Жизнь ребенка за мнение окружающих, или как отговаривают от аборта

|

Небольшой офис. Стены завешаны плакатами с изображением симпатичных бутузов, глядя на которые, хочется улыбаться. Благостность как рукой снимает, когда вчитаешься в надписи на плакатах. Суть их сводится к одному отчаянному воплю еще не родившегося малыша: «Мама, не убивай меня!»

Если бы не плакаты, – ни за что не угадаешь, что находишься в офисе Телефона доверия по вопросам кризисной и незапланированной беременности, действующем при Благотворительном фонде защиты семьи, материнства и детства. Вокруг – обычная будничная рабочая обстановка. Обстановка, в которой ежедневно работники фонда пытаются сохранить жизнь людей, которые еще даже не успели появиться на свет…

На диване, на столе и на полу – большие картонные коробки. «Не успели убрать: в этих коробках были подарки для наших подопечных семей и воспитанников детских домов», – объясняет президент фонда Алексей Комаровский. Сейчас на попечении фонда около сорока семей. Половине из них идет финансовая помощь, половине – материальная (детские вещи, мебель).

Телефон доверия работает ежедневно, с 10 до 21 часов в будни и до 18 в выходные. Позвонить по номеру 8-800-200-05-07 можно из любой точки России совершенно бесплатно. «В дальнейшем мы планируем сделать работу телефона круглосуточной», – поясняет Алексей Комаровский.

Сначала с позвонившей женщиной разговаривает специалист. А если в ходе беседы выясняется, что человеку требуется не только психологическая, но и материальная помощь? Звонок перенаправляется непосредственно в фонд, где оговаривается помощь, которую в данной ситуации есть возможность оказать. «Если мы будем говорить: так нельзя делать, эдак нельзя, а не покажем, – как надо, – нас никто и слушать не будет», – говорит Алексей Васильевич.

Сегодня на телефоне дежурит психолог Алла. «Я жду очень важного звонка, – объясняет она. – Вчера позвонила врач-гинеколог и сказала, что ее пациентка – девушка 18 лет, раздумывает, оставить ли ей ребенка. Девушка – хорошая, учится, из многодетной семьи. Мама ее погибла, младших детей приходится растить папе. И он без особой радости встретил известие о беременности дочери. Да практически все вокруг говорят, для чего ей сейчас ребенок! А потом позвонила и сама девушка, сказала, что хочет сохранить малыша. Мы решили ей помочь. Это именно тот случай, когда требуется какая-то материальная помощь»…

На телефон звонят совершенно разные люди. Юные девочки, которые только что узнали о своей беременности и растерялись. Молодые женщины, забеременевшие осознанно, с мечтами о ребенке. Но выяснилось, что их мужчины категорически против малыша. Так что оставленные беременные – довольно частые собеседники психологов телефона доверия.

Звонят женщины, уже имеющие в семье несколько детей в семье. И они боятся, что появление еще одного ребенка нарушит более-менее устоявшиеся материальное положение, да и муж, осознающий свои возможности по материальному обеспечению семьи, боится увеличивающейся ответственности.

И для каждой позвонившей нужно найти особенные слова, чтобы женщина прислушалась, услышала, не повесила трубку… А ошибиться, сказать неточность – нельзя: ведь речь идет о человеческой жизни.

Номер 8-800-200-05-07 набирают не только беременные. «Если рождается ребенок–инвалид, – рассказывает Алла, – с этим справляется не всякая семья. И или сразу (если это «молодой человек»), или через некоторое время (если речь о муже) мужчина уходит из семьи. Нам звонят одинокие женщины, оставшиеся с ребенком-инвалидом, которые не могут работать (не с кем оставить малыша, а в обычные ясли и детский сад его не устроишь).

Для меня, как для женщины-матери, сталкиваться с такими ситуациями всегда тяжело. Больно ощущать свою беспомощность: ведь речь о тех случаях, когда должно помогать государство. Но люди звонят, значит, надеются на помощь. Я советую им объединяться с мамами таких же детей и пробиваться вместе, создавать мини-садики: когда одна сидит с детьми, а другие – работают.

В Москве есть несколько специальных детских садов для детей-инвалидов. И в каждом случае появление специального детского сада – инициатива конкретного человека, который решает изменить ситуацию, прорывается через все препоны. Свежий взгляд на проблему со стороны обычно помогает позвонившим женщинам увидеть свои возможности, выводит за пределы того горя, которое на них обрушивается. Вообще я стараюсь передать мысль о важности объединения, взаимовыручки. Ведь наш фонд – это тоже – когда люди помогают людям»…

Главное – личная убежденность

Раздается телефонный звонок. «Телефон доверия», – отвечает Алла. А я шепотом, чтобы не мешать разговору, спрашиваю у Алексея Комаровского, не будут ли подопечные фонда, получающие помощь, считать ее чем-то само собой разумеющимся. И требовать постоянно.

«Мы не обещаем золотые горы, квартиры и машины, – говорит Алексей Комаровский. – А предлагаем помощь в том объеме, в котором можем ее оказать. И изначально объясняем, что она временна, что в дальнейшем все-таки налаживать жизнь придется самим. Мы готовы поддержать, дать возможности для старта».

«Пятеро внуков – это отлично!», – радостно отзывается Алла на взволнованный голос в трубке. А позвонившая сорокавосьмилетняя женщина все никак не может прийти в себя: она беременна и с ужасом и смущением думает, что скажут дети!

Психолог спокойно проговаривает женщине о тех чувствах, что та сейчас испытывает. А потом спрашивает, спокойно и сочувственно призывая свою собеседницу порассуждать: «Стоит ли жизнью ребенка расплачиваться за преодоление некоторого смущения?». «А как мне врачей убеждать?», – говорит женщина, немного успокоившись. После замечания Аллы «Сейчас вопрос не в том, как кого-то убеждать, а в Вашей личной убежденности» она успокаивается окончательно.

«У женщин, забеременевших после сорока пяти лет, все страхи сводятся к вопросу, «что скажут люди?», – комментирует Алла ситуацию после того, как разговор с беременной собеседницей завершен. – Это встречается постоянно. И женщину важно в этот момент поддержать, и тогда она способна успокоиться и сделать следующий шаг: сказать, «А какое мне дело до окружающих?!»

На самом деле давление общества на беременных в возрасте (да и не только) очень сильно, и, чтобы его преодолеть, требуется множество усилий. Как-то на телефон доверия позвонила женщина – учительница из маленького городка в центре России, у которой уже двое взрослых детей. Она высказывала опасения, что на свою мизерную зарплату просто не сможет поднять ребенка. Но главное ее переживание было по поводу той негативной оценки, которую она, скорее всего, получит от коллег «за свое поведение».

«После долгой беседы я спросила: «А почему получается так, что Вам убить ребенка ради мнения тех людей, которых Вы даже не очень уважаете, для Вас нормальнее, чем принять твердое решение родить его? – вспоминает Алла. – На что учительница удивленно ответила: «А действительно, какое мне дело до мнения чужих людей?!», то есть приняла личностную позицию. И тогда все страхи по поводу безысходности материального положения ушли сами собой. «Что я, тарелку супа не найду для своего ребенка?! Я хорошо вяжу, умею шить, у меня огород есть», – воскликнула женщина».

Всего лишь оплеухи

Часто звонят и молодые девушки, которые боятся сказать родителям о своей беременности. Тем более, что в некоторых районах страны внебрачный ребенок воспринимается как проклятие на всю семью. «Вместе с девушкой я пытаюсь выяснить, кто из ее родственников или знакомых может поддержать ее, – объясняет Алла. – Возможно, это какая-то современная тетя из города или старшая сестра, которая учится в университете. Как правило, это помогает девушке успокоиться, прийти в себя.

Страх перед родителями бывает так велик, что некоторые молодые девушки начинают задумываться о суициде. «Ну что мама может сделать? – Спрашиваю я почти у всех девочек, боящихся открыться родителям. Оплеух надает? Ногами потопает? Покричит? Будет плакать? То есть проговариваю возможные реакции. И я подвожу девочку к пониманию, что в любом случае все эти реакции – такое парадоксальное проявление любви и заботы. Маме же тоже непросто – была дочка – маленькая девочка и вдруг сообщает, что сама скоро станет мамой!»

Звонят на Телефон не только женщины. Бывает, обращаются молодые люди, по-своему понявшие суть работы Телефона доверия и спрашивают: «А как нам сделать аборт?» В этих случаях психолог все-таки старается поговорить с женщиной. Алла объясняет почему: «Я точно знаю, что ей сказать. А с ним – есть такой тонкий момент, что если хоть чуть-чуть «перегнешь палку», он просто бросит трубку. Если ее нет рядом, спрашиваю, собирается ли он дальше продолжать отношения с этой женщиной. Если да, говорю, что именно он ставит под сомнение ее будущее материнство. Интересуюсь, не жалко ли своего ребенка? Иногда приходится брать себя в руки, чтобы совладать и со своим гневом и протестом: некоторые ведут себя довольно цинично …»

Вновь звонит телефон, Алла отвечает и по ее радостному голосу: «Молодец, Света, что дозвонилась! Я ждала, когда ты позвонишь!» – понимаю, что это и есть тот самый «важный звонок». Света еще раз подтверждает, что не изменит своего решения родить ребенка. И Алла, с улыбкой спросив о самочувствии девушки, передает трубку людям, занимающимся в фонде непосредственно вопросами помощи.

«Ей, оставшейся без матери, нужна и просто поддержка, одобрение более старшей женщины, и важно понимать, что она не безразлична другим людям, что кто-то рад тому, что она оставляет ребенка. А мы искренне рады. На самом деле опыт показывает, что женщине часто нужно именно понимание…», – говорит психолог.

Когда нарушено общение

Женщина, у которой уже есть дети, если чувствует поддержку мужа, почти не задумываясь, оставляет ребенка, несмотря на какие-то материальные трудности.

Гораздо труднее принять верное решение, если муж выступает против появления на свет малыша, мотивируя это тем, например, что незачем «нищету плодить».

«Все материальные обстоятельства жизни – от «мелкого жемчуга» до «пустых щей» оказываются относительными, а абсолютными остается моральная поддержка близких, – поясняет Алла.

– Отдельная проблема – нарушенная коммуникация между женщинами и мужчинами. Люди совершенно не умеют разговаривать друг с другом! А только способны предъявлять друг другу какие-то претензии, искать виноватого. Случается, звонит к нам женщина – обиженная или очень рассерженная. И начинает жаловаться на мужа.

В ответ я пытаюсь перевести взгляд женщины с ее мужа на нее саму: «Знаете, когда я Вас слушала, с одной стороны – Вы производили впечатление несчастного человека, с другой – нападающего. И мне, разговаривая с Вами, хотелось уйти на кухню и закрыть за собой дверь».

В ответ обычно раздается: «О! Он так и делает!» А потом мы начинаем разыгрывать диалог, как можно говорить с мужем без обвинений и укоров. Часто такая женщина перезванивает и рассказывает, что после разговора с мужем по-другому, внимательно и ласково, когда она показывала ему свое отношение и внимание, он соглашался, что, конечно, ребеночка – плод их любви, нужно обязательно оставить».

Случается, что женщины звонят после рождения ребенка и говорят спасибо. Но чаще – не перезванивают. Почему, объясняет Алла: «С одной стороны, для людей наш телефонный разговор – пройденный этап, и они идут дальше, им уже не нужно опираться на нас. Значит, мы хорошо делаем свою работу. С другой, ты вкладываешься, женщина становится тебе немножко родной, ты за нее переживаешь, а чем все закончилось, в большинстве случаев, не знаешь. И это тяжелый момент, с которым сталкиваешься при работе на Телефоне доверия».

Для тех, кто хочет помочь:

Благотворительный Фонд защиты семьи, материнства и детства  т.612-64-95, 656-09-17

Читайте также:

Право врача на отказ от абортаСпециальный корреспондент. Аборты.Я родилась в результате аборта (ВИДЕО)

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
В Госдуме предлагают проверять способность женихов и невест к деторождению до свадьбы

В сообщениях не указывается, каким образом будут в дальнейшем использоваться эти паспорта и сертификаты с данными…

Каждая четвертая беременность в мире заканчивается абортом

Число прерываний беременности в развитых странах сократилось до исторического минимума