Жизнь на ладошке

"Был и другой случай: ребенка крестили, а в этот момент супруг тихонечко локтем подталкивает супругу и показывает на приборы, видя явные изменения в положительную сторону. Прямо во время крещения." Неонатологи Перинатального центра ГКБ 24 открыли Правмиру двери детской реанимации.

Жизнь на ладошке

Маленький Дима спит в кювезе – стеклянном «инкубаторе». Он родился на 28 неделе – и сейчас малышу уже 38 недель. Прошло 2,5 месяца. Недоношенные дети, подрастая, в этот начальный период отличаются от своих сверстников, которые рождаются вовремя. Несмотря ни на что, день рождения таких детей все равно принято отмечать в ту дату, когда они появляются на свет. 27-летняя Эля Мехдиева, мама малыша, рассказывает, что она заранее знала, что ребенок не родится в срок, первая дочка тоже родилась раньше на несколько недель. Сейчас Диане 7 лет, и она совершенно не отстает в развитии. В этом году девочка пошла в первый класс. Она с нетерпением ждет братика дома.

img-4

В Перинатальном центре, филиале ГКБ 24, уже более 40 лет выхаживают недоношенных детей. Чаще всего ситуация рождения недоношенного малыша неожиданна для родителей. Иногда – ожидаема. Но в любом случае, здесь семья сталкивается с новыми испытаниями, переживаниями и надеждами. Не всегда все происходит гладко, бывают и тяжелые истории. Но врачи-неонатологи признаются: свою работу они очень любят.

img-7

«Я знала, что не доношу до 30 недель. Здесь есть психологи, они работают с нами, мамами, и это очень помогает, – говорит Эля. – Сын родился очень маленький. Он помещался на ладошке. В нем было 1 килограмм 200 граммов веса. Когда рождалась дочка, я многого не знала. Теперь благодаря врачам и психологам узнала много нового. Например, о важности прикосновений».

Эля рассказывает об упражнении «тесто»: малыша нужно аккуратно и мягко разминать пальцами, все его тельце. И о том, как правильно купать таких малышей: это нужно делать в пеленке, они очень чувствительны и боятся.

img-5

После родов родители Димы приезжали к нему ежедневно – в реанимации лежать с малышом нельзя. Но навещать можно. Тактильный контакт с ребенком неонатологи считают крайне важным. Существует так называемый метод «кенгуру» – недоношенных малышей специально выкладывают мамам и папам на грудь и живот, и так они и сидят в обнимку. Это важные моменты для взрослого и малыша. В эти минуты ребенок впитывает в себя тепло близкого человека и набирается силенок.

Вообще, врачи очень верят в положительную энергию родителей. И всегда просят оставить нервозность, переживания, раздражение и усталость за дверями этих комнат. Здесь должен царить только покой, радость, доброта. Мамы стараются общаться со своими малышами. И убеждены, что от звуков родных голосов дети становятся спокойнее.

img-14

А в соседней палате – Семен. Он родился в 29 недель весом 1170 граммов, а сейчас весит 1700 граммов. «У нас ничто не предвещало того, что это случится раньше времени, – рассказывает Мария, мама Семена. – Первая, дочка Злата, которой сейчас 8 лет, родилась в срок. С Семеном у нас внезапно отошли воды, и пришлось стимулировать роды».

img-21

Семен показывает нам свои эмоции. И потянулся, и покрутился, потом громко заплакал. Мама берет сына на руки. В маминых объятиях малыш тут же затихает, прижавшись тельцем к маме. Его папа, Александр, пока боится брать такого кроху на руки.

img-11

В кювезе у Семена висит желтый осьминожек. Врачи нашли мастериц, причем не в Москве, которые вяжут пледы, носочки, шапочки – и вот такие игрушки тоже. Одна из пожилых женщин, увидев фотографию малыша в реанимации, который был укутан в связанный ею плед, даже расплакалась.

img-63

Мария Мумрикова

Мария Мумрикова, врач-реаниматолог второго отделения реанимации, рассказывает, что идея вязать для недоношенных малышей осьминожков родилась в Норвегии год назад, а теперь вязаные игрушки можно увидеть и у нас. Щупальца осьминога, как считают врачи, напоминают малышу пуповину, он держится ручкой за игрушку – и чувствует безопасность, к которой привык в материнском животе. Правда, врачи говорят, что малыши в первую очередь все равно выбирают мамин палец.

