Живой разговор о миссии

Все приходит когда-нибудь к логическому завершению. Закончился и IV съезд епархиальных миссионеров. Что рассказать о нем? Опишу то хорошее, чем поделились участники.

Фото: patriarchia.ru

Фото: patriarchia.ru

Сегодняшний день я специально посвятил расспросам. Самым положительным моментом делегаты дружно называют общение. Именно по вечерам и во время обедов и ужинов вспыхивали самые оживленные споры, обсуждались горячие проблемы. Никто не назвал ни одного из мероприятий, которое показалось бы ему знаковым. Хотя некоторые отметили, что им было более-менее интересно на круглых столах. Наверное, так и должно быть, ведь действующие миссионеры люди живой веры, им не интересны схоластические упражнения и академически сухие доклады. В них бурлит жизнь, она ищет выхода и находит его в жарких спорах.

Сегодняшний день не был перенасыщен заседаниями и круглыми столами, т.к. это был день закрытия. Но все же мне удалось посетить два рабочих мероприятия съезда. В кинозале сотрудники убиенного в прошлом году о.Даниила Сысоева пытались рассказывать о том, как организовать школу миссионеров, а также об организации уличной миссии. Не знаю, что тут больше повлияло, совпадение по времени с перерывом на чай или неудачно выбранный рассказчиками тон, но слушало их человек пятнадцать. Думаю, что было бы уместнее рассказывать практикам о том, что сделано и что получилось, чем проводить лекцию по той схеме, которая применяется для обучения новичков. Но в целом мне понравилось, жаль, но надо было постараться увидеть как можно больше.

Вторым моментом, который удалось посмотреть, был круглый стол. Небольшая комната была забита до отказа желающими поучаствовать. Стол на самом деле был овальный. Я не уточнил, что было заявленной темой разговора, но говорили они очень интересно, правда на очень странный вопрос искали ответ: что такое миссия?

Это необыкновенно меня удивило. На состоявшемся заключительном заседании вопрос прозвучал вновь. После трех дней заседаний на него так и не нашлось однозначного ответа? Могу лишь предположить, что виной тому само начало съезда, когда большая часть времени основных докладчиков была посвящена отсутствию катехизации и  необходимости ее введения, а практические моменты были обозначены как миссионерские поездки, станы и приходы, что явно не одно и то же. При столь широком разбросе темы сложно определить границы ответственности миссионера, особенно если вдруг вспомнить, что есть еще и синодальный отдел «образования и катехизации». Вероятно это вообще не вопрос съезда, разграничение полномочий отделов забота Синода, но было бы разумнее определить эти границы до съезда, чтобы не порождать массу недоумений.

Кстати, по словам участников, четких и ясных критериев оценки миссионерской работы съезд также не выработал. Вопрос остался без ответа, несмотря на все приложенные усилия.

Еще одним, совершенно неожиданным для меня событием стало принятие помимо итогового документа еще и особого «обращения к миссионеру»(см. ниже)  состоящего из цитат выдающихся миссионеров о том, каким миссионеру надлежит быть. Участники тут же метко назвали текст обращением съезда к протодиакону Андрею Кураеву.

И все же миссионеры разъезжались вполне удовлетворенными: трехдневное близкое общение, интересные темы – все это дало им массу впечатлений и пищу для ума. Не раз слышал слова благодарности за прекрасные условия проживания и организацию быта. Остался и еще один не решенный вопрос: а когда следующий съезд? Пока дата не обозначена, но участники надеются, что не будет еще одной паузы в восемь лет.

P.S.: Не будучи делегатом съезда я старался воздерживаться от обсуждений и не участвовал в принятии решений, но как христианин любящий Церковь, хочу выразить свое мнение по поводу принятых решений. Думаю, что принятие решения о создании еще одной административной структуры призванной быть надстройкой над существующими епархиальными структурами является ошибочным. Гораздо уместнее было бы четко определить границы миссионерского отдела, как органа занимающегося миссией среди внешних, и уже имеющегося отдела религиозного образования и катехизации, как органа занятого работой внутри Церкви. Все, что говорилось, говорилось правильно, только это прямая обязанность епархиальных структур, подмена их миссионерами выглядит несколько странно на мой взгляд.

Читайте также:

Трудные вопросы миссионерского съезда

Миссионеры Русской Церкви в Москве

Обращение к православному миссионеру

«Что лучше, возвышеннее, благороднее служения миссионерского?»1 Оно «есть дело поистине святое и равноапостольное. Блажен, кого изберет Господь и поставит на такое служение!»2.

