Живой голос отца Александра Меня

Недавно произошло событие, на общем фоне всего того, что делается ныне в Церкви и обществе, оставшееся достаточно незамеченным: Фонд имени протоиерея Александра Меня выпустил в свет аудиодиск в формате mp3, на котором под общим названием «Исповедальные проповеди» собрано 45 проповедей, произнесенных о. Александром в храме перед исповедью. Сказаны они были в разное время, в основном, во второй половине 80-х годов прошлого века, и приурочены к разным датам церковного календаря.

В связи с выходом этого издания мы сегодня беседуем с настоятелем храма преп. Сергия Радонежского в Сергиевом Посаде священником Виктором Григоренко.

Свящ. Виктор Григоренко

Свящ. Виктор Григоренко

— Отец Виктор, у меня выход этого диска вызвал радость. Прежде всего, потому, что мы имеем возможность слышать живой голос отца Александра. Жанр проповеди — жанр, прежде всего, разговорный, и, как известно, адекватно воспроизвести его на бумаге — задача ох какая непростая… Те, кто редактирует и издает проповеди того же о. Александра, митрополита Антония Сурожского, других проповедников, наверняка сталкиваются с особыми трудностями, их работа мне видится сродни работе реставраторов, кропотливо возвращающих современникам старинную икону или фреску — вам это знакомо, ведь вы сами художник-реставратор…

Вы принимали участие в издании и переиздании наследия отца Александра. Скажите, насколько адекватно в книгах передано то, что о. Александр говорил в живую: его проповеди, беседы последних двух лет жизни? И насколько удачно изданы его последние работы: «Первые апостолы», «Читая Апокалипсис» и другие, которые он не успел отредактировать сам?

— Да, трудности перевода живой проповеди, беседы или лекции в текст, безусловно, существуют. Но проповеди это касается особенно, т. к. проповедник всегда эмоционален, и если он откровенен и вкладывает всего себя в свое слово, то Господь помогает ему говорить, помогает ему озарить каждое слушающее сердце. Это знает каждый проповедующий священник, знает, что многие проповеди неповторимы, т. к. были произнесены именно с Божией помощью. И здесь работает то, что невозможно передать на бумаге печатными буквами, — интонации, тембр, паузы, мимика, жестикуляция, речевые акценты…

Отец Александр Мень был очень одаренным проповедником, — это знают все, кто его слышал при жизни или в записи. Равнодушных он не оставлял, а вот с книгами это бывало, — во всяком случае, по утверждению отца Андрея Кураева. Свои проповеди, записанные на диктофоны, отец Александр не благословлял переводить в текст без редактуры и часто это делал сам. К счастью, сегодня, благодаря современной технике, сохраненные аудиозаписи проповедей отца Александра удалось оцифровать, очистить и предложить слушателям в обновленном виде. За эту работу я очень благодарен Андрею и Ирине Ереминым. Здесь верно Ваше сравнение с отреставрированной иконой, а вот перевод аудиозаписи в буквальный текст можно сравнить с черно-белой репродукцией, снятой с той же иконы.

Теперь об издании книг отца Александра. Эту работу в последнее время ведет издательский дом «Жизнь с Богом». Думаю, что сейчас, в преддверии 25-летия со дня кончины, нужно думать об издании полного собрания сочинений протоиерея Александра Меня, а этому должна предшествовать серьезная редакторская работа. Особое внимание нужно уделить качеству художественного оформления книг. Не думаю, что здесь нужно идти по пути книжного дизайна современной беллетристики.

К сожалению, есть очень много вопросов по редактуре, особенно первых изданий. Уверен, что издание книг отца Александра сегодня заслуживает более серьезного и профессионального подхода. Напомню, что свою популярнейшую книгу «Сын Человеческий» отец Александр редактировал семь раз, а «Беседы на Апокалипсис» (есть воспоминания) он считал еще сырыми и не готовыми к публикации.

— Со времени гибели отца Александра прошли годы. Голоса тех, кто в штыки воспринимал его личность и служение, вроде бы поутихли. Его книги переиздаются не только светскими издательствами: как известно, Издательским советом РПЦ многие из этих книг одобрены и рекомендованы к распространению в приходах. Его память чтится, вот и ваш храм построен на месте его мученической гибели, по благословению священноначалия проводятся ежегодные Меневские чтения…

Тем не менее, мне кажется, что наследие отца Александра еще весьма слабо освоено. Поездив по стране, не во многих церковных лавочках я видел его книги, не многие программы воскресных школ и лекториев построены по его наработкам, его уникальный пастырский опыт иные батюшки считают весьма специфическим и вообще феноменом, канувшим в Лету вместе с ним, устаревшим и неактуальным для нынешнего дня и сегодняшнего общества… Я прав или ошибаюсь? У вас есть иной взгляд на это, иные примеры?

Прот. Александр Мень

Прот. Александр Мень

— Сейчас, когда основные труды отца Александра получили гриф Издательского совета РПЦ, настоятели храмов смогут предлагать его книги у себя на приходах без оглядки на рекомендации «старцев». Уверен, что наследие отца Александра будет востребовано не только в интеллигентской среде, но и среди самых обычных прихожан, особенно тех, кто делает первые шаги в Церкви. Ведь его книги были написаны очень доступным языком и обращены к современникам, ищущим Смысла жизни. Он был человеком Церкви и остается им сейчас. А «доброжелатели», не вмещающие широты его взглядов, и «поклонники», готовые сотворить из него кумира, всегда были.