Пока мы разговариваем, где-то вдалеке слышна тихая мелодия – кажется, кто-то поет. Это в одной из соседних палат мама напевает песенку своему малышу. «Мы включаем им музыку или сказки – в телефоне. Иногда поем им сами», – рассказывают мамы. Дети от маминых голосов сразу успокаиваются. А еще малыши очень хорошо знают мамины руки. «Но здесь и врачи очень хорошие. У них прекрасная аура. Так что и когда врачи берут ребенка, он успокаивается – доверяет», – говорят мамы.

img-23

По коридору едет тележка с разноцветными бутылочками. Каждая подписана – именная. С кормлением таких малышей непросто – сначала их питают внутривенно, затем через зонд. И уже потом, когда ребенок подрастает и становится крепче, он может есть сам – из бутылочек. Или же осваивает материнскую грудь – а мамы очень стараются сохранить молоко. Грудное молоко разливают в бутылочки, если малыш еще не может сосать грудь, – ну а потом можно перейти на естественное вскармливание. Если же не получилось и молоко ушло, то ребенок переходит на специальные смеси.

img-26

Как устроен детский инкубатор

Раньше считалось общемировым правилом выхаживать родившегося малыша весом от 1000 граммов. А с 2012 года по рекомендациям ВОЗ спасают детей начиная с 500 граммов и сроком от 22 недель.

Ольга Милева

Ольга Милева

В отделение реанимации №1 Перинатального центра прямо из родильного зала приносят недоношенных новорожденных. «Если есть угроза прерывания, случаются преждевременные роды, то всю первую помощь оказывают в этих стенах. Дальше дети лечатся здесь – а потом или идут на этап выхаживания, либо отправляются в отделение реанимации второго этапа», – рассказывает Ольга Милева, заведующая отделением.

В кювезах лежат новорожденные – им по 1-2-3 дня от роду. Вокруг шумит-пищит аппаратура. Сверху кювезы накрыты пледами и одеялками – для тепла и от яркого света. Мамы приходят в себя в своих палатах. Такого малыша, конечно, не могут положить на грудь – но маме обязательно показывают, дают поцеловать пяточки, и потом уносят в этот «инкубатор».

img-29

Мы смотрим на информационные листы, которые висят у каждого кювеза. 1000 граммов, 900 граммов, 810 граммов…Тельце крохотного малыша дрожит – так работает аппарат высокочастотной искусственной вентиляции легких. А вот рядом в соседнем кювезе ребенок лежит на животике – обязательно нужно менять положение малыша. Медицинские сестры периодически подходят к кювезам и перекладывают их. Кстати, бросается в глаза, – врачи и медсестры в этой больнице ходят не в стандартных белых халатах, а в ярких веселых медицинских костюмах, желтых, розовых, зеленых, с цветами и сказочными героями на них. Пусть малыши толком не видят, кто и в чем подходит к их стеклянному домику-кювезу, но это создает атмосферу домашнего уюта.

img-47

Кстати, не каждый недоношенный малыш подключается к ИВЛ. Все зависит от степени зрелости и состояния.

Наклоняюсь над одним из стеклянных лоточков. Совершенно удивительное зрелище – две сестренки в одном кювезе. Но это еще не все – их братик лежит в своем отдельном гнездышке по соседству. Эта тройня родилась на 35 неделе. 1800, 2300, 2100. Теперь нужно немножко подрасти и набрать вес – и можно будет выписываться домой.

img-48

 

«Спасибо, что я могу петь, рисовать и поклониться вам до земли!»

Ольга Бабак

Ольга Бабак

Такая надпись – на рисунке Гришиной Даши. Он уже почти 10 лет стоит на полке в кабинете Ольги Бабак, руководителя второго отделения детской реанимации. Сейчас Даша уже подросток. А когда-то родилась глубоко недоношенной. Девочка навещает любимых врачей – как многие девочки и мальчики, ставшие уже взрослыми. У кого-то уже своя семья, свои дети… А в последние годы неонатологи больницы проводят праздник для своих подопечных – ежегодно собираются для общения, празднования своих успехов и достижений, выпуская в конце дня шарики в небо.

Ольга Бабак пришла работать в эту больницу в 1994 году. Она рассказывает, что заниматься глубоко недоношенными детьми, от 500 граммов, здесь начали гораздо раньше, чем появились официальные установки. Быть неонатологом для нее – это радостный труд. Как и другие врачи она выбрала такую специальность, потому что хотела радоваться жизни.

img-43

Неонатологи – очень необычные врачи. Они обожают свою профессию, несмотря на все трудности. В кабинетах стены увешаны детскими фотографиями. Но это портреты не пациентов – это сами врачи в свои детские годы. Такая идея родилась у кого-то из неонатологов и быстро завоевала популярность во всей больнице. А еще врачи создали собственный сайт «Жизнь на ладошке», на котором рассказывают об успехах своих пациентов. Эти истории помогают тем семьям, которые только столкнулись с такими же трудностями, – и есть опыт и знания, на которые они могут опереться.

img-32

Но все же реанимация недоношенных – это место, где граница между жизнью и смертью хрупка, осязаема и перейти ее можно в одну секунду как в одну, так и в другую сторону. А женщина ведь не планирует родить недоношенного, проблемного ребенка. Ей страшно, рушатся надежды. Это главная проблема мамочки, когда она рожает ребенка не так и не такого, как она планировала, замечает Ольга Бабак.

«Возникает комплекс вины, потом эта вина перекладывается на окружающих, на близких, а еще и на самого ребенка – ведь он причастен к драме. Поэтому мы убеждены, что успех нашей работы заключается не только в тех аппаратах и лекарствах, которые у нас есть. Очень важна та часть, которую делают родители. Это вера, надежда, любовь. Только всё вместе может иметь успех, – говорит Ольга Бабак. – Я говорю мамам: «Никто из нас не знает, чем все закончится. Но ваш ребенок уже родился. Он здесь. И вы ему нужны как мама. Истерики не помогут».

Знаете, у меня недавно возникла такая ассоциация: у Бога в руках счеты. Человек родился – и косточки пошли щелкать на счетах. Каждый день. Обратно они уже не вернутся».

Только недавно в наших больницах родителей наконец-то начали пускать в реанимационные отделения. Здесь же это не просто не запрещают – но поощряют! Врачи убеждены, что родители должны быть всегда рядом с ребенком. Каждый день на два часа мама и папа могут прийти сюда и находиться с малышом.

«Родители часто начинают волноваться – то кнопочка замигает, то аппарат какой-то запищит, бегают к врачам. Но мы объясняем: все идет по плану, и не надо тратить время на общение с медперсоналом, уделите каждую минуту вашему ребенку, ВЫ нужны ему, – говорит Ольга Бабак. – И мамы и папы быстро адаптируются, успокаиваются и уже полностью переключают свое внимание на малыша».

img-34

Акушерские технологии меняются. Те дети, которых когда-то вынашивали до веса в 800-900 граммов, сейчас рождаются в более поздние сроки и более крупными, с весом 1200 граммов и больше. А сейчас рождаются и требуют помощи те, которые раньше и рождены бы не были. «Таким образом, наша работа усложнилась. Растет количество тяжелых пациентов. Путь труден, и по этому пути мы тащим родителей за собой. Успех складывается по формуле 50 на 50. И мы хотим, чтобы мамы и папы были нашими партнерами. Тогда победа реальнее, а даже тяжелый исход переживается легче», – отмечает Ольга Бабак.

Ежедневно здесь рождаются дети. Через каждого врача здесь проходят сотни судеб, которые запоминаются, семьи становятся друзьями и поддержкой больницы. Но у каждого есть истории, которые откладываются в памяти.

img-54

 

Ольга Бабак вспоминает случай 16-летней давности. «Родился мальчик, 900 граммов. Перед этим мужу этой женщины поставили смертельный диагноз и отправили умирать из больницы домой. На третий день после родов мне пришлось сообщить маме еще одну тяжелую новость – у ребенка кровоизлияние в мозг третьей степени. Но мама оказалась с железной силой воли. Я думала, она впадет в истерику. Но она сказала: «Не волнуйтесь. У нас все будет хорошо!» И так и случилось. Да, у мальчика почти нет зрения. Но он талантливейший музыкант, который выступает сейчас и в России, и за рубежом. Кстати, его папа жив и здоров. Вера женщины оказалась настолько сильна, что других результатов и не приходилось ждать: она смогла бросить все свои силы на то, чтобы вытянуть и вырастить сына, родить доношенную дочь и быть счастливой матерью и женой».

На все воля Божья – таков жизненный принцип этого врача. «А наша задача – делать то, что мы можем, не рассуждая. Иначе бы мы задумывались о том, что половина из этих детей могут остаться инвалидами. Но мы не должны об этом думать. Наша задача – отдать себя всего на то, чтобы вытянуть малыша. У нас есть пациентка, которая родилась весом 600 граммов! Сейчас ей уже 2,5 года. Они живут в Австралии – и там врачи даже не видели таких 24-недельных детей, они не знали, что так бывает».

img-51

Кстати, психолог здесь работает не только с родителями, но и с врачами. При этом у 50 процентов тех врачей, которые заполнили анкеты, обнаружился синдром выгорания. «Но у меня выгорания нет. Мне помогает вера», – говорит Ольга Бабак. Одна из прошедших опрос врачей, Ирина Зыкова, побывала на консультации у психолога, но не согласна с поставленным ей синдромом выгорания. «Не стоит думать, что мы устаем и ненавидим свою работу. Это совершенно не так. Трудности возникают из-за большой нагрузки. Но, несмотря на это, мы с удовольствием каждый день идем к нашим пациентам».

«Дети приближают родителей к Богу»

Отец Михаил, священник храма Святителя Митрофана, епископа Воронежского, уже несколько лет приходит в эту больницу. Он крестит, причащает детей, исповедует мам. Когда-то в больнице работали санитарками воцерковленные женщины, в том числе монахиня в миру, – и они крестили детей. Но было видно, что это крайне востребовано мамами – и потихоньку сложились отношения со священниками. А благодаря энергии и творческому подходу отца Михаила здесь наконец все вошло в организованную колею.

img-25

 

«Бывает, родителям говорят, что ребенок оказался в реанимации за их грехи. Это штамп такой – «по грехам вашим». Так говорить неправильно, я бы сказал, не по-христиански, нужно очень внимательно и деликатно подходить к каждой ситуации, – говорит отец Михаил. – Бывает, конечно, очевидная связь – родители разрушают свое здоровье, и это отражается на детях.  Но родители могут быть и не виноваты в том, что их ребенок недоношенный. Как в Евангелии говорится о слепорожденном: не согрешил ни он, ни родители его. Можно еще сказать, что страдания детей – это естественное следствие того греха, который присутствует в мире с момента грехопадения, и все поколения людей начиная с Адама и Евы виноваты в какой-то степени. Разрушается экология, накапливаются болезни, едим мы не пойми что…»

img-37

К сожалению, отмечает отец Михаил, многие начинают слышать и чувствовать, только когда им самим становится больно. «И каждый родитель, конечно, в этой ситуации ощущает какую-то свою вину, свою недоработку. Так же, как мы ощущаем, что недолюбили своих ближних, когда провожаем их в последний путь. Дай Бог, чтобы этот опыт принес пользу и привел к покаянию, к изменению жизни в лучшую сторону».

Как рассказывает отец Михаил, в тяжелые моменты Господь свое участие показывает очень наглядно. Папа одного из малышей рассказывал: «Представляете, отец Михаил, ребенок не реагировал на лечение, мы покрестили, помолились, и он стал реагировать».

Был и другой случай: ребенка крестили, а в этот момент супруг тихонечко локтем подталкивает супругу и показывает на приборы, видя явные изменения в положительную сторону. Прямо во время крещения.

«Как я заметил, такие случаи чаще бывают с людьми невоцерковленными, иногда просто допускающими существование Бога. Вот им сказали: хорошо бы покрестить, помолиться, обратиться к Богу. Они и обращаются, порой уже в самую последнюю очередь. И тут такое чудо. Но бывает, конечно, и с активными членами Церкви. Стоят, крестятся, боишься даже лишний раз взглянуть на аппаратуру, на эти волны, особенно если это в первой реанимации, а потом раз-раз, глядишь, ребеночек уже в первом отделении, а там, глядишь, и выписка. Очень это все радостно».

img-52

Врачи священника поддерживают. Правда, иногда родители привносят в ситуацию мистику, воспринимают таинство как таблетку, настаивают на ежедневном причащении и не верят совсем врачам. Такое отношение к ситуации и неверие во врачей и в медицину не спасает, а иногда губит.

«Крайне редко, но бывает, что родители стремятся к ежедневному причащению малышей в реанимации. Это может быть связано с прочитанными книжками, или с какими-то суевериями, или даже с мнениями отдельных священников. Все мы знаем, что частое причащение, если человек живет духовной жизнью, готовится, причащается, – это дело благое. Но с малышами все же есть серьезный нюанс. Вот представьте себе, что священник будет причащать в реанимации всех-всех младенцев каждый день. Поправятся ли они все? Ответ очевиден.

Причастие – это не таблетка, чтобы быть здоровым. Это все же о телесном здравии во вторую очередь, а в первую очередь – о духовном, – говорит отец Михаил. – Причащать младенцев в реанимации один раз в неделю, допустим, в воскресенье, в таком общецерковном ритме, вполне достаточно. Вот недавно в Церкви читалось Евангелие об исцелении раба сотника. Для его исцеления Господу даже и подойти не надо было, Он просто слово сказал…

Поэтому причастие младенцев – это очень серьезно и важно, это упования и вера родителей, но к этому все-таки надо относиться со смирением. А то получается какая-то даже попытка… принуждение, что ли, Бога. А должно быть принятие воли Божией. При том, что мы сделали все, что могли, и врачи делают все, что могут, и вот ребенок причащается, а дальше что Бог даст».

img-50

Но страдания не напрасны и не бесконечны. А дети приближают родителей к Богу. Родители приходят в смирение – детское страдание приводит к таким результатам. Но это очень болезненная проверка. Это испытание на верность Богу, друг другу, семье, на верность этим детям.

Фото: Ефим Эрихман

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
В России запущена горячая линия для семей с недоношенными детьми

Специалисты горячей линии смогут оказать психологическую поддержку и дать консультацию

Детская ладошка в обручальном кольце

Рассказы неонатолога в Международный день недоношенных детей