К тебе, дорогой собрат, ощутившему в своем сердце призыв Божий к миссионерскому служению, обращены эти строки, собранные от сокровищницы святоотеческого наследия.

Прежде всего, православному миссионеру надлежит «догматов веры и сущности деятельного учения держаться так твердо, чтобы ничего противного им не говорить и не допускать, хотя бы угрожала тебе явная смерть»3. «Ни единым догматом, ни единой чертой в догмате мы не можем поступиться, так как все, что мы содержим до иоты — Божие учение, данное роду человеческому для спасения»4.

Если миссионер твердо следует этим принципам, тогда «на его стороне стоит истина Православия, а истина есть такая сила, которую ничто в мире одолеть не может»5.

Истина христианства проста, и изложение ее должно быть ясным и доступным.

Из прочих «признаков, по которым должен быть угадан хороший миссионер, самый первый есть смирение — источник силы и успеха для миссионера, ибо только “смиренным Бог дает благодать”. Без благодатной же помощи Божией миссионерское служение — ничто; второй признак — искреннее желание служить Богу проповедью Евангелия»6. Если миссионер обладает этими признаками, тогда он в своей деятельности избегает ошибок и крайностей, способных вызвать соблазн в Церкви. Ибо смирение уберегает его от самоуверенности и желания эпатировать людей, от увлечения миссионерскими формами в ущерб содержанию проповеди, от стремления обрести какую-то корысть, пусть даже в виде преходящей славы.

Нам, дорогой собрат, следует быть особенно осторожными. «В таком служении, как наше, сколь опасно быть предоставленным одному себе, а не опираться на надежный авторитет»7. Поэтому при любых новых инициативах прежде их воплощения надлежит рассмотреть их сквозь призму Писания и Предания Церкви, обсудить с опытными миссионерами, и, конечно же, предоставить на рассмотрение правящего епископа, поставленного Богом надзирать за Церковью Христовой в своей епархии.

Чуткость, осмотрительность миссионера, стремление не навредить душам доверившихся ему людей и не ввести в соблазн братьев по вере, ни в коем случае не должны исключать смелости и дерзновения, поиска новых форм и средств христианской проповеди, открытости представителям различных субкультур и социальных слоев. Нет такой глубины невежества и омрачения человеческого, до которых не сошел бы Сын Божий, нет на земле такого места, где бы не могла звучать вдохновенная проповедь о Христе.

Дорогой собрат!

К тому, чтобы стать подлинно хорошим миссионером, у тебя есть несколько средств.

Во-первых, молитва, «потому что она низводит на дела благовествования ту благодать, которая сильна разрушить всякую твердыню: она делает слово проповедника действенным, покоряющим сердца слушателей в послушание Христово»8.

Во-вторых, поучение в Откровении Божием: «Непрестанно упражняйтесь в чтении слова Божия. Пусть не пройдет у вас ни единого дня, когда бы вы не прочитали, прежде всего, положенного в этот день чтения из Евангелия и Апостола. Такое чтение, неопустительно ежедневное, нужно не только для того, чтобы помнить слова Евангельского или апостольского учения, но для того, чтобы напитаться духом этого учения»9.

В-третьих, надежда на Бога, истребляющая пагубную самонадеянность, — «Только бы сердце миссионера Господу принадлежало, только бы он, куда ни устремится, везде учился ходить пред Богом и жить для Бога и действовать с Богом, взирая на Него»10. «Имей всегда скромное расположение духа и не обещай себе самонадеянно необычайных или верных успехов по твоему делу. Такие обещания происходят от гордости, а гордым не дается благодать»11.

В-четвертых — христианская вежливость. Миссионеру надлежит «говорить со всеми кротко, разумно, от любви, — тогда слово большей частью будет производить хорошее действие, по крайней мере, не будет вредить; говорить же гневно, гордо, нетерпеливо, — слово будет гнилое, — люди так и примут его, и хорошего ничего не выйдет»12. «С первого вступления твоего в должность [миссионера], поведением своим… старайся заслужить о себе хорошее мнение и уважение… Доброе мнение заставляет уважать, а кого не уважают, того и не слушают»13.

А в-пятых — любовь. «Помни всегда, что если проповедник не будет иметь в себе любви, как к своему делу, так и к тем, кому проповедует, то и самое лучшее и красноречивейшее изложение учения может остаться без всякой пользы, ибо только любовь созидает; а потому старайся иметь в себе дух святой любви»14. «Христова истина успешнее всего проповедуется любовью. Любовь — лучший проповедник. Она найдет путь и в самую черствую душу для истины Христовой» (прп. Иустин Попович).