Важно, что между этими двумя немногочисленными группами находится огромное количество людей, любящих Бога и стремящихся к Нему, находящихся в Церкви Христовой и идущих к ней, — тех, для кого отец Александр жил и умер. Труды отца Александра всегда будут современны, и жизнь подтверждает это. На сегодняшний день общий тираж его книг составляет более семи миллионов экземпляров, многие из них переведены более чем на двадцать языков мира.

— Отец Виктор, в своем служении вы общаетесь не только со «старой гвардией», — теми, кто был с отцом Александром при жизни, но и с новыми прихожанами. Ваш храм и музей отца Александра Меня, открытый здесь же, в Семхозе, в культурно-просветительском центре «Дубрава», посещает немало верующей молодежи, приезжают группы паломников, и не только из Москвы, но и со всей России… Я видел, как горят глаза у этих ребят. Как ими сегодня воспринимается личность отца Александра, опыт его служения?

— Да, к счастью, в нашем храме в последнее время бывает много молодежи, среди них — «даниловцы», представители разных московских и подмосковных приходов, различных молодежных православных объединений, разных регионов нашей страны. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить организаторов этих групп. Ребята у нас на приходе имеют возможность не только участвовать в богослужении, но и знакомиться с музеем отца Александра, расспрашивать о нем, посещать его кабинет. Могу уверенно сказать, что интерес к личности отца Александра не ослабевает.

— Сегодня в церковной и общественной полемике немало разговоров о том, каким должен быть христианин. И в этих разговорах зачастую, увы, прослеживается всем нам знакомая шизофрения, расколотость человека на части, на роли: вот тут мы говорим о бытовании в храме, вот тут — в быту, вот тут у нас «клир», а тут — «мир», словно бы человек, тем паче — христианин и его жизнь не должны быть цельными, едиными во всех аспектах… В еще большей степени это касается священства.

Отец Виктор, вы — еще и близкий родственник отца Александра, вы знали его с детства не только в храме, но и вне его, в быту. Насколько протоиерей Александр Мень и тот человек, которого вы видели без рясы, — один и тот же человек, можно ли сказать, что его жизнь вне храма тоже была своеобразной проповедью жизни во Христе?

— Отец Александр был необыкновенно цельным, сосредоточенным человеком. И было совершенно не важно, рассказывает ли он об апостолах и Церкви на отдыхе в Коктебеле в шортах и цветастой рубашке, или в полном облачении говорит о Христе с амвона Сретенского храма. Важно, как он говорил, а говорил он всегда очень проникновенно и доступно — так, что его слова были очень понятны слушающим.

О. Александр для меня всегда был примером человека, который очень дорожил временем и не тратил его попусту. Моя любимая фотография с его изображением — та, где он смотрит на часы. В любой бытовой ситуации, пилил ли он дрова или вскапывал землю под картошку на огороде в Семхозе, в его голове всегда шла творческая работа. Ее результатом становились духовно-литературные труды, направленные на евангелизацию нашего общества. Его целеустремленность чувствовалась в любой ситуации, а жизни вне храма, то есть вне Христа, для него просто не существовало, все было подчинено Ему.

— «Продолжить дело отца Александра…». То, что это дело было и приносило плоды — несомненно. Оно разнообразно: кто-то говорит о его вкладе в богословие и апологетику. Кто-то — о том, что он приводил ко Христу «дикое племя советской интеллигенции», примирял интеллигенцию с Церковью (вопрос, очень больной в наши дни…).

Кто-то, как я, вдохновляется его уникальным пастырским примером, тем, что он не только «не заслонял собой Христа», но и действительно пестовал приходящих к нему, то есть помогал им из младенцев, ждущих, чтоб их «религиозно обслуживали», становиться взрослыми христианами, учил самостоятельности и ответственности за свою веру и свою Церковь… Конечно, личность отца Александра уникальна. Но кончилось ли его дело с его гибелью? Возможно ли его продолжать в нынешних условиях? Как это делаете вы в своем служении?

— Действительно, многое изменилось. Но основные вопросы остаются — так называемые вечные вопросы. На них и старался в первую очередь отвечать отец Александр. Именно поэтому по-прежнему так популярна его книга «Сын Человеческий»: она продолжает приводить в нашу Православную Церковь новых и новых людей. Популярны и проповеди отца Александра, их я часто использую в храме, особенно перед исповедью. Эти проповеди образуют целый цикл и составляют сборник под названием «Прости нас грешных…».

Особой заботой считаю создание полной архивной базы по отца Александру, которая включает в себя весь спектр информации о нем, его связях, его служении и творчестве. Проведение выставок, вечеров памяти, ежегодных Меневских чтений (проводятся по благословению митрополита Коломенского и Крутицкого Ювеналия с 2006 года) — все это большая работа, которая осуществляется совместно с культурно- просветительским центром «Дубрава» им. прот. Александра Меня, где я возглавляю музейно-краеведческий отдел. Но самое главное — это служение Литургии на том месте, где отец Александр пролил свою кровь, ставшую еще одним семенем Церкви Христовой. Это служение было главным делом о. Александра Меня, остается оно главным и для меня.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Отца Александра убили, и жизнь остановилась

Стоя у гроба, я понимал, что начинается новая жизнь

Наталья Трауберг: Путь (+Видео)

Мы читали «Русское религиозное возрождение» и, естественно, Библию и Евангелие, но мы их и раньше читали,…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!