Жизнь после аборта. О влиянии аборта на дальнейшее отношение к детям

Екатерина Бурмистрова – психолог семейного центра “Рождество”, специалист по вопросам семейного консультирования, проблемам детско-родительских отношений, возрастной психологии. Мама восьмерых детей.

Попробуем рассмотреть дальние психологические последствия такой страшной и такой привычной обыденному сознанию, разрешенной государством медицинской операции под названием «аборт».

Я уверена, что большинство женщин, прошедших через круги этого ада, не могут без внутренней дрожи ни читать, ни произносить это слово. И, тем не менее, ежегодно в нашей стране население, как известно, сокращается.

Жизнь после аборта

Если говорить о деталях того, как женщины, особенно юные, попадают в эту ловушку, то нельзя не отметить, прежде всего, такой стимулирующий фактор, как лояльное отношение общества к этой процедуре. Вопрос эвтаназии обсуждается очень горячо, и законодательно не принят пока ни в одной стране мира. Это, к счастью, допустимым пока не считается. Человека, которого собираются подвергнуть эвтаназии, т.е. осмысленному убийству, видно. Мы видим его дыхание, сердцебиение, движение, и множество других признаков, отличающих живое от неживого. И это останавливает. А вот на эмбрион, который не виден глазу, руку поднять легко…

Эмбрион – живое существо. Не виден простым глазом, значит, беззащитен

Человеческий эмбрион тоже, как мы знаем, обладает всеми признаками живого существа: у него есть сердцебиение, он движется, испытывает простые эмоции (удовольствие и неудовольствие) и пытается убежать от абортивного инструмента.

Исследователи, пытавшиеся заснять эту страшную процедуру на микроскопическую камеру, утверждают, что на крохотном личике выражается ужас в тот момент, когда абортивная трубка приближается к эмбриону. Если думать об этом – становится так страшно… Но этого не видно.

Существует, конечно, ультразвук. Но данные свидетельствуют о том, что если женщина всерьез думает про аборт, то на ультразвуке она не пытается ничего разглядеть, не просит показать ей ребеночка, сделать фотографии – все это лишь усугубило бы ее последующую вину.

Эта же самая женщина в тот же период своей жизни может активно протестовать против того, чтобы кто-нибудь раздавил на ее глазах мелкое насекомое: ведь оно такое маленькое, беззащитное, не может спрятаться и убежать. Букашка – различима глазу. А собственный внутриутробный ребенок – нет.

И психологические защиты, выстроенные в сознании беременной женщины, позволяют ей воображать, будто в ее лоне никого нет. Там некая инфекция, которую нужно побыстрей устранить. Избавиться от неприятности. Но так мыслить можно, только если абсолютно не обращать внимания на голос пробуждающейся материнской интуиции.

Допустимость аборта, отсутствие четких моральных норм и запретов со стороны общества – одна из ловушек современной цивилизации вообще и демографической ситуации в России в частности.

Психологическое состояние женщины, идущей на аборт

Итак, основное внутреннее стремление женщины, собирающейся сделать аборт, – это не допустить в свое сознание мыслей о том, что то, что внутри нее живет (без спросу завелось), – это живое существо.

Всеми правдами и неправдами женщина строит в своем сознании перегородки, и не подпускает близко телесные и психические ощущения развивающейся беременности. Ее пугают измененные вкусовые и обонятельные ощущения, а увеличившийся размер талии просто раздражает.

Всеми силами женщина отгораживает свое сознание и свое восприятие от всего, связанного с собственной – нежеланной – беременностью, а также детьми вообще.

Женщину в этот период могут крайне раздражать дети подруг и родственников, а также случайно встреченные на улице малыши. Беременная и недавно сделавшая аборт женщина сознательно или полусознательно старается избегать подобных встреч. Происходит это потому, что мышление человека во многом ассоциативно – увидев детишек или просто предметы детского обихода, можно вспомнить про своего нерожденного. А это – страшно, опасно.

Ведь если такие мысли подпустить близко, чувство вины накроет с головой, и не сможет не прийти осознание того, ЧТО же она собирается сделать.

Про обстоятельства, сопутствующие аборту можно много говорить. Но тема данной статьи – то, что происходит после него с сознанием женщины, а еще точнее – о долговременных последствиях и изменениях материнского поведения.

«Защитная стена» в сознании женщины и последствия ее возникновения

Собираясь избавиться от ребенка, женщина сначала избавляется от любых мыслей о нем, от чувств, которые нормальным образом пробуждает младенец. Женщина строит в своем сознании крепкую защитную стену для того, чтобы чувство вины и непоправимой утраты не настигло ее. На языке психологов это называется «вытеснение».

Защитная стена, как правило, возникает. Но вот демонтировать, устранить ее женщина часто не в состоянии. Так уж устроена человеческая психика: психологические защиты, которыми мы пользуемся, начинают работать без нашего ведома и нашего желания.

Стена, отделяющая сознание несостоявшейся матери от всего, связанного с детьми, начинает работать автоматически. И женщина не чувствует нормального тепла и нежности. А ощущает страх различной силы и вину.

Беременность, теперь уже желанная

Наступает новая беременность, теперь уже желанная. Мысли об аборте либо надежно вытеснены, либо женщина прошла через жгучее раскаяние. Иногда беременность теперь – долгожданная, так как были проблемы, или представляет из себя сверхценность.

Но, в любом случае, принятие беременности у женщины, прошедшей через аборт отличается от такового у женщины, забеременевшей впервые. Тут – легкое раскрытие интуитивности и волны материнской нежности к растущему животику. Там – страх и пустота.

Чувства, которые так упорно изгонялись, не могут вернуться сами. Нужно тратить определенные силы, чтобы теперь настроить себя на материнскую волну. Аборт, относящийся к смертным грехам, оставляет на душе шрам. Мы, православные люди, верим, что многое исправляется покаянием. Но при аборте, даже сделанном фактически несознательно или навязанном волей близких людей, шрам на душе женщины остается. И относятся эти изменения к сфере материнских чувств.

Как правило, сложности принятия следующей беременности и первого ребенка имеют высокую корреляцию с ранее сделанным абортом.

Гипогностическое отношение к беременности

Интуиция не работает.

Нередко женщина не замечает признаки наступившей беременности, и даже выраженный токсикоз. Происходит это потому, что она старалась не видеть этого тогда, в той, печально закончившейся ситуации, и научилась многого не замечать, просто чтобы выжить после аборта. А отчасти – просто из-за «сбивки» настроек. И хочется включить интуицию, но не получается.

Ее собственный организм не читает признаков глобального изменения состояния. Нормальную тошноту беременных она принимает за временное расстройство пищеварения, а первые различимые движения малыша – за газы. Нежелание или невозможность замечать наступившую беременность – один из серьезных признаков нарушения контакта мать-дитя.

Эйфорическое отношение к беременности

Противоположность случаю, описанному выше, – слишком радостное и восторженное отношение к беременности. Женщина как будто летает, не замечая своих собственных недомоганий, не обращая внимания на потенциальные проблемы малыша. У нее все хорошо. Чувство вины ее отпустило.

Часто и отношение к родам, и к проблемам послеродового периода такое же легкое, несерьезное. И в этой ситуации женщина может быть не готова к тем испытаниям, которые готовит ей материнство. В случае болезни малыша или какой-либо серьезной неполадки эйфория пропадает, уступая место панике.

Иррациональное чувство страха перед родами

Женщина подспудно ощущает себя виноватой, и боится, что будет наказана тем, что с теперешним, желанным ребенком что-то будет не так. Может возникать страх врожденных и генетических патологий у будущего ребенка, а также сомнения в благополучии уже родившегося.

Нередко женщину настигает страх, что с ребенком может произойти несчастный случай.

Возможен также страх болезней. Все это встречается и у женщин, никогда не делавших аборты, но в значительно меньшей степени. Постабортные изменения характерны тем, что женщина совершенно не осознает этимологию собственных страхов.

Роды прошли благополучно

Женщина берет на руки долгожданное дитя. Это момент наивысшей радости. Но радость женщины с ПАС может быть омрачена.

Теперь, когда ребенок увидел свет, и женщина поняла, какая же это драгоценность, и насколько настоящее это счастье, несмотря на все послеродовые трудности… Она может начать очень бояться за ребенка.

Страх, что с младенцем что-то не так Что-то не то – с Вами. И это надо признать. Есть русская поговорка «перекладывать с больной головы на здоровую». Так страхи женщины с постабортным синдромом (ПАС) проецируются на ребенка.

Мы, женщины, склонны проецировать собственные страхи на окружающих, особенно на наших детей. Не допуская в сознание мысль, что это с ней, мамой, что-то не в порядке, женщина может искать неполадки и неправильности в развитии малыша. Сверхтревожное отношение к здоровью ребенка со стороны мамы – фактор риска. А повышенный уровень беспокойства может сделать первые месяцы с малышом довольно трудными.

Мама не может получать удовольствие от общения с младенцем, потому что очень боится. Иррациональный страх мешает ей почувствовать всю радость момента. Ей нередко кажется, что такое счастье незаслуженно и может быть отобрано.

Если женщина не верующая, не покаялась в грехе многократно, то она может оказаться на грани невроза.

Как и когда включаются материнские чувства?

Материнские чувства – сложный феномен, и «включаются» они, как правило, не сразу.

В норме для того, чтобы почувствовать себя мамой и начать получать удовольствие от материнства, требуется некоторый временной промежуток. Обычно этот адаптационный период занимает от 4 до 8-9 недель, то есть в среднем 40 дней – классическое время для приспособления к новому состоянию. И только после того, как это время прошло, большинство первородящих женщин начинают ощущать ту самую долгожданную материнскую нежность к младенцу. У женщин, переживших аборт, материнские чувства могут быть напрочь «вырублены». И если роды и момент узнавания новорожденного, то есть импринтинга, не включат их, они могут «спать» неограниченно долго.

Эмоциональная холодность к младенцу

Формально женщина может быть прекрасной, высокомотивированной мамой, без особого труда справляющейся с уходом за малышом. Но внутри у нее сохраняется некоторый ледок. К сожалению, (или к счастью?) понять, что дела с ней обстоят именно так, женщина фактически не в состоянии. Помните, как в сказке про Снежную Королеву, пока осколок был внутри, человек не понимал, насколько он на самого себя не похож? И только когда осколок выходил наружу, человек начинал осознавать, что он в этом состоянии натворил. Женщина, прошедшая через аборт, как правило, ничего «такого» не делает. Она ведет себя, как все молодые матери: в меру неопытная, в меру неуверенная. Она, сама того не ведая, избавившись от предыдущей беременности, наказала и себя, и своего первенца.

Особой радости, сердечного трепета и тепла к младенцу такая женщина испытывать не может. Пока.

Как пойдут дела дальше, во многом зависит от числа абортов и многих сопутствующих обстоятельств. А также от степени раскаяния женщины, оплаканности греха.

Отторжение, передача ребенка в другие руки

Самое страшное, что может, наверное, случиться, если женщина, не справляясь с нагрузкой и нахлынувшими на нее противоречивыми чувствами, эмоционально передоверяет малыша другому человеку – бабушке, няне. Формально она является матерью, но основной уход за младенцем теперь не на ней. Такое положение вещей проблему только усугубит. Подросший ребенок будет иметь к маме глобальные эмоциональные претензии.

Интуиция молчит, женщина не верит своей интуиции.

Сердечное чувство, душевное расположение никогда не подтолкнет женщину к аборту. И совесть, интуиция в решающий момент вопиют: «Остановись! Что же ты делаешь!» Чтобы пойти дальше, их нужно просто заткнуть. Вот именно так, грубо. Или не обращать на них никакого внимания. Аборт длится недолго, а вот последствия его – физические, эмоциональные, нравственные, душевные – можно расхлебывать всю жизнь. И если мы через что-то переступили, это больше не является для нас ориентиром. Интуиция замолкает, и, возможно, надолго. Женщина чувствует, что она потерялась в жизни. Не секрет, что пары, пошедшие на аборт, чаще всего распадаются. И тому есть множество причин.

Рациональное и иррациональное чувство вины

Ребенок, рожденный после одного или нескольких абортов, внешне может не нуждаться ни в чем. Семья, без которой рождение ребенка не мыслилось, построена (и женщина тщательно гонит мысли о том, что построена она на крови), материальная база создана. Этот ребенок – желанный. Перед ним матери не в чем оправдываться.

Но чувство иррациональной вины может по временам просто захлестывать женщину, ставшую теперь матерью. И это вполне объяснимо, даже с рациональной точки зрения. По-настоящему вину женщина испытывает не перед этим младенцем, а перед тем, другим, который не увидел свет. Просто теперь, когда появился ребенок и материнские чувства были допущены в сознание, женщина начинает понимать, что же произошло тогда. Могут приходить мысли о том, сколько теперь было бы тому ребенку, что бы он уже умел делать.

Если женщина не хочет подобных мыслей

И если все это в сознание не пропускать, то будет казаться, что женщина что-то не додает. Кому? Ребенку. Какому? А ведь есть только этот! Так снова может быть запущен механизм вытеснения. А ребенок займет позицию «Зеницы ока». Мама будет очень за него бояться и с трудом отпускать от себя, ей может начать казаться, что она не имеет права отойти ни на минуту.

Ее повышенное внимание – компенсаторно. Она как будто хочет отдать этому ребенку двойную меру – за того, неродившегося. И абсолютно этого не осознает. Сверхтревожное, гипервключенное отношение к младенцу – прекрасная почва для воспитания будущего эгоцентрика.

Материнская сверхвключенность в младенца и повышенная тревожность

Бывает так, что комплекс вышеописанных чувств, гремучий коктейль, состоящий из молчащей интуиции, неосознаваемой вины и вполне ощутимого страха, может делать женщину тревожной и сверхвключенной в младенца. Малейшее его попискивание рассматривается такой матерью как призыв и просьба о помощи. И если женщина не может удовлетворить ее тут же – она чувствует себя предательницей.

Возникает эмоциональный симбиоз с матерью, мешающий полноценному развитию ребенка, истощающий маму.

Раздражение от плача малыша в течение первого года

«Выключенные» в свое время на стадии зарождения материнские чувства могут давать о себе знать тем, что женщина может вместо нормальной жалости испытывать раздражение, злобу и даже агрессию в то время, когда ребенок плачет. А малыш, чувствуя парадоксальную материнскую реакцию, плачет еще сильней и становится беспокойным, крикливым, требовательным.

Мой ребенок – трудный

В силу вышеперечисленных обстоятельств у женщины может возникать ощущение, что дело вовсе не в ней самой, а в характере, личностных особенностях или здоровье ребенка. Но кто тут, в этой парочке, трудный – еще надо доказать. У женщин с плохо развитыми родительскими инстинктами дети часто становятся довольно требовательными. Просто, чтобы выжить. Это не ребенок трудный, а Вам сложно с ним.

«Материнство – непосильный крест»

Такое ощущение может возникать на первых порах. Нужно поставить себе верный диагноз: со мной как с мамой что-то не так, и это вполне заслуженно. Кресты бывают разные – не внешние, так внутренние. И постабортный синдром – тяжелый внутренний крест. Чем с большим смирением будет переносить его молодая мать, тем естественнее сложатся ее отношения с малышом.

Остальное, на мой взгляд, в большой степени в ведении священника. Ведь если Вы свой грех и нынешние его последствия назовете и исповедуете, то сможете получить утешение и совет. А участие в церковных Таинствах с годами смягчат боль. Но если в сознании матери с ПАС эти логические связи не простроены, и она не понимает, отчего мучается, помочь ей будет гораздо труднее.

Свобода воли – одна из центральных тайн отношений человека и Господа. Молитва о том, чтобы Господь дал ей неискаженный образ материнства, – лучшее, что можно посоветовать. Но, думаю, это тоже в ведении священнослужителя.

Подведем итог

Итак, в постабортной ситуации материнские чувства женщины не развиваются естественным путем. То или иное затруднение обязательно будет. Увидеть это проще всего при сравнении своего отношения к малышу с другими матерями. Те, не делавшие аборт, смело могут сказать: ребенок – это такая радость. Прошедшие через аборт как будто чувствуют некоторый ледок или определенную неловкость внутри. А женщины, которые подобные мысли и чувство вины в сознание не допускают, наказываются изнутри повышенной тревожностью и значительным уровнем страхов.

Женщина, прошедшая через аборт, эмоционально к ребенку не готова. Присутствует либо сверхмотивация, превращающая младенца в сверхценность, либо внутренняя холодность и невозможность включиться. Все это изнутри приходящее – наказание за аборт.

Что делать?

Прежде всего, надо признавать свои изменения, совершившиеся не в лучшую сторону. А дальше – осознавать. Ведь любой человек понимает, что аборт – вовсе не безобидная малоболезненная медицинская операция. Душевные, эмоциональные особенности женщины меняются, и изменение это долговременное.

Признать наличие у себя проблемы (любой) – это значит сделать огромный шаг в сторону ее разрешения. Себя не надо ругать – это ни к чему прогрессивному не приведет. Если Вы сделали аборт, раскаялись, но собственных детей у Вас пока нет, пути исправления «сломанного» материнского инстинкта существуют.

Например, можно пройти работать в кризисную службу и попытаться остановить от подобного шага людей неопытных, не вполне понимающих, что они собираются сотворить. Можно обратиться в волонтерскую службу, занимающуюся детьми, оставшимися без попечения родителей, или в организации, курирующие дома ребенка.

На мой взгляд, бескорыстная помощь чужим деткам может сотворить чудо, и безвременно «выключенные» материнские чувства женщины, некогда сделавшей аборт, оживут. Но если начнут приходить мысли об усыновлении, к ним нужно присмотреться повнимательнее. Усыновление – крайне ответственный шаг, его нельзя совершить в горячечном порыве. Должно пройти немало время, чтобы проверить подлинность своих чувств и намерений по этому поводу.

«Я прошла через аборт, и ничего этого у меня нет» Бывает все. И дистанцирование от проблем – тоже способ их решения, но на время. Политика страуса – тактика проверенная.

Если радость материнства для вас ничем не омрачена – ликуйте и благодарите Господа, Которому все возможно. Но если женщина стремится закрыть глаза на собственные трудности, они, как правило, не уходят, а усугубляются. Лучше признать, что в Вашем контакте с малышом что-то отсутствует, увидеть на деле свою эмоциональную неготовность и начать с этим что-то делать, чем откладывать решение проблемы.

Что может посоветовать психолог (православный)

• Глубокое и искреннее покаяние в грехе.
• Не думайте о совершенной ошибке, не сдирайте старую болячку. Бесконечное прокручивание подобных мыслей подтачивает силы. Лучше деятельная помощь кому-либо, чем бесплодные сожаления.
• Если Вы, осознав непоправимость данного жизненного решения, сможете хоть кого-нибудь предостеречь, это будет своего рода искуплением.
• Может быть, стоит однократно подробно описать жизненную ситуацию, приведшую Вас когда-то к аборту, и положить тетрадь с этим рассказом в долгий ящик – когда-нибудь эта исповедь может пригодиться Вам или Вашим детям.
• Старайтесь не избегать физического контакта с младенцем. Материнские чувства пробуждает контакт «кожа к коже»
• Читайте специальную литературу для родителей – недостаточную работу интуиции можно восполнять большей информированностью.
• Старайтесь не проецировать своих страхов на детей. Рассказывая о том, что Вам мерещится близким людям, Вы увидите иррациональность собственных опасений. Относиться к таким мыслям надо как к страхованиям.
• Смотрите почаще на других мам с детишками, старайтесь увидеть тонкие детали нормального материнского отношения
• Не надо унывать. Дети – солнечные существа, их безусловная любовь к Вам постепенно растопит сердечный холод.

Зачем была написана эта статья:

Данная тема может затронуть и тех, кто через аборт прошел, и тех, кто никогда и мысли о нем не допускал. Размышления на данную тему могут быть важны для тех, кто обдумывает возможность аборта для себя и тех, кто растит сейчас взрослеющих дочерей и сыновей. Они сегодня задают вопросы, а скоро выйдут во взрослую жизнь и будут принимать самостоятельные и ответственные решения.

Хотелось бы показать, что аборт имеет длительные, как правило, плохо осознаваемые последствия для всей последующей женской, материнской судьбы, которые даже ценой специально приложенных усилий устранить непросто. Это процесс сложный, требующий времени.

Женщина никогда не забудет, что у нее должен был быть еще ребенок, и спустя десятки лет продолжает высчитывать, сколько бы ему было теперь лет. Нередко именно после рождения детей женщина осознает содеянное ею Главное, что может помочь – раскаяние, осознание, что не все идет как надо, а также деятельная, недепрессивная позиция, позволяющая справиться с чувствами вины, преодолеть постабортные изменения и выйти в новое жизненное качество – неискаженное материнство.

В утешение можно сказать, что материнство – пространная и исцеляющая многие душевные недуги практика. Рано или поздно ребенок найдет дорогу к материнскому сердцу и оно оттает. Но душевная окаменненость – одно из тягчайших последствий аборта.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.