Любовь рождается и подпитывается в миссионере, когда он не только проповедует словом, но и исполняет заповеди Христовы о милосердии к тем, кому проповедует. Поэтому важно, чтобы миссионеры «разными образами помогали бы страждущим и бедствующим»15, чтобы таким образом «благотворительность тесно связывала юную паству с миссионерами. Без нее и невозможно … совершать дело благовествования»16.

Чтобы не допускать лжи в деле, совершаемом тобою ради Господа Иисуса Христа, необходимо прилагать всемерные усилия к тому, чтобы жизнь привести в соответствие со святой истиной Божией. Ведь «если проповедник говорит не от сердца, лицемерно, то слушатели внутренним чутьем понимают несоответствие слов проповедника с его сердцем, с его жизнью — и слово не имеет той силы, которую оно могло бы принести в случае, когда проповедник сам исполнял бы слово свое на деле»17.

«Успех евангельской проповеди зависит не от количества только, но и от качества проповедников веры. Итак, для миссионерского служения нужны … такие деятели, которые могли бы учить не только словом, но и нравами своими»18. «Подвижничество — единственная миссионерская школа Православия. Православие — это подвиг и жизнь, поэтому и проповедуется оно только жизнью и подвигом»19.

Поэтому миссионеру как «ратнику Церкви необходимо носить на себе броню правды и наблюдать, чтобы она всегда была целою, чтобы ни одного кольца не выпало из этой кольчуги, ни одного дела праведности не было опущено. Иначе противник Церкви, заметив в сопернике своем какой-либо нравственный недостаток или нарушение какого-либо устава Церкви, свои стрелы обличения и будет направлять прямо на этот недостаток в миссионере, и может заставить его замолчать»20.

Наконец, миссионерское служение немыслимо без жертвенности и самоотречения. «Путь миссионера легок не бывает»21, и это видно как в житиях святых апостолов, так и проповедников последующих времен. Но «неужели мы убоимся издержек, беспокойств, неудач, ведущих к решительному успеху в деле, составляющем внутреннюю, неувядающую, истинную, и вечную славу нашего народа? Нет, не убоимся, если только возжелаем сей славы… если решимся… стремиться к цели, к награде вышнего звания Божия во Христе Иисусе»22.

***

1 — Св. Николай Японский. Дневник, 8 августа 1881 г.

2 — Свт. Иннокентий Московский. Наставления священнику, назначаемому для обращения иноверных и руководствования обращенных в христианскую веру.

3 — Свт. Иннокентий (Вениаминов). Наставления, 17.

4 — Св. Николай Японский. Дневник, 23 декабря 1898 г.

5 — Свт. Макарий (Невский). Беседы о миссионерском деле. С. 223.

6 — Св. Николай Японский. Письма. С. 281.

7 — Св. Николай Японский. Письма. С. 78.

8 — Свт. Макарий (Невский). Беседы, С. 211.

9 — Свт. Макарий (Невский). Беседы, С. 212.

10 — Прп. Макарий (Глухарев). Мысли о способах к успешнейшему распространению Христианской веры между Евреями, Магометанами и язычниками в Российской державе, XXXIII.

11 — Свт. Иннокентий (Вениаминов). Наставления, 2.

12 — Св. Николай Японский. Дневник, 4 марта 1888 г.

13 — Свт. Иннокентий (Вениаминов). Наставления, 33.

14 — Свт. Иннокентий (Вениаминов). Наставления, 5.

15 — Прп. Макарий (Глухарев). Мысли, XXVII.

16 — Свт. Макарий (Невский). Беседы, С. 202.

17 — Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Часть I.4.

18 — Свт. Макарий (Невский). Беседы, С. 227.

19 — Прп. Иустин (Попович). Внутренняя миссия нашей Церкви.

20 — Свт. Макарий (Невский). Беседы, С. 214.

21 — Свт. Филарет Московский. Письма к игумении Марии (Тучковой), 26.

22 — Прп. Макарий (Глухарев). Мысли, VI.


Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Народ шествует в Царство, только сектанты омрачают

Вербовка под прикрытием. Общественный помощник омбудсмена заманивала людей в секту...

«Секты – вон!» – это православная миссия?

Когда вместо того, чтобы проповедовать внешним, стоит заняться своим собственным устроением

В долганском поселке Якутии впервые совершено таинство крещения

Архиепископ Якутский и Ленский Роман также совершил в селе первую в истории литургию

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: