Жизнь и труды монастырского кота Амфилохия

В День Кошек мы начинаем публикацию увлекательного повествования протоиерея Дионисия Свечникова о жизни монастырского кота Амфилохия.

Глава первая: Наречение

– Амфилохий??? Вот еще, что удумал!? Что за имя!? Нет, вы только подумайте – меня, чистокровного уличного красавца, грозу окрестных дворов, любимца всех кошатников, – взять и назвать каким-то непонятным именем! Безобразие… Ну вон Нина, из дома, что напротив супермаркета, зовет Барсиком. На тебе, Барсик, курочку, на тебе, мой хороший, молочка. Не скажу, что мне это имя особо нравится, у нее все коты Барсики, но все же понятно и как-то привычно. А эта замечательная старушка, не помню, как ее звать, на имена память плохая, тоже ведь правильно кличет – Васькой. Ну ничего так, нормально кошачье имя. А тут тебе раз – Амфилохий…

Здоровый черный кот невозмутимо сидел посреди небольшой кельи, залитой закатным светом. Перед ним на диване расположились двое в черных одеждах – средних лет, крепкого телосложения отец Игнатий и худой, в очках, монах Иоанн. В углу на стуле восседал тучный дьякон Сергий.

– Отцы, вот полюбуйтесь, появилось у нас обители сие чудо – тварь Божья, в простонародье именуемая котом – начал на правах старшего о. Игнатий – был отловлен послушником Василием в трапезной, во время кражи рыбы со стола. Дело, конечно, обычное, кошачье, смущения особого не вызывающее. Но крайне неприятное, если будет иметь стремление к продолжению.

– Ничего я не крал! Да, взял, но это добыча, ибо добыл честным трудом. А вы думаете, легко было усыплять бдительность этого самого послушника Василия подлизыванием, мурлыканием и ждать пока он выйдет на кухню за компотом? – возмутился кот, прекратив вылизывать лапу – И почему эти люди не знают кошачьего языка, я бы им много чего сказал. Вот бы удивились, узнав, что я их понимаю. Ну а как иначе – вырос-то при библиотеке. Столько умников вокруг, которым поговорить не с кем, с детства их рассказы слушал, и столько интересного ведь рассказывали. Тут не захочешь, а понимать начнешь…

– Но это, скажу вам, еще не все – продолжал о. Игнатий – Кот, как ему и положено, мышей исправно ловит, чему свидетелем были Василий и охранник Федор Кузьмич. Посему предлагаю кота уважить, в монастыре приютить и выдавать ему индивидуальный паек, но так, чтобы и на ловлю мышей сил и желания хватало.

– Как благословите, отец Игнатий, Вы – настоятель, Вам и решать, что делать с котом – поддержал монах Иоанн.

– Ну, значит, порешали. Передашь на кухню, чтобы кота не обижали.

– Да кто же его обидит, отче?! Он сам кого хочешь обидит, вон здоровый какой. Красавец!

– Что есть, то есть, кот попался дюже симпатичный. И, главное, полезный. Надеюсь, мышей со склада всех изловит. А то вон отец Евгений, уж мочи нет его слушать, причитает каждый день, что мыши крупу погрызли. Надо бы, отцы, кота как-то назвать что ли, негоже монастырскому животному без имени быть.

Настоятель взял святцы со стола, открыл страницу и ткнул в первое попавшееся имя.

– Вот, будет Амфилохием!

– Сокращенно – Лох! – из угла с явной иронией донесся густой бас дьякона Сергия.

– Бог с тобой, отец дьякон, какой такой Лох? Это что же люди подумают, что мы тут над животным измываемся? Если уж и сокращать, то правильно – Филя.

– Филя – это же собачье имя – недоуменно протянул Иоанн.

– А у нас будет кот Амфилохий, сокращенно Филя. Кому как удобно, пусть так и кличет – резюмировал о. Игнатий – Тем паче, что имя сие в переводе с греческого означает «в засаде сидящий». Чем вам не кошачье имя? Со смыслом!

– Нарекаем кота Амфилохием, он же Филя – вновь пробасил из угла дьякон.

– Аминь – поправляя очки, поставил точку Иоанн.

– О как! В засаде сидящий! Это интересно, так ко мне еще не обращались. Но все равно как-то непривычно, Васька было лучше. Ну, да ладно, Амфилохий, так Амфилохий, главное, чтобы кормили вовремя – подумал новоиспеченный Филя и медленно направился из настоятельской кельи в сторону кухни.

Фото священника Андрея Рассанова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Откуда взялись остроумные четверостишия и как научиться писать их самим

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: