того, чтобы пришел Колум Килле с востока. Во-первых, для того, чтобы спасти филидов Ирландии от изгнания из-за того, что считались они слишком могущественными, так как полагалась олламу полная свита из тридцати человек, а анруту — из пятнадцати28. Во-вторых, следовало установить мир между мужами Ирландии и Шотландии по поводу Дал Риады, которая была причиной сражения между ними, покуда не прибыл Колум Килле, дабы умиротворить их. В-последних же, прибыл он, чтобы освободить Сканнлана Мора, сына Киндалада, сына короля Осрайге.

2. Отец отдал его в заложники Аэду, сыну Айнмире, королю Ирландии, а Колум Килле выступил поручителем за то, что будет освобожден он в конце года, или что другой пленник будет предоставлен на его место. Но не был он освобожден в конце года, и на его место не был принят другой заложник. Была возведена вкруг него торфяная хижина без единого отверстия, за исключением небольшой дыры, через которую подавали ему немного соленой пищи и очень мало воды. Пятьдесят воинов охраняли хижину снаружи, а внутри хижины семь цепей было на нем, и каждого, кто проходил мимо него, просил он: “Пить!”. Когда было это рассказано Колуму Килле на Ионе, тяжко сожалел он об этом, и была это одна их тех причин, по каким поторопился он с востока.

3. И таким образом прибыл Колум Килле, с холстиной, надвинутой на глаза, в монашеском одеянии с накинутым капюшоном — так, чтобы не мог он видеть ни мужей Ирландии, ни жен. Было им так сделано потому, что когда приехал он в Шотландию, то такие строки молвил:

Грустен тот взгляд,

что обращен к Ирландии.

И не увидят отныне эти глаза

ни мужей Ирландии, ни жен ее.

И в подтверждение этого сказано затем было филидом:

Хотя и прибыл светлый Колум Килле

с востока лодкой через море,

ничего не узрел он в Ирландии

после того, как пришел на собрание.

4. Сказано было Аэду, сыну Айнмире о том, что придет Колум Килле, и он сильно рассердился, услышав это, и сказал, что падет его гнев на любого, кто окажет почтение клирику, когда тот прибудет. Затем увидели они, что приближается Колум Килле. Ближе других находились к нему Конал, который был сыном короля Аэда, и его люди. По наущению Конала, при виде клирика и тех, кто с ним прибыл, набросились на них они, так что трижды девять из них было ранено. Молвил тогда Колум Килле: “Кто направил этих людей против нас?”, и ответили ему, что это был Конал. Колум Килле проклял Конала, и в трижды девять колоколов пробили против него, так что сказал кто-то: “Конал получил колокола”. Из-за этого прозван был он “Конал Колокольный”. Отнял у него клирик его королевское достоинство и честь и лишил его разума, так что стал он безумным с тех пор, кроме того только времени, что требовалось ему на испражнение.

5. Затем подошел Колум Килле к людям Домнала, сына Аэда. Домнал без промедления поднялся и приветствовал его, и поцеловал в щеку, и усадил на свое собственное место. И благословил его Колум Килле, обещав ему пятьдесят лет правления Ирландией, победы в сражениях на это время и исполнение всего, что он скажет. Год с половиной будет длится болезнь, что погубит его, и в течение этого времени каждое воскресенье будет получать он Тело Христово.

6. Сказано было королеве, что сын ее проклят, а королевское достоинство отошло к Домналу. Сказала тогда королева своей служанке: “Иди к Аэду и скажи, что не будет ему мира, если окажет он уважение тому клирику, похожему на журавля”. Сказано было об этом Колуму Килле и пожелал он, чтобы и королева, и ее служанка стали журавлями в Друим Кете отныне и до самого дня Страшного Суда, как сказал поэт:

Гневается королева, что отныне

Домналу отойдет владение,

что обещано королевство Домналу,

ее же сыну быть земли лишенным.

“Что за смута с тобой явилась?”,

молвит королева гневно.

“Не будет мира у меня с Аэдом,

покуда в чести у него ты, клирик”.

“Да станешь ты журавлем”,

сердито ей клирик ответил,

“И если служанка твоя вздохнет о тебе,

то быть и ей отныне с тобой — журавлем”.

Тогда обратились жена Аэда и ее служанка

в двух журавлей с болот,

они и поныне живы и жалуются на свою судьбу

в Друим Кете, и гневаются.

(Или, как еще говорят эту строку:
Два старых журавля Друим Кета).

7. Сказал Колум Килле Домналу, что следует им вместе пойти к Аэду и поговорить с ним, однако одолел Домнала страх при мысли об этом, так что ответил ему Колум Килле: “Не бойся, ибо Святой Дух охранит тебя”. Затем отправились они вместе беседовать с королем. Короля же охватил тогда страх из-за великого чуда, которое клирик сотворил до этого. Когда пришел клирик на собрание, то король поднялся и приветствовал его. Молвил Колум Килле: “Пусть приветствие твое будет означать и исполнение наших желаний”. — “Да будет так”, — ответил король. — “Пусть филиды останутся”, — сказал Колум Килле. — “Не будет этого, — ответил король, — ибо велика досада на них”. — “Не говори так, — сказал клирик. — Так как хвала, вознесенная тебе филидами, будет славить тебя вечно, подобно тому, как навсегда прославлен филидами Кормак уи Куйнд. И хотя награды, данные за сочинение их, преходящи, сами хвалебные песни существуют и задолго после них”. И тогда сказал клирик такую короткую реторику: “Кормак славный, поразив скупость”, и т. д. “Не стану я тем, кто изгонит их”, — сказал Аэд. И так филиды были оставлены.

8. “Пусть освобожден будет Сканнлан”, — сказал клирик. — “Не будет этого, — ответил король, — покуда не умрет он в той торфяной хижине, где он сейчас”. — “Не стану я продолжать этого, — молвил Колум Килле. — Но если будет на то Божья воля, пусть припадет он к моим сандалиям сегодня после вечерни, где бы я ни был”. Затем покинул Колум Килле собрание и удалился в церковь в Дойре. На собрание же, вскоре после его отъезда, обрушились молнии, так что всем, кто находился там, пришлось ринуться лицом в землю. Затем сверкающее облако явилось Сканнлану, и голос из него произнес: “Встань, Сканн­лан, оставь свои цепи и хижину, выйди наружу и возьми мою руку”. Вышел Сканнлан наружу, и ангел вел его. Сторожа же, услышав звуки, спросили их, кто идет. “Скан­нлан”, — ответил ангел. — “Будь это он, не было бы сказано так”, — ответили они.

9. Последовали они затем в Дойре. Когда проходил клирик по церкви во время службы, припал к его сандалиям Сканнлан. “Кто это?”, — вопросил его Колум Килле. — “Сканнлан”, — ответил тот. — “Есть ли у тебя вести?”, — сказал Колум Килле. “Пить!”, — ответил Сканнлан. — “Есть ли у тебя благословение?”, — спросил Колум Килле. — “Пить!”, — молвил Сканн­лан. — “Скажи, как пришел ты сюда”, — спросил Колум Килле. “Пить!”, — ответил Сканнлан. — “Да будут наследники твои всегда запинаться в речи”, — сказал Колум Килле. “Не говори так, — ответил Сканнлан, — будешь всегда получать ты от них причитающееся тебе”. — “Пусть окажутся короли и епископы среди них”, — сказал Колум Килле. — “Вот питье тебе, — сказал он, — бочонок с пивом, которого хватило и троим”. Тогда поднял тот его обеими руками и выпил одним глотком. Затем съел он семь кусков свинины и девять хлебов, и уснул потом на три дня и три ночи. Потом поднялся он и, снарядив большой отряд, отправился к Осрайге. И было это в тот день, когда его отец, король Осрайге, умер от тоски по нему. Принял тогда Сканнлан королевство Осрайге, и обещал он с того дня каждый седьмой год свое гостеприимство Колуму Килле. Так освобожден был Сканнлан.

10. Третье же дело касалось Дал Риады. Был Колман, сын Комгиллана тем, кто решил это дело для Колума Килле. Так получилось по предсказанию самого Колума Килле, ибо когда приходил он в дом Комгиллана и застал там только двух детей у очага, взглянул один из мальчиков за правое плечо Колума Килле. И тогда открылось Колуму Килле, что милость Святого Духа была на этом ребенке. Тогда подозвал его Колум Килле и взял его на руки и сказал ему такие строки:

Ясный ум

и чистая душа,

вот поцелуй тебе,

поцелуй же и меня.

Колум Килле благословил его и призвал на него благодать мудрости, и сказал ему, что он будет тем, кому надлежит рассудить мужей Ирландии и Шотландии по поводу Дал Риады. Так и случилось. И так было решено, чтобы снаряжали они войска в походе для ирландцев, ибо всегда принадлежит это к земле. Подати же и дани должны отойди мужам Шотландии.

11. Пришел затем Даллан, дабы поговорить с Колумом Килле, и спел начало песни своей для него, — но Колум Килле не позволил ему продолжать, покуда не умрет он. Объяснил он это, сказав, что только уже умерший достоин такого. Пообещал Колум Килле Даллану за эту песнь множество даров и плодов земных, но только царствие небесное принял от него Даллан — для себя и для тех, кто сможет верно повторить его песнь, понимая и смысл и мелодию. “Как узнаю я о твоей смерти, когда будешь ты в изгнании, а я же — в Ирландии?”, — сказал Даллан. Три знамения обещал ему Колум Килле о том времени, когда следует ему завершить свою песнь. Станет первым из них всадник на пегой лошади, и будет он означать смерть Колума Килле, и его первое слово будет началом песни. На время, что потребуется ему, чтобы сочинить песнь, обретет он зрение, и будет отнято оно у него, когда настанет время завершить труд.

Перевод с ирландского С. Лопуховой


1Синодальный перевод: Пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего и иди в землю, которую Я укажу тебе (Быт 12:1).

2Эта история хорошо известна. Господь предписал Аврааму покинуть Хал­дею и прийти в землю обетованную.

3Сей Авраам, как говорит Апостол, есть глава и отец всех верующих.

4Все, кто истинно верует, суть дети Авраама.

5Исполнение же предписанного отцу верующих требуется и от всех его де­тей: им следует покинуть страну и оставить плотскую родину.

6Есть три вида призвания (человека Богом).

7Первый — от Самого Бога.

8Второй — через человека.

9Третий — из принуждения.

10Так и Давид говорит.

11Синодальный перевод: Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он из­ба­вил их от бедствий их (Пс 106:6).

12Таким образом Авраам, вдохновленный Божественной благодатью, испол­нил приказ Бога и ушел в Харран, где умер его отец, и оттуда переселился в землю обетованную.

13Есть три способа оставить родину: один бесполезный и два полезных.

14Бывает, что родину покидают лишь телесно, не отвращая ум от плотских страстей и не стремясь к добродетелям.

15В таком паломничестве нет ничего, кроме изнурения тела, и никакой поль­зы для души.

16Ибо и Аврааму, после того как он телом покинул родину, так сказал Гос­подь.

17Изойди из земли своей.

18И так будто бы открыто говорил: плотские пороки родины, в которой ты пребывал телом, оставь телом и душой.

19Ведь не дорогой ног, а дорогой нравов приходим мы к Господу.

20Иногда же только умом, но не телом, оставляют родину, подобно как те, кто на родине ведет (духовную) жизнь. Родину, однако, плотски не знают ради того, чтобы посвятить себя неким праведным делам, остаются в своих странах, пребывая и как бы не пребывая в них.

21Иногда же — и умом, и телом, как те, кому было сказано…

22И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную (Мф 19:29).

23Это — истинные странники, которые вместе с псалмопевцем могут сказать.

24…ибо странник я у Тебя и пришлец, как и все отцы мои (Пс 38:13).

25 то есть, святой пресвитер Колумба.

26Дерри.

27Псалом 118, начинающийся словами “Блаженны (лат. beati) непорочные в пути…”. Три строфы Пс 118 — это 24 стиха.

28Оллам — филид высшего разряда, анрут — филид второго разряда; анрутов могло быть одновременно несколько.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: